Грешники это блюдо

Грешники это блюдо

Ад это кухня, где дьяволы – повара и едоки, а грешники изысканные блюда

Самое популярное и пространное описание ада содержится в «Божественной комедии» Данте Алигьери. Дантову схему ада можно изложить достаточно кратко, так как большинство картин адов, написанных художниками четырнадцатого и пятнадцатого веков, исходят из нее. Ад располагается в центре земли. Он похож на коническую полость в виде фурункула в плоти. Преисподняя делится на девять кругов, четко уравновешивающих сферы неба, и расположенных в таком же порядке, то есть наименьшие грехи получают наказание на верхних, наружных кольцах ада, а низость греха приводит к более низкому кругу, также как на небе самая высшая сущность предназначается для Эмпирея, а грубая материя — для земли.

Средневековая вселенная была, в действительности, сконцентрирована вокруг ада. Верхний ад состоял из пяти кругов. Первый круг — это Лимб, содержащий души некрещеных и добродетельных язычников. Второй круг предназначен для похотливых (сладострастных); третий — для обжор. В четвертом наказываются скупые и моты (расточители), в то время как пятый круг полон душ, проклятых за грех гнева, сцепившихся и вопящих друг на друга в болотах Стикса. Внутри этого круга находятся стены города Дита, в котором располагается весь нижний ад. В нижнем аду наказываются грехи против Бога (грехи похоти, обжорства, скупости и ярости Данте считает слабостями, а не умышленными проступками). Круг шестой лежит сразу же внутри прочных стен Дита и содержит горящие могилы еретиков. Из него отвесная скала спускается в другую реку, Флегетон, которая течет из круга седьмого, в нем наказываются «насильники над природой и собой»: самоубийцы и вечно бегущие по кольцу горящего песка гомосексуалисты. С края этого круга еще более крутая скала погружается в восьмой круг, который делится на десять концентрических рвов: дымовая труба из камня, содержащая мошенников, души, проклятые за извращение языка, закона, общественного порядка и любви. Наконец, Данте попадает в круг девятый, замерзшее озеро Коцитус, дно ада, в котором по самое горло во льду находятся души предателей, над ними восседает сам Сатана.

В Библии нигде нет никакого упоминания, что ад разделен таким образом, и известные эсхатологи, начиная с шестнадцатого века и далее, имели склонность рассматривать ад как сдавленный паштет из душ, всех одинаково поджаренных, как в ужасной проповеди, которую Иисус прочел Стивену Дедалу в «Портрете художника»: «Ад — это тесная, темная и вонючая тюрьма, местопребывание демонов и потерянных душ, заполненное огнем и дымом. Теснота этого узилища создана Богом специально для наказания тех, кто отказался быть связанным Его законами. В земных тюрьмах бедный узник имеет, по крайней мере, свободу движения… Но не так в аду. Там, по причине большого числа проклятых, узники собраны в своей ужасной тюрьме, стены которой, говорят, имеют тысячу миль в толщину: и проклятые так сильно стеснены и беспомощны, что, как пишет блаженный Св. Ансельм в своей книге по образам, они даже не в состоянии сбросить со своего глаза червяка, грызущего его».

Другие описывали ад огромною кухнею или трапезною, в которой дьяволы — повара и едоки, а души осужденных — кушанья разного приготовления. Скатерти были сделаны из кожи ростовщиков, а салфетки из кожи старых потаскушек. Сервировка и кушанья не оставляли желать ничего лучшего. Жирные шпигованные ростовщики, воры и убийцы в соусе, публичные девки с зеленой подливкой, еретики на вертеле, жареные языки адвокатов и много лакомых блюд из лицемеров, монахов, монахинь, содомитов и другой славной дичины. Вина не было. Кто хотел пить, тому подавали морс из ругательств.

Попасть в Ад на вечное жительство было очень легко. Напротив, чрезвычайно трудно было сойти в ад в качестве простого посетителя, так сказать, на положении любопытствующего туриста. Вопреки внушениям церкви, у некоторых возникала мысль, что не все, попадая в Ад, терпят мучения. Достойным Дьявол дает «стальную душу», и те вступает в Ад «на правах гражданина».

Какие наказания ждут грешников в аду

наказания ждут грешников в аду

Когда вы совершаете какие-либо поступки, то должны задумываться о том, как бы не соскользнуть в один из семи смертных грехов. Этими грехами являются гордыня, гнев, жадность, обжорство, похоть, зависть и леность. Историки церкви говорят, что концепция семи смертных грехов принадлежит Папе Григорию I.

Он ещё в 400 году переработал списки «злых мыслей», взяв их из древних шумерской, греческой, египетской культурах и вывел из них семь самых вопиющих моральных проступков. Это он сделал для того, чтобы помочь христианам вырваться из адской загробной жизни. Христиане считают, что в аду предусмотрены особые наказания для тех, кто совершит один или несколько из семи смертных грехов. В истории не сохранилось, как появились эти «традиционные» наказания, но большинство из них, похоже, не имеют тесной связи с самим грехом. Далее мы проведём краткий обзор грехов, считающихся смертными, и наказания за них.

Гордыня

Гордыней называют опасно развращённый эгоизм, возникающий, когда собственные желания и капризы становятся выше благополучия других людей. Этот порочный грех ведёт к другим порокам и отделяет человека от Божьей благодати. Гордыня считается худшим из грехов. Наказанием за него является ломающее колесо – колесование. Раньше колесом разбивали кости рук и ног. Это считалось методом пытки. Из греческой мифологии известно огненное колесо, к которому привязывали грешников в Тартаре. Это пылающее колесо вращалось вечно. Поэтому вечно гореть в пламени и всё время вращаться – это довольно ужасно.

Неконтролируемая агрессия, ярость, ненависть считается грехом гнева. За него в аду бывает наказание расчленение живьём. Для тех, кто проявил жестокость в жизни, должны будут пройти через реку кипящей крови. Также грешников сбрасывают со скал на торчащие ножи или отрезают от них ножами куски плоти. Грешник всё это чувствует, хотя технически находится в мёртвом состоянии.

Жадность

Когда человек одержим жаждой наживы, стремится к материальной собственности, то он одержим грехом жадности. Но сейчас это очень щекотливая тема, так как современное общество построено на капитализме, который требует некоторой жадности. Наказанием за этот грех является то, что человека варят в кипятке в больших котлах. Даже технически мёртвый субъект чувствует всю боль от этого наказания. А за ростовщичество, что тоже является грехом, грешник будет подвешен вниз головой и его будут поедать черви.

Чревоугодие

Чрезмерное увлечение едой, доходящее до расточительства, является обжорством или чревоугодием, ещё одним смертным грехом. Впервые критиковать чревоугодие стал Святой Фома Аквитанский. Он поднял этот грех на другой уровень, разбив его на разные формы проявления. Если вы, например, любите дорогую еду, то вы – чревоугодник. Если вы с нетерпением ждёте еды, то и в этом случае вы являетесь обжорой. Поэтому вас в аду ждёт наказание – вы будете там заниматься своим любимым делом – обжорством. Но меню будет сильно отличаться от вашего. Вместо любимых блюд, вы будете есть крыс, пауков и жаб.

Похоть

В христианстве похотью считается неконтролируемое желание денег и власти. В XIX веке кардинал Генри Эдвард Мэннинг говорил о похоти, что она делает из человека раба дьявола. Таких грешников жарят на огне и сере.

Зависть

Завистью можно назвать обиженную алчность по отношению к внешности или собственности другого человека. Этот грех толкнул Каина на убийство своего брата, так как захотел милости, оказанной Богом Авелю. В Притчах говорится, что «от зависти кости гниют». Но это не является намёком на наказание завистников. В аду, за жизнь полную зависти, грешников погружают в ледяную воду. А сплетников в преисподней будут подвешивать за зубы, а затем раскладывать на раскалённых скамьях.

наказания ждут грешников в аду

Леность. Ересь. Самоубийство

Лень – это привычное нежелание напрягаться. Этот грех отличается от других тем, что ему не требуется изобилие, как при других грехах. Для ленивых людей в аду приготовлена яма, наполненная змеями.

Ересь

Семь смертных грехов описаны для того, чтобы люди помнили о ловушках, расставленных дьяволом. За это надо сказать спасибо Папе Григорию I. Но кроме смертных имеются и другие грехи, за которые люди несут наказание в аду. Одним из них является грех ереси.

К еретикам, конечно же можно отнести и атеистов, и Папу Анастасия II, который хотел преодолеть разрыв с Восточной церковью, отделившейся после раскола. Он готов был принять крещения, совершаемы е Восточной церковью, как законные. Для таких грешников в аду приготовлены пылающие гробницы.

Самоубийство

Если человек кончает жизнь самоубийством, то его, согласно Данте, просто превращают в живой куст терновника, чувствующий боль. Эти кусты постоянно объедают гарпии. Когда они отрывают ветку от терновника, то на месте разлома появляется кровь, которая капает на землю. Поэтому проблемы самоубийц после смерти не заканчиваются, а только начинаются с новой силой. Самоубийство – это тоже большой грех.

Лесть

Интересно, что наказание льстецов гораздо сильнее, чем еретиков, которые горят в собственных гробницах. Льстецы в наказание погружаются в море экскрементов, которые являются олицетворением того дерьма, которое они наговорили при жизни. Такое же примерно наказание ждёт льстецов в индуизме. Оно отличается только тем, что у индусов река наполнена кровью и мочой.

Таким образом, образ ада и страх перед ним дошёл до нас с античных времён. Он стал базой религиозной морали. Из Библии следует, что терзать грешников в аду будут вечно, они обречены на муки вечные. В Откровениях Иоанна Богослова сказано: «Кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное».

Рецепт гречаников

Рецепт гречаников

Гречаники — блюдо украинской кухни, которое готовится из мясного фарша с добавлением вареной гречки. Пропорции фарша и гречки можно варьировать в зависимости от предпочтений. Гречаники можно готовить как обычные котлеты или тушить в соусе, тогда они будут мягче и сочнее. Особенно хорош рецепт гречаников с грибным соусом, но и другие соусы тоже хорошо подходят. Я приготовила гречаники с домашним томатным соусом, получилось очень вкусно, сочно и ароматно.

Ингредиенты

Этапы приготовления

Гречневую крупу перебрать, вымыть. Всыпать в кипящую подсоленную воду и отварить до готовности. Остудить.

Гречневую крупу перебрать, вымыть. Всыпать в кипящую подсоленную воду и отварить до готовности. Остудить.

Мясо пропустить через мясорубку с одной луковицей.

Мясо пропустить через мясорубку с одной луковицей.

Добавить в фарш яйца, соль и перец по вкусу, тщательно вымесить.

Добавить в фарш яйца, соль и перец по вкусу, тщательно вымесить.

Соединить мясной фарш с гречкой, снова хорошо перемешать.

Соединить мясной фарш с гречкой, снова хорошо перемешать.

Из фарша сформовать котлеты, запанировать их в муке и обжарить полученные гречаники на растительном масле с двух сторон до золотистой корочки (как на фото).

Из фарша сформовать котлеты, запанировать их в муке и обжарить полученные гречаники на растительном масле с двух сторон до золотистой корочки (как на фото).

Вторую луковицу нарезать полукольцами и обжарить на растительном масле до золотистого цвета.

Вторую луковицу нарезать полукольцами и обжарить на растительном масле до золотистого цвета.

Влить томатный соус и прогреть. Домашний томатный соус можно заменить покупным томатным соусом или томатной пастой, разведенной с водой в соотношении 1:1.

Влить томатный соус и прогреть. Домашний томатный соус можно заменить покупным томатным соусом или томатной пастой, разведенной с водой в соотношении 1:1.

В сковороду с соусом выложить гречаники, накрыть крышкой и довести до готовности на небольшом огне в течение 20-25 минут.

В сковороду с соусом выложить гречаники, накрыть крышкой и довести до готовности на небольшом огне в течение 20-25 минут.

Гречаники, приготовленные по этому рецепту, получаются аппетитными, сытными и очень вкусными.

Гречаники, приготовленные по этому рецепту, получаются аппетитными, сытными и очень вкусными.

Приятного аппетита, радуйте своих близких!

Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Greki I GreshnikiКосмополиты и заядлые путешественники встречаются не только среди людей. Их можно обнаружить и среди продуктов питания, причем подчас самых скромных на вид. Взять хотя бы гречку.

В кулинарной истории человечества есть такие блюда и продукты, за право называться изобретателями которых нации ведут нешуточные баталии на протяжении столетий. Гречка не такова. Известная в самых разных уголках планеты, она всюду считается чужестранкой. Однако на вопрос, откуда же она родом, все отвечают по-разному.

Большинство нынешних жителей Европы — если судить по современным кулинарным руководствам — склонно приписывать гречке русские корни. Наши соотечественники согласны с этим мнением. Гречневая каша — что-то бесспорно русское, как дымковская игрушка или печальные свадебные напевы Русского Севера. Владимир Даль в «Толковом словаре живого великорусского языка» приводит с десяток пословиц о гречке. Гоголь в «Мертвых душах» живописует, как помещик Собакевич угощает своего гостя Чичикова «няней» — бараньим желудком, начиненным гречневой кашей. Михаил Загоскин спешит провозгласить ее основой рациона московитов, до отвала накормив ею персонажей своего романа «Юрий Милославский, или Русские в 1612 году». Гречку можно обнаружить и в романе Ивана Шмелёва «Лето Господне», герои которого уплетают не только кашу из нее, но и «пустые» пирожки из гречневой муки — грешники, блюдо из традиционного великопостного меню.

Впервые же на страницы русских письменных источников гречишные зерна попали во времена Ивана Грозного. Настоятель кремлевского Благовещенского собора, особа, приближенная к царю, протопоп Сильвестр, которому большинство историков приписывают авторство «Домостроя», поучает своих читателей: «Сие зерно для разных в домостроительстве потребностей весьма полезно и выгодно. Оно столь сильно размножается, что никакое хлебное зерно с ним сравниться не может». Способность приживаться там, где традиционные зерновые урождаются хилыми и болезненными, сделала растение популярным у отечественного крестьянства. А вот откуда и кто принес его на Русь?

Казалось бы, ответ очевиден и кроется в самом слове. Гречка значит, гостинец из Греции. Может быть, ее привезли греческие монахи, стоявшие у истоков христианизации и иноческой жизни в только что принявшей православие земле, — так же как привезли богословские сочинения и каноны иконописи. А может, она приплыла на торговых кораблях «гречников» — так русские летописи называют купцов, торговавших с Византийской империей.

Впрочем, если греки и имеют отношение к распространению гречки на русских просторах, то лишь опосредованное. Хотя бы потому, что с обитателями Эллады эта культура ассоциируется только в русском языке и некоторых родственных ему славянских.

Французский и итальянский языки именуют коричневую крупу «сарацинским зерном» — а европейские исследователи допускают, что в Старый Свет она попала во время Крестовых походов. Вполне можно предположить, что наблюдательные рыцари-крестоносцы позаимствовали у арабов не только компас и оружейные технологии, но и это растение — скромное на вид, однако питательное и целебное.

В пользу того, что европейцы освоили гречневое меню независимо от наших далеких предков, говорит тот факт, что в Европе эту культуру употребляют совершенно по-другому. И в Италии, и во Франции привычная для нас гречневая каша — не традиционное блюдо, а модная новинка, популярная у поклонников здорового образа жизни. В европейских магазинах гречневая крупа продается в маленьких упаковках, внутри которых можно найти многостраничные буклеты о пользе этой каши.

Однако итальянцы много веков с удовольствием едят особую гречневую пасту-пиццокери — а в северной Франции хозяйки готовят из «сарацинской муки» соленые бретонскиеблины, заворачивая в них мясо, сыр, салат или рыбу.

Севером французская география гречихи не исчерпывается. В старину крестьянки Оверни и Лимузена, собирая обед для своих мужей-пастухов, отправлявшихся на целый день в луга, заворачивали самые разнообразные начинки в бурьоли плотные блины из гречневой муки, которую здесь называют «черной». Гречневые блины известны в Оверни еще стех времен, когда вождь здешних кельтов Верцингеториг сражался с Цезарем, — то есть с рубежа эр. Возможно, рецепт позаимствовали у римлян, а те, в свою очередь, у греков. — и овернская кулинарная история и есть то недостающее звено, которое позволяет замкнуть гречневую географию.

Данные археологии указывают на то, что гречиха как сельскохозяйственная культура появилась в Европе еще в неолитические времена, примерно 4 тысячи лет назад, — то есть гречиху предки европейцев открыли для себя одновременно с самой возможностью возделывать растения. А первые свидетельства употребления гречихи в пищу — весьма почтенного возраста 6 тысяч лет — ученые обнаружили в Юго-Восточной Азии. По всей видимости, именно оттуда эта культура попала к китайцам, которые научились готовить из ее зерен ликер, джем и национальный аналогшоколада, в Индию, где гречку называют «черным рисом», а также к японцам, любителям гречневой лапши соба.

Возможно, именно восточным путем, через Центральную Азию, гречневая культура добралась и к нам. Во всяком случае, сибирские крестьяне величают один из видов гречихи, с более мелкими и жесткими зернами, чем у «съедобной», татаркой. Ее не едят, а используют на корм скоту. Любопытно при этом, что, например, в эстонском языке гречиха так и называется — «татар». Не может ли это указывать на то, что в западный мир ее когда-то завезли степные кочевники?

Татарские легенды и предания, следы которых были зафиксированы этнологами уже в XX веке, в том числе и в составе русских сказок, доносят до нас сюжет о Крупеничке — дочери татарского царя, взятой в плен и освобожденной благодаря тому, что некий маг и мудрец обратил ее в гречишное зернышко. Из этого зерна взошла новая, диковинная культура.

Одним словом, за простым растением скрывается целый исторический детектив, интрига которого до сих пор остается без разгадки. Ведь гречиха — величайшая скромница кулинарной истории Европы, почти не отраженная ни в письменных источниках, ни в народных обрядах. Кажется, единственные, кто отдает должное этому замечательному растению, — жители американского штата Западная Вирджиния, знаменитого своими гречишными плантациями. Здесь каждый год устраивают гречневый карнавал и выбирают гречневого короля. Впрочем, и без пышных торжеств гречка и ее производные остаются любимыми блюдами во многих странах.

Знаменитый физиолог Иван Павлов утверждал, что гречневая каша с молоком содержит в себе все, что нужно организму. И хотя ученый преувеличивал ее универсальность, все же он недалеко ушел от истины. В гречневой крупе есть йод, фосфор, кальций, калий и фтор, витамины B1, В2, В9, Е и никотиновая кислота. Но и этим внушительным перечнем список полезных веществ, обнаруженных в гречке, не исчерпывается. В ней содержатся кобальт, необходимый для процесса кроветворения, и рутин, недостаток которого организм испытывает при атеросклерозе и лучевой болезни. А еще в гречке относительно мало углеводов, и они медленно усваиваются, что позволяет долгое время чувствовать себя сытым. Кроме того, гречка может поднимать уровень гормона дофамина, который способствует обучению и мыслительной деятельности.

Грешники это блюдо

Легенда об Уленшпигеле де Костер Шарль Книга первая Глава 54

В это время два монаха-премонстранта[83] явились в Дамме торговать индульгенциями[84] . Поверх монашеского одеяния на них были кружевные рубахи.

В хорошую погоду они торговали на паперти, в ненастную – в притворе, и там они вывесили тариф, указывавший, что за шесть ливров, за патар, за пол парижского ливра, за семь или же за двенадцать флоринов вы можете получить отпущение грехов на сто, на двести, на триста, на четыреста лет, отпущение полное – подороже, отпущение наполовину – подешевле, прощение самых страшных грехов, даже нечистых помыслов о Пресвятой Деве. Но это стоило целых семнадцать флоринов.

Уплатившим сполна монахи выдавали кусочки пергамента, на которых был проставлен срок действия индульгенции. Под этим вы читали:

Грешник, когда не хочешь ты
Печься, вариться, жариться
Тысячу лет в чистилище
И без конца в аду —
Здесь добудь индульгенцию,
Тяжких грехов прощение,
И за толику малую
Всевышний тебя спасет.

И покупатель валил к ним отовсюду.

Один из честных иноков любил проповедовать. Краснорожий этот монах гордо выставлял напоказ свой тройной подбородок и толстое пузо.

– Несчастный! – восклицал он, воззрившись на кого-либо из слушателей. – Несчастный! Ты – в аду! Пламя жжет тебя нещадно. Ты кипишь в котле с маслом, в котором жарятся oliekoek ’и[85] для Астарты. Ты – колбаса в печи Люцифеpa, ты – жаркое в печи главного беса Гильгирота, вот ты кто, и тебя еще сначала изрубили на мелкие кусочки. Взгляни на этого великого грешника, пренебрегшего индульгенциями, взгляни на это блюдо с фрикадельками – это ты, это ты, это твое грешное, твое окаянное тело. А какова подлива? Сера, деготь, смола! И все несчастные грешники употребляются в пищу, а потом вновь оживают для новых мучений – и так без конца. Вот где воистину плач и скрежет зубов! Сохрани, Господи, и помилуй! Да, ты в аду, бедный грешник, и ты терпишь все эти муки. Но вот за тебя уплатили денье – и деснице твоей вдруг стало легче. Уплатили еще полденье – и обе руки твои уже не в огне. А прочие части тела? Всего лишь флорин – и они окроплены росой отпущения. О сладостное прохлаждение! Десять дней, сто дней, тысячу лет – в зависимости от взноса – ты не жаркое, не oliekoek ’и, не фрикасе! А если ты не помышляешь о себе, окаянный, то разве в огненных глубинах преисподней нет других страждущих душ – душ твоих родственников, твоей любимой супруги, какой-нибудь смазливой девчонки, с которой ты часто грешил?

Читайте также  Кто был матерью древнегреческой богини артемиды

Тут монах толкал локтем в бок своего товарища, стоявшего рядом с серебряным блюдом в руках. А тот по этому знаку опускал очи долу и, призывая к пожертвованиям, благолепно встряхивал блюдо.

– Нет ли у тебя в этом страшном огне сына, дочери, милого твоему сердцу младенца? – продолжал проповедник. – Они кричат, они плачут, они взывают к тебе. Ужели ты пребудешь глух к их стенаниям? Нет, твое ледяное сердце растает, а обойдется это тебе недорого – всего-навсего один каролю. Но смотри: от звона каролю, стукнувшегося о презренный металл (при этих словах его товарищ опять тряхнул блюдо), пламя расступилось, и бедная душа выходит из жерла вулкана. И вот она уже на свежем воздухе, на вольном воздухе! Где пытка огнем? Пред нею море, она погружается в воду, плывет на спине, на животе, то нырнет, то вновь всплывет. Слышишь ли радостные ее воскликновения? Видишь ли, как она плещется? Ангелы смотрят на нее и ликуют. Они ждут ее, но ей все мало, ей хочется стать рыбкой. Она не знает, что там, на высоте небесной, ей уготованы приятные омовения в душистой влаге, в коей льдинами плавают горы белого и холодного леденца. Показалась акула, но душа не боится ее. Она вспрыгивает ей на спину, но акула этого не чувствует, и душа погружается с ней во глубину морскую. Там она приветствует ангелов вод, и те ангелы едят waterzoey [86] , подаваемую в коралловых котелках, и свежие устрицы на перламутровых тарелках. И как же ее здесь встречают, чествуют, привечают! Ангелы же небесные неустанно зовут ее к себе. Наконец, освеженная, счастливая, она воспаряет и, с песней на устах, звонкой, как трели жаворонка, взлетает к самому высокому небу, где во всей своей славе сидит на престоле сам Господь Бог. Там видит она всех своих земных сродников и друзей, за исключением тех, что, усомнившись в пользе индульгенций и в силе молитв святой нашей матери-церкви, горят в огне преисподней. И гореть им ныне и присно, ныне и присно, ныне и присно, и во веки веков, – бурнопламенная уготована им бесконечность. А та душа – она у Бога, совершает приятные омовения и хрупает леденец. Покупайте же индульгенции, братья! За какую угодно цену – за крузат, за червонец, за английский соверен! Мы и мелочью не побрезгуем. Покупайте! Покупайте! Мы торгуем священным товаром, а товар тот про всякого – и про богатого и про бедного, но только, братья, к великому нашему сожалению, в долг мы не отпускаем, ибо Господь наказывает того, кто не платит наличными.

Другой монах все потряхивал да потряхивал блюдо. И туда градом сыпались флорины, крузаты, дукатоны, патары, соли и денье.

Клаас на радостях, что разбогател, уплатил флорин и получил отпущение грехов на десять тысяч лет. Монахи выдали ему в виде удостоверения кусок пергамента.

Вскоре во всем Дамме осталось лишь несколько скаредов, так и не купивших индульгенций, и тогда монахи перебрались в Хейст.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector