Лунная долина бабочка

Лунная долина бабочка

Лунная долина бабочка

Туристические эксперты

2015 год был официально признан NASA самым жарким с 1880 года. А средняя глобальная температура 20 века была на 16.87778 ℃ ниже, чем температура в 21 веке.

Страной, охватывающей максимальное количество часовых поясов, является Франция.

Если учесть все территории Франции, включая заморские, окажется, что эта страна располагается на 12 часовых поясах. США занимает 11 поясов, Россия — 9.

  • Аукционы

Развлечения

Путешествия

Курорты и Санатории

Номер в отеле

Рестораны и гастрономия

В зоопарке в Куала-Лумпуре, столице Малайзии, ежедневно проходят соревнования

между туристами и орангутангом по скорости очистки кокоса. Однако орангутанг, как правило, справляется с задачей быстрее. Пуская в ход руки, ноги, зубы, он очищает кокос за минуту.

Туристические эксперты

  • Аукционы

Развлечения

Путешествия

Курорты и Санатории

Номер в отеле

Рестораны и гастрономия

Совсем недалеко от города Ла-Паса, всего в 10 километрах от центра, есть необычное место, где словно теряется связь с цивилизацией. Весь привычный мир отступает и рождается ощущение, что вокруг – какая-то чужая планета, незнакомая, но очень красивая.

Место это называется Лунная долина – Valle de la Luna, которая получила свое название именно потому, что пейзажи вокруг очень напоминают поверхность луны, испещренную картерами и украшенную нерукотворными башенками разных причудливых форм и размеров.

Если придерживаться строгих научных правил, то Лунная долина – это совсем не долина, а склон горы, который сформировался в каньон. Так как Ла-Пас находится в такой климатической зоне, где часто бывают проливные дожди и резкие сильные ветры, характерные для высокогорья, то становится ясно, что фигуры в Valle de la Luna – это не что-то волшебное и мифическое, а обычное физическое явление, когда вымываются и выветриваются горные породы. Но даже если оперировать сухими научными фактами, визуальный ряд потрясает воображение: насколько невероятна может быть природа Земли!

Valle de la Luna – идеальное место для однодневного путешествия. Сюда можно добраться самостоятельно на машине или автобусе, а можно приобрести экскурсию с гидом, который расскажет много интересных подробностей про эту необычную местность.

В Лунной долине есть два основных пеших маршрута: первый – достаточно короткий, который проведет через основные красивые места, второй – длительность которого около часа – заканчивается на смотровой площадке Мыс Дьявола, откуда отрывается головокружительный вид на долину.

А если захочется посмотреть на то, как выглядит Лунная долина в лунном свете, то к удобству путешественников недалеко от этого туристического места есть кемпинги, где можно остановиться как на одну ночь, так и на более длительное время.

Долина бабочек Родос: как добраться, что посмотреть, цена и правила посещения

Как красивы и неповторимы достопримечательности Родоса! Этот греческий остров не зря прозвали «Жемчужиной Средиземноморья». Ведь здесь, на небольшом кусочке территории, собрано столько исторических богатств, памятников архитектурного наследия и природных красот! Одно из неповторимых чудес природы, которое обязательно стоит посетить, – это долина бабочек Родос. Уникальный природный заповедник поражает тысячи путешественников своей красотой и живописностью.

Долина бабочек Родос

Долина бабочек – что это?

Долина бабочек, или на греческий манер Долина Петалудес, представляет собой ущелье, окруженное цветущей растительностью, реками и озерами.

И хотя расположена долина бабочек в самом центре острова Родос в Греции, климатические условия здесь особые. Повышенная влажность, прохладный климат и плодородная земля, щедро увитая разнообразной зеленью, привлекают в эту местность тысячи бабочек вида «Медведица четырехточная (Гера)».

Сегодня эту большую природную территорию превратили в благоустроенный парк-заповедник. Прогуливаясь по проложенным мостикам и дорожкам, туристы имеют возможность не только последить за красивыми бабочками, но и полюбоваться небольшими водопадами, озерами, пробегающими ящерицами и редкими птицами.

Долина бабочек

Лучшее время для посещения долины бабочек на Родосе

Жизнь насекомых подвержена определенным природным циклам, с которыми необходимо сопоставлять свое время пребывания в долине.

Посещать парк лучше всего с конца апреля до конца сентября, когда бабочка находится в активном жизненном цикле. Приехав в ущелье весной, вы сможете увидеть лишь гусениц и «куколок», а поздней осенью жизненный цикл бабочек уже давно подходит к концу.

Таким образом, с июня по август – наиболее благоприятная пора для того, чтобы увидеть, что такое долина бабочек своими глазами.

Долина бабочек Родос: как добраться, что посмотреть, цена и правила посещения

Режим работы и инфраструктура долины бабочек

Официально вход в долину открывается ровно в 9.00 и закрывается в 16.00. Однако, если вы не хотите оказаться в огромной толпе туристов, есть небольшая хитрость.

Если приехать в парк за полчаса до официального открытия и приобрести билет, то можно посмотреть тысячи бабочек без лишней суеты и столпотворений. Греческий порядок таков, что с купленным билетом работники не откажутся пропустить вас на территорию, даже если на часах будет только 8.30.

Возле заповедника «Долина бабочек» расположено несколько паркингов, Если вы решите поехать на автобусе, то он высадит вас прямо напротив главного входа. Немного вернувшись по дороге назад, вы увидите ресторан, магазинчик и музей естествознания, в котором вам подробно расскажут о бабочках «Медведицах» и их повадках.

бабочка Медведица

В самом парке вас встретит оборудованная поручнями и мостиками пешеходная дорожка. Она разделяется на две части: короткую (400 м) и длинную (900 м). Чтобы пройти по самому длинному маршруту, необходимо от главных ворот идти по грунтовой дороге вверх, к монастырю Калопетра. Здесь вы сможете увидеть долину во всей красе: с высоты открывается изумительный вид на всю территорию парка. А рядом расположен еще один вход в заповедник, воспользовавшись которым вы попадете на длинную пешеходную дорожку.

Рекомендации туристам и цена входа

Собираясь на экскурсию в долину бабочек Родос, вы должны понимать, что представляет собой такой отдых.

Следует отметить, что в часы работы парка бабочки спят, так как Медведицы ведут ночной образ жизни. Застать малейшую их активность можно только в ранние утренние часы. По большей же части, приходится любоваться скопищем спящих насекомых, расположившихся на стволах деревьев. Их ни в коем случае нельзя беспокоить, трогать руками и фотографировать с яркими вспышками.

Сама экскурсия представляет собой постоянный подъем вверх, и, чтобы добраться до выхода придется пройти больше 1 км, а затем еще возвращаться обратно вниз. Для некоторых туристов такая длительная прогулка довольно проблематична. Поэтому рекомендуем заранее запастись водой в местном магазине, или основательно подкрепиться перед походом в местном ресторанчике.

Если вы хотите посмотреть, как выглядит Долина бабочек с высоты, то вам необходимо подняться к монастырю Калопетра. Для этого необязательно топать 2 км пешком. Недалеко от центрального входа есть стоянка, где можно взять такси. Оно выглядит как автопоезд, и за сумму в 4 евро домчит вас до верхней точки заповедника. Там вы сможете зайти в парк и любоваться видами природы, не поднимаясь, а спускаясь к центральным воротам. Что согласитесь намного легче и приятнее.

Цена посещения заповедника составляет 5 евро с человека. Детский билет бесплатный, при условии, что ребенок не достиг возраста 12 лет. Однако, администрация планирует со временем ввести платные детские билеты, составляющие половину полной стоимости.

valley of butterflies rhodes

Что смотреть в долине бабочек

В летний период прогулка по долине позволит укрыться от назойливой жары и погрузиться в приятную прохладу.

Лучше всего суметь попасть в бархатный сезон и полюбоваться на тысячи бабочек. Хотя бабочка-медведка, конечно, не такой изумительной красоты, как лунная, но долина бабочек неповторима многочисленностью насекомых, образующих целые живые «полотна».

Медведки имеют маскировочный окрас, поэтому не всегда удается их заметить с первого взгляда. Но если внимательно приглядеться к стволам деревьев, то вам откроется замечательный вид настоящей «вуали» из бабочек.

Живописна и сама местность ущелья. Извилистые пешеходные дорожки пересекают небольшие реки и озера, а по скалистым склонам скатываются разбрасывающие брызги водопады. Величественные деревья раскидывают свои широкие кроны, образуя прохладную тень, свежесть и приятную влажность.

Водятся в парке и другие животные. Здесь легко можно заметить ящериц и змей, птиц, а также небывалых размеров крабов, которые обитают в местном ручье. Территория богата пышно цветущей растительностью. Заметим, что аллергикам стоит взять с собой профилактические лекарства, т.к. в парке растут растения, сильно распространяющие пыльцу и специфическое благоухание.

За 5 евро можно посетить монастырь Калопетра, открытый для туристов с 8 до 17.00. Он небольшой, но там тоже есть что посмотреть: изящно вырезанный многоэлементный деревянный иконостас, сохранившиеся фрески, образ Успения Богородицы. А окружает аккуратное строение прохладный цитрусовый сад, в тени которого можно умиротворенно посидеть и отдохнуть на скамейках.

Бабочки на Родосе

Озеро в долине бабочек на Родосе

Долина бабочек Родос: как добраться, что посмотреть, цена и правила посещения

Долина бабочек Родос: как добраться, что посмотреть, цена и правила посещения

Долина бабочек Родос – как добраться

Подъехать к территории заповедника можно несколькими способами.

С центрального вокзала каждый час по маршруту Родос-Петалудес курсируют автобусы автокомпании R.O.D.A. Их легко выделить среди остальных по бело-голубой окраске. Стоимость проезда составит 5-6 евро, а время пути займет чуть больше 30 минут. На автобусе вы доедете до главного входа в заповедник. Затем рекомендуем заплатить 4 евро и сесть на туристический поезд-такси, который довезет вас до вершины ущелья, где находится монастырь Калопетра и дополнительный вход в парк.

Долина бабочек окружена тремя паркингами, поэтому доехать к ней на арендованном авто не составит проблемы. Аренда машины в Родосе на сутки обойдется в 50 евро. Ехать нужно строго на запад, до тех пор не достигнете указателя Петалудес, направленного налево. Дорога практически без ответвлений, а ориентироваться в верном пути следует по названиям населенных пунктов. Подробный путь покажет карта проезда, расположенная ниже.

Возможно доехать от Родоса до долины бабочек на такси. Такое удовольствие обойдется под сотню евро. Но легче всего не добираться самостоятельно, а заказать экскурсионный тур, доступный во всех бюро и турагенствах. Стоимость путевки варьируется в пределах 25-30 евро на человека.

Долина бабочек на Родосе – уникальный заповедник, поражающий красотой окружающих ландшафтов. Даже если вы приедете сюда не в сезонное время, у вас останутся приятные впечатления от видов природы, благоухающей зелени, убранства храма Калопетра и туристического сервиса. По многочисленным отзывам туристов можно заключить, что побывать на Родосе и не заехать в долину бабочек станет непростительным упущением.

Лунная долина

Когда мне было 15 лет, этот роман без первых 19 листов и без переплета я выудила из стопки для сдачи на макулатуру. До 17 лет, я прочитала его раз 10, наверное. Папа вынужден был даже переплет в типографии заказать. Это была одна из самых моих любимых книг вообще. Меня невероятно интересовали начинающиеся семейные отношения Саксон и Била, советы Мерседес, все эти «покрывала», которые должна иметь женщина

«Маленькая женщина, я хочу вас научить мудрости! Разнообразие — вот в чем тайна этой магии, вот ее золотой ключ, вот игрушка, которая забавляет мужчин. Если муж этого не найдет в жене, он будет вести себя, как турок; а если найдет — он ее раб, верный раб.Жена должна воплощать в себе многих женщин. И если вы хотите, чтобы ваш муж: вас любил, вы должны воплотить в себе всех женщин на свете. Будьте всегда новой, иной. Пусть на вас всегда сверкает утренняя роса новизны, будьте ярким цветком, который никогда не раскрывается вполне и поэтому никогда не вянет. Будьте целым садом, полным всегда новых, всегда свежих, всегда неожиданных цветов, и пусть мужчина не воображает, что в этом саду он сорвал последний.
Слушайте меня, маленькая женщина! В саду любви живет змея.

Поразительно, с какой любовью Дж Лондон описывает своих героев, проводит через трудности. Особенно Саксон — как достойно и интуитивно правильно она прошла через трудности, связанные с потерей ребенка и едва не случившуюся потерю мужа. И награда им по заслугам. Не согласна, что этот роман называют утопией.
Это жизнь. И трудно и хорошо.
Сейчас по прошествии многих лет с удовольствием перечитала этот роман и искренне советую молодым девушкам к прочтению

Лунная долина (Valle de la Luna) — одно из самых необычных мест на планете. Она расположена в одной из самых сухих пустынь в мире — пустыне Атакама в Чили. Ее ландшафт совершенно не похож на земной: именно в Лунной долине снимались многие научно-фантастические фильмы, а НАСА тестировала здесь свои Луно и Марсоходы.

Лучшее время для «прогулок по луне» – на закате, когда буйство пустынных красок достигает апогея.

Туристы приезжают в это загадочное место, чтобы «побывать на луне». А в полнолуние в Лунной долине собираются поклонники эзотерических учений и последователи различных нью-эйдж культов со всего мира, желая пополнить запасы своей магической энергии.

Пустыня Атакама – одно из самых засушливых мест на Земле. Тут есть районы, где никогда не шел дождь.

Здесь нет ничего живого: ни травинки, ни кустика, одни камни, мелкие соляные озера и тишина, которая свойственна только пустыне. Именно тут находится Лунная долина, которая образовалась 22 миллиона лет назад после интенсивно протекавших тектонических процессов. Затем эрозия превратила долину в настоящий лунный ландшафт с фантастическими скальными формами.

Ученые считают, что сходство с Луной этому месту придают его неземные тени, которые отбрасывают здешние соляные холмы.

При лунном свете видны естественные соляные фигуры, так называемые стражи долины и пещер, необыкновенно резко контрастирующие с тёмно-синим небом высокогорной пустыни.

Наиболее распространённая и в то же время самая немногословная индейская версия состоит в том, что эти фигуры служили ориентиром для астральных полётов духа древних шаманов, которые совершались ими во сне в миры пращуров и потомков.

Пройдя по лунной долине несколько минут по камням, разбросанным несколько миллионов лет назад соседним вулканом, возможно вам повезёт и вы увидите как один раз в год эта пустыня оживает. Никто не знает когда точно, но обязательно каждый год, ночью, облака приходящие с моря проливают на эту спящую землю немного влаги и с рассветом из-под камней и песка начинают пробиваться миллионы кроваво-красных цветов. Утром они раскроют бутоны, а в полдень солнце пустыни сожжёт их, и ещё год жизнь будет притворяться смертью.

На границе между гигантскими валунами, величиной с двухэтажный дом и зеркальной гладью солончака, как наконечники стрел побеждённого исполинами войска, разбросаны зубы доисторических акул, которые так и не успели вонзиться в каменные отпечатки древних рыб, утонувшие здесь же. Миллионы лет назад эти пески были дном океана.

Как добраться до Лунной долины

Самый популярный способ добраться «до луны» – организованные туры из Сан-Педро де Атакама, стартующие ближе к вечеру. Можно совместить просмотр красот с сэндбордингом – катанием на доске по песку в «режиме» сноуборда. Попасть в долину можно также на такси или попутке, либо доехать до места назначения на собственном или арендованном велосипеде.
Более дорогой, но и оригинальный вариант – тур на квадроциклах.

Читайте также:

Живые камни в Долине Смерти

Миражи Долины Монументов

Ледник Перито-Морено в Аргентине — гордость человечества

Самые удивительные явления природы на Земле

Тайна Красных земель Дончуаня в Китае

Не знаю, буду ли кому-то рекомендовать эту книгу. С одной стороны, замечательно передана история и атмосфера времен конца XIX века, с другой — ну слишком уж утопична концовка.

В первой половине романа ярко, эмоционально и жестко выписана жизнь промышленного города и простых рабочих, вынужденных трудиться в поте лица за копейки, показана бедность, адские условия труда и скудные развлечения. Особое внимание уделено страйку рабочих, кровопролитным стычкам восставших со штрейкбрехерами, а еще женам и детям участников страйка, переживающим ужас потери кормильца. На этом фоне молодая семья, Саксон и Билли, пытаются свести концы с концами, сохранить любовь и не потерять друг друга.

Мне посоветовали эту книгу по теме «счастливая семейная жизнь» как образец идеальных отношений в семье.

Интересно, как Саксон оправдывает своего мужа. Дескать, все проблемы от того, что они живут в городе, это обстоятельства так неудачно сложились, и от этого одни несчастья. А вот как только мы вырвемся за город, все будет хорошо. И ты ж смотри, действительно, сразу у них начинает все получаться, он снова добрый, отзывчивый и любящий. Она восхищается «ах, какой у меня мужчина». Да что ж это за мужик, на которого в трудную минуту, получается, и положиться нельзя? Не все ж бабочками питаться.

В хэппи-энде для них я сомневалась. И, к сожалению, из-за этого вся вторая половина романа вплоть до самого конца прошла у меня под девизом «не верю». Хотя и тут есть своя прелесть. Фермерство, эмигранты, торговля, живописная природа, милые второстепенные герои.

В целом, нейтральная оценка. Ни плохо, ни хорошо.

– Слушай, Саксон, пойдем со мной. А если бы и в «Клуб каменщиков»? Чем плохо? У меня там найдутся знакомые кавалеры, у тебя тоже. И потом оркестр Ола Виста… Ты же знаешь, он чудно играет. А ты любишь потанцевать…

Девушку прервала грузная пожилая женщина, работавшая поодаль. Она стояла спиной к подругам, и эта спина, рыхлая, сутулая и неуклюжая, начала вдруг судорожно вздрагивать.

– Господи! – простонала женщина. – О Го-осподи!

Как затравленный зверь, бросала она вокруг себя яростные взгляды.

В большой комнате, где было жарко, как в пекле, работало несколько десятков гладильщиц, и пар от шипевшего под их утюгами влажного белья густым слоем сырости оседал на выбеленных стенах. Девушки и женщины, работавшие с нею рядом, безостановочно и быстро водили утюгами; услышав крик, они стали озираться, невольно нарушая равномерный ритм своих ловких и быстрых движений, а это не могло не отразиться на их работе, так как гладильщицы тонкого крахмального белья были на сдельщине.

Женщина, наконец овладев собой, схватила утюг и стала машинально водить им по воздушной блузке с рюшами, лежащей на доске.

– Я уж думала, с ней опять начинается… – сказала девушка.

– Слыханное ли дело! Женщина в ее возрасте, с этакой семьей… – отозвалась Саксон, разглаживая горячим утюгом для плойки кружевную оборку. Трудно было не залюбоваться ее бережными, уверенными и быстрыми движениями. Хотя ее лицо побледнело от усталости и невыносимой жары, движения оставались точными и быстрыми.

– У бедняжки семеро детей, двое из них в исправительной школе, – сочувственно заметила ее подруга. – Но только ты, Саксон, непременно приходи завтра в Визел-парк, – вернулась она к прежнему разговору. – У «Каменщиков» всегда бывает весело: перетягивание каната, бег толстяков, настоящая ирландская джига и… многое другое. И танцевальный зал там отличный.

Однако пожилая женщина снова ее прервала: утюг выскользнул у нее из рук прямо на блузку, женщина попробовала было ухватиться за доску, но колени ее ослабели, и она, как мешок, упала на пол. Протяжный крик раздался в душной комнате, и тут же едко запахло спаленной тканью. Соседки бросились прежде всего к горячему утюгу, чтобы спасти блузку, а затем уже к упавшей. В проходе показалась старшая мастерица, она с грозным видом спешила к месту происшествия. Женщины, стоявшие подальше, продолжали работать, но в их движениях чувствовалась неуверенность. В общей сложности они, должно быть, потеряли не меньше минуты.

– От такой жизни собака околеет, – пробормотала первая гладильщица, решительно ставя свой утюг на подставку. – А девушке – впору удавиться. Брошу я это, вот и все.

– Мери! – Саксон произнесла имя приятельницы с такой глубокой укоризной, что и ей самой пришлось поставить утюг и потерять еще с десяток движений.

Мери испуганно покосилась на нее.

– Я не то хотела сказать, Саксон, – прошептала она. – Даю честное слово, я бы никогда не пошла по дурной дорожке. Но сама посуди, разве человеческие нервы могут выдержать хотя бы такой день, как сегодня! Нет, ты послушай!

Упавшая женщина, лежа на спине, колотила ногами по полу и выла однообразно и непрерывно, точно заводская сирена. Две работницы, подхватив товарку под руки, поволокли ее вдоль прохода, но она не переставала колотить ногами и кричать. Дверь открылась, ворвавшийся рев и грохот машин заглушили шум и крики еще до того, как она захлопнулась. В комнате от всего этого происшествия остался только едкий запах сожженной ткани.

– Дышать нечем, – сказала Мери.

Потом утюги снова заходили вперед-назад, гладильщицы уже не замедляли темпа, а старшая мастерица прогуливалась между досками и грозно следила, не рухнет ли опять кто-нибудь на пол, не сделается ли еще с кем-нибудь истерика. Иногда то одна, то другая гладильщица останавливалась, чтобы утереть пот и перевести дыхание, затем снова с отчаянной решимостью бралась за утюг, стараясь наверстать потерянное время.

Читайте также  Дата начала олимпийских игр в древней греции

Длинный летний день кончался, но жара не спадала, и работа продолжалась при ослепительном электрическом свете.

Только около девяти часов работницы начали расходиться по домам. Гора крахмального кружевного белья почти исчезла, осталось всего несколько штук на досках, у которых гладильщицы еще заканчивали работу.

Саксон освободилась раньше Мери и перед уходом задержалась у ее доски.

– Вот и суббота, еще одна неделя прошла, – сказала печально Мери; ее бледные щеки впали, усталые черные глаза были обведены синими кругами. – Сколько ты, Саксон, по-твоему, заработала?

– Двенадцать с четвертью, – ответила Саксон не без гордости. – И я бы заработала еще больше, если бы не эти чертовки крахмальщицы.

– Молодчина! Поздравляю, – отозвалась Мери. – За тобой не угонишься, у тебя работа прямо кипит в руках. Я заработала всего десять с половиной, а ведь неделя была очень тяжелая… Ну, приходи к поезду в девять сорок. Да не опоздай. Мы еще успеем погулять до танцев. К вечеру там соберется пропасть знакомой молодежи.

Пройдя два квартала, Саксон увидела на углу под электрическим фонарем группу хулиганов и ускорила шаг. Когда она проходила мимо них, ее лицо невольно приняло суровое выражение. Она не разобрала слов, сказанных ей вслед, но догадалась об их смысле по наглому смеху, которым они сопровождались; кровь хлынула ей в лицо, и щеки разгорелись от гнева. Миновав еще три квартала, она свернула сначала налево, потом направо. Ночь становилась холоднее. По обе стороны улицы тянулись дома, где жили рабочие, – ветхие деревянные хибарки с облупившейся штукатуркой. Дома эти отличались своим убожеством и относительной дешевизной квартир.

Было очень темно. Саксон сразу нашла знакомые покосившиеся ворота, и их укоризненный скрип, как обычно, приветствовал ее. Она прошла по узкой дорожке к заднему крыльцу, машинально перешагнула через недостающую ступеньку и вошла в кухню, где слабо мерцал одинокий газовый рожок. Саксон насколько возможно прибавила света. Комнатка была маленькая, но в ней царил порядок, ибо для беспорядка здесь стояло слишком мало предметов. Штукатурка позеленела от частых стирок и вся потрескалась – результат сильного землетрясения, случившегося прошлой весной. Пол был неровный, с широкими трещинами, перед печкой он прогорел, и на этом месте был прибит расплющенный пятигалонный бидон из-под керосина, сложенный вдвое. Ушат, грязное полотенце на ролике, несколько стульев, деревянный стол – вот и вся обстановка.

Огрызок яблока хрустнул у нее под ногой, когда она поставила стул к столу. На протертой клеенке ждал ужин. Саксон попробовала холодную фасоль с застывшим салом, но отодвинула ее и намазала маслом ломтик хлеба.

Шаткий пол затрясся от тяжелых медленных шагов, и из внутренней двери вошла в кухню Сара, женщина средних лет, растрепанная, с отвисшей грудью и сердитым лицом, которое постоянные заботы избороздили морщинами.

– А, это ты… – пробурчала она вместо привета. – Ужин остыл, ничего не поделаешь. Ну и денек! Я чуть не умерла от жары. К тому же Гарри ужасно порезал себе губу. Доктор наложил ему четыре шва.

Сара подошла ближе и грузно навалилась на стол.

– Почему это ты не ешь фасоль? – вызывающе спросила она.

– Ничего, просто… – Саксон смолкла, удерживая подступившие рыдания, – просто есть не хочется. Весь день стояла такая жара; в прачечной положительно дышать было нечем.

Саксон храбро отхлебнула холодного чаю, успевшего уже прокиснуть, и, чувствуя на себе взгляд невестки, сделала отчаянное усилие и выпила всю чашку. Она вытерла рот носовым платком, затем поднялась.

– Я, кажется, лягу спать.

– Удивляюсь, как это ты не пошла на танцы, – язвительно заметила Сара. – Странно, ты каждый день приходишь домой полумертвая от усталости – и все-таки готова танцевать все ночи напролет.

Лунная долина бабочка

Белая бабочка Йокко — так иногда подписывала свои стихи Йокко Иринати. Нам посчастливилось перевести ее книгу «Алой тушью по черному шелку» — цикл из ста одной танка, неизменно входящий в многочисленные Императорские антологии.

Поэзия, философия, политика (во времена, когда женская прихоть нередко и была смыслом государственной политики) далеко не исчерпывали круг пристрастий Иринати.

Легенды, мифы, сплетни.

Любимица императора — она была прекрасна! Одна нога ее было короче другой, и посему она принимала гостей всегда лежа, на ложе, украшенном мелкими красными китайскими хризантемами. Лучшие танка Йокко стали фольклором. Их распевали уличные мальчишки и знало наизусть окружение императорского Двора.

Нам весело было очутиться в эпохе Хэйан (середина IХ — начало XII века), когда при Дворе со всей пышностью устраивались поэтические турниры в присутствии и с участием высочайших особ, и более интимно — в домах знати; когда женщина обладала полным литературным равенством и даже превосходством в области реалистического романа — моногатари.

Традиция японской средневековой эротики восходит к первой поэтической антологии VIII века «Манъёсю» («Собрание мириад листьев») — четыре с половиной тысячи стихов, написанных под влиянием китайских поэтических образцов. Появившаяся в 905 году антология «Кокинсю» («Сборник стихов древних и современных») объявила источником поэзии — Человеческое сердце. Смелость и утонченная чувственность образов японских мастеров, умение вместить мир в жесткую форму танка — всего тридцать один слог, пять стиховых строк — до сих пор удивляют почитателей, напоминая о том, что жизнь нетороплива, бесконечна и радостна.

Ирина Ермакова, Наталья Богатова

Йокко Иринати
АЛОЙ ТУШЬЮ ПО ЧЕРНОМУ ШЕЛКУ

Полдня истома.
Скрипнула в небе сосна.
Быстро-быстро бежит муравей
по ноге моей
к нежной вершине.

Время
стекает со стен.
Чей это белый волос нашла я
в гадательной книге
Синъи?

Кончиком пальца
скользнуть по одежде твоей,
разбросанной как попало.
Но осторожно,
чтоб ты не заметил.

Старой циновки
натянуты струны.
Дзе-енн. опали
и распустились снова.
Бабушка, спите!

Резко кричат цикады.
Низкое облако в небе
машет твоим
рукавом.
Ревности ветер!

Аромат хризантем!
Восемь раз этой ночью
ты меня наряжаешь,
словно готовишь
на праздник кукол!

Решительно
солнце входит в море!
Я еще прекрасней в мужском наряде!
К веселым кварталам,
рикша!

Утренняя звезда.
Стук башмаков в переулке.
Запах твоих рукавов
спать не дает мне
всю ночь.

Лунная течь на травах.
Ветер лизнет затылок —
табун муравьев по телу.
О скорее, скорее, боги,
пошлите мне старость!

О.
О.
О.
О, изверженье вулкана!
О, извер.

Пропил все.
Даже монету луны.
Чем ты оплатишь
мое
коралловое ожерелье?

Трава высока.
Незаметно подкралась,
о, к спящему муравью!
Одиноко лежащий,
может, он умер?

Шелест шелков с плеч
пеной шуршит в ногах!
Зеркало, отвернись!
Белая-белая-белая,
белая хризантема.

Ловец искусный,
жемчуг добыл ты,
губами
раковину раскрыв?
Шорох отлива.

Проснуться,
а ты не ушел.
Заснуть — ты куришь в углу.
Заснуть и снова проснуться
туманом над легкой водой.

Родник, иссякший в старом колодце.
Проснулась.
Чей это плащ-мино
валяется у моей циновки?
Веселая осень.

Когда возвращаюсь под утро,
он говорит: Дорогая,
как замечательно —
я успел весь свиток старинный
прочесть!

Перышком сойки
вычертил облик на песке.
Нет! Только служанка
волосы собирает
в пучок.

Робкий светлячок,
сколько лун прошло с тех пор,
как я узнала
запах твоих рукавов!
И вот опять.

Сторож прошел с фонарем.
Злилась, кусала рукав.
Разве могла я знать —
ты светлячка мне оставил
на рукаве широком?

Вижу сквозь крышу
соломенную луну.
Как часто и я
в небо взлетала с циновки,
не беспокоясь.

Два голубых мотылька
скрылись под лист банана.
Загляну,
а вдруг научусь музыке новой
у них?

Лунная ночь сочится.
Завистливо стонет сверчок.
Милый,
циновка наша
насквозь промокла.

За смертью послали —
миллион поцелуев
зажгутся на теле моем,
погаснут и снова зажгутся,
пока ты вернешься, улитка.

Завтра — имя,
а сейчас — тишина,
вокруг которой вращает
мир
личинка бабочки йокко.

«Перевод» Н.Богатовой и И.Ермаковой

ТАЙНА НЕДОСКАЗАННОСТИ

Сначала смутила фамилия — «Иринати», что-то не то, не попадалась. Дальше больше, уж очень многое во вступительном слове невпопад. Шарада? Загадки, загадки, реминисценции. Почему-то, говоря о Манъесю, нажимают на китайское влияние, хотя эта древняя японская антология славится своей коренной поэзией, включает ранние пласты, возникшие до близкого знакомства с китайской культурой. И эротика в этих танка — не совсем эротика или вовсе не эротика, а естественное чувство пробуждающегося человека, когда влечение тела еще не отделилось от влечения сердца.

Влюбленность — всеобщее свойство души. Одна звезда может полюбить другую, как это случилось с Ткачихой и Волопасом, которые встречаются лишь раз в году, в седьмую ночь седьмого месяца. Гора влюбляется в соседнюю и на языке туманов и ручьев говорит о неутоленном чувстве. Кусты хаги не только славятся своими лиловыми цветами, но это подруга, «жена оленя», который навещает ее тайными вечерами. И горы, и реки, и сам поэт ощущают телесный трепет от лунного сияния. Все живое, все способно чувствовать, откликаться на чувства другого. И потому за помощью чаще обращались к травам, чем к людям. Травы могут и пробудить любовь, и предать забвению милый образ. Потому и называют их по-разному, скажем, «всезнающая трава», или «трава счастья», «трава-забвение», «забудь любовь». Существовал обычай «связывать травы», чтобы приворожить любимого. И слово «мусуби» (связывать) — сакральное, означало и любовный обет: завязывали шнур на одежде любимой или любимого и давали клятву верности. Этот шнур мог развязать лишь тот, кто завязал. Но это и всеобщее состояние вещей: все соединяется между собой невидимыми нитями: в одном месте тронешь, в другом отзовется. Не случайно в японской азбуке появляется таинственная частица «но», напоминающая виток спирали, соединяющей души сущего. И всё сезон за сезоном восходит по оси времен к небесному плану, где обитает Солнечная Богиня — Аматэрасу.

Какая уж эротика в круговороте времен года, когда душу тревожит всякая тварь, всякая малость в природе? И воды, и долины населены невидимыми богами, и человеку отрадно их присутствие. Оттого так много в Манъесю посвящений цветам, деревьям, туману, дождю, и этих посвящений не меньше, чем песен любви. Но и в песнях любви больше иносказания, больше призрачного, чем явного.

Ночами осенью встает густой туман,
И как неясно все передо мной,
Вот так же и во сне
Мне грезится всегда,
Как сквозь туман, твой облик дорогой.

Это из «Осенних песен-перекличек (песен любви)» десятого свитка в переводе А. Глускиной. Чаще скорбят о разлуке, чем наслаждаются близостью: встреча коротка, долга разлука. И не знаешь, наяву ли встретились влюбленные или причудилось во сне.

Другое дело эротизм гораздо более поздней городской культуры эпохи Эдо (старое название Токио), но отнюдь не культуры Хэйана (древнее название Киото), хотя в поэзии и прозе Хэйана — все о любви. Все овеяно (но не одержимо) «любовью к любви», но каждая женщина прекрасна по-своему, — скажет блистательный принц Гэндзи.

Не моральные поучения, не религиозные проповеди, а лишь чувство прекрасного возвышает человека. Здесь главное восприимчивость к прекрасному, поклонение красоте, как Богу, но менее всего красоте тела. Обнаженную натуру вообще не встретить ни в поэзии, ни в живописи, ни в скульптуре. Это противоречило бы основному закону искусства — недосказанности: то, что прекрасно, ни обнажить, ни исчерпать невозможно. Женщину любили за способность к мгновенной душевной реакции, скажем, к поэтическому экспромту (недаром танка так коротка, буквально — «короткая песня» в 31 слог). Любили за деликатность, изящество манер, почерка, ненавязчивость, недосказанность, умение выражать свои чувства иносказательно и тем вызывать ответное движение души. Японские мастера говорят: не в обнаженности, а в намеке вся тайна японского искусства. Прямо выразить свою мысль или желание значит проявить вульгарность, показать себя человеком несведущим в «очаровании вещей». О неутоленном чувстве скажут облетевшие раньше времени лепестки цветов или тоскующий голос кукушки.

Литература Хэйана — вершина изящного слога: сначала изящество, потом предмет вдохновения. Это изящество, элегантность как бы существуют сами по себе, все остальное — способ выразить сокровенную тайну, обнаружить ее в еле заметных ликах природы или движениях души. Очарованность с привкусом печали, «печальная красота вещей».

Красота недолговечна, но потому и трогает чуткое сердце. Видимая, доступная взору красота может исчезнуть мгновенно, но не исчезает ее отклик в душе, продлевая наслаждение, будь это образ любимой женщины, полевые цветы или листья клена. Прекрасно все в этом мире. Потому поэт Цураюки и говорит в Предисловии к знаменитой антологии танка «Кокинсю»: «Песни Ямато! (древнее название Японии. — Т.Г. ) Вы вырастаете из одного семени — сердца и превращаетесь в мириады лепестков речи — в мириады слов. и когда слышится голос соловья, поющего среди цветов свои песни, или голос лягушки, живущей в воде, кажется: что же из всего, что живет на земле, не поет собственной песни?» Вспоминая великих поэтов Манъесю, он превозносит их именно за это вселенское чувство: «Видя, как опадают цветы весенним утром; слыша, как падают листья в осенние сумерки; скорбя о том, что каждый год в зеркале появляются и «белый снег», и «волны»; видя пену на глади воды и росу на растеньях, — они содрогались при мысли о своем бренном существованье» (перевод А.Глускиной).

Со временем пришлось много пережить и взлетов и падений, душа устала верить во всеобщую любовь, поубавилась восторженность и пришло осознание того, что мир не только преисполнен очарования, но и горя, гибели прекрасного; что и «могущественные недолговечны». Тогда взор отвели от неба или залитой небесным светом земли и обратили на плоть, которая казалась доступной и понятной, дарующей наслаждение, плотскую радость. Стали искать утешение в «веселых кварталах», вывернув наизнанку этот «бренный мир», чтобы как можно ближе узнать его. Теперь недостаточно внимать голосу кукушки или плачу оленя, чтобы пережить любовную тоску, теперь стремились к обладанию. Раньше верили в потаенную красоту, которой нет предела, теперь — в осязаемую, конечную. Вкушали соки жизни, пусть даже истощая собственные душу и тело, но спешили насладиться сиюминутным, по-своему воспринимая принцип «здесь и теперь». Все сжато до предела: время, пространство, удовольствие.

Потребность в эротике обостряется, когда пропадает полнота, непосредственность чувства, оно сокращается до голой чувственности. Потребность в эротике — знак того, что все уже на исходе. Наши поэтессы уловили это. Их героиня пишет:

Розовой пятки
коснулась волна
и зашипела, вздымаясь.
Сто один раз напишу знак ЛЮБОВЬ
на воде.

Вот только обнаженная пятка раньше, до эпохи Эдо, вряд ли была возможна. Лишь в ХХ в. появляется привкус «демонической красоты» у Танидзаки Дзюнъитиро и, естественно, обнажается «пятка»: «Неожиданно перед ним предстало дивное зрелище — молочно-белая обнаженная женская ножка выглядывала из-под занавесок паланкина. человеческая нога могла поведать не меньше, чем лицо. То, что он увидел, было поистине совершенством. Изящно очерченные пальчики, ногти, подобные перламутровым раковинам на побережье Эносима; округлость пятки, напоминающей жемчужину; блестящая кожа, словно омытая в водах горного потока, — да, то была нога, достойная окунуться в кровь мужчин, ступать по их поверженным телам». И события этого рассказа «Татуировка» относятся как раз к эпохе Эдо.

Что говорить, есть в этой предельности своя красота, но уже другого плана, красота уставшей души и уставшего тела, какая-то нервозная красота, как у Врубеля или Ван Гога.

В своем высшем выражении дух эпохи Эдо породил бессмертную гравюру «укие-э» (Утамаро, Хокусай), но эротическая поэзия прожила недолго. Наверное, потому что не смогла соперничать с традиционными танка и хайку (трехстишия). Последние и не могли исчезнуть, ибо не замкнуты на себе, на чем-то одном, что обусловлено глубиной чувства, позволяющего и на засохшем дереве видеть цветы, которые способны вызвать озарение. Или, как говорил Сэами, мастер театра Но, в ХV веке: «Есть предел человеческой жизни, но нет предела «но» («но» еще можно перевести как «дар божий»). Потому, похоже, и решились наши поэтессы отдать дань этой ушедшей поэзии, силой своего воображения вернуть ее к жизни. Потому и число — 101 стихотворение, наподобие бессмертной антологии классических танка «Хякунин иссю» («Сто стихотворений ста поэтов»), соединившей лучшие танка VIII — ХIII веков. А чтобы придать силу доброму порыву, влили живую струю, свежую силу новой танка Исикава Такубоку:

На песчаном берегу
Островка
В Восточном океане
Я, не отирая влажных глаз,
С маленьким играю крабом.

(Перевод В. Марковой)

И наши поэтессы радуют:

Пучок морской травы
на берегу.
Спокойно перешагну.
Снова бежит за мной
маленький краб.

Красоту Исикава Такубоку можно назвать красотой «ваби», красотой первых цветов, пробивающихся сквозь толщу снега. Эта красота таит в себе силу земли и будет жить, пока жива земля. И хотя принято называть красотой «ваби» дух чайной церемонии, ею, по-моему, дышат стихи Такубоку. Стихотворения наших поэтесс ближе красоте Эдо, но и в них ощущается исход ХХ века. Главное же, что уловлена тайна японской поэзии, тайна недосказанности, и потому многие из стихотворений действительно можно принять за японские. И это радует (и меня — особенно). Только вот в нашем веке вряд ли возможна та степень внутренней свободы. Судите сами. У «Йокко Иринати»:

Тяжелая луна,
стоны влюбленной флейты,
запах несчастных азалий!
И все это — в маленькой луже.

Едва-едва я добрел,
Измученный, до ночлега.
И вдруг — глициний цветы!

Хайку любит свободу, не для одного себя, но для всего сущего. Другой свободы и не бывает. И еще: наверное, японки не писали «алым по черному», а писали черным по белому, тушью по рисовой бумаге. Но это уже наше видение, пристрастие к энергии огня — к красному по черному — в тоске по белизне, когда слово сжимается до молчания. Но, главное, встреча состоялась — встреча разных времен, разных пространств. И не могла не состояться, ибо есть одно Время и одно Пространство.

Джек Лондон (англ. Jack London; урождённый Джон Гриффит Чейни, John Griffith Chaney)

Американский писатель, социалист, общественный деятель, наиболее известный как автор приключенческих рассказов и романов.

Цитата: 35 — 51 из 329

Видите ли, по моему мнению, человек, поступая так или иначе, повинуется своим желаниям. Желаний у него много. Он может желать избегнуть боли или насладиться удовольствием. Но чтобы он не делал, его толкает на это желание.

Видишь ли, Понс, мир — прескверное место, жизнь — тоскливая штука, люди в наши дни, как я, ищут неожиданного, хотят забыться, пускаются в шалости, в безумства.
(*Межзвездный скиталец*)

Власть! — вот слово, равного которому нет в мире. Не бог, не богатство — власть!
(*Железная пята*)

Внимательно пересчитав их, он присоединил свой голос к проклятиям, которые его товарищ посылал по адресу всесильной Северной глуши, лишившей их еще одной собаки.
— Фрог был самый сильный во всей упряжке, — закончил свою речь Билл.
— И ведь смышленый! — прибавил Генри.
Такова была вторая эпитафия за эти два дня.
(*Белый Клык*)

. во всем, что касается любви, женщины менее деликатны, чем мужчины. В этом и состоит их ошибка. Тут-то и кроется начало всякой пошлости. Пошлость — отвратительный слизняк, который оскверняет и разрушает любовь.
(*Лунная долина*)

— Возможно, что вы и правы. Честь, как математика, имеет свои логические, объяснимые законы. Стало быть, для женщин не существует никаких нравственных правил, а только…
— Только настроение, — докончила за него Леонсия.
(*Сердца трех*)

Волки — это сухопутные акулы. (Билл)
(«Белый Клык» (англ. White Fang))

— Вообще люди, не способные сами стать писателями, слишком много судят о настоящих писателях.

— Вот и все вы такие,- с досадой воскликнул он, — разводите всякие антимонии насчет ваших бессмертных душ, а сами боитесь умереть! При виде острого ножа в руках труса вы судорожно цепляетесь за жизнь, и весь этот вздор вылетает у вас из головы. Как же так

Вот и оказывается, что вы обманщица, Леонсия, и я как раз собирался вас так назвать. Я говорю прямо и правдиво, как и подобает мужчине. Вы хитрите и порхаете как бабочка, с предмета на предмет; допускаю – это обычная женская манера, этого и следовало ожидать. И все таки это нечестно по отношению ко мне. Я раскрываю перед вами все свое сердце, и вы это понимаете. Вы мне своего сердца не показываете. Вы ни на чем не останавливаетесь и хитрите, и я вас не понимаю. И поэтому я, в сравнении с вами, в невыгодном положении. Вы знаете, что я вас люблю. Я вам это прямо сказал. А я? Что знаю я о вас?
(«Сердца трёх», 1916)

Читайте также  Ouzo напиток что это такое

Вот это так и есть: все, что может выдержать коммерция. Сверху и донизу действует это правило игры; а продолжается игра потому, что каждую минуту на свет появляется дурак. Если бы каждую минуту на свет появлялся такой Джонс, игре скоро пришел бы конец. Везет же игрокам, что рабочие не Джонсы!
(*Время-не-ждет*)

Время – лучшее лекарство от детских болезней.

Вряд ли есть на свете зрелище, более ужасное, чем вид сильного человека в минуту крайней слабости и упадки духа.
(*Морской волк*)

Все в мире не прочно,кроме любви. Любовь не может сбиться с пути,если только это настоящая любовь,а не хилый уродец,спотыкающийся и падающий на каждом шагу.
(«Мартин Иден»)

Всё горе в том, что из слов никогда нельзя узнать точно, для чего они сказаны.

Все живое в мире делится на тех, кто ест, и тех, кого едят. И закон этот говорил: ешь, или съедят тебя самого.

Всё живое любит власть, и Красавчик Смит не представлял собой исключения: не имея возможности властвовать над равными себе, он пользовался беззащитностью животных.
(«Белый Клык» (англ. White Fang))

Genshin Impact — Расположение кристальных бабочек

Genshin Impact — Расположение кристальных бабочек

Этих бабочек можно ловить, чтобы получить кристальное ядро — особый материал, который нужен для крафта многих полезных вещей. Например, из этих ядер можно делать Густую смолу, ускоряющую ваш фарм некоторых мест вроде подземелий с артефактами. Ниже расскажем, где именно следует искать кристальных бабочек.

В качестве вступления отметим, что они будут улетать от вас, как только вы попытаетесь их поймать. Поэтому действовать нужно быстро. В идеале взять в отряд двух Анемо героев, чтобы увеличить скорость передвижения

Мондштадт

Здесь можно найти Анемо бабочек, которые имеют легкий голубой оттенок. Их можно найти в следующих регионах.

Долина ветров

Здесь вы отыщите большое скопление бабочек рядом с большим дерево, расположенным возле статуи Семи. Если вам повезет, то вы сможете собрать сразу 5 бабочек за раз.

Спрингвейл/Винокурня «Рассвет»

Для начала отправляйтесь в деревушку Спринвейл и найдите здесь целых 4 бабочки. После этого сделайте телепорт к ближайшей статуе Семи на западе и соберите бабочек вокруг нее. В конце следуйте в сторону винокурни, где попутно можно собрать 10 бабочек.

Если часть бабочек убежала от вас в процессе, просто вернитесь к изначальной точке и пробегите по маршруту еще раз.

Драконий хребет

Он также является частью Мондштадта, хотя здесь обитают Крио бабочки. Как правило, они скрываются в кучках снега, которые нужно растапливать Пиро умениями. В целом, это место не очень пригодно для фарма кристальных бабочек, но если вам очень нужно, то вы сможете найти их в этой области. Впрочем, здесь вы сможете получить секретную ачивку «Зимняя сказка», просто поймав одну Крио кристальную бабочку в этом регионе.

Ли Юэ

Здесь можно найти Гео бабочек, которые имеют желтый окрас. Их можно найти в следующих областях.

Каменный лес Гу’юнь

В этом местности необходимо отправиться к данжу под названием «Владения Гу Юнь». Рядом с ним летает множество кристальных бабочек. Часть обитает внизу, а часть наверху — так что не забудьте подняться на гору, чтобы собрать их всех. Даже если некоторые из них улетят от вас, вы всегда можете прийти сюда чуть позже и повторить попытку.

Гора Аоцзан

В этой области необходимо сходить к данжу «Чистая вода и горная пещера», который расположен под горой. Попав туда, следуйте так, как показано на изображении ниже, собирая всех бабочек по ходу маршрута. Всего там можно собрать 9 кристальных ядер.

В конце можно слетать на северо-восток, к ближайшей точке телепортации. Там вас ждет еще несколько бабочек.

Гора Тяньхэн

Здесь есть 2 пещеры, где обитают бабочки. Одна из них является внутренней частью горы и охраняется группой хиличурлов. Одолейте их и следуйте внутрь. Кроме кристальных бабочек, вы сможете найти там и другие полезные ресурсы.

Когда зачистите первую пещеру, сделайте телепорт ко второй — она также отмечена на изображении выше. Вход в нее расположен возле водопада. Здесь нужно быть настороже, так как это место охраняет Крио маг бездны. Если вы намочите себя водой, то он запросто сможет заморозить вас.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector