Древнегреческие статуи мужчин

Древнегреческие статуи мужчин

В чем особенности статуй древнегреческих богов

Античные статуи по сей день считаются классическим, эстетически гармоничным образцом телесной красоты. Древние греки настолько хорошо овладели математикой, анатомией и знаниями пропорций, что создали непревзойденные произведения искусства. Римляне копировали их тысячами и следовали им в своем творчестве, так что они дошли до нас в большом количестве. Но исключительно все прекрасным и понятным быть не может, и некоторые элементы статуй вызывают вопросы. Мы довольно приблизительно сегодня можем представить себе процесс работы античного скульптора. Ну например — неужели натурщики мастеров были столь идеально, атлетически сложены?

Считается, что боги и великие полководцы, изображенные в скульптуре, идеализировались, и мастера, ваяя идеальные тела, могли привлекать к работе сразу нескольких натурщиков (или натурщиц, когда лепили женщин), имевших различные красивые части тела. Некоторые элементы могли специально приукрасить. Как указывает искусствовед А. Боннар в работе «Греческая цивилизация», художники Древней Греции зачастую не ставили себе задачу реалистичного изображения живых мужчин и женщин. Реализм распространился относительно поздно, в классическую эпоху, и заключался в точном знании строения скелета и мышц человека вообще, но не в реальном изображении их силы и красоты, наблюдаемой у конкретного натурщика. Можно объяснить и такую особенность древних скульптур, как встречающиеся иногда пустые глазницы: там раньше размещались сделанные из кости и стекла вставные глаза, со временем выпавшие или разбившиеся. А если глаза все же есть, но они «пустые», т. е. на плоскости глазных яблок ничего не вылеплено, то скорее всего, глаза раньше были нарисованы, но за века краска стерлась. Часто раскрашены были раньше и тела, волосы и элементы одежды скульптур.

Еще один вопрос — почему изображенные боги и люди в греческой скульптуре голые или имеют минимальное количество одежды? Конечно, дело тут не в жаре (а то не ходили бы сегодня на Ближнем Востоке укутанными в чалму или паранджу), а в отношении к наготе. В дохристианскую эпоху, пока нагота не считалась чем-то греховным или порождающим соблазн греха, публично демонстрируемое обнаженное тело не считалось чем-то предосудительным. Напротив, красота голого человеческого тела являлась большой ценностью. Древний грек ни за что не стал бы лишать скульптуру откровенной телесности, показывающей характер персонажа и его силу. Без наготы идеал, заключавшийся и в атлетическом телосложении, не продемонстрируешь. Кстати, не скрывались и не считались «срамом» или «порнографией» даже половые органы, которые тоже несколько необычны.

Почему у античных скульптур столь маленькие пенисы?

Если вам доводилось видеть хотя бы несколько античный статуй, вы могли обратить внимание на скромные (а порой прямо-таки крохотные) размеры мужских половых органов. Конечно, одно из возможных объяснений этого факта — в том, что такие размеры были среднестатистическими у древних греков, ведь многие физиологические параметры у разных народов могут различаться. Еще один вариант разгадки заключается в том, что, возможно, скульпторы так поступали, чтобы выступающие вперед половые органы статуй не отламывались. Но существуют и другие версии, более утонченные.

Историки-искусствоведы проекта “How to Talk About Art History” обратили внимание, что, на самом деле, так как все пенисы древнегреческих статуй изображаются в не эрегированном состоянии, то их отличие от среднестатистических размеров не такое уж значительное. Конечно, на фоне массивных атлетических тел они несколько «бледнеют», но сами по себе они не крошечные. Но у того, что в целом пенисы эти все же имеют довольно скромные размеры, есть и вполне понятные объяснения. Британский антиковед и историк Кеннет Довер в работе «Греческая гомосексуальность» пишет, что культура греков была пронизана гомосексуальностью, которая воспринималась как совершенно естественное явление. Было необычным и их представление о должных размерах половых органов. Как указывает Довер, «большие члены ассоциировались с глупостью, похотью и уродством». Следовательно, небольшим пенисам отдавали предпочтение, и, конечно, только небольшие ценились эстетически и изображались скульпторами. Только у отрицательных персонажей (сатиры, к примеру) встречаются большие, вульгарные половые органы. Не половой член, а разум мужчины особенно ценился в Древней Греции. Более того, считалось, что между силой интеллекта и размером пениса есть прямая взаимосвязь, так что чем меньше и тоньше, тем лучше. В пьесе древнегреческого драматурга Аристофака «Облака» один из героев даже угрожает своим собеседникам, что у них будет большой вялый член, если они продолжат неправедную жизнь. Эти античные каноны размеров перекочевали потом и в европейские скульптуры эпохи Ренессанса, хотя в то время маленькие половые органы уже перестали восприниматься как признак высокого ума.

Почему у классических греческих статуй маленький пенис?

В человеке всё должно быть прекрасно — и душа, и пенис. Человек, по убеждению древних греков, — это, разумеется, мужчина. (Пройдет немало времени, прежде чем женщина получит права на этот статус). Быть высеченными в камне удостоились только самые сильные, самые красивые боги и герои. Некоторые из них едва прикрыты тканью, но большинство — целиком обнаженные.

почему у статуй маленький член

4 причины, почему у статуй маленький член

Казалось бы, культ здорового тела и духа, придуманный в древнем мире, предполагает, что статуи наоборот должны быть с большими «приборами», но на практике мы видим совсем другое. Историки и культурологи тоже задавались вопросом, почему у древних статуй маленький пенис. Если обобщить их ответы, получится четыре вероятные причины.

Маленький пенис — признак мужества

В современной культуре большой член ассоциируется (совершенно зря, кстати) с властью мужчины, с его сексуальной активностью. Древние греки были другого мнения. В своей пьесе «Облака» (419 – 423 вв. до н. э.) Аристофан так описал идеального мужчину: «блестящая грудь, яркая кожа, широкие плечи, крошечный язык, сильные ягодицы и маленький член».

Да-да, это не опечатка — маленький член. Именно его греки считали одним из элементов красивого тела, именно такой отвечал тогдашним идеалам красоты. Кстати, если ты обратила внимание, у большинства статуй члены не просто маленькие, но неэрегированные. Тонкий небольшой пенис считался признаком высокой культуры. Он символизировал торжество разума и логики — типично мужских качеств, как были убеждены греки. Такой пенис выдавал в своем хозяине волевого человека и отважного, решительного воина. Большие члены, наоборот, были признаком некоего животного начала, безволия и трусости.

почему у статуй маленький член

Больше шансов зачать ребенка

В Древней Греции все были уверены, что мужчина с маленьким пенисом имеет большое преимущество при зачатии ребенка. Продолжение рода — одна из главных задач мужчины, поэтому статуи изображали с маленьким членом. В трудах античных ученых есть рассуждения о том, что мужское семя, пройдя короткий путь, гораздо эффективнее чем то, что путешествует по длинному маршруту. Что поделать — времена были давние и медицина только зарождалась.

Идеальные пропорции

Главными принципами, которыми руководствовались античные скульпторы при создании шедевров, были: баланс, равновесие и красота. Благодаря этим принципам появилось правило золотого сечения, которое используют даже современные дизайнеры. Именно поэтому на греческих статуях такие маленькие члены. Большой пенис нарушает расчеты идеальных пропорций мужского тела, впрочем, как и большая женская грудь.

По практическим соображениям

Есть вполне рациональная и бытовая причина, почему у древнегреческих статуй маленький член. Пенисы было принято делать мелкими, поскольку крупные члены у статуй могли просто обламываться под действием природных сил, или же из-за намеренных выходок вандалов. И стоит отметить, что довод этот имеет под собой почву. Трехметровый Геракл из французского городка Аркашон не раз становился жертвой хулиганов, которые похищали его пенис. В результате для скульптуры сделали съёмный протез и устанавливают его только по праздникам.

olhanninen

Любопытную гипотезу относительно античного греческого чуда нашла в блоге скульптора Найджела Констама (Nigel Konstam): он считает, что античные статуи являлись слепками с живых людей, поскольку иначе невозможно объяснить столь быстрый переход от изготовления статичных статуй египетского типа к совершенному реалистическому искусству передачи движения, который происходит в промежутке от 500 до 450 года до н.э.
01 ступни статуй
Свою гипотезу Найджел подтверждает исследованием ступней античных статуй, сравнивая их с гипсовыми отпечатками и восковыми отливками, сделанными со стоящих в заданной позе современных натурщиков. Деформация материала на ступнях подтверждает его гипотезу, что греки не делали статуи, как раньше, а стали использовать вместо них слепки с живых людей.
Впервые об этой гипотезе Констама узнала из фильма «Афины. Правда о демократии», поискала материал в интернете и вот что нашла.

Найджел снял видео с объяснением своей гипотезы относительно античных слепков и его можно посмотреть здесь http://youtu.be/7fe6PL7yTck на английском языке.
Но давайте сперва посмотрим на сами статуи.
03 курос 530 до н.э. Вилла Гетти, США
Античная статуя куроса архаичной эпохи примерно 530 год до н.э. кажется скованной и напряженной, тогда еще не был известен контрапост — свободное положение фигуры, когда равновесие покоя создается из противоположных друг другу движений.
04 курос начало 5 века более натуралистичный до н.э. Британский музей
Курос, фигура юноши, начала V века до н.э. выглядит чуть более динамично.
02 Воины Риаче
Воины из Риаче, статуи второй четверти V века до н.э. 197 см высотой — редчайшая находка оригинальной греческой скульптуры классического периода, большая часть которой известна нам по римским копиям. В 1972 году занимавшийся сноркелингом римский инженер Стефано Мариоттини нашел их на дне моря у побережья Италии.

Эти бронзовые фигуры отлиты не целиком, их детали скреплялись как конструктор, что позволяет узнать гораздо больше о технике создания скульптур того времени. Их зрачки сделаны из золотой пасты, ресницы и зубы из серебра, губы и соски из меди, а глаза с использованием техники инкрустации костью и стеклом.
То есть в принципе, несколько раз измененные, как выяснили ученые, некоторые детали статуй слепками с живых моделей, пусть и увеличенными и усовершенствованными, вполне могли быть.

Именно в процессе исследований деформированных силой тяжести ступней Воинов из Риаче скульптору Констаму в голову пришла эта идея слепков, которыми, возможно, пользовались античные скульпторы.

При просмотре фильма «Афины. Правда о демократии» меня заинтересовало, как чувствовал себя достаточно пушистый натурщик, с которого снимали гипсовую форму, ведь многие, кому приходилось носить гипс жаловались, что его больно снимать, потому что приходится отдирать волосы.

С одной стороны, имеются источники, из которых известно, что в Древней Греции не только женщины, но и мужчины-атлеты удаляли волосы на теле.
С другой, именно волосатостью они отличались от женщин. Недаром в комедии Аристофана «Женщины в народном собрании» одна из героинь, решивших отобрать у мужчин власть говорит:
— А я так первым делом бритву бросила
Подальше, чтоб шершавой и кудлатой стать,
Не походить ни чуточки на женщину.

Получается, что если волосы мужчины и удаляли, то скорее всего те, кто профессионально занимался спортом, а именно такие натурщики и нужны были скульпторам.

Почитала, тем не менее, о гипсе и выяснила, что еще в древности существовали способы борьбы с этим явлением: когда делали маски и слепки, тело натурщиков намазывали специальными масляными мазями, благодаря которым гипс снимали безболезненно, даже если на теле были волосы. То есть техника слепков не только с мертвого, но и с живого человека в древности действительно была хорошо известна еще в Египте, однако, именно передача движения и копирование человека не считалось там красивым.

Но для эллинов прекрасное человеческое тело, совершенное в своей наготе, представлялось величайшей ценностью и объектом поклонения. Возможно поэтому в использовании слепков с такого тела для изготовления произведений искусства они не видели ничего предосудительного.
Фрина перед ареопагом Жером
Фрина перед ареопагом. Ж.Л.Жером. 1861, Гамбург, Германия.
С другой стороны, вполне могли обвинить скульптора в нечестии и оскорблении богов потому, что для статуи богини в качестве натурщицы он использовал гетеру. В случае с Праксителем обвинили в безбожии Фрину. Но разве ему бы согласилась позировать не-гетера?
Оправдал ее ареопаг в 340 г. до н.э., впрочем, после того, как во время речи в ее защиту оратор Гиперид предъявил оригинал — обнаженную Фрину, сдернув с нее хитон и риторически вопросив, как может такая красота быть виновна. Ведь греки считали, что прекрасное тело обладает не менее прекрасной душой.
Возможно, что и до него Праксителя богинь изображали обнаженными, а нечестием судьи могли посчитать то, что слишком уж богиня похожа на Фрину, как бы один в один, а обвинение самой гетеры в безбожии было только предлогом? Может, они знали или догадывались о возможностях работы с гипсовыми слепками с живого человека? И тогда мог возникнуть ненужный вопрос: кому они поклоняются в храме — Фрине или богине.
06 афродита книдская фрина
С помощью работы с фотографией современный компьютерный художник «оживил» Фрину, то есть, конечно, статую Афродиты Книдской, а конкретнее — ее копию, поскольку оригинал до нас не дошел.
А, как нам известно, статуи древние греки раскрашивали, так что вполне может быть, что гетера могла бы так выглядеть, если бы кожа у нее была чуть желтоватой, за что ее по некоторым источникам и прозвали Фриной.
Хотя в данном случае наш современник соревнуется с Никием, художником, конечно, а не полководцем, на которого ведет неверная ссылка в Википедии. Ведь на вопрос, какие свои произведения Пракситель считает самыми лучшими, он по легенде отвечал, что те, которые раскрашены Никием.
Кстати, эта фраза оставалась долгие века загадочной для тех, кто не знал или не верил в то, что законченные греческие скульптуры не были белыми.
Но мне кажется, что сама статуя Афродиты вряд ли была раскрашена именно так, потому что ученые утверждают, что греки их раскрашивали достаточно пестро.
05 раскрашенная статуя
Скорее, примерно так, как раскрашен Аполлон с выставки Пестрые боги «Bunte Götter».

И представьте, как странно чувствовал себя натурщик, когда видел, как ему в образе бога поклоняются люди.
Или не ему, а его копии, которую художник пропорционально увеличил, ярко раскрасил и исправил мелкие физические несоответствия и недостатки в соответствии с каноном Поликлета? Это твое тело, но больше и лучше. Или уже не твое? Мог ли он верить, что сделанная с него статуя — это статуя бога?

В одной из статей прочитала также об огромном количестве гипсовых заготовок в античной греческой мастерской для копий, приготовленных для отправки в Рим, которые обнаружили археологи. Может, это были в том числе и слепки с людей, а не только со статуй?

Не стану настаивать на заинтересовавшей меня гипотезе Констама: конечно, специалистам виднее, но то, что слепками с живых людей и частей их тела античные скульпторы, как и современные, пользовались сомнения не вызывает. Неужели можно подумать, что древние греки были такие глупые, что, зная о том, что такое гипс, не догадались бы?
Но как вы думаете, делать копии живых людей — это искусство или обман?

Почему у античных статуй такие маленькие параметры, если вы понимаете, о чем мы

Вот уже 3-е тысячелетие античное искусство, в частности скульптура, считается эталоном красоты и гармонии. Многие работы знакомы нам еще из учебников истории в школе. Но давайте признаемся: мы до сих пор стесняемся задать неловкие вопросы о некоторых формах и частях тела этих самых скульптур. Как оказалось, вопросы эти вовсе не неловкие, а фундаментальные.

Предлагаем вместе с AdMe.ru обсудить 2 жизненно важные темы о теле людей, которые считаются самыми красивыми на протяжении всей истории человечества.

Древнегреческие статуи женщин далеки от современных идеалов. Но почему они до сих пор считаются эталоном красоты?

На самом деле античные мраморные богини вовсе и не далеки от современных идеалов, и сейчас мы вам это докажем.

Давайте рассмотрим этот коллаж: справа вы видите параметры статуи Афродиты Книдской, которая в свои времена считалась идеалом красоты и олицетворяла наивысшее совершенство природы. А теперь смотрим налево, на параметры Скарлетт Йоханссон, которая оказалась наиболее приближенной из современных звезд к статуе Афродиты. Более того, у нее довольно пропорциональное и спортивное тело, симметричное лицо, белокурые волосы, большие светлые глаза, дугообразные веки, светлая кожа и мягкие округлые формы — именно такое описание и считалось идеалом женской красоты в древней Греции.

Так что можно утверждать, что если бы самые красивые статуи античности ожили, то они были бы неким подобием мисс Йоханссон, только с римским профилем (когда линия носа прямо переходит в лоб практически без какого-либо изгиба в переносице — смотрим на Афродиту Книдскую). То есть вполне современно, правда?

Мы поискали и выяснили, что по параметрам близки к античному идеалу кумиры современности Кайли Дженнер и Дженнифер Лоуренс. То есть вовсе не андрогинные модели, а довольно «форменные» красотки.

Почему в античном мире не придавали значение фаллосу и его размеру?

Вы правильно заметили: обсуждая детали тел античных статуй, мы не можем эти детали продемонстрировать. Поэтому для наглядного изучения нажмите сюда и сюда — там вы сможете рассмотреть «Давида» Микеланджело и мраморную копию утерянного «Дискобола» Мирона во всей красе и в высоком разрешении. Также уточним о работе слева: «Давид», несмотря на принадлежность к эпохе Возрождения, является самым узнаваемым в мире произведением в духе и традициях античности, собственно, поэтому он здесь и присутствует.

Вернемся к нашей теме — к размерам фаллоса статуй того периода. Если вы считаете этот вопрос неприличным или слишком глупым, приведем вам в ответ на него реакцию искусствоведа Элены Оредссон из блога «Как говорить об истории искусства» (How to Talk About Art History): «Слишком глупых вопросов не бывает, а ответ на этот вопрос на самом деле очень интересен».

  • Во-первых, фаллосы на древних статуях почти всегда представлены в неэрегированном состоянии, поэтому и размер их более-менее логичен. Но это неинтересно. Интересна вторая причина.
  • Во-вторых, в древнегреческом мире большие фаллосы ассоциировались с глупостью, похотью и уродством, посему и считались вульгарными, варварскими, ну и просто смешными, ведь античная скульптура — это про равновесие, идеализм и разум, а не про выражение всех качеств человека через его первичные половые признаки — такое и в голову не могло прийти древним грекам. То есть статуя с большим «достоинством» априори посчиталась бы неэстетичной и некрасивой, отчего орган зачастую даже слегка уменьшали.

Вдобавок к этому ответу приведем любопытных персонажей из греческой мифологии — сатиров (на коллаже ниже). Вот их как раз-таки изображали практически всегда с весьма внушительными первичными половыми признаками (вновь версию без цензуры вы сможете увидеть здесь и здесь). Напомним, что сатиры — это лесные демоны плодородия. Они считались ленивыми распутниками, которые посвящали основное время своей жизни пьянству и охоте на нимф. Думаем, выводы напрашиваются сами собой.

Символика в древнегреческом искусстве

Всех, кто видел хоть одну реконструкцию древнегреческих храмовых комплексов, поражает огромное количество статуй, буквально толпящихся на священной храмовой территории. Реконструкции сделаны на основе подробных описаний античных авторов, которые отличались тщательностью в фиксации увиденного. Десятки памятников святилища Аполлона в Дельфах описаны Павсанием. Римский писатель Плиний упоминает уже о трех тысячах статуй, которые он видел в Дельфах. Император Нерон вывез из того же святилища 500 статуй. Цифры огромные!

На дельфийской священной дороге, кроме изваяний богов, оказавших помощь тому или иному городу в войнах, находились многочисленные статуи юных атлетов, прославивших родную общину своими победами, портреты выдающихся граждан, полководцев, таких как Мильтиад, способствовавший победе афинян в битве при Марафоне, изваяния героев, обессмертивших себя подвигами или павших в битвах за родной полис, за свободу всей Эллады. Их сотни и тысячи, и они говорят напрямую с богами и с нами: «Мантикл посвящает меня сребролукому Аполлону в качестве десятины добра. Так и ты, Феб, окажи мне милость взамен», «Я Харес, сын Клесия, правителя Тельхиуссы. Статуя для Аполлона», «Остановись перед памятником и оплачь умершего Кройсоса, которого погубил могучий Арес, сражавшегося в первых рядах».

Стела из Анависсона в Аттике. Мать и дитя. Фрагмент.530 г. до н.э.

Как можно назвать это сообщество каменных изваяний? Как вообще можно объяснить множественность статуарной пластики античного мира? Просто любовью к скульптуре — вряд ли. Л.Акимова, проводя параллели между изваяниями Древнего Египта и Древней Греции, указывает на их мемориальную общность и в то же время четко определяет их принципиальную разницу. Если древнеегипетская статуя существует исключительно в мире загробном и она «немыслима вне мертвого тела — органической, материальной субстанции, на посмертную реституцию которой и направлено это искусство», то «у греческих «идеальных людей» было одно преимущество: они оседали в реальном мире. К однажды созданным статуям прибавлялись всё новые, и с постоянным умножением их они стали составлять своего рода противовес миру реальному — социуму. «Параллельный мир» художественных образов имел много общего с потусторонним, да, собственно, в истоках и был таков: ведь именно царство мертвых, Аид, обладало «самым многочисленным народом». Только в Аиде были души и тени — эйдолоны, а здесь их бессмертные образы, облаченные в вечную каменную плоть».

Читайте также  Фото олимпийских игр в древней греции

Не стоит рассматривать греческую скульптуру исключительно с точки зрения чистой формы и стилистики, тем самым мы вырываем ее из того живого мифологического контекста, в котором она создавалась и жила. Ведь что означают посвятительные надписи? В одном случае, «посвящая богу его — или свой собственный — увековеченный в камне образ, человек фактически умирал в своем смертном качестве, отдаваясь во власть божества, служа ему и рассчитывая на поддержку с его стороны. Это был своего рода взаимный договор, взаимообмен жизненных сил человека и бога» (Л.Акимова). Во втором случае поминальный обряд, оплакивание, совершенное путником/прохожим, прообразом которого был вечный путник небес — солнечное божество, означали включение умершего в новый жизненный цикл.

Так или иначе, главной подспудной темой древнегреческой скульптуры была тема обретения новой жизни, возврата на новый жизненный круг. С древнейших времен гарантом возрождения была матриархальная, хтоническая, причастная хаосу богиня-мать, она же божественная супруга, при которой мужчина выступал в роли смертного партнера. Именно с ней связана изначальная символика материала, из которого изваяны древнегреческие скульптуры. Проступание облика человека из материи камня, который был вечным материалом, и из дерева, суть которого состоит в идее роста, уже само по себе было знаком оживления.

Замену известняка архаики на мрамор классики можно объяснить с точки зрения замена пары бессмертная супруга / мать — смертный супруг / сын (Гея / Уран, Фетида / Ахилл) на пару отец — дочь (Зевс / Афина, Кекроп / Пандроса), в которой оба партнера в равной степени могут быть бессмертными или смертными и нуждаться друг в друге для возрождения. Переход к патриархальной паре ослабил хтонические силы материнского каменного лона и выявил огненную светлую составляющую мира, что напрямую повлияло на выбор в пользу более светоносного материала — мрамора, само название которого было связано с блеском солнца.

Наличие или отсутствие одежды тоже объясняется с точки зрения соотнесенности бессмертия с женским или мужским началом. В этом отношении идея ритуального бессмертия женщины оказывается крайне устойчивой, так что и архаика, и классика проходят под знаком наготы рождения/перехода в основном мужских персонажей. Женские персонажи в период архаики закутаны наглухо, а в период классики неизменно сохраняют одежду как атрибут защищенности божественным бессмертием (редким исключением является божественная обнаженная ипостась Афродиты в троне Людовизи). Полностью обнаженная женская фигура появляется только в поздней классике, в частности у Праксителя.

Власть традиции заставила первых заказчиков отказаться от обнаженной Афродиты, и ее купили жители острова Книд, прославив свое имя этим шедевром, а автор все же, по мнению Л.Акимовой, оставил знак одежды: «разоблаченная» Афродита представала как бы защищенной собственными жестами, намекающими на существование оболочки, которая лишь временно отсутствует», на момент ритуального купания, во время которого происходит возрождение / омоложение богини.

Наличие пары смертный — бессмертный предполагает ритуал символического вступления в брак как путь к возврату в жизненный круг. Знаком такого брака могли быть многочисленные «божественные» вещи, вещи-символы богини-матери: цветок (знак космического лона), пальметта (знак пальмы как мирового древа), арибал с маслом (сосуд — древний символ хаоса и женских хтонических божеств, масло — по словам Л. Акимовой, «женская субстанция, которая «облекает» незащищенное тело мужчины защитным покровом, «спасает» его и дает ему жизнь»), диадема или головная повязка (брачный атрибут), псицы (жрицы Артемиды и Гекаты, символ ночной мрачной ипостаси богини-спасительницы), сфинксы/свинги (знаки бесформенного изначально-хаотичного женского начала), ящерица (хтоническое земноводное), трон (поза сидения означает переход/рождение), интерьер храма (порождающее лоно) и другие.

Стела с изображением юноши с кошкой. Фрагмент. 430 г. до н.э.

Оружие в руках мужских персонажей, а также сцены войны, борьбы, состязания, ритуальной еды являются знаками жизни, которая отвоевывает себя у хаоса-смерти. Драгоценности — это специфически женский атрибут бессмертия. Такая низменная на первый взгляд вещь, как стригиль, которым атлеты счищают с себя грязь, в связи с тем что он является вариантом серпа, отсылает мысль к мифу об оскоплении Урана и идее космизации (то есть организации) вселенной. В свете последнего совершенно иначе можно истолковать работу Лисиппа «Апоксиомен» — как космизацию тела, то есть как «разделение космического тела от хаотической грязи» (Л.Акимова).

Всё составное, собранное из частей, — ожерелье, герма бога (столб с бюстом), трофеи (груда оружия и доспехов, которая постепенно превращается в составленную полую фигуру), — символизирует возрожденного бога (наподобие Осириса или Ивана Царевича, разрубленного братьями и затем собранного Серым Волком и вороном).

Символическое значение имеют разного рода подставки под ноги (отрыв от праха земного и смерти), сандалии (обретение защиты), босоногость (состояние перехода). Поза сидения в женских надгробиях означает рождение/возрождение. Женщина, утрачивая бессмертие в патриархальной парадигме, все равно способна возродить самое себя. Однако партнер в новой ситуации ей все же необходим.

Возрождающим партнером мог быть человек, чужой по крови. На такую роль годился супруг (Стела из Хрисафы. Чета героизированных умерших с адорантами, 540–530 гг. до н.э.), сын, сыновья (Палион с о. Парос. Стела из Икарии. Сидящая Аполлония с сыновьями. 460 г. до н.э.), служанка (Стела Гегесо из Афин, 410 г. до н.э.), плакальщицы.

Подпорные пилоны и ствол дерева смотрятся как отдаленное эхо мирового древа, которое появляется вновь в скульптуре на излете высокой классики (Поликлет. «Раненая амазонка»; особенно часто у Праксителя — «Аполлон Сауроктон», «Отдыхающий сатир»), когда образы как бы начинают терять внутренний стержень самостояния.

Крайней точкой в этом отношении является скульптурная группа Леохара «Ганимед, похищаемый орлом» (350–320 гг. до н.э.). По мнению Л. Акимовой, суть этого образа состоит в том, что «мертвый солнечный бог оживает, возносимый, как прежде, матерью в небесные сферы, но уже навсегда, без периодических возвращений на землю… Группа предстает как своеобразное распятие, как знак воскресения на кресте».

При всей цельности духовного и телесного античность знала дуализм тела и души. Психея-душа могла быть означена таким необычным насекомым, хрупким и беззащитным, на взгляд греков, как саранча (Алксенор с Наксоса. Стела из Орхомена. Мужчина, дразнящий пса саранчой. 490 г. до н.э.), птицей, которую выпускают на волю из клетки.

Ребенок при взрослом — это метафорический образ ожившей/новорожденной ипостаси умершего. Он появляется раньше всего в надгробиях, позднее он перебирается на руки к «молодым отцам» (Пракситель. «Гермес с младенцем Дионисом». Из Олимпии. 340 г. до н.э.) и, наконец, он засыпает на ступенях надгробий как эмбрион души, свернутый до времени в спираль (Стела юноши с реки Иллис. 330 г. до н.э.).

Все вышеперечисленные символы в произведениях греческого искусства смотрятся как полнокровные вещи реального мира. Однако не следует поддаваться этой «реалистической» иллюзии и стоит помнить, что мы имеем дело с древним метафорически-мифологическим искусством. При интерпретации различных символов необходимо обращать внимание на такие вещи, как ранжированность символов по вертикали: нижние регистры всегда означают связь с хаосом и миром смерти, с материнским и телесным, верхние — с упорядоченным космосом, с отцовским и духовным аспектами бытия.

Большое символическое значение имеет расположение героев по направляющей левое – правое. При этом надо помнить, что для архаики и частично для классики характерен так называемый внутренний наблюдатель, и соответственно победитель в схватке или в споре за жизнь будет расположен с левой стороны от нас. В поздней классике утверждается наблюдатель внешний, и картина переворачивается, начинает отсчитываться от него.

И последнее. Объяснение античной скульптуры с точки зрения символических и метафорических смыслов приблизит современных подростков к пониманию античной скульптуры в ее истинной человеческой сущности.

Всегда было интересно. Почему у классических греческих статуй маленький пенис?

Всегда было интересно. Почему у классических греческих статуй маленький пенис?

Мускулистый Геракл, Гермес с младенцем Дионисом, гибкий метатель диска — греческие красавцы воплощают силу и мощь. Под их кожей играют мышцы, животы с кубиками пресса, на лице написана решимость, только вот. Почему же пониже талии природа на наградила их чем-то существенным? Точнее, скульптор. За что «обидел» таких красавцев? Рассказываем.

В человеке все должно быть прекрасно — и душа, и пенис. Человек, по убеждению древних греков, — это, разумеется, мужчина. (Пройдет немало времени, прежде чем женщина получит права на этот статус). Быть высеченными в камне удостоились только самые сильные, самые красивые боги и герои. Некоторые из них едва прикрыты тканью, но большинство — целиком обнаженные.

Почему маленький?

В современной культуре большой член ассоциируется (совершенно зря, кстати) с властью мужчины, с его сексуальной активностью. Древние греки были другого мнения. В своей пьесе «Облака» (419 – 423 вв. до н. э.) Аристофан так описал идеального мужчину: «блестящая грудь, яркая кожа, широкие плечи, крошечный язык, сильные ягодицы и маленький член».

Да-да, это не опечатка — маленький член. Именно его греки считали одним из элементов красивого тела, именно такой отвечал тогдашним идеалам красоты. Кстати, если ты обратила внимание, у большинства статуй члены не просто маленькие, но неэрегированные. Тонкий небольшой пенис считался признаком высокой культуры. Он символизировал торжество разума и логики — типично мужских качеств, как были убеждены греки.

А почему они не одеты?

Знаешь, почему так много древнегреческих мужчин предстают перед нами в чем мать родила? Кстати, их «соседи» из Египта и Ассирии (территория современных Ирака и Сирии) были в этом смысле гораздо скромнее.

Любой египтянин, перс или ассириец счел бы обнажение позором — голыми изображали только порабощенных противников, проигравших в войне. С них срывали одежды, разрушая таким образом последний барьер между человеком и животным.

Но у греков был совершенно иной подход. Для них нагота была признаком героя.

Хотя древние греки обнажались чаще, чем мы, они не разгуливали в центре Афин, скверкая телесами, как может показаться. Они не ездили голыми верхом и не шли в битву, обнажив живот с кубиками. Тем не менее там, где надо было продемонстрировать силу и ловкость — на играх и в гимнасиях, мужчины скидывали хитоны, представая во всей красе.

Почему большой?

А вот знакомься — Силен. Что не так с этой статуей? У нее огромный, просто гигантский эрегированный член. Кажется, древние греки ни в чем не знали меры. Кстати, у некоторых статуй сатиров член размером с самого сатира.

screenshot_5_42

Силен — это божество, которое часто ассоциируют с сатиром. Похотливым, вечно пьяным, одна половина его качеств человеческие, а другая — присущие животным. Силен был частью варварского, неуправляемого и дикого мира, которому вполне подходил большой пенис.

Другие изображения с выдающимися гениталиями — персонажи комедий, обычно не наделенные крепким интеллектом, в частности, кстати, враги древних греков — египтяне.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector