Античные скульптуры фото

Античные скульптуры фото

Мраморы семейства Торлония

Отдыхающий козел из коллекции семейства Торлония

В римском Палаццо Каффарелли, входящем в состав Капитолийских музеев, открылась выставка античных скульптур из собрания аристократического семейства Торлония, которое искусствоведы называют «лучшей частной коллекцией скульптуры в мире», способной конкурировать с собраниями античного искусства в музеях Ватикана. Широкого доступа к коллекции Торлония не было никогда, а последние несколько десятилетий эти скульптуры вообще невозможно было увидеть.

Основателем династии Торлония был предприниматель и банкир Джованни Раймондо Торлония (1755–1829), за ведение финансовых дел Ватикана римские папы Пий VI и Пий VII даровали ему ряд дворянских титулов, а в 1803 году сделали его князем Чивителла-Чези. Первые предметы античной коллекции были куплены или обнаружены во время раскопок на территории поместья самим Джованни Раймондо. Затем коллекцию пополнял его сын Алессандро. Наиболее крупным поступлением стало собрание античной скульптуры знатного римского семейства Джустиниани, использованное для обеспечения ссуды и не выкупленное в срок.

В 1875 году Алессандро открыл Музей Торлония в римском районе Трастевере. Посетить музей можно было только по особому приглашению владельцев, так что взглянуть на античные скульптуры могли только гости семьи, высокопоставленные лица и некоторые ученые. В 1976 году семья Торлония закрыла музей под предлогом ремонта крыши. В результате дворец был перестроен в 93-комнатные апартаменты, а музей так и не открылся. Скульптуры отправлены на склад в подвале виллы Альбани, также принадлежащей семейству Торлония, где они постепенно покрывались пылью. Историки античности довольствовались фотографиями шедевров из каталога музея, изданного в 1884 году.

Коллекция в подвале. Фото: RCS Roma/archivioroma

С тех пор итальянское правительство не раз начинало переговоры с владельцами скульптур о продаже коллекции или о предоставлении ее для выставки, но безуспешно. В 2005 году семейство Торлония отклонило предложение продать коллекцию за 1,2 миллиарда евро. Соглашение о выставке, достигнутое в 2016 году, стало крупным прорывом, но проведение ее было отложено, поскольку в 2017 году умер глава семьи, князь Алессандро Торлония. Переговоры с наследниками заняли еще несколько лет, открытие выставки было запланировано на март этого года, но отменено из-за коронавирусной эпидемии. Теперь выставка, наконец, открыта, ожидается, что она будет действовать до 29 июня 2021 года.

Барельеф с кораблем в порту. Фото: Fondazione Torlonia/Lorenzo De Masi

Коллекция Торлония насчитывает 620 объектов, это скульптуры из мрамора или алебастра, саркофаги и другие предметы времен Римской империи. Среди них есть двадцать статуй Геркулеса, тридцать статуй Венеры и сто бюстов римских императоров. Жемчужинами коллекции считают «Гестию Джустиниани» (римская мраморная копия греческого бронзового оригинала V века до н. э.), мраморный рельеф с изображением портового города, а также рельеф с Гераклом, освобождающим Тесея и Пирифоя из царства Аида (IV век до н. э., школа Фидия).

На выставке «Мраморы Торлония: коллекционирование шедевров» представлено 96 скульптур. Один из залов целиком посвящен скульптурам, найденным в земле на территории поместья Торлония в XIX веке. В других залах представлены предметы, полученные семейством Торлония из коллекций семьи Альбани, скульптора Бартоломео Кавасеппи и маркиза Винченцо Джустиниани и других римских аристократических семейств.

Античные скульптуры в цвете: выставка NY Carlsberg Glyptotek (Копенгаген)

На переднем плане: Торс в панцире (Музей Акрополя, Афины, ок. 470 г. до н.э.) На заднем плане: голова воина с фронтона храма Афины Афайи на Эгине, около 480 г. до н.э. Это фото, как и следующие сделаны автором заметки в сентябре 2014 года на выставке «Античные скульптуры в цвете», проходившей в NY Carlsberg Glyptotek (Копенгаген)

Перед Вами небольшой фотоотчет посещения выставки «Transformations classical sculpture in colour» [Трансформация античной скульптуры в цвет], проходившей в NY Carlsberg Glyptotek (Копенгаген) с 13.09. по 07.12.2014.

Новая глиптотека Карлсберга (NY Carlsberg Glyptotek) — один из любимых европейских музеев и, по моему мнению, самый уютный. Постоянная экспозиция (включающая прекрасную коллекцию античной скульптуры) заслуживают отдельных заметок, которые со временем появятся в моем журнале.

Кумиры и поклонники. Классическая скульптура греческого Аполлона

Оказалось, что наше традиционное представление о скульптуре и архитектуре древних греков и римлян как белоснежных мраморных твердынях, не верно. Сформулировано оно было в Иоганном Винкельманом (Winckelmann) (1717-1768) в его фундаментальном труде «Истории искусства древности» (1764). Именно он вывел формулу: «Только белый цвет наделен истинной красотой».

В последующем французский археолог и архитектор Катрмер де Кенси (Quatremère de Quincy 1755–1849) опроверг и доказал, что античные скульптуры были первоначально разноцветными. Свои воззрения и гравюры, как должны выглядеть скульптуры, он изложил в редчайшей книги: Le Jupiter Olympien, ou l’art de la sculpture antique considéré sous un nouveau point de vue [Олимпиец Юпитер, или искусство античной скульптуры в новом свете]. Если интересно, я посвятил свою заметку этой книжной редкости и ее автору.

Конечно, у меня данный тезис вызвал огромное удивление. Получается, что все было разноцветным, подобно пасхальным яйцам. То есть разница между египетскими яркими статуями и саркофагами, и белоснежными римскими статуями, в качестве «лакокрасочного покрытия». То, что считалось эталоном, явилось следствием дождей и времени.

Цветные гравюры из книги Катрмера де Кенси [Олимпиец Юпитер, или искусство античной скульптуры в новом свете…] Le Jupiter Olympien, ou l’art de la sculpture antique considéré sous un nouveau point de vue. издания Дидо 1815. Посмотреть все гравюры и прочесть о книге.

Выставка проходит в разных городах под разными названиями. Первая прошла под названием «Bunte Götter» [«Пёстрые боги»] — в мюнхенской Глиптотеке с 15 декабря 2003 г. по 15 февраля 2004 г. Здесь можно посмотреть расписание выставок этой направленности.

(. ) Я не являюсь искусствоведом (претендую на библиофила:)), и буду очень рад, если кто-нибудь из Вас порекомендует литературу на русском языке на эту тему. В Европе я видел около 10 книг на эту тему, на вид фундаментальных. Но на немецком и французском — этим не обучен. Заранее спасибо.

Элемент Саркофага Александра Македонского (Сражение с персами)

Артемис из Помпей и Надгробная стела Аристиона (мастер Аристокл, Национальный музей, Афины, около 510 г. до н.э.)

Лев из Лутрак (ок. 550 г. до н.э.)

Элемент Саркофага Александра Македонского

Бронзовый бюст эфеба в диадеме

«Chiotissa», одна из статуй Коры с Афинского Акрополя

Одна из статуй Коры с Афинского Акрополя (?)

Кора Пеплофора («носящая пеплос») (Музей Акрополя, Афины, ок. 530 г. до н.э.)

Не удержался, фотография к выставке отношения не имеет, прекрасный зал античной скульптуры в NY Carlsberg Glyptotek, где репетирует оркестр.

В Старой Деревне представили открытое хранение античной скульптуры

В Реставрационно-хранительском центре Эрмитажа в Старой Деревне представили открытое хранение античной скульптуры. Статуи, бюсты, торсы, головы, рельефы и надписи на плитах, мраморные вазы и канделябры. Осколки великой цивилизации, которую называют колыбелью человечества.

В Старой Деревне представили открытое хранение античной скульптуры | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Все представленные античные памятники прежде были недоступны для обозрения, хранились в музейных кладовых. А сейчас они перед нами – на расстоянии вытянутой руки. Посетители Центра в Старой Деревне увидят подобие эрмитажного Римского дворика, где выставлены вазы, канделябры, статуи детей, галерею бюстов императоров, показывающую, сколь популярен был портрет, и лапидарий – коллекцию различных надписей на камнях.

– Открытые фондохранилища – это ноу-хау Эрмитажа, наш вклад в мировое музейное дело, – сказал на открытии Михаил Пиотровский. – Мы доказываем всем, что музейные коллекции должны быть доступны. Но речь идет не о примитивной доступности, а о сложной, когда используется особый вид экспонирования музейных предметов, особый подбор вещей. Когда посетители видят, как формировалось наше представление об античном искусстве, как складывались коллекции, как реставрировались вещи в разные эпохи. Надеюсь, у нас получился интересный, интригующий рассказ.

Анна Трофимова, заведующая отделом античного мира Эрмитажа, провела экскурсию для журналистов. По ее словам, в былые, не столь далекие времена значение имели только подлинники. Их и выставляли. В наше время стали ценить также искусные имитации, копии, подражания. Они ведь тоже могут многое прояснить в истории антиков. В большинстве своем античные предметы покупались в Италии, почти все реставрировались в XVII – XVIII веках. Сегодня признана ценность и этих реставраций.

В коллекции Джона Лайд Брауна, приобретенной в 1778 году императрицей Екатериной II, были не только оригиналы, но и копии. В Старой Деревне демонстрируется треножник, созданный в мастерской Бартоломео Кавачелли, скульптора, реставратора античных памятников.

Хранилище4_С.jpg

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

– Здесь интересен сюжет рельефа, – обратила внимание журналистов Анна Трофимова. – Видите? Жрица несет к алтарю отрубленную голову. Вероятно, он возник в воображении Кавачелли под влиянием библейской истории про Юдифь и Олоферна.

Необычный экспонат называется «Ногой триумфатора». Почему именно триумфатора? Потому что нога обута в сапожок, который не имели права носить обычные люди – только высокопоставленные военные, сенаторы.

Это закрытый сапог, к тому же украшенный мордочкой барса. В залах античного искусства Эрмитажа такие сапоги можно видеть на статуе бога Диониса. Сапоги простых легионеров были попроще. Но все равно, когда смотришь на эту ногу, не можешь отделаться от мысли, что в таких примерно сапогах древние римляне завоевали почти всю Европу. «Только пыль-пыль-пыль от шагающих сапог. »

Хранилище3_С.jpg

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Как рассказали реставраторы, нога в сапоге не фрагмент скульптуры. Она изначально изготавливалась как отдельный предмет: на верхнем срезе столь же высокое качество полировки, как и на других поверхностях. Сделана нога из восточного алебастра медового цвета с тональными переходами.

Мраморная Афродита из коллекции Джона Лайд Брауна – почти калека. От нее остался только торс, да и на нем одна грудь отбита. Но каким-то чудом Афродита все равно кажется прекрасной. Торс был найден на вилле Адриана в Тиволи, возможно, это работа Полихарма Родосского.

Среди надписей на каменных плитах много интересного. Потому что это – обычное, житейское, что приближает древних греков к нам и потому – как-то особенно волнует. Есть декрет о начале выборов в агорономы – людей, которые следили за порядком на рынках, соблюдением мер и весов. Помним, что Древняя Греция – родина демократии. Есть надгробные эпитафии – печальные, лирические, философские, горькие. Мне запомнился декрет, принятый в 340 году до н. э., – о том, что актерам нужно выплатить гонорар 500 драхм. Кстати, это были неплохие деньги, ведь хороший плащ стоил 10 – 20 драхм.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 59 (6897) от 06.04.2021 под заголовком «Нога триумфатора в Старой Деревне».

Бегите к Торлониа

Сергей Ходнев о выставке античной скульптуры, сенсационной даже по римским меркам

В Капитолийских музеях Рима проходит выставка «Мраморы Торлониа. Собирая шедевры». Девяносто два антика из величайшего частного собрания греко-римской скульптуры на свете — коллекции Торлониа — отреставрированы на средства компании Bvlgari и доступны для обозрения впервые за многие десятилетия

Фото: © Fondazione Torlonia

Фото: © Fondazione Torlonia

Неожиданности начинаются с первого же выставочного зала, где зрителя встречает ростовая бронзовая статуя героически обнаженного Германика: не мрамор (вопреки названию выставки), но зато стопроцентная драгоценность просто по определению. Бронза, в отличие от мрамора, который разве что на известь пережечь,— материал на свою беду очень практичный в смысле повторного использования, и прекрасному Германику досталось невероятное везение: не превратиться в какую-нибудь там горку пушечных ядер, но мирно пролежать в латинской земле до XIX столетия. А теперь открывать выставочную подборку древнеримской портретной скульптуры, в которой чего только нет. Основной блок, естественно, составляют известные по многим другим собраниям портретные бюсты Цезарей I–III веков и их супруг, но завершает его женский портрет константиновского времени (так называемая «Фауста Елена») с удивительно тонкой для упадочной поры классицизирующей лепкой лица. Ну а на старте — три ультраредких бюста республиканской еще эпохи, включая знаменитого «Старика из Отриколи», чью изрытую морщинами брюзгливую физиономию с позапрошлого столетия принято приводить в пример того, как с первых своих шагов портретное искусство классического Рима рвалось к психологически изощренному и иногда даже беспощадному «веризму».

И все же несколько десятков попавших на выставку в залах капитолийской виллы Каффарелли правителей, богов, богинь, атлетов, ваз, саркофагов — не только краткий курс истории античного ваяния, пусть и наглядный (за этим-то можно обратиться и по соседству — в основную экспозицию Капитолийских музеев). Это еще и новелла о собирательстве, археологии, менявшихся реставраторских приоритетах и перипетиях новоевропейского античного вкуса, в которой есть вдобавок другой сквозной сюжет — семейный.

Если помните, в «Графе Монте-Кристо» Альбер де Морсер, попав в заложники к римским разбойникам, просит друга раздобыть деньги на выкуп: «Бегите к Торлониа, возьмите у него четыре тысячи пиастров»,— а в ожидании исхода мирно спит в катакомбах: «Мне снилось, что я танцую галоп у Торлониа с графиней Г.». Виконт, как и Дюма, знал, о чем говорил: род Торлониа действительно находился в эту пору в зените великолепия, и вряд ли у кого-то еще в Риме можно было непринужденно выпросить среди ночи тысячи пиастров. Великолепие это, впрочем, было недавнее. Семья выходцев из Оверни поселилась в Риме ближе к концу XVIII века и поначалу торговала тканями, но быстро нашла настоящее золотое дно — банковское дело. Занимаясь финансами несчастных римских пап наполеоновского времени и ссужая им деньги, Торлониа стали своими людьми при дворе и в городе, потом сказочно разбогатели, потом получили многочисленные княжеские и герцогские титулы, потом породнились с великими фамилиями древней знати вроде Орсини и Колонна. Иными словами, в начале XIX века умудрились проделать тот же блистательный путь, который совершили их единичные коллеги эпохи Ренессанса.

И, как полагалось настоящей римской аристократии, Торлониа немедленно стали страстными коллекционерами древностей. Последние оказывались у них буквально под ногами: скупая земли в Риме и окрестностях, князья проводили там раскопки. Так были найдены и тот же бронзовый Германик, и аттический вотивный рельеф (единственный греческий оригинал на выставке), и несколько эллинистических атлетов, и горельеф с видом остийского «Августова порта», испещренный загадочными изображениями (тоже вотивного толка, видимо) и сохранивший следы первоначальной раскраски.

Но раскопками дело не ограничивалось: новые магнаты активно скупали оптом и в розницу мраморы, принадлежавшие другим, часто крайне знаменитым собирателям. В итоге в коллекцию Торлониа влились уники из собраний любимца титулованных путешественников XVIII века скульптора Бартоломео Кавачеппи, покровителя Винкельмана и Менгса кардинала Альбани, современника Бернини маркиза Винченцо Джустиниани, а также произведения, которые кочевали по римским дворцам и виллам с XVI, а то и с XV века, меняя владельцев и периодически служа натурой для влюбленных в древности заезжих художников.

Портрет Каракаллы, начало III века

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Портрет пожилого мужчины («Старик из Отриколи»), около 50 года до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Портрет девочки («Девочка из Вульчи»), ок. 50–40-х годов до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Мужской портрет («Евтидем Бактрианский»), конец III или начало I века до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

«Отдыхающая коза», конец I века (голова — XVII век)

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Надгробие с фигурой лежащей женщины, II век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Рельеф со сценой в лавке, II век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Нил (так называемый «Нил Барберини—Альбани»), I век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Бюст пьяного сатира, копия I века с эллинистического оригинала

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Фото: © Fondazione Torlonia

Портрет Каракаллы, начало III века

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Портрет пожилого мужчины («Старик из Отриколи»), около 50 года до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Портрет девочки («Девочка из Вульчи»), ок. 50–40-х годов до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Мужской портрет («Евтидем Бактрианский»), конец III или начало I века до н. э.

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

«Отдыхающая коза», конец I века (голова — XVII век)

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Надгробие с фигурой лежащей женщины, II век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Рельеф со сценой в лавке, II век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Нил (так называемый «Нил Барберини—Альбани»), I век

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Бюст пьяного сатира, копия I века с эллинистического оригинала

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Фото: © Fondazione Torlonia

Царственный «Нил Барберини» из темно-серого мрамора, у ног которого примостился крокодильчик, Улисс, прячущийся от Полифема под брюхом исполинского овна, строгая «Гестия Джустиниани», чьей холодной раннеклассической красотой восторгался Винкельман, гигантская «ваза Альбани» с несравненным циклом подвигов Геракла (наверняка украшавшая когда-то императорскую виллу) — все это только сливки: коллекция Торлониа насчитывает более шести сотен скульптур. Авторитетные кураторы Карло Гаспарри и Сальваторе Сеттис отобрали для выставки вещи демонстративно роскошные, вещи ходовые, вещи кричаще необычные (вроде погребального рельефа, с почти снейдерсовским смаком изображающего мясную лавку), но сберегли и историю бытования античных находок в донаучной европейской среде. Это тоже отдельный сюжет — Геркулес, собранный как пазл из разнокалиберных и разнородных мраморных фрагментов, и лежащий козел, голову которого изваял взамен утраченной сам Бернини, напоминают об эстетической жадности, хотевшей видеть античные статуи (уж в каком бы фрагментарном виде их ни извлекли на свет римские землекопы) непременно целыми и всесовершенными.

В этом смысле выставка — не только достижение научное и реставраторское, но еще и мемориал европейского неоклассицизма. Только экспонируются скульптуры не с той часто неудобной декоративностью, с какой их показывали в сиятельных собраниях XVIII — начала XIX века, а с наглядностью и удобствами современного выставочного дизайна — интерьеры, самую чуточку стилизованные под античность, создавало миланское бюро Дэвида Чипперфильда. Мемориал тем более ценный, что мраморы Торлониа последние полвека просто-напросто никто не видал: когда-то выставленные в приватном Музее Торлониа, они оказались затем в наглухо закрытых запасниках. Очевидно, нынешняя выставка — только начало, и великолепно отреставрированные мраморы ждет насыщенная экспозиционная судьба. Но у нее в любом случае будет совершенно особый оттенок. Великие коллекции Фарнезе, Людовизи, Барберини, Альтемпс давным-давно переместились в государственные музеи, и их провенанс — не более чем научное обстоятельство, мало что говорящее обычному посетителю. А собрание Торлониа этому memento mori успешно противостоит: оно — факт по-римски живой, причудливый и щедрый на занимательное красноречие.

«Эти мраморы будут путешествовать из музея в музей, из города в город»

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Фото: © Fondazione Torlonia / Photo Lorenzo De Masi

Авторы проекта выставки «Мраморы Торлониа» рассказали Елене Стафьевой о его истории

Лучия Боскаини, глава департамента наследия Bvlgari:
Мы познакомились с семьей Торлониа совсем по другому поводу. Девять лет назад мы пришли с синьором Николой Булгари на принадлежащую им виллу Альбани — довольно таинственное место в самом центре Рима с огромным парком; князь Алессандро Торлониа вел там совершенно закрытую жизнь до своей смерти в 2017 году. Увидеть его мне не пришлось, нас принимал его внучатый племянник Алессандро Пома Муриальдо — с тех пор между семьей и нашей компанией установились постоянные отношения. В 2016 году Алессандро-младший упомянул в разговоре, что они с Алессандро-старшим наконец достигли некоторых соглашений с министерством культуры по поводу Fondazione Torlonia. И я тут же спросила его, готовы ли они принять поддержку Bvlgari, потому что вновь явить миру эти сокровища — очень важное дело. Так было положено начало этому проекту, и мы надеемся, что наше сотрудничество будет продолжаться.
Пока мы полностью покрыли расходы на реставрацию всех 92 мраморов, выставленных сейчас в палаццо Каффарелли. Они долгое время находись в специальном хранилище в Трастевере, они были в приемлемом состоянии, но с нашей поддержкой была начата именно полноценная реставрация. Палаццо Каффарелли было специально отреставрировано для этой выставки по решению мэрии Рима на муниципальные средства.
Обычно мы делаем проекты с общественными институциями — памятниками или музеями,— которым нужны частные деньги. Торлониа — частная коллекция, и это непривычно для нас, но сейчас эта частная коллекция становится общественным достоянием: мраморы, которые сейчас выставлены, будут путешествовать из музея в музей, из города в город, среди этих городов может оказаться и Москва. Уже достигнуты соглашения с Лувром, с вашингтонской Национальной галереей и Британским музеем. У этой коллекции большое будущее, мы бы хотели принять в нем участие, и есть разные сценарии этого участия. Это определенно будут самые долгие отношения в истории культурных проектов Bvlgari.

Читайте также  Этнический состав греции

Карлотта Ловерини Ботта, управляющий директор Fondazione Torlonia:
Музей Торлониа был создан герцогом Алессандро Торлониа в 1875 году. Коллекция была разделена на залы и организована с большим пониманием. Более того, он заказал братьям Висконти каталог-резоне — и это был первый каталог с фотографическим репродукциями всех 620 предметов, то есть было намерение зафиксировать и сохранить всю информацию о собрании. Во время войны министерство культуры попросило семью Торлониа перенести часть статуй на виллу Альбани, где они были в большей безопасности. После войны семья хотела вновь открыть музей, но поместить его где-то недалеко от виллы Альбани. Обсуждалось три проекта, но дело так и не продвинулось из-за бюрократических проблем.
Относительно недавно возникла идея взять относительно небольшую группу мраморов, реставрировать и выставить их. И этот проект очень успешно реализован. Теперь, когда эти мраморы отправятся в мировое турне, итальянское правительство, семья и Fondazione Torlonia будут дальше работать вместе, чтобы найти подходящее пространство для других скульптур. В то же самое время лаборатория, которую фонд открыл на вилле Альбани, будет продолжать реставрацию оставшихся скульптур.

доктор Анна Мария Карруба, руководитель группы реставраторов:
Все статуи остались такими, какими они попали в коллекцию Торлониа, все исторические вмешательства сохранены, по ним видно, что у них долгая история. Их надо было почистить и зафиксировать графически и описательно все интервенции в течение этой истории, которых было особенно много в XVIII-XIX веках.
Сейчас мы имеем дело с коллекцией Торлониа, но эти скульптуры прежде принадлежали другим коллекциям — Джустиниани, Альбани и другим. Тогдашний подход к коллекционированию был энциклопедическим — в коллекции должны были быть императоры, боги, атлеты, герои. Допустим, у владельца коллекции не было Геркулеса, но было несколько атлетов, и он мог отдать их мастеру, чтобы тот сделал Геркулеса. Кроме того, считалось недопустимым иметь в парке статуи без носа или без руки — было принято, чтобы они имели гармонический законченный вид. Наша задача состояла в том, чтобы понять, что и когда было добавлено в скульптуру, потому что тогда, в XVIII–XIX веках, недостатка во фрагментах не было — были мастерские, где хранились руки, где хранились торсы, головы и т. д. Сейчас, конечно, подход к реставрации кардинально изменился, но я считаю, что тогдашние мастера обладали превосходным вкусом и добились прекрасных результатов. Среди них были большие скульпторы, семья Бернини, Канова и его ученики. И хотя эти статуи были составлены, в них не было никакой неестественности.
Сейчас в некоторых случаях убирают исторические интервенции, но я не поклонница такого подхода и считаю, что они могут быть очень ценными сами по себе. Например, на выставке есть скульптура козла: это вполне заурядное античное тело, но голову сделал Бернини — и она придает этому мрамору характер.

Какими на самом деле были античные скульптуры (Фото)

Какими на самом деле были античные скульптуры (Фото)

При помощи рентгена, инфракрасного и ультрафиолетового излучений, ученые воссоздали копии известных древнегреческих и древнеримских скульптур.

  • Link
  • Viber
  • Facebook
  • Twitter
  • WhatsApp
  • Telegram
  • Gmail
  • Подпишись на TELEGRAM Подписаться
  • Читайте Telegraf.com.ua в Google News

Прибыл грузовой самолет с помощью.

  • Украина
  • Украина
  • Украина
  • Политика
  • Мир
  • Последнее
  • Для вас
  • Важное

Арсен Аваков на самоизоляции.

Надежде Савченко сулят возвращение в политику

Украинский лидер придумал способ повлиять на РФ

Согласится ли российская сторона, пока неизвестно

Съемочная группа шокирована произошедшей трагедией

Технику безопасности на съемочной площадке никто не отменял, но случилась трагедия

Жители столицы будут платить за тепло дороже, но это неточно

1654 или 2381 гривна за 1 Гкал — сколько будут платить киевляне за тепло

Надежде Савченко сулят возвращение в политику

После скандала Савченко назвали лидером антивакцинаторов в Украине

Народный депутат Украины Ирина Верещук

В Офисе президента задумали масштабную рокировку в правительстве

Уголь и суд соединил судьбы казалось бы разных людей

Потянет ли за собой свои связи в судах обвиняемый в госизмене нардеп Виктор Медведчук

Водитель избил пассажира

Водитель маршрутки жестоко избил военного, отправив того в больницу, после чего пытался подключить отца, чтобы решить проблему

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector