Гварнери скрипичный мастер

Гварнери скрипичный мастер

Скрипичные мастера: Антонио Страдивари, Николо Амати, Джузеппе Гварнери и другие. Скрипка работы андреа амати Итальянский скрипичный мастер амати

Имена для вечности
В 16-17 веках в нескольких странах Европы сложились крупные школы скрипичных мастеров. Представителями итальянской скрипичной школы были знаменитые семейства Амати, Гварнери и Страдивари из Кремоны.
Кремона
Город Кремона находится в Северной Италии, в Ломбардии, на левом берегу реки По. Этот город с X века известен центр по производству фортепиано и смычковых. Кремона официально носит звание мировой столицы производства струнных музыкальных инструментов. В наше время в Кремоне работают более ста скрипичных мастеров, и их продукция высоко ценится у профессионалов. В 1937 г., в год двухсотлетия со дня смерти Страдивари, в городе была основана школа изготовления скрипок, ныне широко известная. В ней обучаются 500 учеников со всего мира.

Панорама Кремоны 1782 года

В Кремоне много исторических зданий и памятников зодчества, но Музей Страдивари, пожалуй, самая интересная достопримечательность Кремоны. В Музее три отдела, посвящёные истории развития скрипичного дела. Первый — посвящен самому Страдивари: здесь хранятся некоторые из его скрипок, выставлены образцы бумаги, дерева, с которыми работал мастер. Второй отдел содержит работы других скрипичных мастеров: скрипки, виолончели, контрабасы, изготовленные в XX веке. Третий отдел рассказывает о процессе изготовления струнных инструментов.

В Кремоне родились выдающийся итальянский композитор Клаудио Монтеверди (1567-1643) и знаменитый итальянский резчик по камню Джованни Бельтрами (1779-1854). Но больше всего Кремону прославили скрипичные мастера Амати, Гварнери и Страдивари.
К сожалению, трудясь во благо человечества, великие скрипичные мастера не оставили после себя собственных изображений, и мы, их потомки, не имеем возможности увидеть их внешность.

Ама́ти (итал. Amati) — семья итальянских мастеров смычковых инструментов из древнего кремонского рода Амати. Упоминание имени Амати встречается в летописях Кремоны уже в 1097 году. Основатель династии Амати — Андреа — родился приблизительно в 1520 году, жил и трудился в Кремоне и там же скончался приблизительно в 1580.
Скрипичным делом занимались также два знаменитых современника Андреа — мастера из города Брешии — Гаспаро да Сало и Джованни Маджини. Брешанская школа оказалась единственной, которая смогла конкурировать со знаменитой кремонской школой.

С 1530 года Андреа вместе с братом Антонио открыл собственную мастерскую в Кремоне, где они стали изготовлять альты, виолончели и скрипки. Наиболее ранний дошедший до нас инструмент датирован 1546 годом. Он сохраняет еще некоторые черты брешанской школы. Отталкиваясь от традиций и технологии изготовления струнных инструментов (виол и лютен), Амати первым среди собратьев по труду создал скрипку современного типа.

Амати создавали скрипки двух размеров – большой (grand Amati) — 35,5 см в длину и меньший — 35,2 см.
Скрипки были с низкими боками и довольно высоким сводом дек. Головка крупная, мастерски вырезанная. Андреа впервые определил подбор дерева, характерный для кремонской школы: клен (нижние деки, бока, головка), ель или пихта (верхние деки). На виолончелях и контрабасах нижние деки иногда делались из груши и платана.

Добившись ясного, серебристого, нежного (но недостаточно сильного) звучания, Андреа Амати высоко поднял значение профессии скрипичного мастера. Созданный им классический тип скрипки (очертания модели, обработка сводов дек) остался в основном неизменным. Все последующие улучшения, сделанные другими мастерами, главным образом касались силы звука.

В двадцать шесть лет талантливый скрипичный мастер Андреа Амати уже «сделал» себе имя и ставил его на этикетках, прикрепляемых к инструментам. Молва об итальянском мастере быстро распространилась по Европе и дошла до Франции. Король Карл IX пригласил Андреа к себе и заказал ему изготовление скрипок для придворного ансамбля «24 скрипки короля». Андреа изготовил 38 инструментов, в том числе дискантовые и теноровые скрипки. Некоторые из них сохранились.

У Андреа Амати было два сына — Андреа-Антонио и Джироламо. Оба выросли в отцовской мастерской, всю жизнь были партнёрами отца и, вероятно, самыми знаменитыми скрипичными мастерами своего времени.
Инструменты, сделанные сыновьями Андреа Амати были еще изящнее, чем у отца, а звук их скрипок — еще нежнее. Братья немного увеличили своды, стали делать углубление вдоль краев дек, удлинили углы и немного, совсем чуть-чуть, изогнули эфы.


Николо Амати

Особых успехов в изготовлении скрипок достиг сын Джироламо – Николо (1596-1684), внук Андреа. Николо Амати создал скрипку, предназначенную для публичных выступлений. Он довёл до наивысшего совершенства форму и звук скрипки своего деда и приспособил её к требованиям времени.

Для этого он немного увеличил размер корпуса («большая модель»), уменьшил выпуклости дек, увеличил бока и углубил талию. Он улучшил систему настройки дек, особое внимание уделил пропитке дек. Подбирал к скрипке дерево, ориентируясь на его акустические свойства. Кроме того, он добился, чтобы лак, покрывающий инструмент, был эластичным и прозрачным, а цвет — золотисто-бронзовым с красновато-коричневым оттенком.

Конструктивные изменения, внесенные Николо Амати, заставили скрипку звучать сильнее, а звук распространяться дальше, не утрачивая при этом своей красоты. Николо Амати был самым известным из семейства Амати — отчасти из-за огромного количества сделанных им инструментов, отчасти благодаря своему прославленному имени.

Все инструменты Николо до сих пор ценятся скрипачами. Николо Амати создал школу скрипичных мастеров, среди учеников были его сын Джироламо II (1649 – 1740), Андреа Гварнери, Антонио Страдивари, создавшие позже собственные династии и школы, и другие ученики. Сын Джироламо II не смог продолжить дело отца, и оно угасло.

Гварнери (Guarneri) — семья итальянских мастеров смычковых инструментов. Родоначальник семейства, Андреа Гварнери, родился в 1622 (1626) в Кремоне, там же жил, работал и умер в 1698 году.
Он был учеником Николо Амати, и свои первые скрипки создавал в стиле Амати.
Позже Андреа разработал собственную модель скрипки, у которой эфы имели неправильные очертания, свод дек более плоский, бока довольно низкие. Были и другие особенности скрипок Гварнери, в частности, их звук.

Сыновья Андреа Гварнери — Пьетро и Джузеппе — также были крупными мастерами скрипичного дела. Старший Пьетро (1655 -1720) работал сначала в Кремоне, затем в Мантуе. Он изготовлял инструменты по собственной модели (широкая «грудь», выпуклые своды, эфы округлённой формы, довольно широкий завиток), но его инструменты были близки по изготовлению и звуку к скрипкам отца.

Второй сын Андреа, Джузеппе Гварнери (1666- ок. 1739), продолжал работать в семейной мастерской и пробовал объединить модели Николо Амати и отца, но, поддавшись сильному влиянию работ своего сына (знаменитого Джузеппе (Иосифа) дель Джезу) стал подражать ему в выработке сильного и мужест­венного звучания.

Старший сын Джузеппе — Пьетро Гварнери 2-й (1695- 1762) работал в Венеции, младший сын — тоже Джузеппе (Иосиф), прозванный Гварнери дель Джезу, стал крупнейшим итальянским скрипичным мастером.

Гварнери дель Джезу (1698-1744) создал свой индивидуальный тип скрипки, рассчитанный на игру в большом концертном зале. Лучшие скрипки его работы отличаются сильными голосами с густыми, наполненными тонами, выразительностью и разнообразием тембра. Первым, кто оценил преимущество скрипок Гварнери дель Джезу, был Никколо Паганини.

Скрипка Гварнери дель Джезу, 1740 года, Кремона, инв. №31-a

Принадлежала Ксении Ильиничне Короваевой.
В Госколлекцию поступила в 1948 г.
Основные размеры:
длина корпуса — 355
ширина верхней части — 160
ширина нижней части — 203
наименьшая ширина — 108
мензура — 194
шейка — 131
головка — 107
завиток — 40.
Материалы:
нижняя дека — из одного куска клена-явора полурадиального распила,
обечайка из пяти частей клена-явора, верхняя дека — из двух частей ели.

Антонио Страдивари

Антонио Страдивари или Страдивариус — знаменитый мастер струнных и смычковых инструментов. Считается, что он жил и работал в Кремоне, потому что на одной из его скрипок стоит клеймо «1666, Кремона». То же клеймо подтверждает, что Страдивари учился у Николо Амати. Считается также, что он родился в 1644 , хотя точная дата его рождения неизвестна. Известны имена его родителей –Александро Страдивари и Анна Морони.
В Кремоне, начиная с 1680 года, Страдивари жил на площади св. Доминика, там же он открыл мастерскую, в которой стал изготовлять струнные инструменты — гитары, альты, виолончели и, конечно, скрипки.

До 1684 Страдивари строил небольшие скрипки в стиле Амати. Он старательно воспроизводил и улучшал скрипки учителя, стараясь найти собственный стиль. Постепенно Страдивари освободился от влияния Амати и создал новый тип скрипки, отличающейся от скрипок Амати тембровым богатством и мощным звучанием.

Начиная с 1690 года, Страдивари стал строить инструменты более крупных размеров в отличие от скрипок его предшественников. Типичная «удлиненная скрипка» Страдивари имеет в длину 363 мм, что на 9,5 мм крупнее скрипки Амати. Позже мастер уменьшил длину инструмента до 355,5 мм, одновременно сделав его несколько шире и с более выгнутыми сводами, — так появилась на свет модель непревзойденной симметрии и красоты, которая вошла в мировую историю как «скрипка Страдивари», а имя самого мастера покрыла неувядаемой славой.

Наиболее выдающиеся инструменты были изготовлены Антонио Страдивари в период с 1698 по 1725 годы. Все скрипки этого периода отличаются замечательной отделкой и прекрасными характеристиками звучания – их голоса похожи на звонкий и нежный женский голос.
За всю жизнь мастер создал более тысячи скрипок, альтов и виолончелей. До нашего времени дошло примерно 600, некоторые из его скрипок известны под собственными именами, например, скрипка «Максимилиан», на которой играл наш современник, выдающийся немецкий скрипач Михель Швальбе – скрипка дана ему в пожизненное пользование.

Среди других прославленных скрипок Страдивари – «Беттс» (1704 г.), храняшаяся в Библиотеке Конгресса США), «Виотти» (1709), «Алард» (1715) и «Мессия» (1716).

Кроме скрипок, Страдивари создавал гитары, альты, виолончели, и создал, по крайней мере, одну арфу — по текущим подсчётам более 1100 единиц инструментов. Виолончели, вышедшие из рук Страдивари, имеют замечательный певучий тон и внешнюю красоту.

Инструменты Страдивари отличаются характерной надписью на латинском языке: Antonius Stradivarius Cremonensis Faciebat Anno в переводе — Антонио Страдивари Кремонский сделал в году (таком-то).
После 1730 года некоторые инструменты Страдивари были подписаны Sotto la Desciplina d’Antonio Stradivari F. in Cremona >

Умер Джузеппе Гварнери (1698-1744), скрипичный мастер

Умер Джузеппе Гварнери (1698-1744), скрипичный мастер

21 августа 1698 года в итальянском городке Кремона в знаменитой семье создателей смычковых инструментов Гварнери родился Джузеппе Антонио Гварнери, будущий великий скрипичный мастер.

Кремона в течение 200 лет была столицей струнных инструментов. Здесь работали Амати и Страдивари. Если инструменты Страдивари отличает воздушный и блестящий звук, то скрипкам Гварнери присущ голос более мощный, круглый и теплый. Джузеппе Гварнери прозвали «дель Джезу» за то, что он в отличие от других Гварнери, традиционно посвящавших свои инструменты Святой Терезе, сопровождал свою подпись на скрипках крестом — символом Христа.

Сделать хорошую скрипку – большое искусство. Мастера комбинировали элементы из ореха, клена и лимонного дерева. Их высушивали в течение двух лет в естественных условиях, потом вытачивали и вручную соединяли между собой натуральными клеями. Затем на подготовленные панели наносили множество слоев натурального лака из льняного масла, прополиса, винного спирта, натурального воска и сандалового экстракта. Струны мастера делали из кишок 7-8 месячных альпийских ягнят. Гварнери был радикалом и экспериментатором, его скрипки больше по размеру и имеют оригинальную форму. Поэтому они и звучат по-другому – ярко и певуче.

Никто так и не может объяснить, почему голоса скрипок, сделанных Гварнери, звучат так божественно. Подражатели терпеливо разбирали уникальные скрипки, измеряли каждую часть до сотых долей дюйма и делали точную копию — но так и не смогли добиться повторения волшебства. Химики исследовали лак и дерево. И все безрезультатно.

Одна из самых знаменитых скрипок Гварнери – инструмент по имени «Cannone» — «пушка». Так ее назвал игравший на ней великий скрипач Николо Паганини за ее «дальнобойность», то есть за то, что звучание этой скрипки прекрасно ощущается во всех нюансах даже в самых, казалось бы, акустически сложных точках зрительного зала. При этом современные скрипичные мастера и эксперты, взращенные на изысканных образцах Амати и Страдивари, не пропустили бы этот инструмент даже на первый тур конкурса, — настолько он далек от идеала скрипки по внешнему виду.

Скрипку долго считали просто некрасивой и неудачной, а ее главное достоинство — звук — было оценено в полной мере лишь в 19 веке. Головка скрипки — это своеобразная «визитная карточка» мастера. На нее, прежде всего, смотрят мастера и искусствоведы. Так вот, головка «пушки» с точки зрения современного идеала — это монстр. Все пропорции нарушены, спираль завитка неровная, работа грубая — из-под стамески, лак спекшийся, наложенный неровно, комками. Такого пренебрежения к внешней форме не позволил бы себе ни один копиист!

А для Джузеппе Гварнери это было естественно. Он был аскетом, вел монашеский образ жизни и, судя по всему, считал, что скрипке – «певице» голос важнее внешности. Жизнь Гварнери сложилась нелегко, и он умер в 46 лет, а его скрипкам пришлось тяжеловато. Из-за внешнего неизящества форм их не раз пытались улучшить и переделать. В итоге скрипка теряла свое звучание. Сейчас в мире осталось всего около 130 скрипок работы Гварнери, они стоят сотни тысяч долларов. Только две из них, в том числе и скрипка Паганини, остались нетронутыми, и стоят они несколько миллионов долларов каждая.

Недавно из престижного музыкального училища в Кельне была похищена одна из скрипок Гварнери. Инструмент стоимостью свыше полумиллиона долларов принадлежал одному из шведских банков и был предоставлен напрокат 22-летней скрипачке. Скрипку украли во время перерыва в репетиции, когда девушка, выйдя покурить, легкомысленно оставила ее в раздевалке. Инструмент так и не нашли.

Гварнери скрипичный мастер

Это как армянский коньяк, три звездочки, пять звездочек, а когда спросили у армянина-винодела,в чем же разница, он ответил: не знаю дарагой, из одной бочки наливал!

Так если не знаешь давай исследовать, расспрашивать этот вопрос.
Мало знаю но точно отличаются мензурами.
У моделей Гварнери вроде бы мензура скрипки больше, чем у моделей Страдивари.

Так если не знаешь давай исследовать, расспрашивать этот вопрос.
Мало знаю но точно отличаются мензурами.
У моделей Гварнери вроде бы мензура скрипки больше, чем у моделей Страдивари.

Разная конструкция и требования к звучанию самим автором инструмента во всем. и завиток, и эфы, и углы итд. Скрипки Гварнери созданы в основном для того чтобы на них играть, а Страдивари — для того чтобы еще и созерцать из внешнее совершенство форм. Для Гварнери был важен только звук — это хорошо видно по его инструментам, но и они при всей небрежности мастера и внешне тоже вызывают у всех восхищение. Но самое главное настоящие Гварнери и Страдивари сильно отличаются по звучанию. Объединяет их одно, и звучание Страдивари и звучание Гварнери принято считать совершенством для звучания скрипки, и это сомнения не вызывает ни у кого.

А если говорить о современных копиях (я так понмиаю именно это Вас интересует, хотя название темы тогда не совсем адекватно вопросу), то больше копируют Страдивари лишь только потому что как я уже сказал вроде бы как конструктивно Страдивари считается неким эталоном всё же больше чем Гварнери и все лепят свои «шедевры» по нему, в том числе начиная с московской меб фабрики и Китая.
А мензура и размеры плавают у всех, главное чтобы они плавали в допустимых пределах, иначе можно делать скрипку а получится виолончель, сами понимаете. Нет такого чтобы Страдивари решил вот значит буду делать все скрипки с такой мензурой. и с формой он сильно экспериментировал и с мензурой само собой.

Разная конструкция и требования к звучанию самим автором инструмента во всем. и завиток, и эфы, и углы итд. Скрипки Гварнери созданы в основном для того чтобы на них играть, а Страдивари — для того чтобы еще и созерцать из внешнее совершенство форм. Для Гварнери был важен только звук — это хорошо видно по его инструментам, но и они при всей небрежности мастера и внешне тоже вызывают у всех восхищение. Но самое главное настоящие Гварнери и Страдивари сильно отличаются по звучанию. Объединяет их одно, и звучание Страдивари и звучание Гварнери принято считать совершенством для звучания скрипки, и это сомнения не вызывает ни у кого.

А если говорить о современных копиях (я так понмиаю именно это Вас интересует, хотя название темы тогда не совсем адекватно вопросу), то больше копируют Страдивари лишь только потому что как я уже сказал вроде бы как конструктивно Страдивари считается неким эталоном всё же больше чем Гварнери и все лепят свои «шедевры» по нему, в том числе начиная с московской меб фабрики и Китая.
А мензура и размеры плавают у всех, главное чтобы они плавали в допустимых пределах, иначе можно делать скрипку а получится виолончель, сами понимаете. Нет такого чтобы Страдивари решил вот значит буду делать все скрипки с такой мензурой. и с формой он сильно экспериментировал и с мензурой само собой.
Я вас так понимаю что современные мастеровые скрипки модель Гварнери просто на вид попроще, чем модели Страдивари.
А по звучанию одинаковые.

Я вас так понимаю что современные мастеровые скрипки модель Гварнери просто на вид попроще, чем модели Страдивари.
А по звучанию одинаковые.

Они не попроще я бы сказал, они просто другие, ну форма другая. Всё производство и на мануфактурах 19 века и на дешевых фабриках ныне заточены под модель Страдивари, хотя то что получается сами понимаете моделью Страдивари это можно назвать только в кавычках, но суть дела не в этом.
Просто нравится всем форма Страдивари, она классическая и все делают по нет. Ну зачем копировать завиток Гварнери, если Страдивари внешне красивее. вот и вся причина и весь ответ на Ваш вопрос.
А модель Гварнери сама не проще, мне например модель Гарнери кажется очень интересной, может потому что Страдивари повсюду. Гварнери делал красивые эфы например.

А по звучанию одинаковые

Вы читали мои ответы выше.
Конечно если сделать фабричную копию хоть под Страдивари, хоть под Гварнери, хоть под Маджини — звучание будет одинаково плохим, потому что на фабрике хороших скрипок не делают.
А про звучание настоящих Гварнери и Страдивари я Вам всё очень подробно написал.

попробуйте ответить на два вопроса
1. почему на 1500 (ну грубо) известных инструментов Страда мы имеем более 700 известных патронов, а сколько еще утерянных? Т.е. получается что на каждый инструмент он делал отдельный патрон?
У меня есть две книги о патронах Страдивари: одна Саккони (мой перевод Вы знаете) и Stewart Pollens’a «The Violin Forms of Antonio Stradivari», издано в Лондоне в 1992 году. В обеих книгах приведены те же самые формы и их не так уж и много: дюжина для скрипок, 2 контральто, 1 — тенор. Были еще и виолончельные, но в подлиннике до нас не дошли. А что Вы имели ввиду, когда писали о 700 известных патронов (надеюсь. что Вы знакомы с книгой Саккони, хотя бы)?

2. Почему у Страда нет ни одного инструмента с повторяющимися размерами? Ведь если использовать один патрон для изготовления нескольких инструментов то размерные совпадения неизбежны!Если скрипки сделаны по разным моделям, то и размеры разные. Если по одной модели, то размеры варьируются в пределах 1-2 миллиметров — погрешность при монтировании обечаек, поэтому-то он и заканчивал кайму только после приклеивания деки к обечайкам, чтобы сделать одинаковый свес краев деки над обечайками.

Ну уж если быть совсем точным в определениях то в основном скрипки не узнаются по очертаниям модели. Эксперты «узнают» инструмент по характерным признакам работы того или иного мастера. Это и форма свода и способ вставления уса, и головка и каемка. Множество мелких деталей которые и определяют школу либо мастера представляющего лицо этой школы.Естественно, что и по всем другим признакам тоже. Но если форма не соответствует мастеру, то не стоит искать в ней признаки технического порядка. Например, если я вижу перед собой скрипку брешианского типа, то не буду в ней искать технические приемы Андреа Гварнери, а стараться понять, это Гаспаро да Сало, или Маджини, а может быть кто-то и другой, но никак не из Кремоны. Это я все намекаю на экспертизу Юрьева по отношению к скрипке брешианского типа, которую он так хотел приписать А.Гварнери, чем очень меня удивил и позабавил. Первое, что делает эксперт, это определение школы по форме, о чем и зашел разговор на форуме. Кстати, к «форме» инструмента относятся: геометрия контура, геометрия свода, геометрия эфов, геометрия завитка.
Например, если мы видим перед собой характерный контур скрипок Маджини, но эфы в скрипке будут кремонскими, то скорее подумаем о плохой копии, чем станем искать признаки работы Маджини, не правда ли?

Читайте также  Отдых в греции халкидики

(12.03.1948, Грозный)

В 6 лет начал заниматься на скрипке у Сергея Климашевского, а под руководством Александра Поляниченко, скрипичного мастера из Владикавказа, Юрий к 16 годам изготовил свою первую скрипку.

В 1964 году Почекин поступил в Московское Государственное музыкальное училище имени Гнесиных, где его педагогом стал С. Микитянский. По окончании училища талантливый скрипач становится студентом ГМПИ им. Гнесиных (сегодня — Российская Академия музыки) по классам известных музыкантов М. Фихтенгольца и Л. Закса. Так же увлечённо он занимается струнным квартетом под руководством первого скрипача квартета им. Бородина Ростислава Дубинского. А мастерству изготовления скрипок Юрий учится, посещая факультативные занятия известного мастера Бориса Горшкова.

Первый успех пришел к мастеру в 1974 году, когда на IV Всесоюзном конкурсе скрипичных мастеров, в соревновании с более опытными профессионалами, скрипки 26-летнего дебютанта «Марсельеза» и «Прелюдия» завоевали I и II премии. Как наиболее талантливого и перспективного молодого мастера Министерство культуры направляет его на стажировку в Италию, в Кремону, на родину великих Страдивари, Гварнери и Амати.

В 1974 — 1976 годах он учился в Институте скрипичных мастеров имени Страдивари, где его наставниками были Франческо Биссолотти и Джиобатта Морасси. Изучение традиций и секретов великих итальянцев оказало решающее воздействие на творческое формирование Ю. Почекина, а окончательный итог его профессионального становления подводит стажировка в Праге в 1980 году у знаменитого Пшемысла Шпидлена. В эти годы молодой мастер активно участвует во Всесоюзных и Международных конкурсах, добиваясь отличных результатов. Дважды его скрипки входят в финальное прослушивание Международного конкурса им. Венявского в Познани, а в 1979 году в Кремоне на II Международном конкурсе им. А. Страдивари, в котором участвовали около 400 инструментов 193-х мастеров из 23 стран мира, его альт завоёвывает бронзовую медаль.
В декабре 1999 года в Севилье (Испания) проходил I Международный конкурс имени Хосе Контрераса, где Ю. Почекин одержал убедительную победу. Ему были присуждены две первые премии — за скрипку и альт, а также два специальных приза — за лучшее звучание и за лучшее художественное исполнение работы.

С 1987 по 1990 годы Ю.Г.Почекин был Президентом Ассоциации скрипичных мастеров Всесоюзного музыкального общества.

На сегодняшний день он изготовил уже около 300 инструментов: скрипок, альтов и виолончелей на которых играют многие музыканты из разных стран в том числе дети Иван Почекин и Mихаил Почекин . В своей работе он использует исключительно лучшие, выдержанные материалы: итальянскую ель и горный клён. Его собственный оригинальный лак варьируется от оранжево-золотистого до коричневого и даёт возможность полностью проявиться красоте структуры дерева.

Почекин известен как талантливый реставратор уникальных музыкальных инструментов прошлых веков. Им отреставрировано более тысячи старинных инструментов, в том числе шедевры Страдивари, Гварнери, Амати, Гваданьини, Вильома.

Свой огромный опыт, знания и интуицию Юрий Почекин щедро передаёт своим ученикам, среди которых лауреаты Национальных и Международных конкурсов.
Ю. Почекин является членом Союза скрипичных мастеров России, Испанской ассоциации профессиональных скрипичных и смычковых мастеров, а также является членом Интернационального Союза скрипичных и смычковых мастеров (ENTENTE INTERNATIONALE DES MAITRES LUTHIERS EF ARCHETIERS D,ART). Был Президентом Ассоциаци скрипичных мастеров Всесоюзного Музыкального Общества, как эксперт входил в состав различных экспертных комиссий, как например Государственная экспертная крмиссия при Министерстве культуры СССР и многих других. Много лет он участвует в работе жюри Национальных и Международных конкурсов, в том числе имени Венявского в Познани и имени Чайковского в Москве.

Рабинович Александр Серг.jpg

РАБИНОВИЧ Александр Сергеевич

(21.07. 1947, Ленинград)

Скрипичный, смычковый мастер, реставратор, член ВМО с 1987, «Творческого Союза мастеров–художников и реставраторов смычковых музыкальных инструментов».

С 1962 по 1983гг учился скрипкостроению у И. П. Кривова. Точил колки, резал подставки, подбородники, подгрифники и др. Помогал учителю в реставрации ученических инструментов, затем – концертных. Первую скрипку изготовил в 1966.

К 2019 году около 500 скрипок, альтов, квинтонов, виолончелей и смычков. В их число входят также инструменты и смычки, изготовленные в традициях эпохи барокко.

Руководствуется идеями, воплощёнными в инструментах А. Страдивари, династий Гварнери, Амати и других, не прибегая к точному копированию. Обращается также к опыту старой польской школы.

По мнению Р. современные мастера и музыканты придают слишком большое значение выбору древесины, месту и времени ее произрастания. Он считает, что кавказская, сибирская, азиатская, канадская древесина по структуре не отличается от европейской: те же капиллярные трубки, целлюлоза, лигнин. Р. уверен, что старые итальянские мастера владели особой технологией обработки древесины. Пользуясь ею, они создавали акустически идеальный материал. Инструменты, из него изготовленные, пели живыми голосами.

Основой технологии мастера является процесс превращения древесины в акустически совершенный материал. Опустошая (вычищая) капиллярные трубки и укрепляя их стенки специальным природным полимером, он создаёт микро-резонаторы. Наличествуя во множестве и обладая разными линейными размерами, микро-резонаторы отзываются на различные звуковые частоты. Таким образом, весь диапазон звучания инструмента становится максимально насыщенным обертонами. Кроме того в процессе грунтовки на внутренних поверхностях микро-резонаторов образуются щетинки, подобные эпителию гортани человека. Колеблясь, они вносят свою лепту в создание индивидуальной голосовой окраски инструмента.

Лак от светло-жёлтого до тёмно-красно-коричневого, на ярком, жёлто-золотистом грунте.

1986 — VI Всесоюзный конкурс мастеров смычковых инструментов, Москва. Диплом

участника II тура (скрипка «Вега»);

2000 – персональная выставка в рамках III международного фестиваля старинной

музыки «Earlymusic», СПб.;

2003 – персональная выставка «Возрождение технологии старых итальянских мастеров», СПб (организатор — авиакомпания Люфтганза»);

30 ноября — 4 декабря 2011, Царскосельская гимназия им. А. А. Ахматовой.

Выставка инструментов Александра Рабиновича в рамках международного конкурса

им. С. И. Савшинского

На скрипках Р. играют музыканты Великобритании, Германии, Испании, Кореи, России, США.

Этикетка рукописная на русском языке (середина 1970-х – начало 1980-х гг.): «Александр

Рабинович / Ленинград … / [фирменный знак]»; «Рабинович А. С. / Ленинград / LENINGRAD / 19… г./ [фирменный знак]».

С начала 1980-х и позднее – на латинице: «Alexander Rabinovich / Leningrad 1982 [фирменный знак]»;

Говорят, он до сих пор жив: в чем секрет скрипичного мастера Гварнери

скрипки ГварнериЯпонская скрипачка Киоко Йонемото, сыгравшая на самой дорогой скрипке в мире «Экс-Вьетан» работы Гварнери дель Джезу в Большом зале консерватории / Источник: Изображение:: ИТАР-ТАСС / Алексей Филиппов

«Экспресс газета» в Google Новостях

21 августа 1698 года в итальянской Кремоне в семье скрипичных дел мастера Иосифа Гварнери родился мальчик, которого назвали Бартоломео Джузеппе Антонио. В наши дни он известен как Джузеппе Гварнери дель Джезу. Ему завидовал сам Страдивари. Инструменты, изготовленные его руками, на сегодня самые дорогие в мире. И никто не может сказать, почему.

Из чего делали певучие струны

Будущее маленького Джузеппе было предопределено. Его дед учился еще у великого Амати, уже в то время прославившего свое имя созданием прекрасных певучих струнных инструментов. Ему пришлось начинать свое обучение с мальчика на побегушках.

Вначале он постигал науку распознавать и сортировать дерево, потом готовить кишки ягнят для изготовления струн, потом обращаться со столярными инструментами — в общем, все, как обычно для подмастерья. Только некоторые его уроки проходили отдельно от других учеников: семейные секреты изготовления волшебных инструментов передавались от отца к сыну вдали от чужих глаз.

Скрипки Джузеппе Гварнери отличаются небрежностью исполнения, но прекрасным звучанием. Источник: YouTube

Скрипки Джузеппе Гварнери отличаются небрежностью исполнения, но прекрасным звучанием. Источник: YouTube

Мальчик быстро перенимал мастерство отца и деда. Мало того, что он свободно повторял их работы, так его копии превосходили оригиналы звучанием. Вроде бы то же дерево, тот же лак, еще неумелые руки молодого мастера, а скрипка — поет!

Впоследствии даже Иосиф копировал сыновние технологии, стараясь повторить его шедевры. Но дошедшие до наших дней скрипки отца и сына кардинально различаются по звуку, его тембру и наполненности.

Конкуренция со Страдивари

Семье Гварнери приходилось нелегко. В то же время расцвета достиг гений другого скрипичного мастера — Антонио Страдивари. Его скрипки вошли в моду, мастер был продуктивен, имел влияние и деньги. Страдивари производил около 25 скрипок в год, притом что обычно из-под рук мастера выходит всего до пяти качественных инструментов.

Конечно, в мастерской Страдивари работали подмастерья, но все равно это было слишком много. Ниша дорогих инструментов была заполнена, а тут еще Джузеппе достался своенравный характер деда Андреа. Он был невоздержан во хмелю и постоянно попадал из-за этого в передряги. Некоторые исследователи жизни великого мастера считают, что именно по этой причине Джузеппе оказался в ордене иезуитов. Он жил и работал в монастыре, продавая свои скрипки церкви практически за бесценок.

Легендарная «Пушка» работы Гварнери хранится в мэрии Генуи. Источник: YouTube

Легендарная «Пушка» работы Гварнери хранится в мэрии Генуи. Источник: YouTube

Только вот не все оправдывают пребывание мастера в монастыре попыткой избавиться от земных пороков или бегством от нищеты. Современники Гварнери судачили, что он жил среди монахов не просто так. Гварнери надеялся спрятаться за монастырскими стенами от дьявола, которому он продал душу за то, чтобы его инструменты стали лучшими, превзойдя работы Страдивари.

К моменту становления Гварнери как отличного производителя скрипок противостояние между двумя конкурирующими семействами достигло своего апогея. Страдивари почувствовал в молодом Джузеппе сильного соперника и применял в борьбе с ним все свои связи.

Инструменты Гварнери не покупали, тем более, он не признавал дорогой отделки, предпочитая уделять внимание голосу скрипки часто в ущерб ее внешнему виду. Работы Гварнери в сравнении со Страдивари неряшливы. Эфы (резонаторные отверстия) вырезаны неровно, можно сказать, даже небрежно. Лак положен где-то даже комками. И таких непростительных огрехов — множество.

Те, кто изучал скрипки руки Гварнери в разное время, пытались улучшить звучание, отшлифовав покрытие или доведя до правильной формы ту деталь, что казалась неправильной. В результате скрипка теряла свое волшебное звучание. Из-за таких горе-улучшателей до наших дней дошли всего несколько неиспорченных скрипок дель Джезу.

Концертный зал Музея скрипки, Кремона, Италия. Источник: YouTube

Концертный зал Музея скрипки, Кремона, Италия. Источник: YouTube

Тень дьявола

Однажды, спустя много лет после смерти Джузеппе, великому скрипачу Никколо Паганини предложили купить скрипку почти неизвестного мастера. Музыкант, привыкший к изяществу и совершенным формам инструментов Страдивари, недоверчиво отнесся к грубой скрипке с нарушенными пропорциями.

Но стоило ему заиграть, как он влюбился в ее звук. Свое имя «Пушка» скрипка получила именно за особенность своего голоса. Глубокий насыщенный, сильный — он долетал до любой точки любого концертного зала.

Говорили, что когда Паганини играл на ней, за его спиной можно было видеть тень дьявола. А кое-кто поговаривал, что в «Пушку» вселилась проданная этому самому дьяволу душа самого Джузеппе Гварнери, которая после смерти не знает покоя.

В 1999 году «Пушка» попала в руки Богодара Которовича, известного скрипача. Вспоминая опыт игры на ней, маэстро говорил о полнейшей мистике. Инструмент не представлял ничего особенного, репетиции не показали никакого сверхзвука, которого так ждал от легендарной скрипки музыкант. Артист переживал о том, что и выступление будет посредственным.

Но стоило заиграть на концерте, как скрипичный голос необъяснимым образом преобразился. Которовичу казалось, что кто-то стоит за спиной и играет вместе с ним.

Говорят, неупокоенная душа мастера кочует за скрипкой Гварнери до сих пор. Источник: YouTube

Говорят, неупокоенная душа мастера кочует за скрипкой Гварнери до сих пор. Источник: YouTube

Смерть в нищете

Скрипки Гварнери действительно превзошли работы самых известных мастеров. Они стоят в два раза дороже работ Страдивари. Но даже если Гварнери продал душу дьяволу, то он плохо читал контракт… Дьявол не стал долго дожидаться и прибрал душу великого мастера всего в 46 лет. Умер Джузеппе дель Джезу в нищете и безвестности, в тюрьме. И не осталось даже сведений о том, почему он там оказался. Известно только, что в последние годы он создал лучшие свои скрипки.

Владельцу «Пушки», легендарному Паганини, тоже не повезло прожить долгую жизнь и обрести покой после смерти. За пару лет до смерти скрипач потерял голос. Говорят, что скрипка Гварнери в тот же день тоже потеряла звучание. Но если скрипку смогли починить, то Паганини до самой своей смерти не мог говорить.

После того как Паганини умер, церковь не дала разрешения похоронить его на освященной земле, объявив музыканта нечестивцем и пособником дьявола из-за тех самых слухов о сатанинской тени за его спиной. С тех пор гроб с телом виртуозного скрипача ждала жуткая одиссея, продолжавшаяся 56 лет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector