Гробница пекаря эврисака

Гробница пекаря эврисака

Рим: неизвестная античность Виктора Сонькина

1

Если задать в поиске в интернете слово «Рим», самый большой процент фотографий будет изображать Колизей (фонтан Треви и Собор Святого Петра соревнуются за второе место). Обязательная программа знакомства с античной цивилизацией в Вечном Городе всем известна, и может даже слегка утомить к концу третьего дня: Форум, Колизей, Палатин, Капитолийские музеи, музеи Ватикана, Театр Марцелла, Алтарь Мира, Пантеон… Но в Риме есть множество античных памятников «второго ряда», иногда ничуть не менее интересных — просто более скромных, не попавших на первые страницы туристических буклетов. У них есть большое преимущество: большинство из них не музеефицировано (то есть доступно в любое время дня и ночи совершенно бесплатно), и вокруг, как правило, нет туристических толп. Я постараюсь познакомить вас с некоторыми из них.

Гробница пекаря Эврисака

В XIX веке папа Григорий XVI решил освободить арку ворот на площади Порта Маджоре (когда-то по этим аркам проходили русла нескольких римских акведуков) от средневековых наслоений. Под одной из разобранных башен обнаружился большой монумент, который раньше практически не был виден. Его бетонное ядро облицовано типичным римским камнем — травертином, и на каждой из сохранившихся сторон ясно читается надпись: EST HOC MONIMENTUM MARCEI VERGILEI EURYSACIS PISTORIS REDEMPTORIS APPARET.

Что означает последнее слово, не вполне ясно, но остальное понять нетрудно — «Сие есть памятник Марка Вергилия Эврисака, пекаря и поставщика».

Рядом с гробницей нашли рельеф, изображающий мужчину и женщину, урну для праха в виде хлебной корзины (смерть тоже можно использовать в рекламных целях) и плиту с еще одной надписью: «Была Атистия супруга мне и женщина прекрасная, ее от тела останки что остались, те в этой хлебнице лежат». Рельеф и надпись сохранились в Капитолийских музеях, а «хлебница», к сожалению, пропала.

Греческое имя пекаря «Эврисак» почти наверняка указывают на его простое происхождение — он был вольноотпущенник, бывший раб или сын рабов. Из-за этого историки искусства часто смотрели на гробницу Эврисака сверху вниз, видя в ней свидетельство дурного простонародного вкуса, отказ от традиционных римских ценностей — умеренности и аккуратности; ее сравнивали с гробницей, которую в «Сатириконе» Петрония придумывает для себя вульгарный нувориш Тримальхион. Но можно посмотреть на гробницу Эврисака и более сочувственным взглядом. Увидеть в ней свидетельство характерной для Рима социальной мобильности. Услышать рассказ о жизни и смерти человека, который на излете республиканской эпохи добился богатства, общественного признания, почета собственным трудом и собственными руками. Который самозабвенно гордился своим ремеслом.

На рельефах, опоясывающих верхнюю часть гробницы, изображены разные этапы приготовления хлеба: работники несут зерно, ссыпают его в большие меры, взвешивают, передают оптовым закупщикам; зерно мелют (движущая сила мельницы — довольно мрачные ослы), просеивают; наконец, тесто размешивают (снова не без помощи тягловой силы), раскатывают, выпекают в печи. Даже сам памятник построен так, чтобы напоминать о хлебопекарном ремесле: вертикальные трубы в нижнем ярусе, возможно, изображают башни для хранения зерна, а горизонтальные отверстия, которые пока никому не удалось объяснить удовлетворительно, могут изображать тестомешалки, или, по одной радикальной гипотезе, даже быть настоящими тестомешалками, встроенными в гробницу.

Как найти: доехать до остановки трамвая Пьяцца-ди-Порта-Маджоре

Храм «Минервы Целительницы»

Путешественник, прибывающий в Рим на поезде, попадает в район дешевых гостиниц, китайских сувенирных лавок и ближневосточных забегаловок. За этим неприглядным фасадом разглядеть античность непросто. Но она рядом, и ее немало — нужно только внимательнее смотреть. Например, если пройти на юго-восток по неуютной улице Джованни Джолитти (на которую можно выйти прямо из вокзала Термини), то примерно через километр вы окажетесь возле большого здания из бетона, облицованного кирпичом. Атмосфера вокруг совсем не музейная; случайный прохожий не догадается, что постройке 1700 лет. Но при желании и в этой заброшенности можно найти частицу римского обаяния.

Эта оболочка по традиции называется «храм Минервы Целительницы» (Minerva Medica), потому что в XVI веке в этих развалинах якобы нашли знаменитую статую Афины-Минервы («Минерва Джустиниани»).

Здание долго считали декоративным фонтаном-нимфеем, но более вероятно, что это был роскошный обеденный павильон с фонтанами и бассейнами. Его десятиугольный зал был покрыт куполом с легкими долями, заполнявшими пространство между кирпичными ребрами жесткости. Купол «Минервы», один из немногих, сохранившихся с античных времен, был предметом восхищения и тщательного изучения. Его можно увидеть на одной из гравюр Пиранези. Но, к сожалению, он внезапно обрушился в 1828 году. Архитектурапавильона была такой необычной, что спустя несколько десятилетий после возведения к нему пристроили несколько клиновидных контрфорсов, полукруглую нишу и портик. И в таком более традиционном виде, постепенно разрушаясь и обрастая неброским городским пейзажем, здание и дошло до наших дней.

Как найти: угол Via Giovanni Giolitti и Via Pietro Micca

Мраморная нога

От Пьяцца делла Минерва, что рядом с Пантеоном (не пропустите смешного слона, изваянного по эскизам Бернини — у него неправильные задние ноги, со скакательными суставами, как у лошади), отходит одна из тех римских улиц, название которой звучит, как поэма, — Виа дель Пье ди Мармо, что значит улица Мраморной ноги. Если пройти по ней на восток, в сторону Корсо, то на углу третьей улицы справа, (Виа Сан Стефано дель Какко), действительно обнаружится одинокая мраморная ступня. Судя по типу сандалии, это мужская нога. Может быть, она принадлежала супругу египетской богини Исиды Серапису и появилась в Риме в ту пору, когда после завоевания Египта культ тамошних богов приобрел популярность в столице.

Как найти: угол Via del Pie di Marmo и Via di Santo Stefano del Cacco

Нимфей Александра Севера

На площади имени короля Виктора Эммануила II стоит довольно монументальный древнеримский памятник, до которого редко доходят туристы. Это так называемый нимфей Александра Севера. Нимфей — большой декоративный фонтан, отличающийся от обычного большей «естественностью» или просто огромными размерами. Многие нимфеи служили водоразборными центрами, откуда вода из акведуков поступала в разные кварталы города.

Этот нимфей носит имя императора Александра Севера (III век н. э.) довольно условно, по датировке строительных материалов, хотя специалисты считают, что построен он был раньше, при Флавиях, а потом только подновлялся. В изначальном виде он был похож на трехпролетную триумфальную арку, только место пролетов занимали огромные ниши. В центральной, видимо, стояла статуя Юпитера или богини Виктории. А что было по бокам, известно точно: там стояли рельефы с изображением воинских доспехов.

Эти так называемые «трофеи» в средневековые времена почему-то стали связывать с победой полководца Мария над германскими племенами кимвров и тевтонов в конце II века до н.э., а сам нимфей стали называть храмом Мария или «трофеем Мария (что когда-то это был фонтан, давно уже никто не помнил). В 1590 году папа Сикст V перенес рельефы на верхнюю площадку лестницы, ведущей на Капитолийский холм. Там они и стоят по сей день.

Как найти: площадь Виктора Эммануила II

Арка акведука Аква Вирго

Большинство фонтанов Марсова поля подсоединены к акведуку, который называетя «Аква Вирго». Это один из немногих акведуков Рима, действовавших на протяжении всего средневековья. К эпохе Возрождения его напор превратился в тоненькую струйку, но когда в XV веке папа Николай V решил возобновить работу акведука, он смог это сделать без особых усилий. Акведук был построен ближайшим соратником императора Августа Марком Агриппой около 19 года до н. э., чтобы обеспечить водой комплекс новых бань неподалеку от Пантеона.

По легенде, источник воды его солдатам подсказала юная девушка, в честь которой водопровод и был назван (virgo по-латыни «дева»). При общей протяженности в 20 километров разница в уровне между исходной и конечной точкой составляла всего четыре метра — свидетельство невероятной точности и мастерства римских инженеров (римский водопровод действовал благодаря силе тяжести — вода просто должна была на всем протяжении акведука течь под уклон, сколь угодно небольшой). Значительная часть акведука пролегала под землей. Одну из его поддерживающих арок можно увидеть — намного ниже современного уровня земли — за решеткой во дворе дома номер 14 по Виа дель Назарено. Арка сделана из травертина в нарочито грубой манере, характерной для времен императора Клавдия.

Мощь Аква Вирго хорошо видна в бурных водах самого известного римского фонтана — фонтана Треви. На правой части его фасада есть рельеф с изображением солдат Агриппы и той девушки, которая указала им источник.

Как найти: via del Nazareno 14

Клавдиевская таблица о расширении померия

На Марсовом поле, где перестроек и реконструкций за последние два-три века было существенно меньше, чем в других районах Рима, можно иногда, если повезет, увидеть образ старого города, как будто запечатленного в кадрах неореалистов. Тем более что в самые глухие уголки этого квартала турист доходит редко, а ведь это самый центр города, и до фонтана Треви и Пантеона рукой подать.

В одном из таких глухих уголков, в северо-западном углу Виа дель Пеллегрино (номера 145-147, там, где улица под тупым углом сливается с Виа деи Банки Векки) на непримечательном доме висит весьма примечательная таблица времен императора Клавдия, которая кончается словами finibus pomerium ampliavit terminavitque — «границы померия раздвинул и обозначил». Померий — это священная граница города; по преданию, первый померий провели еще при Ромуле, вспахав землю вокруг крепости на быках и поднимая плуг в тех местах, где следовало встроить ворота.

Особенно интересно, что вместо буквы v в словах ampliavit и terminavit применяется особая буква, введенная в оборот самим Клавдием, как и несколько других букв. Эта орфографическая реформа ученого императора долго не продержалась. Сразу после его смерти, а он отравился, поев грибов, заботливо предложенных ему его собственной женой Мессалиной, эти новшества вышли из употребления, и до последовательного разграничения букв U и V, как предлагал Клавдий, человечество снова доросло только к XVII веку.

Как найти: пересечение Via del Pellegrino и Via dei Bancchi Vecchi

Арка менял

В стену моей самой любимой римской церкви Сан-Джорджо-ин-Велабро встроена римская постройка, которую обычно называют Аркой менял (Arcus Argentariorum). Возможно, она служила порталом для торжественного входа на расположенный тут же, рядом, Бычий форум, где торговали скотом. На постройке написано, что ее посвятили императору Септимию Северу и его домашним «менялы и торговцы скотиной сего места» (argentari et negotiantes boari huius loci).

velabro_testo

Надпись и рельефы на арке неоднократно подвергались редактуре, потому что в пору правления династии Северов то один, то другой из членов клана подвергался процедуре, известной как damnatio memoriae («проклятие памяти»).

Эта практика, известная со времен Древнего Египта до эпохи сталинских «исчезающих комиссаров», предполагала вычеркивание нежелательного имени из всех официальных посвятительных надписей и по возможности — уничтожение любой визуальной информации об этом человеке. Несколько членов императорской семьи были убиты и запрещены к упоминанию — и в связи с этим их имена и фигуры исчезли с арки.

Обратите внимание на огромные расстояния между буквами — книжный дизайнер сказал бы «кернинг» — в пятой строке. Ее явно кто-то переписывал в сокращенной версии.

Самые интересные рельефы находятся с внутренней стороны арки: слева император Каракалла совершает возлияние на походном переносном алтаре, а рядом с ним — выглаженное резцом пустое место, где когда-то были фигуры опальных царедворце; с другой стороны жертву приносят император Септимий Север и его жена Юлия Домна ,и тоже чья-то фигура заретуширована, а жреческий жезл возникает словно из воздуха.

Средневековая легенда уверяла, что менялы спрятали внутри арки свои сокровища. Об этом даже сложили стишок: Tra la vacca e il toro, troverai un gran tesoro — «Меж коровой и быком золото греби мешком». Жертвенный бык изображен слева на внешней стороне арки, а корова, кокетливо поднявшая хвост, справа, на внутренней. Поэтому на арке так много дырок. Сокровища не нашли.

Гробница пекаря эврисака

Книга: Здесь был Рим. Современные прогулки по древнему городу

Порта Маджоре

Следующее место, где стоит посмотреть на Клавдиевы акведуки, — это Пьяцца ди Порта Маджоре, где сходит на нет северовосточный отрог Целия. В наши дни на этом месте пересекаются несколько транспортных артерий Рима, но в античности этот пятачок был еще более запутанным перекрестком. Тут расходились две важные дороги: Виа Лабикана, ведущая из Рима на юго-восток, и Виа Пренестина, ведущая на восток (эти улицы до сих пор носят свои древние названия); и тут же перекрещивались линии шести акведуков сразу! То, что мы видим сейчас, — это часть конструкции, по которой текли Aqua Claudia и Anio Novus, — той же самой, что и в Парке Акведуков. Отверстия, по которым были проведены водоводные каналы, хорошо видны, если глядеть на арку сбоку. При строительстве Аврелиановых стен во второй половине III века н. э. арка превратилась в ворота, и в этом качестве, сначала под названием «Пренестинские ворота» (Porta Praenestina), потом, уже по-итальянски, просто как «большие ворота» (Porta Maggiore) она известна до сих пор.

Травертиновые блоки, из которых сложены ворота, кажутся грубыми, неотделанными. Это сделано нарочно. Клавдий, как мы уже успели убедиться, был большой поклонник старинной простоты, и архитектура времен его правления намеренно архаична. Немного позже мы встретимся еще с одним примером этой художественной моды.

Вкус Клавдия к старине проявлялся в разных областях жизни, и на фасаде Порта Маджоре есть еще одно тому свидетельство. В первой строке посвятительной надписи император назван так: ti. clavdIVs drvsi f. caisar avgvstvs germanicvs — «Тиберий Клавдий, сын Друза, Цезарь Август Германик…». Обратите внимание на то, как написано слово «Цезарь». В классической латыни оно пишется иначе — Caesar; Клавдий восстановил написание гораздо более давнего времени. Это, кстати, одна из улик, позволяющих восстановить латинское произношение, — из надписей вроде этих понятно, что императорское имя, позже ставшее титулом, читалось в древности скорее как «Кайсар», а не «Цезар», как его стали произносить в средние века, и тем более не «Чезаре», как в современном итальянском.

Порта Маджоре и гробница Эврисака. Гравюра А. Акварони, 1830 г.

Три буквы Клавдия

Филологические эксперименты Клавдия этим не ограничивались. Он ввел в латинский алфа вит три новых буквы. Эти буквы были призваны устранить двусмысленность в ряде написаний. Так, например, прописная латинская буква V в надписях выступает то в роли согласного (v), то в роли гласного (u). В результате слова вроде voluit («хотел») и volvit («крутил») в традиционной латинской орфографии пишутся одинаково — volvit. Клавдий предложил решить эту проблему, введя новую букву, похожую на перевернутую f, которая должна была заменить «согласную» v. Пример использования этой буквы можно увидеть на таблице, которая отмечает расширение померия при Клавдии. Таблица установлена на Марсовом поле, на стене дома по адресу Виа дель Пеллегрино, 145. Она кончается словами finibus pomerium amplia it termina itque — «границы померия раздвинул и обозначил», и вместо V там используется уникальная клавдиевская буква. Две другие придуманные Клавдием буквы тоже были предназначены для борьбы с двусмысленностью: он предложил заменить одним символом (похожим на перевернутое «с») окончания в словах вроде celebs и anceps, которые все равно читались одинаково, «пс», и ввести специальный символ (похожий на плюс без левой половинки) там, где разные грамматики рекомендовали писать то u, то I (monumentum и monimentum). После смерти Клавдия его новшества сразу же вышли из употребления. До последовательного разграничения V и u человечество снова доросло только к XVII веку, а в некоторых научных изданиях (например, в Оксфордском латинском словаре) до сих пор пишут все строчные u и V как «u», а все прописные — как «v», что крайне неудобно.

Интересно, что две других надписи на Порта Маджоре свидетельствуют о том, что с Клавдиевыми акведуками что-то оказалось не в порядке: в первый раз их пришлось ремонтировать уже через двадцать лет, при Веспасиане, а потом — еще через десять лет при Тите, причем в этой последней (самой нижней) надписи Тит заявляет, что восстановил акведук, «разрушившийся от старости (!) до основания» (a solo vetustate dilapsae essent).

Прежде чем проследить дальнейший маршрут Aqua Claudia на Целий, задержимся еще ненадолго на Пьяцца ди Порта Маджоре. За аркой Клавдия, примыкая к ней извне почти вплотную, примостился один из самых странных и обаятельных древнеримских памятников — гробница пекаря Эврисака.

Когда в 1837 году папа Григорий XVI решил освободить арку ворот от позднеантичных и средневековых наслоений, под одной из разобранных башен обнаружился большой монумент, который раньше практически не был виден. Его бетонное ядро облицовано травертином, и на каждой из сохранившихся сторон ясно читается одна и та же надпись:

EST HOC MONIMENTUM MARCEI VERGILEI EURYSACIS PISTORIS REDEMPTORIS APPARET

Если не считать последнего слова, то надпись вполне понятна — «Сие есть памятник Марка Вергилия Эврисака, пекаря и поставщика», — но не совсем ясно, что значит слово apparet, особенно если учесть, что текст этим словом заканчивается. Филологи спорят до сих пор. Одно предположение гласит, что это глагол apparere, «быть очевидным», и он значит в этом контексте что-то вроде «а вы как думали?».

Рядом с гробницей тогда же нашли рельеф, изображающий мужчину и женщину, урну для праха в виде хлебной корзины и плиту с еще одной надписью: «Была Атистия супруга мне и женщина прекрасная, ее от тела останки что остались, те в этой хлебнице лежат». Эврисак, судя по всему, был человек эксцентричный. Рельеф и надпись сохранились в Капитолийских музеях, «хлебница», к сожалению, пропала.

Греческий когномен пекаря («Эврисак») и отсутствие указаний на отца и деда, почти обязательное в могильных надписях свободнорожденных римлян, позволяют считать, что он был вольноотпущенником. Эта интерпретация (с которой довольно трудно спорить) долгое время влияла на трактовку гробницы Эврисака в научной литературе. В ней видели свидетельство дурного вкуса, отказ от традиционных римских ценностей — умеренности и аккуратности; ее сравнивали с гробницей, которую воображает для себя вульгарный нувориш Трималхион, персонаж знаменитого романа Петрония Арбитра «Сатирикон»:

Конечно, поставь мою статую. И пусть моя собака лежит у моих ног, и венки, и благовония… И добавь надпись: ЭТОТ ПАМЯТНИК НАСЛЕДНИКАМ НЕ ПЕРЕДАЕТСЯ. Еще изобрази, если можно, пиршественный зал, и чтоб весь народ пировал за мой счет. А как тебе вот такая надпись — ГАЙ ПОМПЕЙ ТРИМАЛХИОН МЕЦЕНАТИАН

ЗДЕСЬ ПОКОИТСЯ, КОТОРЫЙ В ЛЮБОЙ ДОЛЖНОСТИ В РИМЕ МОГ СЛУЖИТЬ, НО НЕ ЗАХОТЕЛ, КОТОРЫЙ ИЗ НИЧЕГО СТАЛ БОГАЧОМ И НИКОГДА В ЖИЗНИ НЕ СЛУШАЛ НИ ОДНОГО ФИЛОСОФА.

Но можно посмотреть на гробницу Эврисака и более сочувственным взглядом. Увидеть в ней свидетельство характерной для Рима социальной мобильности. Услышать рассказ о жизни (и смерти) человека, который на излете республиканской эпохи добился богатства, общественного признания, почета собственным трудом и собственными руками. Который самозабвенно гордился своим ремеслом. На рельефах, опоясывающих верхнюю часть гробницы, изображены разные этапы приготовления хлеба: работники несут зерно, ссыпают его в большие меры, взвешивают, передают оптовым закупщикам; зерно мелют (движущая сила мельницы — довольно мрачные ослы), просеивают; наконец, тесто размешивают (снова не без помощи тягловой силы), раскатывают, выпекают в печи. Даже сам памятник построен так, чтобы напоминать о хлебопекарном ремесле: вертикальные трубы в нижнем ярусе, возможно, изображают башни для хранения зерна, а горизонтальные отверстия, которые пока никому не удалось объяснить удовлетворительно, могут изображать тестомешалки (или, по одной радикальной гипотезе, даже быть настоящими тестомешалками, встроенными в гробницу).

Если пойти от Порта Маджоре вдоль Аврелиановой стены строго на юг, то очень скоро дорога приведет к церкви Санта-Кроче-ин-Джерузалемме (Святого Креста в Иерусалиме), которая стоит бок о бок с внушительными античными руинами, до которых туристы обычно не добираются (и которые, как правило, можно лишь осмотреть снаружи). Эти руины — так называемый Лагерный амфитеатр (Amphitheatrum castrense) и Сессорий, здание, которое использовала как личный дворец св. Елена, мать императора Константина.

От амфитеатра (который был построен целиком из бетона и кирпича, почти без каменной облицовки) остался только самый нижний ярус, да и в том арки были замурованы, когда здание встроили в Аврелиановы стены. Амфитеатр административно принадлежит церкви по соседству, и хотя попасть внутрь нелегко, на спутниковых фотографиях видно, что в древних стенах разбит регулярный парк.

Читайте также  Аридея греция термальные источники

Церковь Св. Креста в Иерусалиме, по легенде, была построена в начале IV века вокруг одной из комнат дворца Елены — той комнаты, в которой хранились так называемые «страстные реликвии». Это были священные предметы, привезенные Еленой из путешествия по Святой земле: фрагмент трехъязычной надписи на кресте («Иисус Назорей, царь иудейский»), две колючки тернового венца, которым пытали Христа, кусок гвоздя, три маленьких деревянных фрагмента Истинного Креста — того, на котором Христос был распят; а также большой кусок креста «благоразумного разбойника» (который признал божественную сущность соседа по казни), кость указательного пальца св. Фомы («неверующего»), который тот вложил в рану воскресшего Учителя; куски колонны, возле которой Христа били плетьми, и так далее. Между прочим, название церкви членится не как «Церковь креста, который находится в Иерусалиме», а как «Церковь в Иерусалиме, в которой хранятся частицы Истинного Креста»: Елена привезла в Рим иерусалимскую землю, и ей покрыли пол церкви, так, чтобы та по-настоящему находилась «в Иерусалиме».

Гробница Эврисака. Реконструкция.

Лагерный амфитеатр. Гравюра Э. Дюперака, xvi век.

На первых страницах «Мастера и Маргариты» Воланд сообщает Берлиозу и Бездомному, что он-де — единственный в мире специалист по рукописям чернокнижника Герберта Аврилакского и именно поэтому его пригласили в Москву. Гербертом Аврилакским (или Орильякским) звали в миру римского папу Сильвестра II, первого француза на престоле святого Петра. По легенде, церковь Санта-Кроче-ин-Джерузалемме стала для него роковой. Ему было предсказано, что он умрет, если отслужит мессу в Иерусалиме. Герберт-Сильвестр усвоил этот урок, и на Святую землю не стремился. Но как-то раз после службы в римской церкви Св. Креста ему стало плохо, а когда ему сообщили и объяснили полное название церкви — было поздно.

Погребальные сооружения в Древнем Риме

Особенности древнеримской погребальной архитектуры

В городской культуре Древнего Рима погребальные сооружения занимали очень важное место, хотя и находились, как правило, за пределами городской черты. К примеру, в Риме гробницы и усыпальницы располагалась неподалеку от городских стен, вдоль основных дорог – больше всего погребальных сооружений было около Аппиевой дороги. Но до наших дней сохранилось не так много подобных сооружений – большинство из них было разграблено мародерами и разрушено в результате войн, атмосферных осадков и времени.

Рисунок 1. Мавзолей Адриана

Наиболее интересными с точки зрения архитектуры являются мавзолеи и гробницы имперского периода. В отличие от общественных городских зданий, которые возводились в соответствие со строгими канонами древнеримского зодчества, погребальные сооружения патрициев возводились на частные средства, поэтому архитекторы использовали интересные решения и композиции. Если брать в целом, то именно погребальные сооружения составляли гораздо больший процент каменных построек в городах, чем общественные постройки и жилые дома.

Первоначально гробницы и усыпальницы выносились за пределы городских стен. Но со временем города росли и включали в себя эти территории, что оставило отпечаток на облике городских районов, в которых их включали. Особенно это стало заметным в период с III по IV в. н.э, когда многочисленные колумбарии, усыпальницы и гробницы стали неизменной частью древнеримских городов.

Рисунок 2. Римский город середины III века нэ

Первые древнеримские гробницы представляли собой классические курганы-тумулусы, которые позднее стали окружать каменными крепидами. В дельнейшем, погребальные сооружения эволюционировали, но в них все равно прослеживалась связь с тумулусами, выражавшаяся в том, что само захоронение располагалось под землей, а над ним возводилась постройка. Впрочем, роскошные усыпальницы в Древнем Риме возводились либо для императоров и членов их семей, либо для богатых и влиятельных патрициев, которые желая выделиться, требовали от архитектора создания настоящего шедевра античного зодчества.

Сложно разобраться самому?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Эволюция погребальных сооружений Древнего Рима

С уплотнением городской застройки, с конца I века нэ погребальные сооружения постепенно эволюционировали – внутреннее пространство максимально увеличивалось, а объем земляного заполнения уменьшался. Также изменялся и экстерьер гробниц, становясь все более вычурным и сложным.

Рисунок 3. Мавзолей Мунация Планка в Гаэте. Реконструкция фасада

Одной из самых известных усыпальниц того времени является мавзолей Мунация Планка, диаметр которого составляет порядка 30 м. Вместо одиночной внутренней камеры в нем имеется четыре отдельных, размещенных в виде креста и соединенных кольцевой галереей, из которой имеется выход наружу. Для освещения внутренних помещений использовалось сложная на то время система наклонных световых каналов, традиционная для подобных сооружений. Внешняя часть мавзолея облицована плитами травертина с рустикой в центральной части и антаблементом с дорическим фризом в верхней. Над карнизом располагались надгробные алтари, окаймленные подножием конкуса.

У не менее знаменитого мавзолея Плавтиев также используется внутреннее пространство в виде креста, но соединяющая камеры кольцевая галерея выполнена более широкой за счет многочисленных ниш. Среднокрестие перекрывается сомкнутым сводом, а над погребальные камерами расположены прямоугольные своды. Перед входом расположен тамбур, украшенный полуколоннами с посвятительной надписью.

Постепенно все мавзолеи тумулусного типа используют компактные высокие внутренние камеры вместо широкого приземистого свода, благодаря чему само тело мавзолея из цилиндрического превращается в квадратное.

Эволюцию погребальных сооружений у древних римлян связывают со многими факторами. Изначально погребальные традиции и сохранение памяти об усопших членах семейства являлись сугубо индивидуальным делом. Но с развитием общественной жизни в период республики, а также социально-экономическим прогрессом и усилением самосознания римских граждан, усилилось и желание увековечить себя в памяти потомков. Так как одним из лучших способов сделать это являлись погребальные сооружения, то вскоре в римском праве появились несколько законов, связанных с гражданской собственностью и неприкосновенностью усыпальниц. Благодаря этому появляются уникальные гробницы патрициев, представляющие собой настоящие шедевры античной архитектуры.

Рисунок 4. Мавзолей Цецилии Метеллы в Риме.

Самые известные погребальные сооружения Древнего Рима

Мавзолей Цецилии Метеллы на Аппиевой дороге, Рим. Является одним из самых древних и наиболее знаменитых памятников древнеримского погребального зодчества. Этот мавзолей возведен по принципу тулумуса, у которого цилиндрическая часть установлена на квадратное основание. Венчает сооружение конусовидный свод. Вход в усыпальницу расположен в боковой части. Чтобы попасть во внутреннюю камеру, облицованную кирпичом-сырцом, необходимо было пройти по сводчатому коридору. В экстерьере отчетливо прослеживаются строгие и лаконичные линии простых геометрических форм, подчеркиваются сдержанную торжественность усыпальницы. Цокольная часть выполнена из травертина в рустичном стиле, а фриз украшен цветочным орнаментом и рельефными рисунками военных трофеев, смягчающих строгость гробницы.

Рисунок 5. Мавзолей Цецилии Метеллы на Аппиевой дороге. Реконструкция.

Гробница Присциллы на Аппиевой дороге, Рим. Для того, чтобы добиться выразительности этой гробницы, архитектор использован необычный прием, заключающийся в расчленении круглой формы цилиндра двенадцатью нишами, в которых располагались статуи богов и символические изображения усопшей. Так как поверхность основания мавзолея была гладкой, применение статуй позволяло зрительно обогатить ее.

Рисунок 6. Внутренняя часть мавзолея Присциллы.

Гробница пекаря Эврисака. Чтобы прославить усопшего и его ремесло, архитектор применил в оформлении его гробницы необычные приемы и элементы. В качестве основания используются столбы, опирающиеся на подиум из туфа и символизирующие чаны для теста, а фасады с каждой стороны расчленяются плоскими обрамлениями и тремя отверстиями круглой формы, схожими с отверстиями печи для выпекания хлеба. Фасад отделен от основания плитой, по торцу которой идет посвятительная надпись. На фризе находятся барельефы, изображающие различные сцены из повседневной жизни покойного: этапы выпечки хлеба, семейные сцены и так далее. Усыпальница Эврисака является уникальной в своем роде, выделяясь свободной трактовкой ордера и необычными и смелыми архитектурными формами.

Рисунок 7. Гробница пекаря Эврисака.

Мавзолей претора Гая Цестия. Имеет необычную для древнеримских сооружений форму в виде нубийской (неправильной) пирамиды, поставленной на облицованное травертином бетонное основание. Высота пирамиды составляет 36 метров, а ее грани изготовлены из белого мрамора. По четырем углам пирамиды расположены небольшие изящные колонны, призванные подчеркнуть монументальность и монолитность гробницы.

Не нашли что искали?

Просто напиши и мы поможем

Фланированный статуями вход ведет в погребальную камеру с саркофагом претора. Внутренняя часть камеры покрыта штукатуркой и украшена разноцветными фресками с геометрическими орнаментами, изображениями божеств и различных предметов. Центральную часть свода занимает изображение самого претора – по одной из версий, это апофеоз. Но такое утверждение вызывает вопросы – понятие «апофеоз» или «обожествление» использовалось только в отношение императоров, но никак не преторов.

Рисунок 8. Мавзолей Гая Цестия, Рим.

Гробница в Путеолах на виа Челле. Это небольшая усыпальница высотой всего 9 метров, возведенная из кирпича и «встроенная» в склон холма. Гробница имеет небольшое квадратное основание, включающее в себя погребальную камеру в форме экседры. Второй ярус гробницы представляет собой восьмигранник, украшенный колоннами, ложными дверями и арками.

Мавзолей Марано, Неаполь. Несмотря на то, что эта усыпальница выстроена по канонам, близким к классическому тумулусу, она интересна своим интерьером. Архитектор отказался от штукатурки фасада, что позволило открыть яркие и сочные цвета красного кирпича кладки и серого и желтого туфа, использованного в основании.

Гробница пекаря эврисака

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Выставка «Авангардстрой» в Музее архитектуры им А.В.Щусева

На прошлой неделе мне повезло посетить прекрасную, жутко интересную выставку «Авангардстрой. Архитектурный ритм революции.» в Государственном музее архитектуры им А.В.Щусева. Все мероприятия, на которые я когда-либо попадала в этом музее, мне безоговорочно нравились. Это не исключение. Во-первых, интересная тема. Как раз, начиная с прошлого года, и сейчас, к 100-летию революции, появилось много мероприятий, посвященных конструктивизму и другим новаторским течениям в живописи и архитектуре. Во-вторых, представлены редкие документы и макеты. Разобраться, что на них изображено, а также понять, когда и зачем макет был создан, почему был реализован , а почему нет – смогут только знатоки. Для всех остальных музей устраивает экскурсии. Это не очень дорого, но безусловно стоит того. Расписание здесь http://muar.ru/events/ekskursii. Есть вечером в будни, есть в выходные. Нам проводила экскурсию директор музея, экспрессивная и напористая Елизавета Лихачёва. Разложила всю информацию по полочкам, очень логично обрисовала время, архитектурные течения, развитие науки и техники, их связь с обществом. Просто и доступно объяснила, почему авангард аполитичен и почему его ярчайшие шедевры находятся именно в СССР. Почему был забыт, почему ему на смену пришел соцреализм. И как все это повлияло на судьбы архитекторов. Многие записывали всю экскурсию на аудио. Это непросто, т.к. народа довольно много. Но я в итоге пожалела, что не сделала этого. Не буду пересказывать все то, что нам говорили, иначе будет не так интересно слушать и узнавать новое. А новое всенепременно узнает каждый. До сих пор ловлю себя на мысли, что с удовольствием послушала бы экскурсию ещё раз! Время есть до 1 апреля.

Елизавета Лихачева ведет экскурсию

Братья Веснины
Проект московского отделения газеты «Ленинградская прадва»
Москва. Конкурс 1924 год

Г.Б.Бархин
Проект издательского дома газеты «Известия»
Москва 1925-1927 годы
Знакомое здание, не так ли? Но что удивительно экскурсовод отправила нас за подсказками в интернет — посмотреть и найти Гробницу пекаря Эврисака.

А вот и Гробница пекаря. А ведь есть общие черты! А еще в архитектуре метро Чистые пруды. И т.д.

Узнаете? Дом Наркомфина.

Проект реконструкции автомобильного завода им И.В.Сталина (ЗИС). Вторая половина 30-х годов
Веснин, Зальберт, Фисенко, Попов
Присмотритесь, и вы увидите площадь и фонтан. Архитекторы ратовали за комфорт для рабочих :)

А это первые в нашей стране высотки. Правда только на проекте.
И.И.Леонидов
Проект здания Народного комиссариата тяжелой промышленности
Москва. Конкурс. 1934 год

Но что самое ужасное, — Народный комиссариат тяжелой промышленности было задумано построить на месте Китай-города. Это хорошо видно на карте. А если посмотреть на Кремль — то можно увидеть небольшую черную фигурку. Это колокольня Ивана Великого. Только ее планировалось оставить. А остальное — снести.

Гинзбург, Лисагор, Гассенпфлуг
Проект Дворца Советов
Москва. Закрытый конкурс 1932 год
Это яркий пример аполитичности авангарда. Помните, какой проект выиграл? Да, та самая высотка, на которой гордо возвышалась фигура вождя. А здесь ни вождя, ни партии.

Еще больше вы узнаете, услышите и увидите на выставке!

Группы музея в соцсетях : Фейсбуке, ВКонтакте, Инстаграм и канал на YouTube

Благодарю сообщество московских блогеров moskva_lublu за приглашение!

Рецепт хлеба: от лепешки на костре — до современной хлебопечки

Рецепт хлеба: от лепешки на костре - до современной хлебопечки 21 Мая 2019

Рецепт хлеба: от лепешки на костре — до современной хлебопечки

Вода, зерно и огонь

Есть теория, что секрет хлебопечения человечество открыло для себя случайно. Чтобы выжить, первобытный человек не только охотился, но и употреблял в пищу зерна дикорастущих злаков. Когда древние люди научились добывать огонь и готовить пищу на костре, они стали поджаривать раздробленные зёрна диких злаков и смешивать их с водой. В итоге получилась зерновая каша. По одной из версий, как-то во время приготовления этой каши часть ее вылилась на раскаленные угли и превратилась в лепешку. Именно с обычных, пресных лепешек и началась история хлеба — история, которая продолжается поныне…

От лепешки – к буханке

Технология хлебопечения развивалась вместе с человечеством: чем способнее и пытливее становились наши далекие предки, тем вкуснее становился хлеб. Сначала зерно размалывали обычными камнями, затем появились ступы, затем – первые жернова. А затем произошло еще одно открытие, превратившее примитивные лепешки в тот самый хлеб, который мы знаем сегодня: в Древнем Египте открыли секрет разрыхления теста брожением. У египтян этот рецепт переняли древние греки, у греков – римляне. Из категории домашней еды хлеб перешел в категорию социально значимых продуктов. Начали открываться пекарни, появились специалисты по пекарскому мастерству. Профессия пекаря была уважаемой: по сей день в Риме стоит мавзолей с надписью «Это — гробница Марка Вергилия Эврисака, пекаря-поставщика». Даже раб, овладевший искусством хлебопечения, мог изменить свой социальный статус: его умение ценилось в 10 раз дороже, чем сила самого отважного гладиатора. Во времена императора Августа в Риме было до 300 хлебопекарен, изготовлявших десятки разных сортов хлеба.

На Западе – ячмень, на Востоке – рис, на Руси — рожь

Многие историки давно сошлись во мнении: любая великая цивилизации – это цивилизация хлеба. Развитие народов было невозможным без развития земледелия, а развитие земледелия напрямую связано с природными условиями и ориентировано на господствующее растение. В Египте и Риме были благоприятные условия для роста пшеницы и ячменя, в странах Азии появился культ рисовой муки, в Америке (как в Южной, так и в Северной) в ход пошла кукурузная мука, а у наших предков славян главным злаком стала рожь. Так каждый народ получил свою традиционную кухню и свои традиционные сорта хлеба. В названиях сортов были отражены и особенности выпечки, а также — технологии мукомолья и приготовления теста. Например, русские женщины выпекали хлеб на «дне» русской печи, или – «в поду». Отсюда и пошло название: хлеб подовый. Когда муку для хлеба просеивали через сито, то выпеченный хлеб называли ситным. Если при выпечки калачей использовалась смесь ржаной и пшеничной муки, то их называли смесными. Хлеб весом свыше двух килограммов называли весовым.
На Руси хлеб всегда был одним из главных продуктов на столе. Как писал русский историк XVIII века Иван Болтин : «Русские вообще едят больше хлеба, чем мяса. Рабочий человек съедает присестом со щами до двух фунтов черного хлеба». В обычной крестьянской семье хлеб пекли три раза в неделю, чтобы за обедом на столе всегда был свежий ржаной ломоть. Однако, как и на Западе , со временем выпечка хлеба на Руси перестала быть только домашней: появились «хлебные избы» и «хлебные палаты» (маленькие и большие пекарни).

«Печь нам – мать родная!»

Свои этапы развития прошло и главное орудие пекарей – печь. От запекания на раскаленных камнях и в золе костров человечество пришло к первым простейшим печам (сделанным в ямах), на смену которым пришли глинобитные печи (как пример – русская печь, украинская груба и кавказский тандыр), а затем и более современные приспособления – листы и противни. Считается, что металлический лист французские и немецкие пекари начали использовать со второй половине XVIII века. Позднее появились его разновидности: листы для выпечки булочек небольших сдоб из дрожжевого и слоеного теста, листы для выпечки кондитерских изделий, а также листы с большими бортами – противни (от немецкого «браттпанне».) Во второй половине ХIХ века в некоторых странах Западной Европы начали появляться механизированные пекарни . В России этот процесс начался чуть позже – до начала 20 века хлебопечение в нашей стране было основано полностью на ручном труде. Зато с началом сталинской индустриализации картина кардинально поменялась, и к 1933 году по уровню механизации хлебопекарного производства Москва занимала лидирующее место среди мировых столиц.
Сегодня хлебопекарные заводы оборудованы современными устройствами тепловой обработки, тестомесами, машинами – делителями и прочими умными приспособлениями, позволяющими ежедневно выпускать тонны готовой продукции. Но это вовсе не значит, что хлеб стал менее вкусным. Напротив: в условиях рыночной экономики хлебопекарные производства постоянно совершенствуют технологии, тщательно следят за качеством сырья, разрабатывают уникальные рецептуры и предлагают покупателям как новые, так и проверенные временем, традиционные сорта хлеба . Ржаного и пшеничного. Формового и подового. Вкусного, с ароматной корочкой и сытным мякишем.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector