Итальянские архитекторы в россии

Итальянские архитекторы в россии

Что построили итальянцы в России?

Современный облик русских городов формировался веками, складываясь из многообразия национальной культуры Российской Империи – сосуществование различных культур и народностей в рамках одного государства принесло свои плоды. Однако особенно интересно будет узнать, что практически все здания, которые каждый русский причисляет к национальным символам, вовсе не «наши», а итальянские.

Действительно, если заглянуть в историю российского государства – в частности, в сферу обмена передовым на тот момент строительным опытом с европейскими странами – станет очевидно: итальянцы всегда занимали первые места в рейтинге предпочтений русских правителей. Еще одной предпосылкой к свободному найму итальянцев для исполнения российского «государственного заказа на строительство» была высочайшая конкуренция на самих Апеннинах. Несмотря на высочайший уровень многих специалистов, работы для них просто не было – зарабатывать на кусок хлеба с маслом приходилось в чужих землях.

От более близкого знакомства с историческими хрониками становится слегка не по себе — Московский Кремль, Санкт-Петербургский Зимний Дворец, церковь Вознесения в селе Коломенском, включенная в список всемирного наследия ЮНЕСКО, Александровский дворец в Царском Селе – все это дело рук итальянских архитекторов. Санкт-Петербург же, во многом стараниями Петра I, превратился, по сути, в «итальянский» город. Первым архитектором «града на Неве» был назначен Доменико Трезини – именно благодаря ему в Петербурге появились Кронштадт и Александро-Невская лавра, Петровские ворота и Петропавловский собор Петропавловской крепости, Здание 12 коллегий.

Джакомо Кваренги, Антонио Ринальди, Бартоломео Франческо Растрелли, Карл Росси – список можно продолжать еще долго. Все эти итальянские архитекторы пользовались особой благосклонностью российских правителей – иногда даже перераставшей в дикие для просвещенных европейцев формы. Так, историкам известны выдержки из уголовного дела, заведенного по факту якобы имевшей место растраты архитектором Петром Фрязиным (Марко Руффо), построившим Китайгородскую стену и Грановитую Палату. Итальянца, поверившего князю Василию Великому на слово, силой удерживали в Москве одиннадцать лет в качестве «придворного строителя» — желание разорвать контракт явно не нашло понимания со стороны заказчика.

Но многое искусные итальянцы не сумели воплотить в жизнь – кто знает, какой бы вид сейчас имела Москва и Санкт-Петербург, если бы все их замыслы были реализованы? Наверное, самым впечатляющим проектом был «Рывок в Небо» Растрелли – 140-метровая колокольня в стиле «барокко», чей проект был одобрен лично императрицей Елизаветой Петровной. Планировалось, что здание станет главным украшением Смольного монастыря и одним из символов богоизбранности «Северной Венеции». Однако детищу итальянского архитектора не дано было увидеть свет – из-за недостатка финансирования строительство было заморожено, а каменные блоки, уже уложенные в качестве фундамента были использованы позднее при сооружении Московских триумфальных ворот.

Итальянские архитекторы в россии

Сегодня мы рвёмся в тёплые края, а вот в старину итальянцы проявляли большой интерес к таинственной Московии и оставили потомкам любопытные воспоминания о ней.

Глазами Контарини и Фиораванти

«Город Москва стоит на небольшом холме, её замок и весь остальной город — деревянные. Река, называемая Москва, проходит через середину города и имеет много мостов. Город окружён лесами. Страна очень холодная. В конце октября река, протекающая по середине города, замерзает. На реке строят лавки — здесь происходит вся торговля. В ноябре забивают скот и привозят в город цельные туши на продажу. Приятно видеть большое количество ободранных коровьих туш, поставленных на ноги на льду замёрзшей реки (. ). У них нет фруктов, кроме небольшого количества огурцов, лесных орехов и диких яблок. У них нет никакого вина, но они употребляют напиток из мёда, который приготовляют с листьями хмеля; это неплохой напиток», — вспоминал знатный венецианец Амброджо Контарини, посетивший Россию на обратном пути из Персии и проживший в Москве четыре месяца до начала 1477 г.

В XV в. — начале XVI в. в Москве трудилась целая «бригада» итальянских архитекторов, чьи имена остались в нашей истории навсегда. Так, Аристотель Фиораванти работал над возведением Успенского собора. Марко Руффо, Пьетро Антонио Солари, Антонио Джиларди, Алевиз Старый строили храмы, башни и стены Кремля, Грановитую палату. Многие из них прикипели душой к русскому городу, ставшему для них вторым домом. В Миланском архиве обнаружено письмо Фиораванти, датированное 22 февраля 1476 г., к герцогу Галеаццо Мария II из династии Сфорца. В нём Фиораванти называет Москву «городом славнейшим, богатейшим и торговым».

Интересные воспоминания о Москве в XVI в. оставил и другой известный итальянец, посланец Папы Римского при дворе Василия III, историк и епископ Павел Иовий: «Это самый славный изо всех городов Московии как по своему положению, которое считается срединным в стране, так и вследствие замечательно удобного расположения рек, обилия жилищ и громкой известности своей весьма укреплённой крепости».

Ещё один памятник архитектуры с итальянскими корнями — православный храм cвященномученика Климента, Папы Римского (Пятницкая ул., д. 26, стр. 1). Место, где он стоит, знаковое. По сохранившимся свидетельствам, именно отсюда началось освобождение Первопрестольной от интервентов в период Смутного времени. Точное авторство храма, который считается крупнейшим в Замоскворечье, не установлено, однако полагают, что выстроен он в 1760-х гг. по проекту мастера барокко Пьетро Антонио Трезини, родившегося в италоязычном кантоне Швейцарии и получившего образование архитектора в Милане.

Жилярди-восстановитель

Русские явно ценили умение южных иноземцев видеть красоту, а главное — её создавать. Вот вам ещё одна итальянско-швейцарская фамилия, обогатившая Москву, — Жилярди. Это целая династия архитекторов, работавших у нас в XVIII-XIX вв. Наиболее яркий её представитель — Доменико Жилярди — участвовал в восстановлении многих зданий, пострадавших от пожара 1812 г.: Московского университета на Моховой, Екатерининского института благородных девиц (теперь Культурный центр Вооружённых сил РФ), Слободского дворца (ныне «старое здание» МГТУ им. Баумана). А ещё он является автором дома Луниных, который ныне занимает Музей Востока (Никитский б-р, д. 12а), усадьбы Усачёвых-Найдёновых (Земляной Вал, д. 53), усадьбы Студенец на Пресне (Мантулинская ул., вл. 5).

Любопытное прошлое имеет здание посольства Италии в России (Денежный пер., д. 5). Находится оно в неоклассическом особняке, принадлежавшем миллионеру-промышленнику Сергею Бергу, который, кстати, был весьма увлечён итальянской культурой и часто бывал в Италии. Говорят, что именно в этих стенах состоялся первый в городе «электрический бал», обернувшийся всеобщим конфузом. Пришедшие на праздник дамы ужаснулись, увидев при ярком электрическом свете свой макияж, рассчитанный на привычные газовые рожки, и обиделись на хозяев дома. После революции здание с роскошными интерьерами стало штаб-квартирой исполкома Коммунистического интернационала. Здесь работали Зиновьев, Троцкий, Бухарин, сюда часто захаживали Ленин и Надежда Крупская.

Макароны от гения

А в 1995 г. в московской подземке на Люблинско-Дмитровской линии открылась станция «Римская». Участие в её оформлении, как вы догадываетесь, принимали итальянские архитекторы, а именно Имбриги и Куатроччи. Здесь вы найдёте скульптуры знаменитых младенцев Ромула и Рема, основавших древний город, и их «кормилицу» — Капитолийскую волчицу, «Уста истины» и единственный во всём московском метро фонтан. Ещё одно напоминание о дружбе народов — ул. Гарибальди на юго-западе Москвы, названная в честь борца за объединение Италии.

А закончить наш маршрут стоит на Гоголевском бульваре. Почему? Да потому что именно Гоголь был главным популяризатором Италии и её кухни среди московской интеллигенции. Вот что писал об этом его друг, публицист Сергей Аксаков: «Вдруг прибегает к нам Гоголь, вытаскивает из карманов макароны, сыр пармезан и даже сливочное масло. Макароны по приказанию Гоголя не были доварены, он сам принялся стряпать, засучил обшлага и двумя соусными ложками принялся мешать их, потом положил соли, потом перцу и, наконец, сыр. Как скоро оказался признак, что всё готово, Гоголь с великою торопливостью заставил нас положить себе на тарелки макарон и кушать. Они точно были очень вкусны, но многим показались недоварены и слишком посыпаны перцем; но Гоголь находил их очень удачными, ел много и не чувствовал никакой тягости, на которую некоторые потом жаловались. Во всё время пребывания Гоголя в Москве макароны появлялись у нас довольно часто».

Итальянские архитекторы в россии

Белокаменный цоколь; белокаменные блоки с фрагментами росписи

Белокаменный цоколь; белокаменные блоки с фрагментами росписи

Фрагмент западного фасада собора с главным входом; фрагмент северной части центрального портала на западном фасаде собора.

Фрагмент западного фасада собора с главным входом; фрагмент северной части центрального портала на западном фасаде собора.

Ансамбль Московского Кремля и Красной площади — шедевр мировой архитектуры — является символом России. На его формирование, длившееся более 500 лет, повлияла история российской архитектуры, а также ее связь с европейской культурной традицией. Памятники Московского Кремля и Красной площади являются лучшими образцами национальной архитектурной школы. На протяжении многих веков Московский Кремль служил великокняжеской, а затем и царской резиденцией, а сегодня это резиденция Президента Российской Федерации.

Московский Кремль расположен на вершине Боровицкого холма, на левом берегу Москвы-реки. Территории Кремля окружена стенами и имеет форму неправильного треугольника, площадь которого составляет 27 гектар. Южная стена обращена к Москве-реке, северо-западная — к Александровскому саду, восточная — к Красной площади.

Согласно летописи XV века, первые деревянные укрепления были сооружены на этом месте в 1156 году. Во второй половине XIV века молодой московский князь Дмитрий, впоследствии получивший прозвище Донской, принял решение о постройке новой каменной крепости. Потребовался всего год для того, чтобы возвести белокаменные стены и башни Кремля. Территория крепости была расширена на северо-запад почти до современных размеров. С тех пор Москва стала называться «Белокаменной».

Современные стены и башни Кремля из красного кирпича были построены в конце XV века. Князь Иван III, прозванный Великим, поручил архитекторам из Северной Италии обновить облик Кремля. Строительство началось в 1485 году. Первой была возведена Тайницкая башня под руководством итальянского архитектора Антона Фрязина. Уже к 1495 году постройка новых стен и башен была завершена. Более 100 итальянских ремесленников и архитекторов работали в Московском Кремле. В XVII веке на вершинах башен были сооружены каменные шатры, что существенно изменило образ средневековой крепости.

В 1479 году архитектор Аристотель Фиораванти из Болоньи построил Успенский собор, самый большой храм Кремля. Строительство Великокняжеского дворца было начато Марко Фрязиным и Пьетро Антонио Солари в 1487 году. Грановитая палата – единственная часть дворца, сохранившаяся до наших дней. В 1505—1508 годах под руководством Бона Фрязина на территории Кремля была построена колокольня «Иван Великий», высота которой составляла около 60 метров.

Архангельский собор был возведен в 1508 году. Для его строительства из Венеции пригласили итальянского архитектора, известного в России под именем Алевиз Новый. Снаружи Архангельский собор очень напоминает венецианские палаццо, а в его декоративном оформлении также использованы хорошо узнаваемые элементы архитектуры эпохи Возрождения. На южной стороне Красной площади, недалеко от Спасской башни, располагается собор Покрова на рву, построенный по приказу царя Ивана Грозного в середине XVI века в честь взятия Казани и покорения Астраханского ханства. В XVIII—XIX веках архитектурный ансамбль Кремля был дополнен зданием Арсенала, Сената и Большого Кремлевского Дворца.

В 1929 году по указу Советского правительства часть зданий на территории Кремля была разрушена. На месте уничтоженных Вознесенского и Чудова монастырей была построена Военная школа имени ВЦИК.

В 1990 году архитектурный ансамбль Московского Кремля и Красной площади был включен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Одним из наиболее важных направлений деятельности Музеев Кремля является сохранение уникальных архитектурных памятников Московского Кремля. Всем реставрационным работам предшествуют предпроектные исследования, в том числе архивные, архитектурные и полевые.

Говоря о недавних реставрационных проектах, реализованных Музеями Кремля, нельзя не упомянуть о реставрации Благовещенского собора, который на протяжении веков являлся великокняжеской и царской домовой церковью. Наиболее интересные открытия были сделаны в подклете собора, где исследователи обнаружили нижние фрагменты стен и фундаментов древнего собора, построенного в 1416 году. Под северным крыльцом были найдены более ста белокаменных блоков с резным орнаментом или фрагментами росписи на поверхности. Белым камнем с резьбой ранее были оформлены фасады и интерьеры храма. Эксперты приписывают фрагменты монументальной живописи интерьера собора, восходящие к началу XV века, к работам круга Андрея Рублева.

Патриарший дворец с Церковью Двенадцати Апостолов, является наиболее интересным примером светской архитектуры середины XVII века в Кремле. Дворец был построен по приказу патриарха Никона и много раз перестраивался.

Реставрация Одностолпной палаты на первом этаже дворца началась в 2003 году. В ходе комплексных исследований были обнаружены две внутристенные лестницы, ведущие на второй этаж дворца. Утраченные металлические связи в интерьере палаты были восстановлены, они укрепили стены и своды. После завершения реставрации Палата была открыта как выставочный зал Музеев Кремля.

Колокольня «Иван Великий» была открыта для посещения в 2005 году. В интерьере колокольни сохранились уникальные белокаменные винтовые лестницы, карнизы и оригинальные белокаменные розетки. Сегодня внутри колокольни находится экспозиция, посвященная многовековой истории развития архитектурного комплекса Московского Кремля. Здесь наши гости могут увидеть оригинальные архитектурные фрагменты разрушенных старинных зданий, древние планы и изображения Кремля.

Архангельский Собор, первый в России великокняжеский и царский некрополь, является одним из самых оригинальных монументов Соборной площади. Наиболее интересные архитектурные детали собора — это белокаменные порталы, выполненные в стиле эпохи Возрождения. К сожалению, они существенно пострадали из-за высокого уровня засоления и плохой экологии в целом. Работы по реставрации уникальных порталов собора, начатые в 2005 году, продолжаются до сих пор. Белокаменные детали были опреснены, а утраченная резьба восстановлена. Оригинальные части центрального портала заменены копиями. Отреставрированные колонны и пилястры порталов были переданы в фонд архитектурных деталей Музея.

Реставрационные работы в Южной пристройке Архангельского собора начались в 2008 году. Межэтажные перекрытия, металлические лестницы и стены, построенные в советский период, были демонтированы. Сейчас мы вновь видим своды, медную кровлю и фасады собора с восстановленными в своем прежнем виде оконными проемами. В северной и восточной стенах Южной пристройки кирпичная кладка XV века демонстрируется с фрагментами реконструкции ХVII—XVIII веков. Результатом длительной реставрации и научно-исследовательской работы Музеев Московского Кремля стала экспозиция, посвященная истории разрушенного Вознесенского монастыря, расположенная в Южной пристройке.

Успенский собор, построенный Аристотелем Фиораванти, является уникальным памятником древнерусской архитектуры. В последние годы были отреставрированы фасады и кровля собора, а также северный и южный порталы, где произведена замена деструктированных белокаменных блоков цоколя. Во время реставрации порталов были установлены новые дверные блоки, изготовленные в соответствие с древними образцами. Произведена реставрация старых металлических дверей.

В 2014 году были отреставрированы фасады Церкви Ризположения.

С течением веков Московский Кремль и Красная площадь составляют уникальный художественный ансамбль, являющийся шедевром творческого гения многих поколений выдающихся художников. Сегодня в Московском Кремле находится известный во всем мире музей, посетить который ежегодно приезжают более двух миллионов человек со всего мира.

Итальянские зодчие в России: кто изменил облик двух столиц

Зарубежные архитекторы начинают массово приезжать в Российское государство в годы княжения Ивана III. Правитель, объединивший вокруг Москвы большую часть русских земель, мечтал выстроить столицу, достойную звания «Третий Рим». С тех пор в России одна царская династия сменит другую, страна переживет петровские преобразования, столицей станет основанный в 1703 году Петербург – а зодчие из Италии продолжат возводить свои творения на радость современникам.

Место проведения коронаций

Одним из самых известных архитекторов на государевой службе станет Аристотель Фиораванти. Перед ним стояла сложная задача: построить в Кремле собор, который до него не смогли возвести местные мастера. Дело государственной важности возложили на Аристотеля, когда Успенский собор «не поддался» ни московским архитекторам, ни мастерам из Пскова. Итальянец едва ли знал, что в будущем Успенский собор станет местом, где все российские государи – от Ивана Грозного до Николая II – будут венчаться на царство.

Коронация Александра III в Успенском соборе

Аристотель Фиораванти родился в 1415 в Болонье и принадлежал к династии потомственных зодчих. В традициях итальянцев из творческой среды, преклонявшихся перед античностью, было давать детям имена древних философов или героев. Так будущий архитектор и получил имя Аристотеля, определившее его судьбу, талант и широту познаний. Карьера Аристотеля Фиораванти развивалась стремительно, от заказов на родине не было отбоя, как вдруг его почти в шестидесятилетнем возрасте заключили в тюрьму. Обвинение – сбыт фальшивых монет. В городском архиве Болоньи осталась запись: «До нашего сведения дошло, что магистр инженерных работ Аристотель был схвачен в Риме по поводу фальшивых монет. Мы лишили вышесказанного Магистра Аристотеля должности и содержания и постановили, чтобы это лишение считалось со дня его уличения навсегда, при условии, что обвинение окажется верным». Против Аристотеля не нашли достаточно доказательств, но он был настолько испуган, что предпочел покинуть родную страну. После выхода на свободу в 1474 году зодчий встретился с русским послом Семеном Толбузиным. Тот предложил ему работу в России.

Аристотель Фиораванти

Иван III верил, что опытный архитектор сможет решить проблему, с которой столкнулись местные мастера. Дело в том, что оригинальный собор был возведен еще в 1326 году при Иване Калите, но во время пожара 1470 года обрушилась северная стена, что и стало поводом для перестройки всего здания. Русские зодчие Кривцов и Мышкин не смогли завершить начатое предположительно из-за землетрясения, хотя в обновленном соборе даже успели обвенчаться Иван III и Софья Палеолог. Псковские архитекторы отказались от строительства, но заметили, что стены собора изначально были слишком тонкими и не смогли бы устоять при новых толчках. Последняя надежда князя была на итальянского гения Фиораванти. По прибытии в Россию он предложил построить отдельные кирпичные заводы на берегу Москвы-реки. В 1477 году Успенский собор был, наконец, закончен. Еще через два года прошло торжественное освящение храма.

Любимец дочери Петра Великого

Франческо Бартоломео Растрелли родился во Флоренции в 1700 году. Его отец – придворный скульптор и архитектор Карло Бартоломео Растрелли – с ранних лет обучал сына мастерству. Когда скончался французский король Людовик XIV, семья переехала в Санкт-Петербург. В 1720 году Растрелли-младший получил первое самостоятельное задание: спроектировать дворец на Миллионной улице для государственного деятеля Дмитрия Кантемира. После удачного дебютного проекта к Франческо Бартоломео Растрелли стали обращаться с заказами представители власти. В 1730 году императрица Анна Иоанновна познакомилась с зодчим и поручила ему новые проекты. По заказу государыни он построил деревянные Зимний и Летний дворцы в Москве, а также Манеж между Невским проспектом и Большой Морской улицей в Петербурге.

Зимний дворец в XIX веке

Расцвет карьеры Растрелли пришелся на царствование Елизаветы Петровны. Он строил самые пышные здания столицы и ее окрестностей: ансамбль Смольного монастыря, Большой Петергофский дворец, Большой дворец в Царском Селе. В 1754 году Елизавета Петровна издала указ о строительстве нового Зимнего дворца – и снова по проекту Растрелли. Цвет дворца разительно отличался от того, что мы можем видеть сегодня. Здание было желтым. Его окрасили охристой краской теплого оттенка. Возможно, Растрелли сделал это для того, чтобы Зимний по цвету имел сходство с Петропавловским собором. В протоколах Канцелярии от строений написано, что на работы по возведению главной резиденции Елизавета Петровна приказала отпустить известь, мел и пигмент «под цвет дикого камня». Увы, капризный петербургский климат не оставил шансов нарядным фасадам. Их приходилось регулярно обновлять, перекрашивая заново. В 1762 году в результате дворцового переворота к власти пришла Екатерина II. Вкусы новой императрицы едва ли походили на елизаветинские. Она была противницей чрезмерного украшательства и предпочитала стиль классицизм. Растрелли остался без заказов, хотя и с регалиями – в России его наградили орденом святой Анны.

Зодчий против императора

Другим архитектором, чье творчество определило облик Петербурга (правда, уже в XIX веке), является Карл Росси. Он родился в Неаполе в 1775 году. Когда Карлу было 11 лет, его семью пригласили в Россию – мать и отчим Росси были известными танцовщиками. Павел I подарил им земельный участок в Павловске. В 1802 году Карл Росси отправился на обучение во Флоренцию, а спустя два года вернулся в Петербург дипломированным специалистом.

Зал Елагина дворца

В начале XIX века острова вокруг Петербурга почти не были застроены. Когда граф Орлов сообщил о намерении продать Елагин остров, его выкупил сам Александр I. Ответственным за возведение там летней резиденции назначили Карла Росси. В проекте он принял во внимание привычки императрицы Марии Федоровны (вдовы Павла I), которой и предстояло жить во дворце. Она любила, чтобы на ночь ей читали вслух, и архитектор наладил прекрасную акустику дворцовых комнат. Смету Росси составил с поразительной точностью: указал ровно 1 587 632 рубля 40 копеек – и четко уложился именно в эту сумму.

Читайте также  Свадьба на санторини фото

В 1819 году Александр I поручил Карлу Росси возведение правительственных зданий на Дворцовой площади, но не дожил до реализации задуманного. Через месяц после коронации Николая I Росси был удостоен аудиенции нового императора. Тот приказал зодчему подкорректировать Триумфальную арку. Росси планировал установить над ней две женские скульптуры с гербом в руках, а Николай Павлович настоял на другом варианте: колесница с богиней Никой, запряженная шестеркой лошадей. Победил, разумеется, вариант императора. Арку торжественно открыли 28 октября 1828 года. Росси наградили медалью и выдали 100 тысяч рублей на покупку дома, однако архитектор им так и не обзавелся: все деньги ушли на оплату долгов. Когда состоялось открытие Александринского театра по проекту Росси, архитектору выплатили гонорар и одну из лож отдали в пожизненное пользование. Каково же было удивление современников, узнавших, что эту ложу Росси принялся сдавать, чтобы получить деньги!

Карл Росси

В 1829 году объявили конкурс на возведение зданий Сената и Синода. Карл Росси участвовать отказывался, хотя именно на него и возлагал надежды государь. Назревал конфликт с императором: архитектор был человеком принципиальным и не выносил, когда в его планы вмешиваются. Николай I же считал, что последнее слово должно оставаться за ним, и раздавал советы с неподдельным энтузиазмом. В конце концов император смог убедить строптивого зодчего. Карл Росси объединил Сенат и Синод в одной постройке, и в 1835 году чиновники приступили к работе в новых помещениях. Увы, за этот проект ему не дали ни звания, ни наград – лишь выговор за грубости в отчетах. Здания Сената и Синода стали последним творением Росси. Сегодня в Северной столице есть улица, названная именем архитектора – она ведет от Александринского театра к площади Ломоносова. Росси спроектировал ее сам и даже здесь не отступил от своего золотого правила – всегда быть точным: длина улицы ровно в десять раз больше ее ширины.

Как итальянцы строили Россию

Не знаю, как вы, а я просто обожаю Италию. Из года в год, думая об отпуске, я говорю себе: «Ну надо же попробовать что-то еще, нельзя же есть все время одни макароны!» – и с завидным упорством все равно еду на Гарду, на Искью или в Тоскану. Знаю точно, что я не одинока и из таких поклонников Италии можно собрать армию, тем не менее, регулярно задаюсь вопросом: «Почему?». Ответы находятся в самых неожиданных местах – еще один, например, на днях был найден во время презентации новой книги «Италия-Россия: тысяча лет архитектуры». Книгу написали ученые мужи и дамы: ректор Московского архитектурного института Дмитрий Швидковский, заместитель директора Музеев Московского Кремля Андрей Баталов и итальянская исследовательница русской архитектуры Федерика Росси. Книга и по сути – ученая, изобилует терминами и историческими фактами. Но для широкой публики в ней тоже есть масса интересного: ведь это книга о том, как итальянцы строили Россию, буквально и фигурально.

Как итальянцы строили Россию (фото 1)

Москва, Церковь Вознесения в Коломенском. 1532 г. Архитектор Пьетро Аннибале (Петрок Малой)

Миланец Антонио Солари, болонец Аристотель Фьораванти и тосканец Пьетро Аннибале построили Кремль, Архангельский и Успенский соборы, Грановитую Палату. Еще раньше, в XII веке неизвестные ломбардские мастера возводили церкви во Владимирской Руси для князя Андрея Боголюбского. Потом, в веке XVIII-м Франческо Бартоломео Растрелли, Джакомо Кваренги и Карло России стали авторами дворцов и улиц Петербурга и окрестностей. И даже наш Николай Львов – русский «Леонардо да Винчи» екатерининских времен – переводил Петрарку и «Четыре трактата об архитектуре Андреа Палладио» и строил «итальянские» усадьбы между Москвой и Петербургом. Так что Италия для нас – авно как родная.

Как итальянцы строили Россию (фото 2)

Вид на Московский Кремль со стороны реки Москва

Я, правда, сначала задумалась, про какую тысячу лет идет речь — ведь не с Крещенья Руси начали приезжать к нам итальянские архитекторы. Но прямо на суперобложке обнаружила ответ, данный послом Италии в России Антонио Дзанарди Ланди, который написал, что этой истории пока «только» 850 лет, но он надеется на не менее плодотворное продолжение. И ведь оно уже есть! Микеле де Лукки еще лет 15 назад помогал «Боско ди Чильеджи» реконструировать ГУМ. Антонио Читтерио построил Barvikha Hotel&Spa в Barvikha Luxury Village в Подмосковье и отель W в Санкт-Петербурге. Родольфо Дордони в прошлом и позапрошлом годах работал над реконструкцией ЦУМа в Москве и питерского ДЛТ. Пару месяцев назад Пьеро Лиссони рассказывал мне, что регулярно бывает в Москве на строительстве офисно-отельного здания по своему проекту. Да всего лишь на прошлой неделе были объявлены результаты конкурса на проект нового научного центра на Воробьевых горах, предназначенного для Политехнического музея и МГУ: его победителем стало итальянское архитектурное бюро Массимиллиано Фуксаса. Так что синьор Ланди прав: итальянцы в России и в наши дни строят вполне успешно.

Как итальянцы строили Россию (фото 3)

Петергоф. Большой каскад. 1714-1725 гг., 1720-1740 гг. Перестроен в 1746-1755 гг.

архитектором Франческо Бартоломео Растрелли.

Но вот еще один любопытный факт из российско-итальянской архитектурной истории, который позволяет посмотреть на все под несколько иным углом. Посол Италии рассказал, как при выборе фотографии для обложки книги они с авторами хотели поместить туда что-то одновременно очень русское и очень итальянское и сошлись на том, что именно Грановитая палата будет тем, что нужно. Имея в виду, что идея ее облика восходит к куполу знаменитого Палаццо ди Диаманти в Ферраре и как нельзя лучше отражает преемственность русской архитектуры и итальянской. Но уже после выхода книги обнаружилось, что то самое палаццо было построено на пять лет позже Грановитой палаты! Что говорит, безусловно, о взаимообмене идеями не только в направлении «оттуда – сюда», но и «отсюда — туда». Между прочим, во времена, когда не было почты, не то что интернета.

Как итальянцы строили Россию (фото 4)

Москва, Кремль. Благовещенский собор. 1484-1489 гг. Северный портал. 1508 г.(?)

Как итальянцы строили Россию (фото 5)

Москва, Кремль. Собор Михаила Архангела. 1505-1508 гг. Архитектор Алевиз Ламберти да Монтаньяна

Как итальянцы строили Россию (фото 6)

Владимир. Собор Св. Дмитрия. 1194-1197

Как итальянцы строили Россию (фото 7)

Боголюбово. Церковь Покрова Богородицы на Нерли. 1265. Деталь свода

Как итальянцы строили Россию (фото 8)

Юрьев-Польский. Собор Св. Георгия. 1230-1234. Фрагмент скульптурного декора

Как итальянцы строили Россию (фото 9)

Коломенское. Церковь Вознесения. 1532 г. Архитектор Пьетро Аннибале (Петрок Малой). Общий вид.

Как итальянцы строили Россию (фото 10)

Москва, Кремль. Собор Михаила Архангела. 1505-1508 гг. Архитектор Алевиз Ламберти да Монтаньяна

Архитектор «дворца Путина»: как итальянец Ланфранко Чирилло сделал карьеру в России

«Дворец Путина» – особняк на Черном море, предположительно построенный для президента России Владимира Путина под Геленджиком. Фото из расследования, опубликованного Фондом борьбы с коррупцией 19 января 2021 года

Один из героев расследования Алексея Навального о «Дворце Путина» – итальянский архитектор Ланфранко Чирилло. Именно он был архитектором мегаломанского особняка на берегу Черного моря, об этом ранее писали различные СМИ, в том числе и Радио Свобода. Фонд борьбы с коррупцией рассказал в новом расследовании, что в 2015 году Чирилло получил и собственный 1000-метровый дом неподалеку от дворца своего клиента, на набережной Геленджика.

Как выяснило Радио Свобода, в начале 2010-х Ланфранко Чирилло с восторгом рассказывал итальянской прессе о спроектированном им мосте – том самом, который ведет к Чайному домику в резиденции, которую расследователи называют принадлежащей российскому президенту:

«Сделать 100-метровый деревянный мост посреди леса с видом на море – это прекрасно, и я рад, что мне это удалось. Я не могу забыть тот день, когда клиент впервые приехал посмотреть на него. Клиента окружали телохранители и свита. Увидев, что мост сделан из дерева, они засомневались, никто не решался выйти на него. Чтобы разрядить обстановку, я сел в свой тяжелый Range Rover и проехал по мосту туда и обратно… Выйдя из машины, клиент со своими спутниками прошли по мосту. Клиент, смеясь, подпрыгнул и сказал: «Держится… но как долго это продлится?» Я сказал ему, что гарантирую, что наши дети и внуки пройдут по этому мосту», – рассказывал архитектор в интервью для архитектурного портала Infobuilt.

В 2015 году Радио Свобода также удалось взять интервью у Ланфранко Чирилло – он отказался говорить о своем участии в проектировании «дворца Путина», зато рассказал о других своих проектах, а также о том, что получил российское гражданство благодаря письму в Администрацию президента.

Загадки карьеры проектировщика «путинского дворца», итальянца с российским паспортом Ланфранко Чирилло

Прозвище «архитектор Путина» 56-летний Ланфранко Чирилло получил за участие в проектировании огромного дворца, который, по слухам, строится для президента России в обстановке секретности. Недавно, благодаря Путину, Чирилло получил российское гражданство и гордится тем, что близко знаком с главой российского государства. Сейчас Ланфранко Чирилло мечтает получить заказ на проектирование огромного нового здания российского парламента, что поставит его в один ряд с великими итальянскими предшественниками, построившими московский Кремль и Зимний дворец в Петербурге, которые были центрами российской власти на протяжении веков.

До начала строительства роскошного «путинского дворца» неподалеку от Геленджика, ставшего для российской оппозиции символом коррупции на государственном уровне, имя Чирилло было в России практически никому неизвестно даже среди специалистов по архитектуре. Каким образом этот иностранный специалист получил такой большой заказ, тем более связанный с работой в ближайшем окружении Путина, остается неясным.

Чирилло, который отказывается давать комментарии по поводу дворца и пытается выглядеть скромно, не видит в этом ничего странного, говоря, что просто приехал в Россию зарабатывать деньги и добился своего. По словам Чирилло, уроженца города Брешиа в Ломбардии, первый свой заказ в России – на проектирование дачи – он получил в 1991 году, благодаря посредничеству знакомого из Милана. Клиент, чье имя Чирилло называть не хочет, познакомил его с президентом компании «Лукойл» Вагитом Алекперовым, предложившим ему продолжить сотрудничество. В 1995 году итальянец открыл собственное архитектурное бюро на Арбате. Чирилло строил дома и для самого Алекперова, и для его заместителей, занимался дизайном офисов на Сретенском бульваре, затем опять проектировал дачи, апартаменты, снова офисы. Все это продолжалось до 2002–2003 года.

Следующие заказы для Чирилло поступили от клиентов концерна «Газпром» и компании «Новатек», совладельцем которой является друг Владимира Путина Геннадий Тимченко. Архитектор утверждает, что спроектировал дома для 43 российских миллиардеров.

Любопытно, что у бюро Чирилло нет собственного веб-сайта, оно никогда не рекламирует свои услуги. Итальянец со смехом вспоминает, что некоторые заказы российских нуворишей были «просто дикими», но деталей почти не приводит – «как священник, который никогда не выдаст тайну исповеди». Разве что рассказывает, что одна клиентка – менеджер нефтяной компании – попросила построить бассейн рядом гостиной, окруженный полупрозрачным стеклом, чтобы она могла купаться голой, даже одновременно общаясь с гостями.

По словам Чирилло, он работал не только в Москве, но и во многих российских регионах.

Свою неизвестность в кругах специалистов по архитектуре Чирилло объясняет просто: «Мне хорошо, когда меня никто не знает. Тогда зачем мне нужно, чтобы меня кто-то знал?»

Сергей Колесников

Возможно, имя Ланфранко Чирилло так и не стало бы широко известно, если бы не открытое письмо бизнесмена Сергея Колесникова занимавшему в 2010 году пост президента Дмитрию Медведеву, в котором он рассказал о строительстве огромного дворца рядом с Геленджиком. Колесников ранее был совладельцем компании «Петромед», получавшей многочисленные государственные заказы на закупку медицинского оборудования. Компания была основана в начале 1990-х годов Комитетом по внешним связям мэрии Петербурга, его в то время возглавлял Владимир Путин. Колесников утверждает, что десятки миллионов долларов, выделенных на заключение этих контрактов, были выведены из России через зарегистрированную в Белизе компанию Lanaval, которую контролировали друзья Путина Николай Шамалов и Дмитрий Горелов. По данным Колесникова, а также расследования, проведенного агентством Рейтер, эта компания перевела по меньшей мере 48 миллионов долларов американской фирме Medea Investment, принадлежащей Чирилло. Эти деньги использовались для закупки материалов для строительства «путинского дворца».

Чирилло подтверждает, что его компания получила из России заказ, но говорит, что «проектировал не для президента, а для клиента, который об этом попросил, получил за это гонорар и не видит в этом ничего плохого».

В интервью Радио Свобода в прошлом году Сергей Колесников сказал, что геленджикский дворец был приобретен крупным бизнесменом Александром Пономаренко, а сейчас принадлежит кипрской компании, которая, в свою очередь, принадлежит еще одной офшорной компании, зарегистрированной на Британских Виргинских островах. «Кто является реальным владельцем дворца, точно никто не знает», – сказал тогда Колесников.

Согласно пожелавшему остаться анонимным источнику Радио Свобода, Чирилло был выбран в качестве архитектора, поскольку уже имел опыт проектирования подобных сооружений для «Газпрома» и компании «Стройгазконсалтинг», отвечавшей за дизайн вышеупомянутого дворца. «Стиль, который он предложил, я бы назвал «итальянский палаццо», – сказал источник, полагающий, что реминисценции с дворцами Петербурга и Петергофа и привлекли подрядчиков. Источник также отметил, что ворота дворца в Геленджике очень похожи на ворота Зимнего дворца.

Чирилло подтверждает сотрудничество со «Стройгазконсалтингом» 7–8 лет назад, а также опубликованные Алексеем Навальным данные о том, что он сам владеет недвижимостью рядом с Геленджиком. Соседом Чирилло, по данным Навального, является Татьяна Кузнецова – жена бывшего высокопоставленного сотрудника ФСО Олега Кузнецова, фигурирующего в документах как главный заказчик на строительство «дворца Путина».

Итальянские архитекторы в россии

По словам Чирилло, он купил право на аренду земли у Романа Золотова, сына бывшего начальника службы безопасности Путина Виктора Золотова, ставшего в 2013 году командующим Внутренними войсками МВД России. Архитектор подчеркивает, что имел на это полное право и действовал совершенно легально. По его словам, он любит море и даже открыл школу яхтсменов для детей Краснодарского края.

Российские и западные средства массовой информации публиковали ранее частичную расшифровку записи разговора, в котором предположительно участвовали Чирилло, Кузнецов, Горелов (бывший мажоритарный акционер Банка Россия, его в США называют «личным банком высокопоставленных государственных чиновников Российской Федерации») и Шамалов – сооснователь вместе с Путиным дачного кооператива «Озеро», против которого введены санкции ЕС в связи с российским военным вмешательством на Украине. В какой-то момент один из собеседников (все остальные называют его Ланфранко) спрашивает, могут ли возникнуть проблемы с переводом в Америку «грязных денег» (black money). Что конкретно имеется в виду под этим термином, из разговора неясно. Предполагаемый Чирилло в разговоре часто называет себя «бедняком».

Диплом Чирилло, полученный в одном из университетов Венеции, в России официально не признан, поэтому, по его словам, он не подписывается под собственными архитектурными проектами. В начале своей работы в России после подписи он стал ставить инициалы BIA, которые многими клиентами воспринимались как обозначение его аристократического происхождения. На самом деле, смеется Чирилло, эти буквы расшифровываются как «бедный итальянский архитектор».

Впрочем, Чирилло совсем не беден и мог бы перестать работать, но продолжает это дело «ради своих служащих». Сейчас их не менее двухсот человек, плюс 600 субподрядчиков и архитекторов, работающих в принадлежащей ему компании «Стройгазкомплект». Его офис находится рядом с Кремлем и украшен картинами на религиозные темы. Чирилло называет себя католиком, «с большой любовью относящимся к православию».

Фотография из

Новое здание Думы, которое Чирилло мечтает спроектировать, по его замыслу, должно быть крупным сооружением с классическими порталами, колоннами и атриумом. Проект сейчас оценивается в полтора миллиарда долларов. После того как намеченный на июль тендер на строительство был подвергнут резкой критике за отсутствие прозрачности, его перенесли на конец этого года. «Фиораванти построил Кремль, Растрелли – Зимний дворец. Конечно, я хочу продолжить историю итальянского культурного влияния привнесенного итальянскими зодчими», – мечтательно говорит Чирилло. При этом он настаивает, что «узнал о тендере на строительство нового здания парламента из журнала» и «просто послал письмо в президентскую администрацию». В ответ «ему прислали информацию о тендере».

По словам Чирилло, письма в администрацию Путина «работают». Именно такое письмо, как он утверждает, способствовало подписанию указа о предоставлении ему российского гражданства 16 августа 2014 года. Как говорит архитектор, к тому времени он «уже почти потерял надежду» получить российский паспорт, о котором тоже «давно мечтал», поскольку не хотел «жить как гастарбайтер в этой великой стране».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector