Богиня неизбежности у греков

Богиня неизбежности у греков

Персонажи

Сын Гермеса (либо сын Посейдона и наяды Фронии). Другие называют его сыном аргонавта Менетия и, таким образом, братом Патрокла. Согласно Птолемею Гефестиону, брат Патрокла. Родом из Локриды Опунтской.

Один из главнейших героев древнегреческого национального эпоса, сын микенского царя Атрея и Аэропы, предводитель греческого войска во время Троянской войны.

Бог — владыка царства мертвых.

Сын Аристея и Автонои, внук Аполлона и Кирены. Его воспитывал кентавр Хирон, учивший его охоте. Участник индийского похода Диониса. Состязался на колесницах в играх по Офельту.

Alexander_the_Great

Македонский царь с 336 до н. э. из династии Аргеадов, полководец, создатель мировой державы.

Сын тиринфского царя Алкея и дочери Пелопа Астидамии, внук Персея. Амфитрион принял участие в войне против обитавших на острове Тафос телебоев, которую вёл его дядя микенский царь Электрион.

Богиня необходимости, неизбежности, рока, судьбы и предопределённости свыше.

Герой мифов, великан, сын Посейдона и Земли Геи. Земля давала своему сыну силу, благодаря которой никто не мог совладать с ним.

Друг и советник Приама, самый благоразумный из старейшин Трои. Призывал помириться с ахейцами и вернуть Елену Менелаю.

Бог солнечного света. Греки изображали его в виде прекрасного юноши.

Бог вероломной войны, сын Зевса и Геры.

Богиня охоты и природы.

Бог врачебного исскуства, сын Аполлона и нимфы Корониды.

Одна из трех мойр, перерезающая нить судьбы и обрывающая человеческую жизнь.

Афина-Паллада, дочь Зевса, родившаяся из его головы в полном боевом вооружении. Одна из наиболее почитаемых греческих богинь, богиня справедливой войны и мудрости, покровительница знаний.

Также — Киферея, Урания. Богиня любви и красоты. Она родилась от брака Зевса и богини Дионы (по другой легенде — вышла из морской пены).

В греческой мифологии один из величайших героев, сын царя Пелея, царя мирмидонов и морской богини Фетиды, внук Эака, главный герой Илиады.

Сын Теламона, царя Саламина, и Перибеи. Двоюродный брат Ахилла.

Древнегреческий герой, сын Оилея, царя локров, и нимфы Рены.

Персидский юноша-евнух, ставший любимцем и любовником Александра Великого.

Bagoas (eunuch-vizier)

Доверенный евнух царя Артаксеркса III.

Один из главных героев старшего поколения, сын коринфского царя Главка (по другим источникам, бога Посейдона), внук Сизифа. Первоначальное имя Беллерофонта — Гиппоной.

Бог северного ветра, сын титана Астрея (звездного неба) и титаниды Эос (утренней зари), брат Зефира и Нота. Изображался крылатым, длинноволосым, бородатым, могучим божеством.

Девушка, созданная скульптором Пигмалионом из слоновой кости и оживленная богиней любви Афродитой. Впоследствии стала женой Пигмалиона.

Прекрасный юноша, сын троянского царя Троса и Каллирои, из-за своей необыкновенной красоты был похищен Зевсом и перенесён на Олимп.

Дочь Зевса и Геры, богиня юности. Сестра Ареса и Илифии. Прислуживала богам-олимпийцам на пирах.

Богиня мрака, ночных видений и чародейства, покровительница колдунов.

Один из главных героев Троянской войны. Герой был сыном Гекубы и Приама — царя Трои. По преданию, он убил первого грека, ступившего на землю Трои.

Вторая жена Приама, последняя царица Трои.

Сын Приама и Гекубы, брат-близнец Кассандры, прорицатель. Взят в плен Одиссеем; рассказал ахейцам, как можно взять Трою.

Бог Солнца, брат Селены (богини Луны) и Эос (утренней зари). В поздней античности отождествлялся с Аполлоном, богом солнечного света.

Богиня дневного света, олицетворения дня, рожденная Никтой и Эребом. Часто отождествлялась с Эос.

Верховная олимпийская богиня, сестра и третья супруга Зевса, дочь Реи и Кроноса, сестра Аида, Гестии, Деметры и Посейдона. Гера считалась покровительницей брака.

Национальный герой греков. Сын Зевса и смертной женщины Алкмены. Одаренный могучею силой, исполнил самые тяжелые работы на земле и совершил великие подвиги. Искупив свои грехи, взошел на Олимп и достиг бессмертия.

Сын Зевса и Майи, один из самых , многозначных греческих богов. Покровитель странников, ремесел, торговли, воров. Обладающий даром красноречия.

Богиня домашнего очага и огня.

Сын Зевса и Геры, бог огня и кузнечного дела. Считался покровителем ремесленников.

Ближайший друг Александра Македонского и один из его полководцев.

Мать-земля, праматерь всех богов и людей.

Божество сна, сын Никты (Ночи). Его изображали в виде крылатого юноши.

Наиболее известная из трех сестёр горгон, чудовище с женским лицом и змеями вместо волос. Псевдо-Аполлодор. Младшая дочь морского старца Форка и Кето (по другой версии, дочь Горгона). Единственная смертная из горгон.

Дочь Акрисия, царя Аргосского и Евридики. Зевс, пленившись ее красотой, проник к ней в виде золотого дождя и оплодотворил её, у неё родился сын Персей.

Прекрасная нимфа, дочь земли Геи и фессалийского речного бога Пенея (в Элиде), либо речного бога Ладона из Аркадии, либо дочь Амикла.

Выдающийся художник и инженер, считавшийся изобретателем разных инструментов, а также построивший лабиринт на острове Крит.

Сын Приама и Гекубы. Муж Елены после гибели Париса.

Один из сыновей Ареса и Афродиты, бог ужаса.

Богиня плодородия и земледелия.

Сын этолийского царя Тидея и дочери Адраста Дейпилы. Вместе с Адрастом принимал участие в походе и разорении Фив. Как один из женихов Елены Диомед сражался впоследствии под Троей, возглавляя ополчение на 80 кораблях.

Также Вакх, Бахус. Бог виноградарства и виноделия, объект целого ряда культов и мистерий. Изображался то в виде тучного пожилого мужчины, то в виде юноши с венком из виноградных листьев на голове.

Богиня неизбежности у греков

БОГИ И БОГИНИ В ГРЕЧЕСКОЙ МИФОЛОГИИ — ЮМОР — 2021

  • 2021

В мифологии богов и богинь называют бессмертным, сверхъестественным существом, которое является предметом традиционных священных историй. В религии они известны как бессмертное, сверхъестественное существо, которое является объектом поклонения и молитвы. Например, в древнескандинавской мифологии Асгард был домом богов. Исследуйте греческую мифологию и религию и узнайте, как появились бог и богиня, а также их характеристики и популярность.

Греческая мифология

Через греков и римлян в мифологии рассказывали различные истории, изображающие сверхчеловеческие существа и божества, которые были связаны с людьми на разных уровнях где-то между хорошим и плохим или нейтральным. По сравнению с людьми, боги и богини имели различную степень сверхдержав и / или культурного влияния. Например, Зевс известен как царь богов, Гера — богиня брака, а Гермеса можно назвать посланником богов.

Главные греческие боги и богини

Ниже приведен список главных богов и богинь в греческой религии и мифологии, включая двенадцать олимпийцев, которые являются главными божествами греческого пантеона, священного здания, которое в конечном итоге стало Афинской империей. Большинство из тех, кто перечислен ниже, изображены в искусстве и поэзии, но наиболее популярные олимпийцы, такие как Зевс, Гера, Посейдон, Деметра и многие другие, относятся к числу наиболее популярных.

  • Ахлис: богиня ядов и «Туман смерти», и олицетворение страдания и грусти.
  • Aion: бог вечности, олицетворяющий циклическое и неограниченное время.
  • Эфир: бог света и верхних слоев атмосферы.
  • Ананке: богиня неизбежности, принуждения и необходимости.
  • Хаос: персонификация небытия, из которой возникло все существование.
  • Хронос: бог эмпирического времени, иногда приравниваемый к Айону.
  • Эребус: бог тьмы и тени.
  • Эрос: бог любви и влечения.
  • Хемера: богиня дня.
  • Гипнос: персонификация сна.
  • Гайя (Gaea): персонификация Земли (Мать-Земля); Мать Титанов.
  • Немезида: богиня возмездия.
  • Несой: богини островов и моря.
  • Никс: богиня ночи.
  • Уран: бог небес (Отец Небо); Отец Титанов.
  • Ourea: боги гор.
  • Фанес: бог размножения в орфийской традиции.
  • Понт: бог моря, отец рыб и других морских существ.
  • Тартар: Бог самой глубокой и темной части подземного мира, Тартарской ямы.
  • Таласса: олицетворение моря и супруги Понта.
  • Танатос: Бог смерти.

Супер существа в других культурах

Греция не единственная культура с богами и богинями. Фактически, есть боги и богини во всех типах различных культур, от ацтеков до шумеров. Этим духовным существам на протяжении всей истории поклонялись в разных местах от Греции до Египта и Рима. Например, в Египте существует более пятидесяти разных богов и богинь из древних племен. Их боги, как правило, частично или полностью воплощались животными и почитались их народом. Излишне говорить, что многие культуры имеют свой особый список богов и богинь и имеют исторический фон.

О чем народы говорят с коронавирусом

Чтобы отвлечь людей от страха перед возможным заражением коронавирусом, СМИ то и дело задают российским писателям-фантастам и футурологам вопрос, как изменится жизнь в мире после неизбежной победы над пандемией. Популярный ответ: мы наблюдаем похороны глобализации.

(подкаст выпуска находится здесь)

Мир будущего — это, дескать, национальные государства, устанавливающие новые альянсы и жестко регламентирующие жизнь граждан в своих границах. Дистопия мира после мировых войн. Понятно, почему такая аберрация возникает в головах постсоветских властителей протухших советских дум и догм. Не совсем понятна их уверенность в победе над ныне бушующим вирусом COVID-19.

Между тем, и для многих политиков, а также, например, для деятелей церкви и для ученых, этот вирус (вернее, гигантская популяция вирусов — нежизнеспособных недосуществ) обладает собственной субъектностью. Это — молчаливая и довольно хитроумная личность, к появлению которой человечество было подготовлено десятками фильмов ужасов и старыми сказками. В центре триллеров — воплощение нечистой силы, которая ставит под вопрос основные декларируемые ценности данного общества.

Свойства субъекта, воплощающего нечистую силу, определяются на основании целей, которые тот перед собой ставит. В фильме Йоргоса Лантимоса «Убийство священного оленя» нечистая сила заставляет семью выбрать жертву и, во избежание гибели всех, собственными руками убить одного из детей. Все так, как в настоящей греческой трагедии.

Стоит задуматься, отчего богини судьбы, рока, кары у греков и римлян — это сплоченные коллективы — мойры и эриннии, грайи и парки — поодиночке бессильны. То у них один глаз на троих, то один зуб, но действуют они весьма эффективно, когда обнаруживается то, за что можно и полагается напасть или потянуть.

Популяция вирусов COVID-19 обладает некой специфической злокозненностью. Считается, что, нападая на текущую человеческую популяцию, этот вирус щадит тех, что покрепче, а отбраковывает ветхих и больных. Поскольку лекарства от врага пока не существует, государства по-разному готовятся к нападению. Более стоические (например, шведы и белорусы) готовы подпустить врага поближе. Они говорят, что неизбежность жертвоприношения не должна так уж осложнять жизнь того большинства граждан, которое переболеет «короной» как легким насморком: тракторист защищен от судьбы своим атрибутом — трактором. А если не повезет, умрет геройской смертью. Недаром президент Лукашенко, стоя на хоккейном льду, напомнил корреспондентке слова Долорес Ибаррури: «Лучше умереть стоя, чем жить на коленях». Довольно неожиданно, что именно этот муж выбрал в качестве сценарного образца древнегреческую трагедию.

В странах, имевших в прошлом более печальный опыт активной сознательной отбраковки «негодного человеческого материала», — другая тактика, основанная на максимальной защите самых уязвимых, т.е. больных, старых, слабых, — людей, которые и без того уже налегли на социальную систему. Им до сауны с водкой, а тем более до трактора «Беларусь», уже не добраться.

Зададим вопрос адвоката дьявола. Вместо того, чтобы прагматично воспользоваться редкой объективной возможностью и разгрузить популяцию от тех, кого приходится годами держать на этом свете, отнимая ресурсы, например, у системы образования, человечество решило придать своей борьбе с COVID-19 принципиальное качество — намерение отбить у болезни как можно больше тех, кому суждено было умереть. Это — героический акт сопротивления судьбе. Удар приняли, например, итальянские врачи, которые заразились, пытаясь спасти стариков в домах для престарелых на севере Италии.

С точки зрения дьявола, смерть этих врачей была напрасной. Некоторые думают, что и для остальной популяции было бы полезнее, если бы умерли тщетно цепляющиеся за жизнь старики, а не эти молодые специалисты, которые могли бы жить и жить.

Когда решение, например, о том, кому давать аппарат ИВЛ, принимает конкретный врач или конкретная медсестра, то спасительная трубка, говорят, достается тому, у кого выше шанс вылечиться, и не достается тому, кто объективно ближе к могиле. Не знаю, так ли это. Но у нас ведь три поколения выросли людей, в которых впихивалась этика фадеевского «Разгрома», где героические красноармейцы грабят и обрекают на смерть семью корейца, оставшуюся без пропитания.

Но на уровне популяции коронавирус показал все же нечто совсем другое. Он показал, что рациональность и установившаяся всемирная солидарность сосредоточена на спасении как раз тех, кто и без всякого COVID-19 находится одной ногой в могиле.

Победить вирус было бы легче всего, если бы сообщества государств и народов разрешили вирусному субъекту поураганить, потом просто похоронить всех умерших, а выжившему большинству — вернуться к повестке дня, выработав иммунитет против нового вируса и изготовив вакцину на будущее.

Такая победа над вирусом означала бы, однако, капитуляцию, или принятие тех самых условий, которые этот субъект, по-видимому, поставил человечеству. Вот почему ограничение поля действия вируса идет рука об руку с сохранением ценностей открытого общества и самой жизни тех, за кем он пришел. Это противостояние, возможно, приведет всех к колоссальным экономическим потерям и к потере качества жизни. Особенно обидно, когда ради спасения мало ценных жизней стариков в жертву приносится гораздо более ценная молодая жизнь. Это так в каждой отдельной семье, в каждой конкретной биографии. Но вот на уровне популяции в целом важнее всего сохранение принципа человечности. Вот почему, после того как через год-полтора вирус объявят побежденным, глобализация продолжится, а службы противостояния подобным инфекциям приобретут наднациональную юрисдикцию. Вместе с тем, углубится понимание и совсем другого права людей, дальнейшее существование которых сулит им только муки, —права на эвтаназию. Но и это право —личное, а не популяционное.

А как популяцию — да, нас как популяцию сейчас изучает коронавирус.

А популяцию вирусов изучают немногочисленные ученые — в попытке защитить не лучших из нас, а всех.

РассылкаПолучайте новости в реальном времени с помощью уведомлений RFI

Аллегория бессмертия

Несколько лет назад социологи «Левада-центра» обратились к прохожим с необычным вопросом: «Хотите ли вы жить вечно?» Казалось бы, кого не прельщает жизнь вечная? Но итоги опроса удивили: 62% россиян не хотят для себя подобной судьбы. Вопрос о бессмертии задавали и атеистам, и православным, и мусульманам, и представителям других конфессий. Интересно, что ответили бы на вопрос социологов люди, жившие в древности?

Джулио Романо (1492—1546). Аллегория Бессмертия. Около 1540 / ©Getty Images

Древние греки были одержимы идеей вечной молодости и вечной жизни. В мифах, поэзии и философии они уделяли значительное внимание желанию оставаться молодыми и жить вечно. Обладать бессмертием, подобно богам, стало бы высшим достижением, но греки также прекрасно понимали, какие отрезвляющие последствия могут иметь подобные блага.

Для древних эллинов жизнь мужчин и женщин измерялась хроносом — временем, разделенным на прошлое, настоящее и будущее. Но если бы люди дрейфовали в бесконечном времени, эоне, что случилось бы с воспоминаниями или любовью? Как может человеческий мозг, вместивший 70 или 80 лет воспоминаний, справиться с хранением столетий или тысячелетий?

Звенья, соединяющие память, любовь и смертность, встречаются в «Одиссее» Гомера. В эпической десятилетней попытке Одиссея добраться до своего дома в Итаке после Троянской войны он был задержан против воли нимфой Калипсо. Она держит Одиссея в качестве своего любовника в течение семи лет. Прелестная нимфа предлагает ему вечную молодость и бессмертие, если мужчина останется с ней на острове навсегда. Калипсо не может поверить, когда Одиссей отказывается от такого щедрого подарка. Другие боги настаивают на том, что Калипсо должна уважать желание Одиссея построить плот, чтобы попытаться вернуться к жене, семье, друзьям и прожить остаток дней на родной земле. Как объясняет Одиссей Калипсо: «Не рассердись на меня, богиня-владычица! Знаю сам хорошо я, насколько жалка по сравнению с тобою ростом и видом своим разумная Пенелопея. Смертна она — ни смерти, ни старости ты не подвластна. Все ж и при этом желаю и рвусь я все дни непрерывно снова вернуться домой» («Одиссея», перевод В. Вересаева).

Хронос (Крон, Сатурн). Жан-Батист Мозес / ©grekomania.ru

Бессмертная Калипсо не может понять тоску Одиссея по жене и ностальгию по дому. Словами Одиссея древняя поэма выражает одно из самых важных различий между богами и смертными: люди связаны друг с другом и со своей Родиной. Герой поэмы знает, что он потеряет свою личность, драгоценную не только для него, но и для его семьи и друзей, если решит получить бессмертие.

Стремление к бессмертию порождает и другие опасения. В отличие от людей, бессмертные боги не изменяются и не учатся. Без угрозы опасности для жизни, стало бы самопожертвование героическим подвигом и славой? Как и сопереживание, эти идеалы — чисто человеческие, и они особенно заметны в воинской культуре, культуре Древней Греции и античного Рима. Бессмертные боги и богини греческой мифологии могущественны, но никто не называет их мужественными. Бессмертные боги по самой своей природе никогда не могут играть на высоких ставках или рисковать жизнью.

Одиссей и Калипсо, кадр из кинофильма «Странствия Одиссея» (1954).

Согласно Геродоту, элитная пехота из десяти тысяч воинов в Персидской империи VI и V веках до нашей эры называла себя «бессмертными», однако не потому, что они хотели жить вечно, а потому, что знали: их число всегда останется неизменным. Уверенность в том, что столь же доблестный воин немедленно займет место убитого или раненого бойца, обеспечивая тем самым «бессмертие» подразделения, укрепляла чувство сплоченности и гордости. Непреходящая привлекательность этой концепции очевидна в названии «бессмертные», которое было принято Сасанидской и Византийской кавалерией, императорской гвардией Наполеона и иранской армией 1941-1979 годов.

В месопотамском эпосе «Гильгамеш» товарищи Энкиду и Гильгамеш героически встречают смерть, утешая себя тем, что по крайней мере их слава будет вечной. Эта идея воплощена в древнегреческом идеале «нетленной славы».

Клинописная табличка с текстом эпоса о Гильгамеше / ©polit.ru

В греческой мифологии настоящие герои и героини не стремятся к физическому бессмертию. Ни один настоящий герой не желает умереть от старости. Умереть молодым и красивым в благородной битве с достойным противником — вот само определение мифического героизма. Даже варварские Амазонки из греческих легенд достигают этого хваленого героического статуса, храбро погибая в бою.

Этот выбор содержится и в легендах о нартах Кавказа, мужчинах и женщинах, живших в Золотой век героев. Нартские саги объединяют древние индоевропейские мифы и евразийский фольклор. В одной саге Творец спрашивает: «Хотите ли вы быть малочисленным племенем и прожить короткий век, но завоевать великую славу? Или предпочитаете, чтобы ваше число было велико и чтобы имели много еды и питья и прожили долгую жизнь, никогда не зная ни битвы, ни славы?». Ответ нартов звучит так же, как и викингов поздних времен, жаждавших Валгаллы: «Жить быстро». Они предпочитают оставаться малочисленными и совершать великие подвиги: «Мы не хотим быть похожими на скот. Мы хотим жить с человеческим достоинством».

Им вторит в своих размышлениях римский император и философ-стоик Марк Аврелий, который связывал принятие смерти с обязанностью прожить свою короткую хрупкую жизнь с достоинством и честью.

Марк Аврелий. Римская скульптура

Многие древние рассказы путешественников упиваются описаниями сказочных утопий, где люди счастливы, здоровы, свободны и бессмертны. Ранний пример идеи о том, что источник молодости или источник долголетия можно найти в какой-то экзотической стране Востока, появляется в трудах Ктесия — греческого врача, жившего в Вавилоне и писавшего о чудесах Индии в V веке до нашей эры. Примерно тогда же повествует о долгожителях эфиопах, которые обязаны своим 120-летним сроком жизни диете из молока и мяса. Позднее анонимный греческий географ, живший в Антиохии или Александрии (IV век нашей эры) писал о восточной стране, где едят дикий мед и перец и доживают до 120 лет. Любопытно, что 120 лет — это максимальная продолжительность человеческой жизни, предложенная некоторыми современными учеными.

Плиний Старший упоминал о группе людей в Индии, которые жили в течение тысячелетий. Индия также фигурирует во многих легендах, возникших после смерти Александра Македонского, собранных в арабских, греческих, армянских и других версиях Александрийского романа (III век до нашей эры — VI век нашей эры). Говорили, что молодой завоеватель мира жаждал бессмертия. В какой-то момент Александр вступает в философский диалог с индийскими мудрецами. Он спрашивает: «Как долго человеку стоит жить?» Они отвечают: «До тех пор, пока он не считает смерть лучше жизни». В своих походах Александр постоянно сталкивается с препятствиями в поисках воды вечной жизни и встречает фантастических мудрецов, которые предостерегают его от подобных поисков. Мечта найти волшебные воды бессмертия сохранилась в средневековом европейском фольклоре. Легендарный путешественник-сказочник пресвитер Иоанн, например, утверждал, что купание в фонтане молодости вернет человека к идеальному возрасту 32 лет и что омоложение можно повторять столько раз, сколько захочется.

Читайте также  Календарь марафонов в европе

Источник молодости. Лукас Кранах Старший, 1546

На другом конце света, в Китае, несколько императоров мечтали открыть эликсир бессмертия. Самым известным искателем был Цинь Шихуанди, родившийся в 259 году до нашей эры, спустя примерно столетие после Александра Македонского. Даосские легенды рассказывали о людях, которые никогда не старели и не умирали, потому что выращивали особую траву на легендарных горах или островах. В 219 году до нашей эры Цинь Шихуанди послал алхимика и три тысячи молодых людей, чтобы попытаться найти эликсир. Больше их никто не видел.

Император искал магов и других алхимиков, смешивавших различные бульоны, содержащие ингредиенты, которые, как считалось, искусственно давали долголетие, — от столетних черепашьих панцирей до тяжелых металлов. Однако все поиски завершились крахом: Цинь Шихуанди умер в «преклонном» возрасте — в 49 лет, в 210 году до нашей эры. Но мы и сегодня помним этого императора, его бессмертие проявилось в том, что Цинь Шихуанди стал первым императором объединенного Китая: он был строителем Великой стены, Великого канала Линьцю и великолепного мавзолея, охраняемого шестью тысячами терракотовых воинов.

Недостатки, присущие стремлению к бессмертию, обнаруживаются в мифах о бесстрашных смертных героях. Возьмем случай с Ахиллесом. Когда он родился, его мать, Нереида Фетида, стремилась сделать его неуязвимым. И она окунула младенца в реку Стикс, чтобы он был бессмертным. Фетида держала Ахилла за пятку, которая стала его уязвимым местом. Много лет спустя, на поле битвы под Троей, несмотря на всю свою доблесть, греческий воин погиб не в почетном поединке лицом к лицу, на который надеялся. Ахилл умер бесславно, потому что стрела, пущенная лучником, попала ему в пятку.

Ахилл и Пентесилея. Рисунок на древнегреческой амфоре

Многие древние мифы также задаются вопросом: может ли бессмертие гарантировать свободу от страданий и горя? Например, в месопотамском эпосе Гильгамеш возмущается тем, что только боги живут вечно, и отправляется на поиски бессмертия. Но если бы Гильгамеш достиг мечты о вечной жизни, ему пришлось бы вечно оплакивать потерю своего дорогого смертного спутника Энкиду.

Некоторые древнегреческие мифы предупреждают, что обман смерти вызывает хаос на земле и влечет за собой тяжкие страдания. Сизифов труд — клише, обозначающее бесполезную работу, но мало кто помнит, почему Сизиф должен вечно тащить валун на вершину холма. Сизиф, легендарный тиран Коринфа, был известен жестокостью, коварством и обманом. Согласно мифу, он хитростью захватил и связал Танатоса (смерть) цепями. Теперь ни одно живое существо на земле не могло умереть. Этот поступок не только нарушил естественный порядок вещей и угрожал перенаселению, но и не позволял никому приносить в жертву богам животных или есть мясо. Что будет с политикой и обществом, если тираны будут жить вечно? Более того, мужчины и женщины, которые были стары, больны или ранены, обрекались на бесконечные страдания. Бог войны Арес рассвирепел из-за выходки Сизифа больше всех, потому что, если никто не мог умереть, война перестает быть серьезным предприятием. В одной из версий мифа Арес освободил Танатоса и отдал Сизифа в руки смерти. Но затем, оказавшись в подземном мире, хитрый Сизиф смог убедить богов отпустить его, чтобы временно вернуться к живым и заняться каким-то незаконченным делом. Так он снова выскользнул из объятий смерти. В конце концов, Сизиф умер от старости, но его никогда не причисляли к теням мертвых, бесполезно порхающим по Аиду. Вместо этого он проводит вечность на каторжных работах. История Сизифа была темой трагедий Эсхила, Софокла и Еврипида.

Тантал был еще одной фигурой, которую вечно наказывали за проступки против богов. Одним из его преступлений была попытка украсть божественную амброзию и нектар, чтобы сделать людей бессмертными с помощью этих эликсиров. Интересно, что мифическим ключом к вечной молодости и жизни было питание: у богов имелась особая диета из животворящей пищи и питья. Примечательно, что питание — это общий знаменатель, отличающий живое от неживого в биологической системе Аристотеля. Надеясь разгадать тайны долголетия, Аристотель исследовал старение, увядание и смерть в своих трактатах «О долготе и краткости жизни», «О юности и старости, о жизни и смерти и о дыхании». Научные теории Аристотеля заключали, что старение контролируется воспроизводством, регенерацией и питанием. Как отмечал философ, бесплодные существа живут дольше, чем те, которые истощают энергию в сексуальной деятельности.

Аристотель, картина Франческо Айеца

Миф об Эосе и Титоне — драматическая иллюстрация проклятий, которые таятся в желании превзойти естественную продолжительность человеческой жизни. Сказание о Титоне довольно древнее, впервые изложенное в гомеровских гимнах, составленных примерно в VII-VI веках до нашей эры. История повествует о том, как Эос (или Аврора, богиня утренней зари) влюбилась в красивого молодого певца-музыканта Трои по имени Титон. Эос взяла Титона в небесную обитель на краю земли, чтобы он стал ее любовником.

Не в силах смириться с неизбежной смертью возлюбленного, Эос горячо просила для Титона вечной жизни. По некоторым версиям, Титон сам стремился стать бессмертным. Во всяком случае, боги исполнили просьбу. Однако согласно типичной сказочной логике дьявол кроется в деталях: Эос забыла указать вечную молодость для Титона. Когда отвратительная старость начинает его тяготить, Эос впадает в отчаяние. В печали она помещает своего престарелого возлюбленного в комнату за золотыми дверями, где он остается навечно. Там, лишенный памяти и даже сил двигаться, Титон бормочет что-то бесконечное. В некоторых версиях он съеживается, превращаясь в цикаду, чье монотонное пение — нескончаемая мольба о смерти.

Титон воплощает в себе суровую историю: для людей чрезмерная жизнь может стать более ужасной и трагичной, чем ранняя смерть. История Титона и подобные мифы говорят о том, что бессмертные и вечно юные создания — потерянные, блуждающие души, которые с каждым тысячелетием становятся все более уставшими от мира, пресыщенными и скучающими.

Титон и Эос

Таким образом, жажда вечной жизни и желание никогда не стареть, которые на первых порах вызывают восторженный отклик в душе, при внимательном рассмотрении уже не кажутся радужной перспективой. Поэтому с полной уверенностью можно сказать, что опросы социологов, если бы их проводили в древнем мире, показали бы примерно тот же результат, что в современной России.

Атропос

До апокалипсиса, сестры следуют Божьему замыслу. Когда Апокалипсис приблизился, сестры устроили всё так, как оно должно было быть для финальной битвы. Ситуация изменилась, когда и Сэм и Дин Винчестеры предотвратили Апокалипсис и начался хаос. Атропос объяснила, что ее сестры были готовы продолжать дальше и вернулись к работе, но Атропос отправилась на небеса для получения новых инструкций. Но обнаружила там только хаос гражданской войны, на неё никто не обращал внимания, и она была вынуждена вернуться к работе.

Атропос выглядит как молодая голубоглазая блондинка в очках. У неё длинные волосы, она одета в брючный костюм и белую рубашку. По словам Сэма Винчестера, похожа на библиотекаря. Носит с собой журнал судьбы, в который записывает своих жертв. Она описана Кастиэлем как жестокая, выполняющая свою работу не останавливаясь, даже если приходится убивать людей. Она хорошо делает свою работу и не оставляет незаконченных дел. Очень не любит, когда в заранее составленный план вносятся изменения. Она также может быть описана как холодная, безжалостная и бесчувственная, когда речь заходит о ее жертвах, которые должны были умереть или никогда не должны были родиться. Тем не менее, она не убивает невинных людей.

Появления [ ]

6.17 «Моё сердце будет биться дальше» [ ]

Остро нуждаясь в ресурсах для войны, Кастиэль приказал Бальтазару вернуться в прошлое для спасения «Титаника». Это создает новую временную шкалу, где выжившие с «Титаника» дали потомство в почти 50 тысяч новых душ, а Эллен и Джо Харвелл были живы. Для Атропос это стало последней каплей, она начинает охоту на потомков пассажиров «Титаника», которые должны были утонуть, и убивает их, чтобы навести порядок. Ее действия в конце концов привлекают внимание Винчестеров, которые чудом избежали гибели из-за ее способности останавливать время.

Золотая нить из журнала Атропос.

Кастиэлю удается спасти Сэма и Дина, и он рассказывает братьям, что они находятся в её «расстрельном списке», поскольку остановили Апокалипсис и сделали её бесполезной. Кастиэль говорит им, что Атропос не остановится, пока они не умрут, поэтому братьям придётся убить её первой. Братья пытаются поймать её «на живца» и оказываются на краю гибели. Кастиэль пытается уговорить её, но она ругает его за «искушение судьбы», и заявляет, что собирается исправить беспорядок. Когда Кастиэль отвечает, что остановит её, она напоминает, что у неё есть сёстры. И если Атропос достаточно сильна, то её сестры «больше, в полном смысле этого слова», и убьют Дина и Сэма быстрее, чем Кастиэль сможет их спасти. Кастиэль вынужден идти на компромисс с ней и приказывает Бальтазару потопить «Титаник».

Бальтазар готов убить Атропос.

Силы и способности [ ]

  • Бессмертие — как языческая богиня, она бессмертна и неуязвима для большинства видов оружия.
  • Неуязвимость— её нельзя убить обычным оружием и большинством из сверхъестественного.
  • Телепортация — она умеет исчезать и появляться в совершенно другом месте в мгновение ока. Она является одной из немногих не-ангельских существ, имеющих возможность попасть на Небеса и обратно.
  • Хронокинез — Атропос может останавливать время, чтобы перемещать объекты для создания цепных реакций, которые приводят к смерти ее целей.
  • Сверхчеловеческое восприятие — она может видеть и чувствовать сверхъестественных существ, а также воспринимать сверхъестественную энергию.
  • Предвидение— может предсказывать будущее, чтобы проводить цепные реакции, которые приводят к смерти, но оно не всегда бывает точным. Атропос знала, что всё закончится Апокалипсисом, однако Сэм и Дин его остановили, тем самым оставив её без работы.
  • Невидимость— она невидима для обычных и некоторых сверхъестественных существ.
  • Перевоплощение — так как она богиня, может принимать любой облик и внешний вид.

Меч для убийства Судьбы

Слабости [ ]

  • Клинок, убивающий Судьбу — Атропос может быть убита мечом, внешне похожим на клинок ангела. Таким клинком владеет Бальтазар.

Мифология [ ]

А́тропос или Атропа (др.-греч. Ἄτροπος «неотвратимая») — старшая из трёх мойр — богинь судьбы в греческой мифологии. Атропа перерезает нить жизни, которую прядут её сёстры. Неумолимая, неотвратимая участь (смерть). Платон в диалоге «Государство», где изображены мойры, сделал их богинями, поющими о настоящем (Клото), о прошедшем (Лахесис), о будущем (Атропос). В римской мифологии мойрам соответствовали парки; третья из них, исполнявшая функции Атропы, носила имя Морта (лат. Morta). Аналог в германо-скандинавской мифологии — Скульд, третья из норн, олицетворявшая будущее.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector