История флоренции краткое содержание

История флоренции краткое содержание

Никколо Макиавелли — О военном искусстве

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Никколо Макиавелли — О военном искусстве — бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Древнеевропейская литература, История, Научная литература . На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Книга - О военном искусстве. Никколо Макиавелли - прочитать полностью в библиотеке КнигаГо

Изадано в серии:

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги «О военном искусстве»

Никколо Макиавелли (1469-1527) ведал во Флорентийской республике военными и внутренними делами, но прославился среди современников не как политик, а как автор литературных и исторических произведений, в том числе знаменитой комедии «Мандрагора» и трактата «Государь». В 1559 г. его труды были внесены в первый ватиканский «Индекс запрещенных книг», и на долгие годы о Макиавелли забыли.
Трактат «О военном искусстве» — единственное политическое сочинение автора, опубликованное при жизни. Именно оно было рекомендовано в качестве учебного пособия для русской армии. Имя Макиавелли стоит в одном ряду с такими классиками теории военного дела как Гай Юлий Цезарь и Сунь Цзы.

Читаем онлайн «О военном искусстве» (ознакомительный отрывок). Главная страница.

  • 1
  • . . .

О военном искусстве

Предисловие

Стратегемы Никколо Макиавелли

Когда Никколо де Бернардо Макиавелли (1469-1527 гг.), секретарь Совета Десяти Флорентийской республики, был после возвращения во Флоренцию семейства Медичи отстранен от службы (1512 г.), а затем даже заключен в тюрьму, казалось, что его жизнь терпит крах. Республика пала, флорентийское ополчение, в создание которого он вложил столько трудов, оказалось совершенно непригодным к каким-либо военным действиям, Никколо ждало полное удаление от дел.

Однако именно тогда началось самое, пожалуй, главное в его жизни. Он стал писать, и его письменное слово оказалось даже более убедительным, чем устное. Высланный в свое загородное имение, он пишет «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия», «Государя», «Историю Флоренции», «О военном искусстве». Именно сочинения даровали Макиавелли всемирную славу. Они же и привели к появлению знаменитого словечка «макиавеллизм», которое обозначает политическую хитрость, коварство, веру в силу, а не в чувство справедливости, помноженную на образованность, высокую риторику и искреннюю заботу о величии своего государства. Трудно сказать, что во всем этом было главным, что вторичным, что искренним, а что — позой, характерной для многих людей того времени. Так или иначе, впечатление на Европу Никколо произвел сильное.

Наиболее известен в этом плане «Государь» Макиавелли. Однако и трактат «О военном искусстве» не противоречит тем же «принципам». «Стратегемы», военные уловки, сборники которых создавались еще в античности, это примеры образа действий, проповедуемого Макиавелли в «Государе». Единственное отличие заключается в том, что здесь обходы, засады, обманы и подкупы кажутся вполне оправданной и само собой разумеющейся вещью. Обманувший противника удостаивается триумфа, обманутый -в лучшем случае насмешек.

Впрочем, Никколо Макиавелли писал сочинение о военном искусстве не для того, чтобы показать весь арсенал воинских уловок. Он был движим двоякой целью — и апологией своего труда по созданию во Флоренции милиции, и обоснованием необходимости формирования регулярной’ армии. Создавался «Трактат о военном искусстве» в 1519-1520 гг., то есть спустя семь лет после гибели Флорентийской республики. За это время военная фортуна успела несколько раз изменить ситуацию в Италии, где в то время Франция боролась за гегемонию с Испанией и Германской Империей. Произошло несколько грандиозных сражений (при Новаре, Ла-Мотте, Мариньяно), во время которых с наилучшей стороны себя показали наемные бригады швейцарцев и ландскнехтов, казавшиеся Макиавелли выросшими из ополчения, подобного флорентийскому.

Никколо Макиавелли воспринял это как подтверждение правильности некогда пропавших втуне усилий; однако он не собирался писать простое восхваление швейцарцев. Замысел его был глубже: ему хотелось показать, как может быть сформирована армия, подобная непобедимым некогда римским легионам во всем — от метода набора и вооружения до тактических построений. Многие предшественники Макиавелли использовали труды Вегеция, Фронтина, Тита Ливия, других древних писателей и бездумно воспроизводили различные описания строя, методов марша и т. д. Все это не имело никакого отношения к реальностям военных действий в эпоху Средних веков и Кватроченто. Но ведь сочинение трактатов по военной теории тогда было одним из видов риторических и школьных упражнений: их писали не практики, а люди, порой ни разу в жизни не бравшие в руки оружия.

Макиавелли же хотел написать практическое руководство. Чтобы сделать свои слова еще более весомыми, он выбрал в качестве главного действующего лица своего трактата-беседы Фабрицио Колонна, знаменитого кондотьера и военачальника. Последний безусловно являлся практиком, поэтому читатель должен был воспринимать вкладываемые в его уста речи не как пустое доктринерство, а как советы опытного в военном деле человека.

Однако в итоге у Макиавелли получилась странная, даже фантастическая смесь римских легионов со швейцарскими баталиями, рыцарской конницей и огнестрельным оружием. Создать подобную армию можно было лишь в воображении человека, который не желал принимать во внимание полторы тысячи лет, прошедшие между его временем и походами Гая Юлия Цезаря.

Николо Макиавелли — История Флоренции (Книги 1-4)

Николо Макиавелли — История Флоренции (Книги 1-4) краткое содержание

Главная ценность его книги состоит, прежде всего, в исторической достоверности, однако это не только интересный документ, но и выдающееся произведение художественной литературы. Историческое повествование Маккьявелли написано необыкновенно живо, рассказ его полон драматизма, четко и убедительно обрисованы характеры, особенно современников писателя, выразительны и ярки речи, которые он, по обычаю античных историков, вкладывает в уста исторических деятелей.

История Флоренции (Книги 1-4) — читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

История Флоренции (Книги 1-4)

Святейшему и блаженнейшему отцу, господину нашему Клименту VII покорнейший слуга Никколо Макьявелли.

Поскольку, блаженнейший и святейший отец, еще до достижения нынешнего своего исключительного положения[1] Ваше святейшество поручили мне изложить деяния флорентийского народа, я со всем прилежанием и уменьем, коими наделили меня природа и жизненный опыт, постарался удовлетворить Ваше желание. В писаниях своих дошел я до времени, когда со смертью Лоренцо Медичи Великолепного[2] самый лик Италии изменился, и так как последовавшие затем события по величию своему и знаменательности требуют и изложения в духе возвышенном, рассудил, что правильно будет все мною до этого времени написанное объединить в одну книгу и поднести Вашему святейшему блаженству, дабы могли вы начать пользоваться плодами моего труда, плодами, полученными от вами посеянного зерна. Читая эту книгу, вы, Ваше святейшее блаженство, прежде всего увидите, сколь многими бедствиями и под властью сколь многих государей сопровождались после упадка Римской империи на Западе изменения в судьбах итальянских государств; увидите, как римский первосвященник,[3] венецианцы, королевство Неаполитанское и герцогство Миланское первыми достигли державности и могущества в нашей стране; увидите, как отечество ваше, именно благодаря разделению своему избавившись от императорской власти, оставалось разделенным до той поры, когда наконец обрело управление под сенью вашего дома.[4]

Ваше святейшее блаженство особо повелели мне излагать великие деяния ваших предков таким образом, чтобы видно было, насколько я далек от какой бы то ни было лести. Ибо если вам любо слышать из уст людских искреннюю похвалу, то хваления лживые и искательные никогда не могут быть вам угодными. Но это-то и внушает мне опасение, как бы я, говоря о добросердечии Джованни, мудрости Козимо, гуманности Пьеро, великолепии и предусмотрительности Лоренцо, не заслужил от Вашего святейшества упрека в несоблюдении ваших указаний. Однако здесь я имею возможность оправдаться как перед вами, так и перед всеми, кому повествование мое не понравилось бы, как не соответствующее действительности. Ибо, обнаружив, что воспоминания тех, кто в разное время писал о ваших предках, полны всяческих похвал, я должен был либо показать их такими, какими увидел, либо замолчать их заслуги, как поступают завистники. Если же за их высокими делами скрывалось честолюбие, враждебное по мнению некоторых людей общему благу, то я, не усмотрев его, не обязан и упоминать о нем. Ибо на протяжении всего моего повествования никогда не было у меня стремления ни прикрыть бесчестное дело благовидной личиной, ни навести тень на похвальное деяние под тем предлогом, будто оно преследовало неблаговидную цель. Насколько далек я от лести, свидетельствуют все разделы моего повествования, особенно же публичные речи или частные суждения как в прямой, так и в косвенной форме, где в выражениях и во всей повадке говорящего самым определенным образом проявляется его натура. Чего я избегаю — так это бранных слов, ибо достоинство и истинность рассказа от них ничего не выиграют. Всякий, кто без предубеждения отнесется к моим писаниям, может убедиться в моей нелицеприятности, прежде всего отметив, как немного говорю я об отце Вашего святейшества.[5] Причина тому — краткость его жизни, из-за чего он не мог приобрести известности, а я лишен был возможности прославить его. Однако пошли от него дела великие и славные, ибо он стал родителем Вашего святейшества. Заслуга эта перевешивает деяния его предков и принесет ему больше веков славы, чем злосчастная судьба отняла у него годов жизни.

Я во всяком случае, святейший и блаженнейший отец, старался в этом своем повествовании, не приукрашивая истины, угодить всем, но, может быть, не угодил никому. Если это так, то не удивляюсь, ибо думаю, что, излагая события своего времени, невозможно не задеть весьма многих. Тем не менее я бодро выступаю в поход в надежде, что, неизменно поддерживаемый и обласканный благодеяниями Вашего блаженства, обрету также помощь и защиту в мощном воинстве вашего святейшего разумения. И потому, вооружившись мужеством и уверенностью, не изменявшими мне доселе в моих писаниях, буду я продолжать свое дело, если только не утрачу жизнь или покровительство Вашего святейшества.[6]

Вознамерившись изложить деяния флорентийского народа, совершенные им в своих пределах и вне их, я спервоначалу хотел было начать повествование с 1434 года по христианскому летосчислению, — со времени, Когда дом Медичи благодаря заслугам Козимо и его родителя Джованни Достиг во Флоренции большего влияния, чем какой-либо другой. Ибо я полагал тогда, что мессер[7] Леонардо Аретино[8] и мессер Поджо,[9] два выдающихся историка, обстоятельно описали все, что произошло до этого времени. Но затем я внимательно вчитался в их произведения, желая изучить их способ и порядок изложения событий и последовать ему, чтобы заслужить одобрение читателей. И вот обнаружилось, что в изложении войн, которые вела Флоренция с чужеземными государями и народами, они действительно проявили должную обстоятельность, но в отношении Гражданских раздоров и внутренних несогласий и последствий того и другого они многое вовсе замолчали, а прочего лишь поверхностно коснулись, так что из этой части их произведений читатели не извлекут ни пользы, ни удовольствия. Думаю, что так они поступили либо потому, что события эти показались им маловажными и не заслуживающими сохранения в памяти поколений, либо потому, что опасались нанести обиду потомкам тех, Кого по ходу повествования им пришлось бы осудить. Таковые причины, — Да не прогневаются на меня эти историки, — представляются мне совершенно недостойными великих людей. Ибо если в истории что-либо может понравиться или оказаться поучительным, так это подробное изложение событий, а если какой-либо урок полезен гражданам, управляющим республикой, так это познание обстоятельств, порождающих внутренние раздоры и вражду, дабы граждане эти, умудренные пагубным опытом других, научились сохранять единство. И если примеры того, что происходит в любом государстве, могут нас волновать, то примеры нашей собственной республики задевают нас еще больше и являются еще более назидательными. И если в какой-либо республике имели место примечательные раздоры, то самыми примечательными были флорентийские. Ибо большая часть других Государств довольствовалась обычно одним каким-либо несогласием, которое в зависимости от обстоятельств или содействовало его развитию, или приводило его к гибели; Флоренция же, не довольствуясь одним, породила их множество.

Государь

«Государь» Никколо Макиавелли – одна из самых известных и в то же время неоднозначных книг о политике, а точнее – об идеальном образе политического деятеля. Трактат долгое время был запрещен католической церковью, настолько скандальными и спорными казались рассуждения автора. Возможно, современному читателю мысли Макиавелли уже не покажутся столь неоднозначными, ведь многие его постулаты нашли отражение в истории XX века. Тем важнее прочитать эту книгу. Если же у вас нет времени на то, чтобы ознакомиться с полной версией трактата, предлагаем вам начать с краткого варианта, изложенного простым и понятным языком.

Оглавление

  • О Макиавелли
  • Краткое содержание трактата

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Государь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Краткое содержание трактата

Государь — главный предмет рассуждения Макиавелли и центральный политический образ, созданный им в трактате. Предварительно рассмотрев, какие бывают типы государств(«республики либо управляемые единовластно»,) дав исторические примеры их различных вариантов, Макиавелли переходит к проблеме политической власти и прежде всего тех условий, которые позволяют ее завоевать, а завоевав, — удержать.

Далее он целиком сосредоточился на личности правителя. Макиавелли оправдывает политика, действующего по обстоятельствам, сохраняющего верность слову, являющего милосердие, но в душе всегда готов к тому, «чтобы переменить направление, если события примут другой оборот или в другую сторону задует ветер фортуны…». Говорит о времени, которое позволяет или препятствует достижению успеха, а именно успех есть мера доблести. Макиавелли не видит в современной ему истории человека, достойного овладеть властью. Поэтому он готов согласиться даже на то, чтобы ее осуществил недостойный, каковой и послужил прототипом для его трактата, — Чезаре Борджиа, герцог Валентине. Сын папы Александра Шестого, он являл собой пример самого жестокого, напористого и до поры до времени удачливого политического авантюриста. После смерти папы судьба, правда, отвернулась от Чезаре, обрекая его на гибель, а государство, создаваемое им с таким мастерством и такой кровью, — на крушение. Макиавелли был непосредственным свидетелем того, как это государство рождалось в войнах, ибо по поручению Флорентийской республики не раз сопровождал войска герцога Валентине, в своих донесениях не раз предупреждал, насколько тот опасен и коварен. При жизни бывший для Макиавелли политическим противником, Чезаре после своей смерти станет тем оригиналом, с которого будет списан портрет идеального современного государя.

Автор показывает реалистические качества, которыми обладали и обладают реальные правители. Рассматривая щедрость и бережливость, Макиавелли замечает, что те государи, которые стремились быть щедрыми, за короткое время тратили все свои богатства. Макиавелли советует государю не бояться прослыть скупым. Ведя речь о таких качествах, как жестокость и милосердие, Макиавелли сразу же пишет, что «каждый государь желал бы прослыть милосердным, а не жестоким».

Тем не менее, для удержания власти правителю приходится проявлять жестокость. Если стране грозит беспорядок, то государь просто обязан не допустить этого, даже если придется учинить несколько расправ. Зато по отношению к многочисленным подданным эти казни станут актом милосердия, поскольку беспорядок принес бы горе и страдания именно им. Из-за этой части произведения Макиавелли обвинили в призыве к жестокости и в неразборчивости в выборе средств.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

  • О Макиавелли
  • Краткое содержание трактата

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Государь предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Смотрите также

Мир как воля и представление. Афоризмы житейской мудрости. Эристика, или Искусство побеждать в спорах

Людвиг Витгенштейн, 1922

Рассуждения о методе. Начала философии. Страсти души (сборник)

Гилберт Кит Честертон, 1925

Алхимия. Руководство по изготовлению философского камня

Николас Фламель, 1418

Пифагорейские Золотые стихи с комментарием Гиерокла

Ключевые идеи книги: Государь. Никколо Макиавелли

Smart Reading, 2020

О героическом энтузиазме

Джордано Бруно, 1585

Создавая будущее: Оккупации, вторжения, имперское мышление и стабильность

Николо Макиавелли — История Флоренции (Книги 5-8)

Описание и краткое содержание «История Флоренции (Книги 5-8)» читать бесплатно онлайн.

История Флоренции (Книги 5-8)

Переживая беспрерывные превращения, все государства обычно из состояния упорядоченности переходят к беспорядку, а затем от беспорядка к новому порядку. Поскольку уж от самой природы вещам этого мира не дано останавливаться, они, достигнув некоего совершенства и будучи уже не способны к дальнейшему подъему, неизбежно должны приходить в упадок, и наоборот, находясь в состоянии полного упадка, до предела подорванные беспорядками, они не в состоянии пасть еще ниже и по необходимости должны идти на подъем. Так вот всегда все от добра снижается ко злу и от зла поднимается к благу. Ибо добродетель порождает мир, мир порождает бездеятельность, бездеятельность — беспорядок, а беспорядок — погибель и соответственно — новый порядок порождается беспорядком, порядок рождает доблесть, а от нее проистекают слава и благоденствие. Мудрецы заметили также, что ученость никогда не занимает первого места, оно отведено военному делу, и в государстве появляются сперва военачальники, а затем уж философы. Когда хорошо подготовленное и организованное войско принесло победу, а победа — мир, могут ли сила и воинственность подточиться бездеятельностью более благородного свойства, чем ученая созерцательность, и может ли бездеятельность проникнуть в хорошо устроенное государство, вооружившись каким-либо менее возвышенным и опасным соблазном? Это прекрасно осознал Катон, когда в Рим прибыли из Афин в качестве послов к сенату философы Диоген и Карнеад. Увидев, что римская молодежь начала восхищенно увлекаться ими, и поняв, какой опасностью для отечества чревата благородная бездеятельность любомудрия, он постарался принять меры, чтобы в дальнейшем ни один философ не мог найти в Риме приюта.

Вот что приводит государство к гибели, но, когда предел бедствий достигнут, вразумленные им люди возвращаются, как уже сказано было, к порядку, если, впрочем, их не ввергает в беспомощность сила каких-либо чрезвычайных обстоятельств. От тех же самых причин Италия то благоденствовала, то бедствовала сперва при древних этрусках, затем под владычеством римлян. И хотя затем, на развалинах Римского государства, не возникло ничего, что могло бы каким-то образом превзойти его так, чтобы Италия со славой благоденствовала под управлением доблестного государя, тем не менее многими новыми городами и государствами, возникавшими на римских развалинах, проявлено было столько доблести, что хотя ни одно из них не сумело возобладать над другими, они оказались настолько хорошо устроенными и упорядоченными, что сумели избавить и защитить Италию от варваров.

Если среди этих государств Флоренция не отличалась большими размерами, она все же не уступала им ни во влиянии, ни в мощи. Пребывая в центре Италии, будучи богатыми и всегда готовыми напасть на врага, флорентийцы либо успешно завершали навязанные им войны, либо способствовали победе тех, на чью сторону склонялись. Если воинственность этих новых государств не давала флорентийцам долгое время наслаждаться миром, то и бедствия войны тоже не бывали для них гибельны.

Нельзя, конечно, говорить о мире там, где государства постоянно нападают друг на друга, но трудно также называть настоящей войной такие распри, когда люди не умерщвляют друг друга, города не подвергаются разгрому и не уничтожаются. Подобные войны велись вообще так вяло, что начинали их без особого страха, продолжали без опасности для любой из сторон и завершали без ущерба. Таким образом, воинская доблесть, обычно угасающая в других государствах из-за долгих лет мирной жизни, в Италии исчезла вследствие той низменной вялости, с которой в ней велись войны. Об этом ясно свидетельствуют события за время с 1434 по 1494 год, которые здесь будут изложены так, что читатель увидит, каким образом варварам снова была открыта дорога в Италию и как случилось, что Италия сама отдалась им в рабство. И если деяния наших государей и вовне и внутри страны отнюдь не вызывают того восхищения, с коим мы читаем о деяниях древних, то с несколько иной точки зрения они могут вызвать не меньшее изумление — каким образом множество столь благородных народов могло быть обуздано воинской силой, столь ничтожной и столь бездарно руководимой. И если в повествованиях о событиях, случившихся в столь разложившемся обществе, не придется говорить ни о храбрости воина, ни о доблести полководца, ни о любви к отечеству гражданина, то во всяком случае можно будет показать, к какому коварству, к каким ловким ухищрениям прибегали и государи, и солдаты, и вожди республик, чтобы сохранить уважение, которого они никак не заслуживали. И, может быть, ознакомиться со всеми этими делами будет не менее полезно, чем с деяниями древности, ибо если последние служат великодушным сердцам примером для подражания, то первые вызовут в тех же сердцах стремление избегать их и препятствовать им.

Читайте также  Бог брачных уз

Те, кто распоряжались судьбами Италии, действовали таким образом, что когда согласие государей приводило к миру, его немедленно нарушали те, кто держал в руках оружие,[1] и в конце концов война никому не приносила славы, а мир — покоя. Так, когда в 1433 году между герцогом Миланским и Лигой был заключен мир, наемные солдаты, не желавшие прекращения военных действий, обратились против Папского государства. В Италии имелись тогда две значительные вооруженные силы: войска Браччо и войска Сфорца.[2] Во главе одних стоял Франческо, сын Сфорца, во главе других — Никколо Пиччинино и Никколо Фортебраччо. Почти все воинские отряды, находившиеся в Италии, входили в состав одной из этих двух армий. Та, которую организовал Сфорца, имела большее значение как из-за личных качеств графа, так и из-за данного ему герцогом Миланским обещания женить его на своей побочной дочери госпоже Бьянке. Расчеты на подобный брачный союз обеспечили ему значительное влияние. После установления мира в Ломбардии эти войска стали под различными предлогами нападать на папу Евгения. Никколо Фортебраччо действовал, побуждаемый старинной враждой Браччо против папства, граф — по своим честолюбивым расчетам, и в конце концов Никколо произвел нападение на Рим, а граф захватил Марку.[3] Римляне, отнюдь не желавшие воевать, изгнали из своего города папу Евгения, который с превеликим трудом и среди всяческих опасностей бежал во Флоренцию, где, обдумав тяжелое положение, в котором находился, и видя, что итальянские государи отнюдь не склонны ради него браться за оружие, которое они с такой радостью сложили, заключил с графом договор и отдал ему Марку в ленное владение, хотя граф к обиде, нанесенной папе захватом Марки, добавил еще и поношения, ибо, обозначая место, откуда он писал своим людям, он по итальянскому обычаю ставил по-латыни: «Из нашего Гирфалько Фирмано, против Петра и Павла».[4] Мало удовлетворенный получением ленного владения, он домогался назначения гонфалоньером церкви, и папа Евгений на все согласился, настолько предпочитал он опасностям войны постыдный мир. Став таким образом другом папы, граф принялся теснить Никколо Фортебраччо, и в течение ряда месяцев в землях Церковной области между ними происходили стычки, приносившие больше ущерба папе и его подданным, чем самим воякам. Наконец герцог Миланский предложил свое посредничество, и соперники договорились о перемирии, по которому оба они становились в Церковной области владетельными князьями[5] .

Войну, едва затихшую в Риме, снова разжег в Романье Баттиста да Каннето,[6] каковой умертвил в Болонье несколько человек из рода Грифони и изгнал из города поставленного папой правителя,[7] а также многих своих личных недругов. Решив удержать Романью силой, он обратился за помощью к Филиппе, папа же, в свою очередь, дабы отплатить за эту обиду, стал искать поддержки во Флоренции и в Венеции. И та, и другая сторона склонялись на эти просьбы, так что вскорости в Романье оказались друг против друга два больших воинства. Военачальником у Филиппе был Никколо Пиччинино,[8] а войска Венеции и Флоренции находились под командованием Гаттамелаты[9] и Никколо да Толентино. В окрестностях Имолы произошло сражение, венецианцы и флорентийцы были разбиты, а Никколо да Толентино взят в плен и отправлен к герцогу, где через несколько дней умер то ли коварно умерщвленный Филиппе, то ли с горя от понесенного поражения. После этой победы герцог, может быть ослабленный предыдущими войнами, а может быть успокоенный расчетом на то, что Лига, потерпев такую незадачу, откажется от дальнейших действий, не стал развивать своего успеха и дал папе и его союзникам время объединиться заново. Они назначили своим военачальником графа Франческо[10] и задумали изгнать Никколо Фортебраччо из церковных владений и тем самым закончить эту войну, начатую в защиту главы церкви.

10 вех истории Флоренции: кратко, но интересно

Флоренция

Все дороги ведут в Рим — известно каждому. Флорентийцы, ничуть не умаляя значения Вечного города, уверенно заявляют: эти пути проходят через Флоренцию.

Постараемся кратко обозначить основные и самые интересные для путешественника вехи истории Флоренции, при этом не скатившись в водоворот бесконечных дат и незнакомых имен. А заодно устроим виртуальную прогулку по улицам Флоренции, посмотрим еще раз на здания и произведения искусства, которые были свидетелями знаменательных исторических событий. Так сказать, подготовим почву для вашего реального путешествия! Кстати, планируя отправиться во Флоренцию, обязательно загляните на этот сайт, там вы найдете множество авторских экскурсий на русском языке.

Римские и доримские поселения во Флоренции

Считается, что первыми долину реки Арно облюбовали этруски, и случилось это 3 тысячи лет назад. А возникновение цветущего города на этом месте связывают с именем самого Юлия Цезаря — он основал здесь военный лагерь, и выбор настолько понравился римлянам, что они решили остаться здесь надолго. Как можно догадаться, это произошло весною, поэтому имя городу дала богиня весны и цветов Флора.

Через 50 лет здесь стоял уже полноценный город, с форумом, амфитеатром, банями и переправой через Арно. Первый римский театр Флоренции имел полукруглую форму и располагался на месте нынешних Палаццо Веккьо и Палаццо Гонди. Сложно поверить, но современная прямоугольная планировка центра города сохранилась со времен древних римлян: взаимно перпендикулярные улицы назывались кардо и декуманус.

Первые христиане

Фрагменты от базилики Святой Фелицитаты

В III – IV веке н.э. жители Флоренции начинают склоняться к новой религии — христианству. К этому времени относятся первая церковь Сан-Лоренцо, упоминания о которой сохранились в исторических трудах, древние надгробия рядом с церковью Santa Felicita и образцы раннехристианской письменности, представленные в ней. Сама базилика Святой Фелицитаты в первоначальном виде не сохранилась, на ее месте стоит более позднее воспроизведение. Кстати, собор Санта-Мария-дель-Фьоре тоже строился на месте раннехристианской церкви Санта-Репарата, насчитывающей к тому времени возраст около 9 столетий.

Баптистерий Сан-Джованни

А самым старым из сохранившихся культовых сооружений некоторые считают баптистерий Сан-Джованни — его стены датируются V веком н.э. Именно тогда Иоанн Креститель, которому посвящен баптистерий, стал покровителем города. Мраморная отделка крестильни, конечно, была выполнена гораздо позже. Это место по праву занимает главные места в списке достопримечательностей Флоренции.

Средневековье: войны и потрясения

Раннее Средневековье практически не оставило в городе видимых следов. На протяжении нескольких веков Флоренция становилась площадкой для военных действий между византийцами, готами, лангобардами, норманнами. Город постепенно приходил в упадок, не успевая оправиться от вторжений, а возведенные постройки вновь разрушались.

осада флоренции

Одним из немногочисленных строений, сохранившихся с этого периода, считается башня Пальяцци на площади Сант-Элизабетта — она построена на фундаменте римской эпохи и имеет необычную для средневековых построек полукруглую форму. Затем эта башня почти слилась с более поздней застройкой, после реставрации она приближена к версии XV века.

Сейчас в башне Пальяцци и прилежащих строениях расположен четырехзвездочный отель Brunelleschi, а на первом этаже находится небольшой археологический музей, где демонстрируются остатки керамики, найденной при реставрации.

Флорентийская республика

флоренция

Начался экономический расцвет: город разрастается и выходит за свои границы, присоединяет ближайшие селения и строит новые крепостные стены. Процветает ремесленное производство, международная торговля, речной порт. Городом управляют 12 консулов, которые избираются из влиятельных флорентийских семей. Так зарождалась новая форма власти — Флорентийская республика. Для заседаний городского совета была построена первая ратуша — дворец Барджелло, или Palazzo del Popolo. Сейчас в ней расположен национальный музей, который славится собранием скульптуры и живописи.

площадь флоренции рисунок

Рост города и экономический подъем позволил не скупиться на постройку религиозных сооружений. Флорентийский баптистерий принимает тот вид, в котором он дошел до наших лет. Строятся базилика Сан-Миньято, церковь Святых Апостолов на Piazza del Limbo, которая выглядит мрачновато, зато хорошо сохранила элементы ранней отделки.

Раскол: гибеллины, черные и белые гвельфы

Еще в XII веке во Флоренции стали появляться новые политические течения, которые позже назовут партиями гвельфов и гибеллинов. Гвельфы были сторонниками Папы Римского, а гибеллины стояли за германского императора. Победившие гвельфы, в свою очередь, позже разделились на черных и белых — в числе белых гвельфов был даже сам Данте, создатель «Божественной комедии», который был изгнан из родного города и больше никогда не увидел его.

Противостояние гвельфов и гибеллинов

В честь великого тосканца в начале XX века на Via Santa Margherita воссоздали его дом. Он выглядит так, как будто стоит здесь с XIII века. А находящуюся по соседству церковь Святой Маргариты в разговоре тоже частенько называют церковью Данте. Да-да тот самый Данте и Флоренция связаны навеки, ведь именно здесь он встретил свою возлюбленную Беатриче.

С этого периода во Флоренции остались площадь Гвельфов, дворец Гвельфов, созданный Брунеллески, а весь район вокруг площади пронизан средневековыми улочками, похожими на туннели, откуда едва видны кусочки неба.

XIV век: «черная смерть»

История флоренции краткое содержание

В это время всю Европу поразила эпидемия чумы, и Флоренция не стала исключением. Население сократилось в несколько раз, и многие флорентийцы, боясь смертельной болезни, бежали из города. Об этом рассказывает Бокаччо в своем «Декамероне». Действие сборника новелл начинается со встречи героев в недавно построенной церкви Санта-Мария-Новелла — сейчас этот шедевр архитектуры встречает каждого, кто приезжает на вокзал Флоренции.

С этим нелегким временем связана постройка церкви Орсанмикеле, которая умудрялась при этом сочетать в себе функции зернохранилища и рынка. Выжившие во время чумы жители пожертвовали крупную сумму денег на великолепный табернакль — шатер для хранения предметов религиозного культа. Так произведение искусства смогло изгнать торговцев из храма. Правда, вскоре в церкви разместились управления цеховых гильдий. Они вели себя набожно и даже жертвовали кругленькие суммы на скульптуры покровителей ремесел.

Воцарение Медичи

Часовня Медичи во Флоренции

Медичи правили во Флоренции три с лишним века, поэтому неудивительно, что каждый камень в городе тем или иным образом связан с великой династией.

Давайте кратко перечислим основные объекты Флоренции, появившиеся благодаря Медичи.

  • Галерея Уффици, старейший музей во Флоренции.

Галерея Уффици

  • Палаццо Медичи-Риккарди, первая резиденция Козимо Старшего.
  • Базилика Сан-Лоренцо, капелла Медичи и библиотека Лауренциана.
  • Палаццо Веккьо на площади Синьории.
  • Палаццо Питти с садами Боболи — особняк, перешедший к Медичи из рук незадачливого банкира.
  • Коридор Вазари.
  • Платоновская Академия на вилле Медичи в Карреджи.

Вспомнить о знаменитых правителях вы сможете даже при заселении в отель. Один из них, например, носит название Lorenzo de’ Medici, находится кстати, в самом центре, так что из окон вы будете видеть некоторые достопримечательности, связанные с Медичи.

Флоренция — родина Возрождения

Санта-Мария-дель-Фьоре

Не зря считается, что Возрождение ярче всего себя проявило именно во Флоренции. Здесь творили Микеланджело, Леонардо да Винчи, Рафаэль, Бенвенуто Челлини, Альберти и многие другие художники и архитекторы, приближенные к себе щедрыми и влиятельными заказчиками, среди которых на первом месте стояли уже упомянутые нами Медичи.

Вот наиболее значительные шедевры искусства эпохи Возрождения, которые можно увидеть во Флоренции.

Купол Санта-Мария-дель-Фьоре

Собор Санта-Мария-дель-Фьоре создавался на протяжении полутора веков, но традиционно его относят к ярчайшим памятникам эпохи Возрождения. Особенно это касается огромного купола, созданного Брунеллески по новым инженерным законам, но с оглядкой на античность. Это действительно похоже на чудо, но чтобы его увидеть придется отстоять немалую очередь, так что лучше купить билеты в собор онлайн или можно заказать экскурсию с русскоязычным гидом на весь комплекс Дуомо, включающую подъем на купол Брунеллески.

«Давид» Микеланджело — галерея Академии.

«Персей» Челлини — лоджия деи Ланци.

«Рождение Венеры» и «Весна» Боттичелли — галерея Уффици (чтобы избежать очереди, билеты с быстрым входом можно купить заранее здесь).

Музей Леонардо да Винчи посвящен инженерной и научной мысли великого Леонардо. Конечно, его экспонаты — это макеты, воссозданные по схемам уже в наше время. Все это можно увидеть, потрогать руками и узнать много интересного, потому что в музее доступен аудиогид на русском языке. Билеты туда можно забронировать заранее по этой ссылке и не стоять в очередях на входе.

Флоренция в объединенной Италии

Понте Веккио

Яркой вехой в истории Флоренции становится ее роль после объединения итальянских земель в единое Итальянское королевство. На пять лет в середине XIX века город принимает статус столицы Италии.

XX век, к сожалению, оставил немало разрушительных отметин на теле Флоренции. Вторая мировая война уничтожила многие старинные здания и все мосты, кроме Понте Веккьо, а наводнение 1966 года полностью затопило центр Флоренции. Погибли миллионы книг Национальной библиотеки, старинные холсты и другие произведения искусства. Эти потери пришлось мужественно пережить, а что возможно — возродить из пепла.

XXI век начинается!

Закат во Флоренции

Флоренция не застыла в развитии с приходом нового тысячелетия. Например, сейчас переживает свой Ренессанс трамвайное движение, упраздненное в середине прошлого века. Вы можете прокатиться на новых трамваях по двум маршрутам и убедиться, какие они быстрые и удобные. Билет на одну поездку стоит 1,5 €, но, конечно, выгоднее пользоваться абонементом или туристической картой Firence Card — помимо проезда на общественном транспорте, по ней доступны десятки самых популярных музеев Флоренции.

Мировые события до сих пор оставляют свой след в столице Тосканы. В 2005 году площадь перед крепостью Фортецца-да-Бассо посвятили мальчикам и девочкам Беслана и поставили на ней памятный монумент. Кстати, сама крепость была построена по приказу Алессандро Медичи, это величайшее во Флоренции фортификационное сооружение. Сейчас здесь проводятся выставки, ярмарки ручной работы, действует реставрационная мастерская.

Так новизна постепенно проникает в старинный город: Флоренция и ее жители продолжают плести бесконечное кружево истории, насладиться красотой которого доступно и нам!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector