Леоне с п а италия

Леоне с п а италия

Пастилки Leone: «Италия ещё не объединилась, а мы уже были!»

Marca Leone – не просто надпись на конфетных обёртках и тиснение на карамельках. Это уже устоявшееся выражение, когда хотят подчеркнуть, что дело или товар сделаны на высочайшем уровне. Кстати, на пьемонтском диалекте, а компания эта находится именно в этом регионе, их название звучит как «Марка Леун».

«Марко Леоне» упоминается даже в итальянской литературе: в романе «Гаечный ключ» Примо Леви его главный герой, Фоссон, восклицает «Марка Леоне», когда видит идеально выполненную работу. Джанпаоло Панса в «Прочь из ночи» использует эту идиому, говоря о сильнейшем снегопаде.

История

Всё началось в 1857 году, когда хозяин конфетной лавки неподалёку от Альбы Луиджи Леоне стал делать маленькие пастилки с насыщенным вкусом, которые стал предлагать своим клиентам после сытного обеда. Это было даже раньше, чем Италия стала единым государством. Неудивительно, что один из слоганов фирмы гласит: «Италия ещё не объединилась, а мы уже были!».

Синьор Леоне так гордился успехом, которым пользовались его пастилки, что решил перенести производство в Турин, в сладкую столицу Италии, бывший в то время, кстати, первой столицей недавно объединившейся страны. В его лавку заглядывали самые именитые современники: принцы савойской династии (именно поэтому на карамельках появились королевские вензеля), граф Кавур, большой гурман и сластёна. Пламенный оратор, в перерывах между выступлениями он любил побаловать себя «освежающими» пастилками. Особенно он любил лакричную карамель с запахом фиалки. Этот сорт в его честь стали называть «сенаторским».

casa_leone

После смерти Луиджи Леоне в 1934 году его бизнес выкупила Джизельда Балла Монеро вместе со своим братом, Чельсо Баллой. Они владели оптовой торговой фирмой, продававшей в том числе и пастилки «Леоне». За её безудержный темперамент и манеру вести дела Джизельду Балла прозвали «Львицей». Но именно благодаря её блестящей интуиции конфетное производство «Леоне» вышло на новый уровень. Особенно удивительно в этой истории то, что в Италии тех лет было не так много женщин, занимавшихся серьёзным бизнесом.

Джизельда преобразовала ремесленное производство в промышленное. Для этого она выбрала просторное помещение в Турине, по адресу Корсо Реджина Маргерита 242. Фасад фабрики сохранился неизменным до наших дней, так как считается памятником архитектуры. Были разработаны новые упаковки и способы рекламы. В то время были популярны конкурсы, где самым верным клиентам вручали призы. Джизельда управляла компанией до конца 80-х годов, после чего бразды правления компанией перешли её сыну, Гвидо Монеро.

С 2006 года производство настолько выросло, что оно опять переезжает, в значительно более просторную фабрику в Колленьо, на виа Италия 46. И всё же внутри обстановка не так уж отличается от 1857 года: витают запахи эссенций, сахара, специй, гудят месильные машины с разноцветными массами, из которых делают пастилки, леденцы и мармелад.

monero

Гвидо Монеро

В 2007 году компания открыла собственную «Шоколадную фабрику». Осуществилась давняя мечта Гвидо Монеро, желавшего создавать бескомпромиссно качественный продукт по рецептам лучших туринских шоколатье. И, надо сказать, этот замысел воплотился на славу: в цехах фабрики витает запах обжариваемых какао-бобов, звучит «музыка» каменных пестиков, стучащих о стенки ступок, где шоколад перемешивается более 60 часов.

Юбилей карманных коробочек

В конце XIX века Луиджи Леоне придумал новый формат упаковки, удобный для ношения с собой. Конфеты «Леоне» появились в дамских сумочках и карманах мужских сюртуков. И это неудивительно: изящные коробочки в стиле ар-нуво были настоящими произведениями искусства. В честь 160 компании была выпущена ограниченная серия карманных упаковок – точные копии «миньонов» конца прошлого столетия.

Каждый год компания «Леоне» расфасовывает более 3 миллионов упаковок пастилок с 40 разными вкусами. Самые продаваемые – со вкусом фиалки, корицы и «освежающее ассорти».

Как делают пастилки?

Пастилки на 96% состоят из сахара, поэтому у них неограниченный срок хранения. Они не содержат глютена, и подходят для вегетарианцев. Одна пастилка содержит менее двух калорий. Для их производства тщательно подбирают натуральные ароматы, умело сочетая их друг с другом. Стоит ли говорить, что для того, чтобы окрасить пастилки в фирменные пастельные тона используются только натуральные красители.

Сначала все ингредиенты тщательно перемешиваются. Затем машина раскатывает сладкую массу тонким слоем и перемещает его под пресс со старинными бронзовыми штампами. После штамповки получаются цилиндрические пастилки со знаменитой литерой “L”.

После того, как пастилки высохнут, их расфасовывают в коробки из жёлтого картона с золотыми вензелями савойского дома. Внешняя упаковка из бумаги пастельных тонов украшена иллюстрациями из сказок. Можно купить пастилки и в больших банках. Но самая знаменитая упаковка, о которой уже говорилось выше – это металлические баночки, которые удобно носить с собой. Впервые эта упаковка появилась в 1880 году и с тех пор не теряет своей популярности!

Картонные жёлтые коробочки с чёрным шрифтом и савойскими вензелями появились в начале XX века как «пополнение» для металлических коробочек. С тех пор их продавали обёрнутыми в белую бумагу, на которой красными буквами указывался вкус пастилок.

В 1999 году обёрточную бумагу решили делать разноцветной, чтобы было легче различать 30 вкусов пастилок. С 2009 года на этой бумаге появились иллюстрации, сюжет которых так или иначе связан со вкусом пастилок конкретного сорта.

Цветок апельсина – необычный вкус по особому поводу

Вскоре после объединения Италии Луиджи Леоне, уже официальный поставщик королевского двора, представляет новый вкус пастилок, посвящая его наследнику престола, Умберто I, принцу неаполитанскому. Последний титул он приобрёл в связи с объединением Италии (до этого он был принцем Пьемонта).

Луиджи Леоне очень любил ароматы и вкусы южной Италии, и, в особенности, её сладости. Своё новое творение, «Неаполитанского принца», он наделил ароматом цветков апельсина. Эти пастилки производятся до сих пор и считаются культовой классикой. И пока нет предпосылок, что они выйдут из моды.

У истока качества – лучшие ингредиенты

Пьемонтский фундук IGP

Леоне закупает только местный, пьемонтский, фундук который отлично сочетается с какао-бобами из Венесуэлы в конфетах «Джандуйозо» и «Джандуйотти», которые выпускает «шоколадная фабрика Леоне». Ещё одна местная знаменитость – перечная мята, из которой добывают драгоценную масляную эссенцию для ароматизации карамели, плиток, пастилок и других продуктов, выпускаемых «Пастилье Леоне».

Для жевательных конфет «Леоне» закупает ингредиенты на солнечном юге, в Калабрии. Здесь растёт самый ценный сорт особо сладкой лакрицы, а также ароматные мандарины, лимоны и апельсины. Их эссенции добавляют в карамель, мармелад и другие продукты.

shutterstock_190075133

Смола акации «кордофан»

В поисках лучшего компания «Леоне» готова отправиться хоть на другой конец света. Смолу акации «кордофан», секретный ингредиент, без которого немыслимы пастилки и жевательные конфеты, «Леоне» покупает в Судане. Это совершенно безопасный эмульгатор, позволяющий связывать между собой разные ингредиенты.

Самые лучшие сорта какао-бобов доставляются из Центральной Америки: «арриба» из Эквадора, «тринидад» — с одноимённого острова, «карупано», «каракас» и «каренеро» из Венесуэлы. Из них получается изысканный шоколад для самых взыскательных ценителей вкуса. Лучшая ваниль, как известно, растёт на Мадагаскаре и в Мексике: хотя она довольно дорогая, она намного превосходит синтетические заменители. Корицу доставляют с Цейлона, а с Дальнего востока – зелёный японский чай.

«Пастилье Леоне» и Cedral Tassoni

18595456_10154785422307833_7864945294436709426_o

В честь 160-летия «Пастилье Леоне» выпускают карманную серию в коллаборации с Cedral Tassoni.

Юбилейная, лимитированная серия обладает собственным вкусом. Плод сотрудничества двух именитых брендов радует всех их поклонников, а банка быстро стала желанным трофеем для коллекционеров.

Шоколадная фабрика

«Наш шоколад – это объяснение в любви. Как и у всех продуктов марки «Леоне» у него уникальный аромат и изысканный вкус, как в те времена, когда качество было важнее количества».

Шоколад «Леоне» начинается с обработки сырых какао-бобов, как это было принято раньше. Ведь сейчас крупные производства предпочитают закупать уже готовую массу какао.

Уникальность этого шоколада прежде всего в том, что он производится по медленной, ручной технологии.

Но дело не только в ней. Не менее важно использование бескомпромиссно качественных ингредиентов. Здесь вы не найдёте пальмового масла и глютена, а в чёрном шоколаде полностью отсутствуют следы молока и орехов. Сахар – только тростниковый (родом оттуда же, откуда и какао), масло какао, стручковая мексиканская ваниль и другие компоненты высочайшего качества. Фисташки только сицилийские, а фундук – пьемонтский защищённый по происхождению (IGP).

Леоне с п а италия

Джеймс («Сильфида» Х.Левенскольда, хореография А.Бурнонвиля в редакции Э.М.фон Розен)

Принц Дезире («Спящая красавица» П.Чайковского, хореография М.Петипа в редакции К.Сергеева)

Меркуцио («Ромео и Джульетта» С.Прокофьева, хореография Л.Лавровского)

Юноша («Шопениана» на музыку Ф.Шопена, хореография М.Фокина)

вставное па де де, Граф Альберт («Жизель» А.Адана, хореография Ж.Коралли, Ж.Перро, М.Петипа)

неаполитанский танец, па де труа («Лебединое озеро» П.Чайковского, хореография М.Петипа, Л.Иванова в редакции К.Сергеева)

па де де из балета «Бабочка» на музыку Ж.Оффенбаха (хореография П.Лакотта по М.Тальони)

Дженнаро, вариация в гран па («Неаполь, или Рыбак и его невеста» Н.В.Гаде, Э.Хельстеда, Х.С.Паулли, Х.К.Лумбю, хореография А.Бурнонвиля в редакции Э.М.фон Розен)

Рыбак (сюита из балета «Наяда и рыбак» Ц.Пуни, хореография П.Гусева по Ж.Перро)

Колен («Тщетная предосторожность» П.Гертеля, хореография О.Виноградова)

па де труа («Пахита» Л.Минкуса, хореография М.Петипа)

Трубадур («Раймонда» А.Глазунова, хореография М.Петипа в редакции К.Сергеева)

па де сис из балета «Маркитантка» Ц.Пуни (хореография П.Лакотта по А.Сен-Леону)

Петрушка («Петрушка» И.Стравинского, хореография М.Фокина)

солист III части («Симфония до мажор» на музыку Ж.Бизе, хореография Дж.Баланчина) – первый исполнитель в Мариинском театре

Арлекин (телеверсия балета «Карнавал» на музыку Р.Шумана, хореография М.Фокина, возобновление К.Сергеева)

Был первым исполнителем партий в балетах О.Виноградова –

Царевич каджей («Витязь в тигровой шкуре» А.Мачавариани)

Вестовой («Броненосец «Потемкин» А.Чайковского)

Петрушка («Петрушка» И.Стравинского)

Танцевал в балетах Б.Эйфмана, А.Полубенцева, В.Карелина

Эрмитажный театр, Санкт-Петербург

«Леда и Лебедь» на музыку Г.Малера (1995)

генуэзский театр Карло Феличе (Италия)

балетные сцены в опере «Джоконда» А.Понкьели (1997)

Новосибирский государственный академический театр оперы и балета

«Спящая красавица» (1996, хореография М.Петипа в редакции К.Сергеева)

«Щелкунчик» П.Чайковского (1998, хореография Л.Иванова, В.Вайнонена и собственная)

«Консерватория Бурнонвиля, или причуды балетмейстера» (1998, по А.Бурнонвилю в редакции Э.М.фон Розен)

«Жизель» (1999, хореография Ж.Коралли, Ж.Перро, М.Петипа)

«Коппелия» (2001, реконструкция спектакля Мариинского театра 1894)

«Дон Кихот» Л.Минкуса (2003, по А.Горскому и Ф.Лопухову)

«Шопениана» (2000, хореография М.Фокина)

«Половецкие пляски» из оперы «Князь Игорь» А.Бородина (2000, хореография М.Фокина)

«Карнавал» (2001, хореография М.Фокина)

«Шехеразада» на музыку Н.Римского-Корсакова (2001, хореография М.Фокина)

танцы в опере «Аида» Дж.Верди (2004, режиссер Дмитрий Черняков)

Мариинский театр

«Спящая красавица» (1999, реконструкция спектакля М.Петипа 1890)

«Петрушка» (2000, реконструкция спектакля А.Бенуа – М.Фокина в редакции Л.Леонтьева)

«Баядерка» Л.Минкуса (2002, реконструкция спектакля М.Петипа 1900)

«Пробуждение Флоры» (2007, реконструкция спектакля М.Петипа, Л.Иванова 1894)

«Карнавал» (2008, реконструкция спектакля Л.Бакста – М.Фокина 1910)

танцы в опере «Жизнь за царя» М.Глинки (2004, режиссер Дмитрий Черняков)

Национальный театр оперы и балета им. К.Байсеитовой (Астана, 2006)

балетная труппа Нихон академии балета/NBA Ballet (Токио, 2007)

«Шопениана», «Половецкие пляски», «Карнавал»

Большой театр

«Коппелия» (2009, реконструкция спектакля Мариинского театра 1894)

«Петрушка» (2010, хореография М.Фокина, новая хореографическая редакция)

Ла Скала (Милан)

«Раймонда» (2011, хореография М.Петипа, новая хореографическая редакция)

Екатеринбургский театр оперы и балета

«Тщетная предосторожность» Л.П.Гертеля (2015, хореография М.Петипа, Л.Иванова, новая хореографическая редакция)

«Пахита» (2018, премьера состоялась после смерти балетмейстера; музыка Э.Дельдевеза и Л.Минкуса в свободной транскрипции Ю.Красавина, по спектаклю М.Петипа в Маринском театре 1881, хореографическая редакция и постановка С.Вихарева и В.Самодурова)

Леоне с п а италия

Пожалуйста, ознакомьтесь с разделом вопросы и ответы

Курс валют

  • USD
  • EUR

Погода в Сьерра-Леоне на 22.10.2021

Компания Библио-Глобус лидирует в России по организации качественного разнообразного отдыха для всех категорий туристов, самые выгодные варианты для семейного, романтического, молодежного, индивидуального отдыха всегда можно найти в предложениях Библио-Глобус. Собственные полетные программы, широкая база эксклюзивных предложений по отелям, оздоровительным комплексам, апартаментам, гостевым домам, санаториям и т.п. Библио-Глобус предлагает лучшие варианты для отдыха в России: Крым, Сочи, Анапа, Геленджик, Туапсе с вылетом из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов в регионах. Горнолыжные туры на популярные курорты Красной поляны (Сочи). Экскурсионные туры: моря, горы, озера, фантастическая природа и только положительные эмоции. Круизы по городам России. Лечебные туры. Незабываемый пляжный, экскурсионный и оздоровительный отдых по доступным ценам в лучших отелях: Средиземноморья (Кипр, Греция, Тунис, Турция, Испания, Италия, Израиль и др.), Азии (Таиланд, Индия (Гоа), Вьетнам, Индонезия (Бали), Сингапур, Камбоджа, Филиппины, Шри Ланка и др.), Ближнего Востока (ОАЭ, Израиль, Иордания), Карибского бассейна, стран Латинской Америки и США (Доминикана, Куба, Бразилия, Ямайка и др.), Африки и стран Индийского океана (Танзания, Маврикий, Мальдивы, Сейшелы и др.) Пляжные, экскурсионные, горнолыжные, комбинированные, оздоровительные и обучающие туры по всей Европе (Чехия, Италия, Испания, Андорра, Болгария, Черногория, Португалия, Мальта и многие другие). В Библио-Глобус летом, зимой и в межсезонье всегда лучшие предложения – от заказа однодневных экскурсий до полного пакета отдыха, включая отели, авиабилеты и билеты на любые виды транспорта, концерты, развлечения и спортивные мероприятия, низкие цены и выгодные тарифы на дополнительные услуги в выходные, акции и скидки на проживание в стандартных номерах гостиницы, апартаментах, виллах или хостелах, на базах отдыха или в санаториях. Библио-Глобус — компания, которая позаботится о визе и страховке, даст полезные советы о любой стране пребывания. Библио-Глобус работает как с туристическими агентствами, так и с частными клиентами, предлагая самостоятельное бронирование услуг и разнообразные программы для партнеров и прямых клиентов. В онлайн системе бронирования Библио-Глобус можно оформить путевку и забронировать проживание в гостинице, купить недорогие пакетные предложения, индивидуальные программы активного, оздоровительного, экскурсионного, экстремального отдыха, а также получить удовольствие от шопинга по лучшим ценам в мировых столицах моды и покупок.

Отдыхайте с Библио-Глобус, чтобы ваш отдых наполнился яркими впечатлениями и отзывами, фото- и видеоотчетами, положительными эмоциями и приятными воспоминаниями. Библио-Глобус – персональный гид в любой поездке по всему миру!

За 2016 год услугами компании Библио-Глобус воспользовались 1 658 922 человек.

За 2017 год услугами компании Библио-Глобус воспользовались 2 863 294 человек.

За 2018 год услугами компании Библио-Глобус воспользовались 2 934 056 человек.

За 2019 год услугами компании Библио-Глобус воспользовались 3 584 389 человек.

За 2020 год услугами компании Библио-Глобус воспользовались 1 895 477 человек.

Леоне с п а италия

Я вспомнил о бесстрашных боевиках из фильмов — у них все-таки были добровольные помощники, со злом в одиночку не очень-то и поборешься.

«Билли Батгейт» Эдгар Доктороу

В мире есть два типа людей: первооткрыватели и те кто использует, доводит, усовершенствует чужие изобретения. Несправедливость бытия состоит в том, что изобретатели редко получают всю славу. Великий американский режиссер, пионер кинематографа Дэвид Уорк Гриффит изобрел флэшбэк (когда действия картины происходит в настоящем, а герой рассказывает о прошлом, посредствам своих воспоминаний), а так же все, без чего сегодня, немыслима режиссура кинофильмов. Но слава первооткрывателя не обеспечила ему почет и достаток. Последние 17 лет Гриффит прожил в забвении и бедности. А в 1940 — м другой великий американский режиссер Орсон Уэллс вновь ввел моду на ретроспективу сняв, пожалуй, самый известный из своих фильмов — «Гражданин Кейн». После него почти все режиссеры того времени стали снимать картины, основанные на этом принципе. Орсон ввел моду. Его дебютный фильм был на удивление легко принят общественностью. И это несмотря на гневные рецензии газет, и журналов, принадлежащих Уильяму Рендольфу Херсту, с которого Уэллс рисовал своего Чарльза Кейна.

Знаете, в этом и состоит несправедливость истории — доводчики гениальных идей получают все, первооткрыватели » дырку от бублика». Так же получилось и с Серджио Леоне. Итальянец, сняв первый вестерн, скопировал большинство новаторских идей из «Телохранителя» Акиры Куросавы — он даже позаимствовал углы камеры, удачные ракурсы. Хотя «За пригоршню долларов» смотрится куда более интересно, нежели «Телохранитель» Куросавы. Так или иначе «Телохранитель» был фильмом новаторским, но, тем не менее, очень сырым. К тому же полотно Куросавы было черно – белым. А вестерн Леоне: цветным, законченным и завораживающим. Но, позвольте, я спрошу, — кого больше смотрят в мире: Куросаву или Леоне? Жители Европы, Америке, Африке и Азии ответят Леоне. Даже японцы предадут своего земляка, потому что Куросаву в Японии не любят. Акира в стране восходящего солнца, что Никита Михалков в России. Гений конечно, но слишком самолюбив, слишком патриотичен, слишком далек от народа. У него есть как шедевры, снятые в 50-60-е годы, так и не очень удачные картины 80 — 90-х.

Удел всех гениев – непонимание их творений массовым зрителем. Вот тут, то Леоне очень правильно выбрал себе фильм для поклонения и заимствования. Он не стал увлекаться неореализмом Италии 60 — х. Потому что новаторские картины не пользовались любовью масс. А ведь «Телохранитель» Куросавы был неимоверно популярен в мире. Леоне, хотел иметь успех японца сразу, поэтому скопировал гениальный сюжет, и взял многие приемы, придуманные Куросавой. К примеру, пыль, летящая из – под ног «Человека без имени,» перед дуэлью с Рамоном Рохо. Тоже самое, мы видим в фильме Куросавы, когда самурай приходит на финальный поединок. Сцены почти идентичны.

В жизни же Серджио Леоне восхищался фильмами таких известных американских режиссеров как Энтони Манн и Говард Хокс. Особенно он боготворил великого режиссера вестернов Джона Форда. Однако, фильмы итальянца были совсем другими. Да он копировал и заимствовал у американских картин многое. Отдельные сцены срисованы очень точно. Но, чтобы Леоне не брал для себя его картины получались другими, нежели работы американцев. Здесь была чувственность, романтизация героев и подонков, рефлексия наконец. Его фильмы были квинтэссенцией американского вестерна и нуара. Все это дополняли операторские приемы Куросавы и Уэллса, молчаливость фильмов Ж –П. Мельвилля (фильмы Самурай, Полицейский и т. д.). Отсутствие положительных персонажей — как в вестерне Сэма Фуллера «40 ружей», вышедшем на экраны в 1957 году. Персонажи картин Леоне во многом герои так называемых Film –Noir – черных детективов 40-х годов, но только перенесенные в эпоху дикого запада.

«Леоне восхищался Джоном Фордом, его широкими панорамами. Он понимал значение пейзажа. Не будучи связан всякими запретами, этот маленький, никому не известный итальянец мог себе позволить такое, что нам, американцам, вынужденным считаться с кодексом Хейса, запрещалось делать даже в сериалах.» -Вспоминает о работе с итальянцем Клинт Иствуд. Серджио Леоне обожал снимать широкие панорамы. Он часто использовал глубокий кадр — когда главное действие не выносится на передний план, а разворачивается в глубине кадра, а иногда действие переднего плана и дальнего плана соотносятся ритмически и драматургически, придуманный Орсоном Уэллсом.

Но не надо считать, что Леоне был обычным копиром чужих идей. Например «Колосс Родосский» — очень неплохой фильм. Но новаторства в нем нет. Это добротная картина, но не более того. В ней нет оригинального стиля. А снимая «За пригоршню долларов» итальянец взял композиционную канву у Акиры Куросавы, добавил немного глубоких кадров. Сделал множество сверх крупных планов лиц и, наконец – то обрел лицо как создатель вестерна.

Но все же Серджио Леоне был профи, и если первый вестерн был почти плагиатом. То следующая картина «На несколько долларов больше» уже законченное авторское полотно. От Куросавы здесь осталось лишь использование пыли и дыма как элементов пейзажа. В «Однажды в Америке» Леоне развил идею с дымом до невиданных высот – это и зимний Ист –Сайд, и пар из паровоза на вокзале, когда уезжала Дебора. И, конечно опиумные курильни.

Стоит, отдельно, коснутся применения техники немого кино в фильмах Итальянца. Вспомните «За пригоршню динамита» — генерал Гуттьерез за весь фильм произнес лишь пару — тройку слов. Остальное за него говорят: жесты и музыка. А знаменитые музыкальные «Флэшбэки» из того же фильма. Ни слова, только музыка. Недавно, просматривая немую картину Чарли Чаплина «Цирк», случайно поймал себя на мысли — незадолго до конца — в момент прощания играет мелодия, по ритму и аккордам сильно похожая на титульный трэк из «Однажды в Америке». Возможно, совпадение случайно. Но Леоне не терпел пустых фраз, молчание он заменял музыкой. Так же и Чаплин до 40-го года («Великий диктатор») снимал лишь немые картины, тем самым, подчеркивая, что слова лишь вредят гениальному фильму.

Читайте также  Оперные певцы италии мировые знаменитости

В последствии, в интервью, в 1981 году Леоне говорил, что с 11 лет обожал фильмы Чаплина. Их драматургию, их тонкость и чувственность. В двух последних картинах итальянец использует музыку как выражение чувств. В отличии от Ж-П Мельвилля (режиссера молчаливых картин а-ля Леоне), который применяет мелодии для создания той или иной атмосферы. Одна сцена, уезжающей Деборы. Слов не нужно, только музыка, которая скажет больше любой фразы.

Одной из фирменных черт стиля Серджио Леоне являются крупные планы лиц, используемые не счетное количество в каждом фильме. Эту черту режиссер позаимствовал не столько у Куросавы, который тоже использовал этот прием. Сколько у Орсона Уэллса, который делал тоже самое в фильме «Леди из Шанхая», но там имеет место сверх наезд на лицо. Точно так же как у Леоне в сценах дуэлей из вестернов. Из Уэллсовской «Печати зла» взята любовь к длинным сценам, снятым без монтажных склеек. Но, правда, что- то подобное дебютному кадру фильма Уэллса на Мексиканской границе, который еще называют самой великой сценой за всю историю кино, Серджио снять так и не удалось.

В 60-десятые итальянца называли ремесленником, удачно, подбирающим у коллег выгодные решения. Леоне, действительно, потрясающе собирал в кино: отличную музыку, крепкий сюжет и некоторые крылатые реплики персонажей, взятые из произведений Борхеса и Жене, но стиль — здесь он в основном был, лишь, рационализатором чужих идей взятых у Акиры Куросавы, Орсона Уэллса и многих других. Но, собрав все лучшее, он снял самый великий вестерн в истории тем самым, убив этот жанр. Ибо превзойти по эпичности «Однажды на диком западе» невозможно, так же как невозможно снять, что – то более гениальное в историческом кино чем «Барри Линдон» Стэнли Кубрика. Можно лишь приближаться к этому, но не более того.

Так же итальянец отлично снимал сцены большим количеством массовки. Еще в «Колоссе Родосском» бросаются в глаза, бесподобно, снятые улицы Родоса, они даже напоминают Ист – Сайд из «Однажды в Америке». Пожалуй, это и есть главная авторская черта Леоне.

А еще он бы романтиком, именно он романтизировал антигероев дикого запада. Людей способных на все ради денег, людей без моральных принципов. Но, тем не менее, эти герои были счастливы — их жизнь наполнена риском почти как у гангстеров 20-30-х. И неудивительно, что Серджио после вестернов снял гангстерский фильм, а не что – то иное. Лапша — это тот же авантюрист как герои «Хорошего, Плохого и злого» только, опоздавший родиться. Он честен и благороден, но, тем не менее, романтичен и алчен. Лапша не может заработать, иначе как воровством. Он представитель, уже вымершего типа людей. Поэтому у него нет будущего.

У меня есть предположение, что Серджио Леоне сам в глубине души был таким же авантюристом, а все свои мечты выводил на экран. Так же как Альфред Хичкок, боявшийся всего на свете, снимал самые страшные фильмы 50- 60- х. Итальянец верил, что один человек в эпоху анархии дикого запада способен на многое. Он верил, что все в его руках. Не в руках господа, суда или власти — все в руках человека. Эти утверждения иллюстрирует сам Леоне: — «В моем детстве увлечение Америкой и Американцами было подобно религии. Это и романтика дикого запада и ковбои. Однако, когда я познакомился с реальной Америкой, то она сильно контрастировала с той реальностью, в которую верил я. Когда я впервые приехал в новый свет, то понял, что дикий запад умер, а люди, с которыми я общался, надменны, пассивны, материалисты и большие любители сладкой жизни» И тут невольно вспоминаются слова из знаменитого гангстерского романа «Билли Батгейт» писателя Эдгара Доктороу: — «Я вспомнил о бесстрашных боевиках из фильмов — у них все-таки были добровольные помощники, со злом в одиночку не очень-то и поборешься». Вот именно, в одиночку в двадцатом веке уже не с кем не поборешься, цена жизни упала. Один человек ничего не может сделать — он лишь винтик в огромном механизме жизни. Гангстеры из «Однажды в Америке», ковбои из спагетти – вестернов и Дарио из «Колосса Родосского» — эти герои хотели изменить мир, в лучшую или худшую сторону, неважно. Имеет значения лишь то, что они пытались. И они были счастливы. Леоне, гениально, показал это на примере Лапши. Ведь, Дэвид Аронсон проиграл лишь потому, что был романтиком 19-го, а не прагматиком 20-того века.

Что такое «спагетти-вестерн»? Печальные ковбои стреляют не целясь

В начале шестидесятых годов прошлого века итальянский кинематограф переживает небывалый взлет. Феллини, Пазолини, Росселини, Антониони и Бертолуччи — певучие фамилии итальянских режиссеров на слуху у всего мира.

Они талантливы. Созданные ими фильмы бессмертны. Каждый из них обладает совершено неповторимым режиссерским стилем. Они крушат каноны, ломают стереотипы и неустанно экспериментируют с формой и содержанием. Они презирают массовую культуру и творят для избранных. Избранные в восторге! Широкие массы в недоумении.

Отечественный кинопродукт в Италии постепенно переходит в категорию элитарного, а простая, неискушенная публика все чаще отдает предпочтение американским фильмам. Ведь что ни говорите, а Голливуд никогда не считал зазорным снимать кино для массового зрителя.

Вот на этом-то «панамериканизме» соотечественников и решает сыграть тогда еще никому не известный режиссер Серджио Леоне. Имея на руках всего-навсего 200 тысяч долларов — даже по тем временам очень скромный для полнометражного фильма бюджет — Леоне берется за съемку вестерна. Вариант был беспроигрышным: ну, что можно снять более американское, чем фильм про мужественных покорителей Дикого Запада?

Главную роль за символический гонорар в 15 тысяч долларов соглашается сыграть Клинт Иствуд, на тот момент успевший зарекомендовать себя разве что в массовках (титулованные звезды голливудских вестернов Генри Фонда и Чарльз Бронсон предложение итальянского режиссера отвергли). Музыку для фильма пишет малоизвестный по тем временам композитор Эннио Морриконе (который, кстати, был одноклассником Леоне). Экономить пришлось на всем: даже черные джинсы, шляпу и сигары для героя Иствуда Леоне выбрал сам и купил за собственные деньги.

Тем не менее, фильм «За пригоршню долларов» был снят и в декабре 1964 года выпущен в прокат. В афишах не было ни одной итальянской фамилии — хитроумный Леоне предпочел спрятаться за псевдонимом Боб Робертс, другие члены съемочной группы последовали его примеру. На рекламу фильма у Леоне денег не оставалось — впрочем, этого и не потребовалось. Публика валила валом на «настоящий американский вестерн», не подозревая, что он снят соотечественником. Дамы восторгались мужественной физиономией Клинта Иствуда, мужчины одобрительно комментировали многочисленные сцены с перестрелками. И мало кто из зрителей обращал внимание на то, что за традиционными декорациями добротного вестерна скрывается нечто совершенно иное…

Сегодня фильм «За пригоршню долларов» принято считать классическим образцом жанра «спагетти-вестерн», а его создателя Серджио Леоне — отцом упомянутого жанра. Справедливости ради стоит заметить, что до Леоне уже было снято около 25 фильмов в духе «спагетти-вестерна», но «За пригоршню долларов» стал первым из них, вышедшим в широкий прокат.

Формальные отличия «макаронных» вестернов от классических перечислить несложно. Долгое время было принято считать, что не шибко богатые итальянцы просто снимают малобюджетные вестерны, в которых пейзажи попроще, крови побольше, события динамичнее, характеры героев более плоские, а сюжетная логика приносится в жертву внешней эффектности. Итальянские режиссеры не стремились к реалистичности: в отличие от американских ковбоев, герои их фильмов, выхватывая кольт из кобуры, даже не пытались сделать вид, что прицеливаются. Они просто стреляли в никуда — и всегда попадали в цель.

Разглядеть пресловутую «интеллигентскую фигу» в кармане Серджио Леоне и его коллег кинообщественности удалось не сразу. Итальянцы ерничали в свое удовольствие, один за другим снимая фильмы про апокалипсис великой американской мечты. Это в голливудских вестернах герои были полны сил и энергии, устремлялись навстречу светлому будущему, ощущали себя первопроходцами и покорителями неизведанных миров. Мир изменчив, и все перемены — к лучшему, — вот кредо вестерна по-американски.

Ничто не ново в этом мире, все уже было и повторится еще бессчетное количество раз — твердят итальянские режиссеры. Их герои существуют в выжженных, мертвых пространствах, они одержимы жаждой мести за давно минувшие злодеяния, их будущее заключено в их прошлом. Они ищут давно похищенные клады на братских кладбищах и возят пулеметы, спрятанные в гробах. Визитная карточка американских вестернов — погони, безумные скачки прериями, открытая борьба благородных соперников — в «спагетти-вестернах» трансформируется в бесконечные засады, выстрелы в спину из-за угла и «прятки» в разрушенных домах вымерших селений.

Герои «спагетти-вестернов» — вовсе не первооткрыватели. У них нет наивной, полудетской убежденности в собственной исключительности, в них не бушуют страсти, из них не рвется наружу влюбленность в этот мир. Они циничны и подчас аморальны, они все видели и все знают. Им все безразлично.

Чем было вызвано появление «макаронных вестернов»? Мнений много. Возможно, сыграли свою роль войны в Корее и Вьетнаме, после которых несколько иначе стали восприниматься сцены массовых уничтожений индейцев положительными героями. Кто-то склонен объяснять смерть традиционного вестерна постепенным «взрослением» кинематографа, переходом к более глубоким и сложным жанрам, а кто-то и вовсе трактует «скрытые смыслы» работ Серджио Леоне как первые проявления постмодернизма.

Кроме Леоне, явные признаки «вестернов по-итальянски» прослеживаются в работах Серджио Корбуччи, Карло Лидзани, Энцо Кастеллари. Сам Леоне после выхода «За пригоршню долларов» с годичными интервалами снимает фильмы «На несколько долларов больше» (1965) и «Хороший, плохой, злой» (1966). Во всех трех картинах, объединяющихся в трилогию, главную роль исполнил Клинт Иствуд.

Успех фильмов Леоне был настолько велик, что в 1969 году его приглашают в Голливуд и подписывают контракт на съемки очередного вестерна — «Однажды на Диком Западе». По иронии судьбы, главные роли в нем исполнили те самые Генри Фонда и Чарльз Бронсон, которые несколько лет назад отвергли предложение Леоне. Фильм не вызвал слишком бурного отклика у современников, однако сегодня кинокритики склонны считать его одним из лучших образцов американского вестерна.

«Ковбойская» карьера Серджио Леоне завершилась в 1971 году. Последующие 14 лет он посвящает работе над шедевром всей своей жизни — эпической сагой «Однажды в Америке». Впрочем, этот фильм действительно шедеврален и заслуживает совершенно отдельной статьи…

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector