Колодец святого патрика

Колодец святого патрика

Колодец св. патрика

И тут же, едва я прочёл последние слова из дневника Джона Ди, в прихожей раздался звонок. На пороге стоял оборванный мальчишка и протягивал мне записку. Так и есть — от Липотина. Терпеть не могу, когда меня отрывают от дела, вот тут-то я и совершил то, что может быть приравнено только к государственному преступлению: в раздражении забыл про чаевые! Что прикажете делать? Как ни редки подобные послания Липотина, но всякий раз он прибегает к услугам нового сорванца. Должно быть, располагает обширными связями в среде малолетних городских бродяг.

Ладно, что там в записке?

1 мая. В день Святого Социуса.

Михаил Арангелович благодарит Вас за врача. Ему явно лучше. A propos, совсем запамятовал: он просит вас расположить серебряный ларец по меридиану — и как можно точней! Причем китайский орнамент, выгравированный в виде волны на крышке ларца, должен быть параллелен меридиану.

Извините, но это всё, что я могу вам сообщить, так как сейчас у Михаила Арангеловича начался новый приступ кровохарканья и дальнейшие расспросы, видимо, придётся отложить.

От себя добавлю: этот старый серебряный сибарит, очевидно, не склонен пересекаться с меридианом и наиболее комфортно чувствует себя в параллельном положении. Доставьте же ему, пожалуйста, это удовольствие! Извините, может быть, это звучит несколько странно, но тот, кто подобно мне всю свою жизнь общался с предметами старины, хоть немного, а знаком с их привычками и сразу чувствует тайные склонности и благоприобретенную с годами ипохондрию этих убежденных холостяков и старых дев. Наш брат, антиквар, знает, что лучше им не перечить, и всегда идет навстречу их маленьким причудам.

Вы, конечно, спросите, как же они жили раньше, ведь ни ваша прежняя, ни тем более сегодняшняя Россия особой душевной деликатностью не отличается. Само собой разумеется, так надругаться над своим отечеством могли только те, кто начисто лишён каких-либо духовных ценностей. Однако о старых произведениях искусства, рожденных в России, этого не скажешь, они тонки и чувствительны.

Кстати, известно ли вам, что упомянутый мною китайский орнамент в виде волны, бегущей вдоль крышки ковчежца, является древним таоистским символом бесконечности, в известных случаях он может означать и вечность? Впрочем, все это так, ерунда.

Преданный Вам Липотин».

Я скомкал записку и швырнул её в корзину для бумаг. Этого ещё не хватало, «подарок» умирающего барона Строганова начинает показывать характер. Разыскав компас — а это стоило немалых усилий, — я, предчувствуя недоброе, тщательно устанавливаю направление меридиана: ну разумеется, мой письменный стол стоит поперек. Спрашивается, почему моя почтенная мебель, несмотря на преклонный, прямо-таки музейный возраст, ещё ни разу не осмеливалась претендовать на параллельность меридиану, мотивируя это своим подорванным здоровьем!

До чего, в сущности, самоуверенно всё, что идёт с Востока. Итак, я, гостеприимный хозяин, расположил тульский ковчежец по меридиану…

И есть же ещё идиоты — я, например, — которые утверждают, что человек — господин своих желаний! Что же в результате дала эта моя благодушная уступчивость? Все, что стояло и лежало на письменном столе, он сам, кабинет со всем его привычным, устоявшимся порядком, — всё-всё мне кажется теперь каким-то косым. Конечно, тон в этом доме задаю отныне не я, а многоуважаемый меридиан! Или тульский ларец. Всё стоит, лежит, висит косо, криво, неправильно по отношению к проклятому завоевателю из Азии! Сидя за письменным столом, я смотрю в окно — и что я вижу. Вся улица расположена — «наперекосяк».

Нет, так дальше не пойдёт, беспорядок действует мне на нервы. Либо этот басурман исчезнет с моего письменного стола, либо… Боже! Но не могу же я переставлять всю обстановку в комнате, потакая какой-то безделушке с её меридианом!

Сижу, тупо взирая на серебряного кобольда, и вдруг… Клянусь колодцем Святого Патрика, как же так: ковчежец «ориентирован», у него есть свой «полюс», а мой письменный стол, кабинет, всё моё существование беспорядочно разбросано, никакого осмысленного направления оно не имеет, и до сегодняшнего дня я даже не задумывался над этим! Однако это уже какая-то умственная пытка!

Необходима серьезная, стратегическая перегруппировка всей обстановки кабинета — мысль эта с такой настойчивостью буравит мой череп, что я уже готов на капитуляцию, только — не сейчас… Я судорожно хватаюсь за бумаги Джона Роджера и извлекаю один-единственный листок; заголовок, выведенный строгим почерком моего кузена, гласит:

«КОЛОДЕЦ СВ. ПАТРИКА».

Стоп! Тут только до меня доходит, что всего лишь несколько минут назад с моих губ слетели именно эти слова. Что за колодец? А ведь я, кажется, даже поклялся этой до сего дня совершенно неизвестной мне клятвой! Понятия не имею, откуда она взялась! Хотя. Какой-то проблеск: это… это… я поспешно листаю лежащий передо мною дневник Джона Ди… Вот оно:

«Джон… заклинаю колодцем Святого Патрика, приди в себя! Если тебе ещё дорога моя дружба, ты должен стать лучше — должен воскреснуть в духе!» — обращается новоиспеченный магистр к своему двойнику… «Заклинаю колодцем Святого Патрика, приди в себя!»

Странно. Больше чем странно. Что же я — отражение Джона Ди? Или своё собственное, и смотрю я на себя из собственной неприкаянности, скверны и пьяного забытья? А разве это не опьянение, если… если комната стоит — не по меридиану?! Что за сумасбродные грёзы средь бела дня! Или запах тлена, исходящий от бумаг моего кузена, вскружил мне голову?

Но что там с колодцем Святого Патрика? Я начинаю читать запись Джона Роджера — конспект какой-то древней легенды.

Перед тем как покинуть Шотландию и вернуться в Эрин[20], Святой епископ Патрик взошёл на некую гору, дабы предаться там посту и молитве. Бросив взор свой окрест, он увидел, что местность кишит змеями и другими ядовитыми гадами. И воздел он посох свой кривой и пригрозил им, и отступили порождения сатаны, шипя и истекая ядом. Засим явились к нему люди и насмехались над ним. Увидев, что обращается к глухим, попросил он Бога явить чрез него знамение, дабы убоялись неверующие; и стукнул он посохом своим в скалу, на которой стоял. И разверзлась в скале той дыра, колодцу подобная, извергая наружу дым и пламя. И открылась бездна до самого нутра земного» и слышен стал скрежет зубовный и проклятия — осанна осужденных на вечные муки. И убоялись неверные, видевшие сие, ибо признали, что разверз пред ними Св. Патрик врата преисподней.

И сказал Св. Патрик: вошедшему туда никакого иного покаяния уже не понадобится и, что есть в нём от самородного золота, все переплавит геенна огненная с восхода до восхода. И многие сошли туда, да немногие вышли. Ибо пламя Судьбы облагораживает либо испепеляет: каждому по природе его. Таков колодец Св. Патрика, здесь всяк испытать себя может, ещё при жизни пройдя крещение адом…

В народе и поныне живо предание, что колодец всё ещё открыт, вот только видеть его может единственно тот, кто рожден для этого — сын ведьмы или шлюхи, появившийся на свет первого мая. А когда темный диск новолуния повисает прямо над колодцем, тогда проклятья осужденных из нутра земного восходят к нему, подобно страстной молитве, извращенной дьяволом, и падают вниз каплями росы, которые, едва коснувшись земли, тут же превращаются в чёрных призрачных кошек.

Меридиан, шепчу я, орнамент в виде волны! Китайский символ вечности! Беспорядок в кабинете! Колодец Св. Патрика! Предостережение моего предка, Джона Ди, зеркальному двойнику, «если тебе ещё дорога моя дружба…»! И «многие сошли туда, да немногие вышли»: Чёрные призрачные кошки! Все эти разрозненные, по тревоженные обрывки мыслей сбились в стаю, которая бешеным умопомрачительным вихрем закружилась в моём мозгу. И вдруг в этом смерче проблеск — короткий, болезненный, как солнечный луч из-за рваных зловещих туч. Но стоило мне только сконцентрировать сознание на этом сигнале, как на меня нашло странное оцепенение, и я вынужден был смириться…

Итак, да, да, да! Если так надо, Бог свидетель, утром я кабинет «расположу по меридиану», лишь бы обрести наконец покой. Ох и разгром будет в квартире! Проклятый тульский ящик! Навязался на мою голову!

Снова запускаю руку в своё наследство: тонкая книжица в сафьяновом переплете ядовито-зелёного цвета. Переплет гораздо более поздний, конец семнадцатого века. Характерные детали почерка соответствуют дневниковым, — итак, рука Джона Ди. Книжечка изрядно попорчена огнём, часть записей утрачена полностью.

На форзаце обнаруживаю надпись, сделанную незнакомым бисерным почерком:

Сожги, если заметишь, что Исаис Чёрная подглядывает в щель ущербной Луны. Заклинаю спасением твоей души, сожги!

Должно быть, весь ужас этого предостережения поздний неизвестный (!) владелец рукописи испытал на себе. Вот откуда следы огня… Но кто же, кто в таком случае выхватил рукопись из пламени и не дал сгореть дотла? Кто он, тот, кому она жгла пальцы, когда «Исаис Чёрная» следила за ним сквозь «щель ущербной Луны»?

Ни указаний, ни знаков — ничего.

Одно ясно, предостережение написано не Джоном Ди. Должно быть, кто-то из наследников оставил его, обжегшись сам.

Надпись на зелёном сафьяновом переплёте не разборчива, но тут же подклеена справка Джона Роджера:

Личный журнал Джона Ди, датированный 1553 годом — следовательно, на три-четыре года позднее, чем «дневник».

Колодец Святого Патрика: идеальная система водоснабжения осажденного города

Войны веками сопровождают человечество. В каждый период истории у них своя специфика, но при этом одна цель — как правило, это захват новых территорий. Одним из самых уязвимых мест для тех, кто защищался от нападений, было водоснабжение, ведь стоило отравить воду в колодце, и даже самую неприступную крепость можно было брать без лишних усилий. В городе Орвието (Умбрия, центральная Италия) находится уникальный колодец Поццо ди Патрицио (или исторический колодец Святого Патрика). Построен он был между 1527 и 1537 годами по приказу папы Климента VII для тех, кто нашел убежище в Орвието во времена, когда император Священной Римской империи Карл V осадил Рим.

Опасаясь, что во время осады водоснабжение города будет недостаточным, папа поставил задачу перед инженером-архитектором Антонио да Сангалло, который работал в Риме в эпоху Возрождения, построить колодец.

Построенный колодец был шедевром гидротехники. Цилиндрической формы, погруженный на глубину более 50 метров, колодец имел две лестницы. Одна вела вверх, а другая вниз. Это позволяло людям и ослам, нагруженным сосудами с водой, двигаться не мешая друг другу. В нижней части колодца находится мост, по которому можно ходить и набирать воду. Большие окна, расположенные диаметрально противоположно, должным образом освещали лестничные клетки. В то время это была уникальная конструкция, подобной которой нет больше нигде в Европе.

Первоначально колодец был назван Поццо делла Рокка или Крепостной колодец, так как он расположен недалеко от крепости Альборнос, которая стоит на холме Святого Илии. Позднее, под влиянием средневековой легенды о Чистилище святого Патрика, его переименовали в честь Святого Патрика, которому Бог открыл яму в земле, сказав, что это вход в чистилище.

Еще до завершения строительства колодца папа Климент VII и король Карл V помирились, и город никогда не был осажден. Но грандиозное строительство продолжалось, и было завершено через 10 лет, в 1537 году.

Надпись на колодце гласит: QUOD NATURA MUNIMENTO INVIDERAT INDUSTRIA ADIECIT (лат.) — Что не дала природа, может быть создано руками человека. И тогда даже обычный колодец может стать настоящим шедевром архитектуры!

Вид из колодца: Orvieto хватит на всех

Бывают винные мероприятия хоть и не очевидно полезные, но от этого не менее захватывающие. Как, например, дегустация вин вин аппелласьона Orvieto DOC в 61-метровом колодце, где в XVI веке прятался от захватчиков папа Клемент VII, который этот колодец и инициировал. Папа боялся, что во время осады стоящего на мягком вулканическом туфе города воды на всех не хватит. О вине папа Клемент, видимо, совсем не думал. По крайней мере, до нас эти мысли не дошли.

Если хочешь понять территории Orvieto (фото с сайта мега-производителя Decugnano Barbi)

Папа папой, но, оказывается, в 70-80-х прошлого века Орвьето было топовым белом вином Италии: вот почему сюда пришли большие бренды вроде Antinori и Ruffino. Вино делалось кооперативами и продавалось этим большим хозяйствам. Печально, но вскоре имя Orvieto стали просто использовать, вместо того чтобы инвестировать в территории. В России, например, ты практически не встретишь белого вина из Orvieto от маленького семейного хозяйства — почти все они делаются гигантами и делаются постольку поскольку. Но вернемся к колодцам и подвалам городка Орвьето.

Pozzo di San Patrizio — «Колодец Святого Патрика»

Что хорошо папе, то хорошо и нам! Это место метко называют “the coolest place in Orvieto”: несколько сот скользких ступ енек ведут глубоко вниз, куда по двойной спирали можно было одновременно загонять и выгонять бедняг-мулов, вытаскивавших бурдюки с водой наверх. Вытащить бурдюк с водой с 61-метровой глубины человеку не под силу — даже с пустым бокалом подниматься тяжело (учитывая, что опустошил ты его в себя). Потерять на дне участвующих в дегустации стариков и детей — как два пальца. Под Орвьето, кстати, находится не менее 1200 пещер, тоннелей и всяких помещений, которые местное население рыло на случай осады города — чтобы, значится, можно было перекантоваться и безопасно свалить из города по потайным проходам.

Как часто бывает в Италии, умбрийское орвьето (я говорю о вине) делится на два региональных аппелласьона — обычное Orvieto DOC и Orvieto Classico — тоже DOC. Топовые производители “стараются” держаться классической зоны, но такого антагонизма, как с Chianti Classico, тут, наверное, не наблюдается. Вариант с добавлением слова Superiore предполагает меньшую урожайность, как следствие, большее содержание алкоголя (ну и сложность, конечно, иначе зачем всё это?).

Главные сорта Orvieto:

  • треббьяно (проканико)
  • грекетто
  • верделло
  • друппеджио
  • мальвазия
  • канайоло бьянко

Организаторы погружения в колодец оказались смельчаками — на каждом “этаже”-витке стоял итальянским сомм в полном ч/б облачении. Символический смысл деги налицо: пробовать вино на скользких ступеньках, когда сверху на тебя давит толпа страждущих спуститься вниз (а там, внизу, еще и тенор запевает), мягко говоря, тяжеловато.

Мулы с водой ходили — значит и ты с бокалом вина сможешь! (но это не факт)

Одно точно — белое грекетто на глубине ощущается иначе. Стеклянный бокал, однако, представляет реальную опасность для жизни. Я бы с удовольствием обошелся и “пластиком”.

Что круто:

  • классные терруары и вина в зоне Orvieto Classico
  • историческая ценность автохтонов
  • вина, не зашкаливающие по цене

Что не круто:

  • топовый аппелласьон Orvieto Classico имеет статус DOC, а не DOCG
  • слишком много возможностей для международных сортов

Короче, что остаётся нам, кроме как смиренно ждать улучшений и надеяться на светлое будущее региона? Пожалуй, ни-че-го!

В недрах Орвието

Как и обещала, рассказываю об этом странном месте (см. пост ниже). Вообще это все благодаря огромному количеству кофе, иначе я бы сейчас сидела и работала. но рисовать с трясущимися руками не лучший вариант.
Так вот. дело было в Орвието, а Орвието, как известно, тоже город этрусков. Они были более, чем умной нацией (уж кто бы что ни говорил), а холм, на котором они воздвигли город, был удобен со стратегической точки зрения, но вот в плане воды немного подкачал. Приходилось вырывать колодцы колоссальной глубины. Хотя было и некое преимущество в них.
В римский период город был значительно изменен, большинство колодцев было зарыто. Сменялись народы, города строились на городах. Можно сказать, что так постепенно (достраиваясь) и образовалась та часть Орвието, которая сегодня именуется «Подземным городом».

На этой, спрятанной от глаз человека, территории все еще можно найти следы этрусков, увидеть насколько глубоко они «вгрызлись» в скальную породу. На фото за оградой один из колодцев. глубина около 35 метров. к слову, мы находились на глубине 15-17 метров.

На самом деле то, что осталось сегодня от их колодцев, всего лишь жалкая тень. Ранее вокруг них были устроены специальные лестницы для спусков за водой. Но ни что не вечно под луной.
Большинство этрусских колодцев были вновь раскрыты в Средние века, тогда же стали «обживать» все эти подземный ходы. В некоторых из них были устроены системы для сбора и хранения воды, в некоторых даже устраивались помещения для производства оливкового масла

Но более широко пещеры использовались для личных нужд. Кстати, многие из них до сих пор используются. Именно поэтому для посещения открыта только мизерная часть «города». В общем кто и как их использует сегодня сложно сказать, но в Средние века здесь устраивались не только хранилища для продуктов (там, кстати, очень холодно), но и голубятни

По крутым лестницам жители дома сверху спускались сюда, где царил гомон тысячи голубей, разместившихся в небольших углублениях.

Совсем недалеко отсюда, в похожих помещениях с видом на умбрийские просторы ремесленники Орвието производили керамические изделия. Обжигали в очаге (на фото внизу справа) и ставили их остужаться в углубления в скале

В данный момент я понимаю, что мой словарный запас безнадежно мал для того, чтобы без штампов передать мое впечатление от кажущихся бесконечными галерей.

. от внезапно открывающихся видов на просторы Умбрии, от таинственных замурованных ходов, в которых уже тысячи лет назад кипела жизнь

Может кто-то помнит, несколько месяцев назад я составляла список того, что хотела бы сделать в жизни. Так вот. я хотела бы пройти этот подземный город полностью. Правда, скорее всего эта мечта также неосуществима, как и посещение всех римских церквей (хотя последнее, безусловно, более вероятно)
Не буду скрывать, на сегодняшний день Орвието — это один из моих самых любимых городов. Здесь свою роль сыграли и узенькие улочки и милые дворики, и главное наличие подземной части, потому что +40 с лишним не шутки.
Но пока опущу виды улочек, ведь речь сегодня о недрах. Перемещусь в другую часть города.
Здесь в районе Кава находится еще один этрусский колодец (Pozzo della Cava). Во времена этрусков это было место, где «путники оставляли своих ослов на водопой». При папе Клименте VII он был значительно расширен и должен был в случаях необходимости (при осаде) обеспечивать город водой. как и еще одно место.

Вскоре он был забыт на несколько столетий. Точно не известно почему, но есть легенда, что в него были сброшены пять французских офицеров за надругательство над местными женщинами.
К слову, колодец постепенно углубляется до уровня воды (последний раз это было в 1996 году).
А вокруг него на нескольких уровнях сосредоточены помещения мастерских разных периодов

Пора бы заглянуть на другой край города, где покоились люди, без которых ничего бы здесь не было. Да, мы опять движемся в сторону этрусского некрополя

Открытые здесь захоронения моложе, чем в Черветери, и в основном это «кубики»

Мощное сочетание жизни и смерти. Одна из тех немногих вещей, с которыми я не хотела бы столкнуться, это квартира с видом на кладбище. даже этрусское

Наверно, вы уже готовы спросить: «Когда же ты наконец расскажешь про то странное место с фотографии?»
Вот наконец я и подошла к нему. Просто без наследия этрусков и папы Климента VII (о котором я вскользь упомянула) оно бы вряд ли существовало. Так вот. барабанная дробь. место с сотней арок, куда еле-еле пробивается свет — это колодец святого Патрика (Pozzo si San Patrizio).
Нет, он не относится к периоду этрусков, но построен на подобие этрусских колодцев по велению папы Климента VII, укрывавшегося здесь после захвата Рима. А спроектировал его Антонио да Сангалло-младший.

Колодец уходит в землю на 62метра. Вокруг цилиндрической части бегут две лестницы, которые не пересекаются.

Тут, наверно, должен возникнуть вопрос о том, при чем же здесь святой Патрик, который в общем-то из Ирландии. В общем-то ни при чем. просто колодец уж больно похож на тот, в котором в Ирландии молился святой.
Ни с чем не сравнимое ощущение, когда медленно спускаешься в это место. В какой-то момент я почувствовала себя узником, без надежды выбраться. Идешь, а вокруг монотонные арки. одна за другой

Выглядывать в них более, чем страшно. высокая влажность, из-за которой камни становятся немного скользкими, низкие ограды. одно неверное движение и можно еще быстрее достигнуть отметки в 62 метра.
Света становится все меньше

а арки не кончаются

Чем дальше вглубь, тем выше влажность. одежду уже можно просто выжимать. и наконец мостик, соединяющий две лестницы. Здесь уже еле-еле виден солнечный свет

Все же пора возвращаться к свету, потому что прохлада — это хорошо, но под солнцем еще много всего интересного.

Удивительная архитектура колодца Святого Патрика в Италии

Колодец Святого Патрика в Италии

Подземные сооружения

Колодец Святого Патрика в Италии

credit: orso/Panoramio

Колодец Святого Патрика (Pozzo di San Patrizio) — это исторический памятник архитектуры, расположенный в Центральной Италии в городе Орвието. Он был построен между 1527 и 1537 годами по приказу папы Климента VII, который во время войны Коньякской лиги нашел временное убежище в Орвието, поскольку Рим был захвачен взбунтовавшимся войском Карла V, императора Священной Римской империи. Папа опасался, что в случае осады его временного убежища, водоснабжение города может быть заблокировано, поэтому он поставил задачу талантливому римскому инженеру и архитектору Антонио да Сангалло построить внутри Орвието глубокий колодец, который сможет обеспечить местных жителей водой.

Колодец Поццо ди Сан Патрицио в городе Орвието

Антонио да Сангалло — известный талантливый мастер Эпохи Возрождения, поэтому не удивительно, что он отлично справился с задачей, построив шедевр гидротехники — колодец Поццо ди Сан Патрицио цилиндрической формы, двойная спираль которого погружается под землю на более, чем 50 метров. В колодце есть две лестницы, одна из которых ведет вверх, а другая — вниз. Это позволяет людям и ослам, нагруженным сосудами с водой, двигаться без препятствий. В нижней точке колодца, прямо надо поверхностью воды, расположен мост, с которого люди могут набирать воду. По всей высоте колодца Святого Патрика диаметрально расположены окна, освещающие лестничные клетки естественным образом. Эта конструкция была уникальной в то время, и не существует нигде больше в Европе никаких других скважин такого уровня.

Колодец Святого Патрика в Италии

credit: James Good/Flickr

Скважина была первоначально названа Поццо делла Рокка (Pozzo della Rocca), поскольку она находится близко к крепости Альборнос, которая возвышается на холме Святого Илии. Но позднее колодец переименовали на честь Святого Патрика, вдохновившись средневековой легендой о Чистилище святого Патрика, где Бог открыл ему яму в земле, говоря, что это был вход в чистилище.

Колодец Поццо ди Сан Патрицио в городе Орвието

credit: James Good/Flickr

Перед тем как строительство колодца Святого Патрика было закончено, папа Климент VII и император Карл V помирились, и город Орвието так и не был осажден. Тем не менее, строительство колодца продолжилось и было завершено в 1537 году, через десять лет после начала работ.

Колодец Святого Патрика в Италии

credit: James Good/Flickr

Читайте также  Колодец святого патрика

Колодец Поццо ди Сан Патрицио в городе Орвието

credit: Gwendolyn Stansbury/Flickr

Собор Святого Патрика

Собор Святого Патрика — самый большой собор Ирландии, он был возведен возле святого источника Св. Патрика. Первый архиепископ Дублина в 1192 году присвоил ему статус соборной церкви.

В эпоху короля Генриха Третьего, в 1225 году была проведена крупная реконструкция церкви, которая длилась 4 года и придала ей вид в стиле ранней английской готики. В конце 13 века собор разросся благодаря пристроенной к нему Часовни Леди, западного нефа и башни Майнота.

Во времена правления короля Эдуарда 6 церковь практически пришла в упадок, утратив свой смысл, так как часть строений была передана для заседаний суда. Здесь же разместили школу, а многие церковные драгоценности, среди которых были различные украшения, предметы интерьера и серебро, были переданы собору Христа.

Начиная с 1783 по 1871 года, собор был выбран для проведения церемоний посвящения в рыцари. По сей день, несмотря на то, что сегодня эта церемония проводится в зале Дублинского замка, в соборе можно увидеть гербы посвященных рыцарей.

«Мифы и факты»

Великолепная достопримечательность Дублина имеет немало интересных историй, в одной из них вы узнаете, что во время очередной реставрации был обнаружен древний кельтский крест, который можно видеть среди драгоценной церковной утвари.

В каждом из углублений в стене расположена бронзовая табличка с портретом одного из известнейших ирландских писателей – уроженцев Дублина. Трое из писателей были удостоены в свое время Нобелевской премии в области литературы. Это Джордж Бернард Шоу, Уильям Батлер Йетс и Сэмюэль Беккет.

Всего таких табличек в этом памятнике 12, они расположены в хронологическом порядке и посвящены следующим писателям: Jonathan Swift, James Clarence Mangan, Oscar Wilde, George Bernard Show, William Butler Yeats, John Millington Synge, Sean O’Casey, James Joyce, Brendan Behan, Samuel Beckett, Eilis Dillon и Austin Clarke.

Парк у собора создан Эдвардом Сесилем Гиннсеом на рубеже XIX-XX веков.

В Ирландии 95% населения – католики, и лишь 5% — представители других конфессий. Поскольку у англиканской церкви очень мало прихожан, собор Святого Патрика и Собор Святого Креста лишь номинально являются церквями, главная их функция – сохранить свой облик.

Таким образом, они превратились в платные музеи, чтобы на эти деньги сохранить внешний вид соборов.

Мессы здесь проходят лишь по определенным дням, когда вход для туристов закрыт.

Ирландцы с уважением отнеслись к тому, что храмы стали англиканскими, не смотря на то, что прихожан было мало, не потребовали, не отобрали, так как считали это грехом – отобрать Божий Дом у верующих людей.

Чтобы построить собор, похожий на собор Святого Патрика или Святого Креста, не может быть и речи.

Именно в этой приходской церкви, которая именуется Собором Святого Патрика, 32 года был деканом Джонатан Свифт. Здесь он прожил последние годы жизни и был похоронен. Здесь же похоронена его Муза – Эстер Джонсон.

Джонатан Свифт умер в возрасте 78 лет. После своей смерти, кроме своих произведений, он оставил несколько загадок. Согласно завещанию Свифта, была оставлена большая часть его состояния на строительство психиатрической больницы.

Свое тело он завещал для научных исследований, в ходе которых узнали, что у него было хроническое воспаление среднего уха. Он все время рассказывал, что слышит звон в голове. Сейчас это заболевание легко диагностируется и лечится, а в эпоху Свифта, он вполне мог предполагать, что болен психически.

Если это предположение верно, то можно понять, почему он так и не женился на Эстер Джонс, хотя он знал ее еще ребенком, и она проследовала за ним всю жизнь.

«Любовь, пускаясь в дальний путь, к нему не проникала в грудь» — писал он о себе.
Кроме того, в завещании было письмо, в котором было написано, как нужно обходиться с психически больными людьми. В то время их связывали, подолгу держали в воде или в закрытых помещениях, и было много ограничений для этих больных.

Сам Свифт по общепринятой градации был человеком странным. Необычайно скрытный от природы, Джонатан Свифт даже прощался с этим миром в двух лицах.

На исходе дней в частном письме человек Свифт предрекал, что умирать ему уготовано «в злобе, как отравленной крысе в своей норе», а в эпитафии, которую сам себе и сочинил, писатель Свифт торжественно сообщал: «Здесь покоится тело Джонатана Свифта, декана этого собора, и суровое негодование уже больше не может терзать его сердце. Иди, путник, подражай, если можешь, ревностному защитнику дела доблестной свободы».

Как они боролись между собой, можно увидеть в его произведениях.

<По ирландской традиции, когда мужчина делал предложение своей невесте, он спрашивал, хочет ли она быть похоронена с его родными. Это говорило о том, что невесту хотят сделать членом своего клана.
Эстер Джонс не имела права быть похороненной в Соборе Святого Патрика, так как она не являлась священнослужителем, никакого отношения не имела к королевской семье, не была известным политическим деятелем и не пожертвовала огромной суммы, чтобы покоиться здесь.

Слева от входа в собор расположен баптистерий, сооруженный в 1190-е годы — это самая древняя часть собора.

Рядом огромный деревянный резной монумент Бойлей, возведенный в 1632 году герцогом Корка, Ричардом Бойлем, отцом великого физика Роберта Бойля, аристократом, проводившим политику форсированной колонизации Ирландии, в память о своей жене, Леди Кэтрин.

У каждого человека, который приходит в собор, есть своя подушечка.

Одна из наиболее любопытных достопримечательностей собора – деревянная дверь с прорубленным отверстием из несохранившегося здания капитула, известная как «Дверь примирения». В 1492 году вражда Батлеров из Ормонда и Фитцджеральдов из Килдэра обострилась до предела.

На протяжении всего существования собора он неразрывно связан с культурой Ирландии. Многие проповеди Свифта, а также «ирландские трактаты» были написаны именно в этот период. Он выделял собственные средства на нужды церкви, содержал больницу Святого Патрика и женский приют для бедных.

Сегодня собор является местом проведения многих общественных церемоний и весьма привлекательной достопримечательностью Ирландии. Ежегодно в ноябре здесь отмечают Ирландский День Памяти, на котором присутствует президент страны.

Как добраться

Адрес: St Patrick's Close, Wood Quay, Dublin 8, DZ08 H6X3, Ирландия

Часы работы: Собор Святого Патрика открыт в будни с 9.00 до 17.00; в выходные летом до 18.00, зимой до 14.30. Закрыт 24-26 декабря.

Стоимость: 5.50 €, студенты – 4.50 €. Бесплатно при наличии Dublin Pass.

Как добраться: автобусами 49, 49А, 50, 54А, 56А, 77 и 77А, 150, 151.
* Фотографировать разрешено вне богослужений.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector