Массимилиано фуксас проекты

Массимилиано фуксас проекты

[ > Ответ ]

Массимилиано Фуксас
Новое здание Миланской ярмарки
XV/XVI-MMV — 18.12.2005

Новое здание Миланской ярмарки
официальное название проекта
Nuovo Polo Espositivo Fiera Milano
(Новый выставочный полюс Миланской ярмарки)

заказчик
Fondazione Fiera Milano
(Фонд Миланской ярмарки)

архитектор
Massimiliano Fuksas

проектная группа
Angelo Agostоni, Fabrizio Arrigoni, Chiara Baccarini, Giulio Baiocco, Daniele Biondi, Giuseppe Blengini, Laura Buonfrate, Sofia Cattinari, Irene Ciampi, Chiara Costanzelli, Alberto Greti, Kentaro Kimizuca, Roberto Laurenti, Davide Marchetti, Luca Maugeri, Dominique Raptis, Cesare Rivera, Adele Savino, Tasja Tesche, Toyohiko Yamaguchi

генподрядчик
NPF (Astaldi Group, Pizzarotti & Co., Viannini Lavori)

участок Rho-Pero, Milanо (Округ Ро-Перо, Милан)
стоимость, €
550.000.000
общая площадь участка
2.000.000 кв.м
общий поэтажный метраж
530.000 кв.м
длина центральной оси
1,5 км
площадь стеклянного покрытия 200.000 кв.м
выставочных площадей под аренду более 20.000 кв.м; плюс более 60.000 кв.м для событий на открытом воздухе
павильонов 8, из них 4 одноуровневые, 2 нетипично одноуровневые (выше, чем стандартные павильоны), 2 двухуровневые
конференц-залов 80
ресторанов 20 (каждый по 1.100 кв.м)
баров 25 (каждый по 400 кв.м)
площадь сервисного центра 8.000 кв.м
площадь приемной зоны 8.000 кв.м
площадь офисов 10.000 кв.м
парковочных мест для посетителей 20.050
парковочных мест для участников выставок 4.320
парковочных мест для грузовиков 7.000
продолжительность работ 27 месяцев
окончание работ 2 апреля 2005 года

Вид нового комплекса Миланской ярмарки в районе Ро-Перо с птичьего полета

Таково обобщающее название амбициозного проекта, призванного превратить столицу ломбардии в лидирующий европейский центр коммерции и торговли. Ставка была сделана именно на миланскую ярмарку – на сегодняшний день все связанные с ней мероприятия приносят доход более чем в два миллиарда евро в год, на развитие ее коммерческого потенциала решено было не жалеть ни сил, ни денег. Пользуясь официальной терминологией, «…она должна стать главной движущей силой экономики Милана и всей ломбардии, и благодаря инновационной системе своего развития, и, не в последнюю очередь, благодаря своим функциональным и эстетическим преимуществам». У руля проекта встала Fondazione Fiera Milano, частная организация, контрольный держатель акций Fiera Milano Group и инженерно-строительной компании Sviluppo Sistema Fiera. Проект состоит из двух частей, что, по мысли инициаторов, придаст городу «биполярность», характерную для экономически преуспевающих городов. Историческое место проведения миланских салонов будет реконструировано и существенно расширено, в результате чего возникнет «Городской полюс» ярмарки. В проведенном в прошлом году тендере победил консорциум «CityLife» с командой архитекторов в составе: арата изодзаки, заха Хадид, даниэль либескинд и Пьер Паоло Маджора. Работы начнутся в 2006 году и будут закончены к 2014 году. комплекс остается в собственности Миланской ярмарки. Вторая часть – создание «Нового полюса» за чертой города, в районе двух городков, Ро и Перо, в «стратегической близости» к международному аэропорту Мальпенса. Проект начат с осуществления именно этой части; строительство нового комплекса полностью финансировалось Fondazione Fiera Milano, Новый полюс является ее собственностью. Район Ро-Перо – характерный пример «убитой» территории промзоны большого города. В течение сорока лет, с 1952 по 1992 год, здесь находился нефтеперегонный завод, один из крупнейших в Европе. После его закрытия и выкупа территории у фирмы «Agip» потребовалась очистка почвы от углеводорода, проводившаяся с 2001 по 2003 год. Международный конкурс был объявлен в 2001 году; среди представленных проектов Марио Беллини, Дарио Франческатти, Клеменса Куша и Массимилиано Фуксаса последний был признан победителем 20 мая 2002 года. Проектирование системы парковок, в результате проведения отдельного конкурса в 2003 году, было поручено Марио Беллини. В тендере на генподрядчика (первый случай обращения к системе генподряда в Италии) победила группа компаний NPF. Первый камень нового комплекса был заложен 6 октября 2002 года, церемония официальной инаугурации с участием глав государства была проведена 31 марта 2005 года. В настоящее время работы еще полностью не закончены, ведется строительство продолжения линии метро и дополнительных скоростных магистралей, связывающих новый комплекс с городом; в планах также прокладка новых трансальпийских железнодорожных маршрутов. По мнению инициаторов проекта, функционирующий Новый полюс вскоре перетянет на себя часть европейских выставок. В завершенном виде Новая система миланской ярмарки с общей площадью обоих комплексов 710.000 кв. м станет крупнейшим выставочным комплексом в мире.

План нового выставочного комплекса по второму уровню

Вид с мостика из входного павильона на основную ось

Перспектива центральной оси с травеллатором

Одна из переговорных-«батискафов» на центральной оси

Бассейны для отражения стеклянной крыши и прозрачные стены павильонов – все для эффекта подводного мира»

«Эмоции против стратегии»: интервью с архитектором Массимилиано Фуксасом

Массимилиано Фуксас — человек с уникальным подходом к архитектуре и к проектированию зданий. Его студия «Fuksas» с офисами в Риме, Париже и Шеньчжэне занимается проектами широкого профиля, от проектирования аэропортов и культурных центров, до офисов, жилых построек и предметов промышленного дизайна. Есть проекты и в России. К примеру, в 2017 году в Москве откроется новое здание Политехнического музея, созданное по проекту Массимилиано и Дорианы Фуксас.

Сам Фуксас — человек с невероятной харизмой и неисчерпаемым творческим потенциалом, рисующий без остановки эскизы и наброски новых, будущих и еще не реализованных зданий, не расставаясь с карандашом и ручкой ни на минуту. Даже офисные двери в его итальянском бюро испещрены набросками и эскизами будущих проектов. Таков его подход к архитектуре — импульсивный, эмоциональный и очень художественный. О том, что главное в архитектуре и о творческом процессе Фуксас рассказал русскому Port.

О функциональности городов

В городе не бывает функциональности. Город — это самый сумасшедший объект в мире. Невероятное количество разных людей, разных улиц, зданий и домов, дорожное движение… Он никогда не бывает функциональным. Всё, что человек делает во имя функциональности — совершенно не функционально, никогда. Никогда. Человек — сумасшедший. Все люди сумасшедшие. Мы строим замечательные памятники, иконические постройки и монументы, но когда мы пытаемся улучшить качество города, это всегда катастрофа. Единственное, что нам следовало бы сохранять и оберегать, — это парки, сады и деревья. Если мы хотим сделать что-то хорошее для своего города, мы можем посадить почти десять миллионов деревьев. Это лучшее, что мы можем дать городу.

О своем пути

Мой путь — это не просто архитектура, и даже не городское планирование. Мой образ жизни — это творчество. Мне нравится быть кем-то между архитектором и художником. Посередине.

О главной идее архитектуры

Идея архитектуры — в том, что мы с вами здесь сидим сейчас и разговариваем. Это всегда человек. Мужчины и женщины. В этом смысл любого города и любой архитектуры: без человека ничего этого бы не существовало, ни один город не был бы сооружен, не было бы архитектуры, не было бы ничего. Поэтому всегда нужно задаваться одним и тем же вопросом: что хорошо для человека? Для нас? Я спрашиваю вас сейчас об этом, я спрашиваю сам себя. Мы не знаем ответа. Мы пытаемся отвечать на этот вопрос, подключать к этому воображение и творчество. Лично мой ответ, — это эмоция. Ключ к архитектуре — это эмоция. Если архитектура вызывает у вас эмоции — это хорошая архитектура, если картина вызывает у вас эмоции, — она хороша. Эмоция — это самая важная вещь, которую мы можем извлечь из всего. Один мой друг посетил здание, которое мы недавно закончили. Мой офис занимался этим проектом, мы разработали дизайн, и сейчас оно уже готово. Мой друг увидел его, позвонил мне и сказал «Я был так тронут, столько эмоций нахлынуло на меня, когда я оказался там, я плакал». Я сказал «Да, но что ты думаешь о здании?» — «Я не знаю». Вот как работает архитектура. Ничего больше не нужно.

Когда вы говорите «Я влюблен в этого человека», но он или она не вызывают у вас никаких эмоций, — тогда это не любовь. Любви нет, если нет эмоций, если вас ничего не трогает. Вся наша жизнь, всё вокруг — всё завязано на эмоции. Мы не владеем стратегией. Когда мы пытаемся быть стратегами, мы порождаем войны. Всегда. Стратегия — это ключ к войне, и больше ни к чему другому.

О том, когда началась его любовь к архитектуре

Она начнется со следующим проектом. С новым зданием. Новое всегда будет лучшим. Не прошлые проекты и моменты, а будущее, всегда будущее. Я не хочу оглядываться на предыдущие. Когда я приезжаю на лекции, как сейчас, я делаю это потому, что я люблю Москву, люблю всех людей здесь, но для меня это больно. Это всегда боль, понимаете? Почему — потому что я вижу 50 лет своей жизни, хорошие, плохие, интересные, неинтересные моменты, всё. Мне очень повезло, мне везёт. Но! Следующий проект всегда будет лучшим. Новый проект, новая идея, новое творчество, новая картина.

Ниже — еще 5 знаковых построек итальянского архитектора Массимилиано Фуксаса.

Эмоции против стратегии

Итальянец Массимилиано Фуксас — человек с уникальным подходом к архитектуре и к проектированию зданий. Его студия “Fuksas” с офисами в Риме, Париже и Шеньчжэне занимается проектами широкого профиля, от проектирования аэропортов и культурных центров, до офисов, жилых построек и предметов промышленного дизайна. В 2017 году в Москве откроется новое здание Политехнического музея, созданное по проекту Массимилиано и Дорианы Фуксас, а сам архитектор выступит на Венецианской архитектурной биеннале и представит там ролик о своем отношении к ВДНХ, — главной темой российского павильона в этом году.

Сам Фуксас — человек с невероятной харизмой и неисчерпаемым творческим потенциалом, рисующий без остановки эскизы и наброски новых, будущих и еще не реализованных зданий, не расставаясь с карандашом и ручкой ни на минуту. Даже офисные двери в его итальянском бюро испещрены набросками и эскизами будущих проектов. Таков его подход к архитектуре — импульсивный, эмоциональный и очень художественный. В конце апреля Массимилиано Фуксас приехал в Москву с очередной лекцией, посвященной архитектурному эскизу, где он показал, как развивались его проекты от наброска до материального воплощения, и провел мастер-класс, изобразив эскиз одного из своих зданий и сорвав шквал аплодисментов привыкших к строгим расчетам и тщательнейшему проектированию молодых архитекторов. О том, что главное в архитектуре и о творческом процессе Фуксас рассказал русскому Port.

Начнем наш разговор со здания политехнического музея, которое вы спроектировали? Как продвигается над ним работа?

Замечательно, как и всё в мире!

Что вас вдохновило на него?

Я всегда вдохновлен! Вдохновение — это момент, когда вы понимаете, что на самом деле важно. Политехнический музей — непростой проект, потому что вокруг здания находятся жилые дома, выдержанные в одном стиле.

А в чем заключалась главная идея дизайна, который вы разработали?

Соотношение формального и неформального. Соотношение платформы, очень организованной, очень точной, и объекта, с которым они соединены. Давайте я вам покажу! (Рисует набросок проекта) Здесь камень, здесь стекло. Здесь да, здесь нет. Формальное, неформальное. Понимаете? Что-то противоположное, всегда противоположности!

Вы сталкиваете их в одном проекте?

Да, это как человеческое существо. В этом идея.

Раз уж мы говорим об идее архитектуры, которая сейчас в Москве очень актуальна в связи с проблемой сноса Таганской АТС…

О! Я не знаю, где это, но я очень хочу на нее взглянуть. Кто её сделал?

Василий Мартынович.

Интересно то, что вся эта история со сносом старой конструктивистской постройки поднимает фундаментальные вопросы архитектуры, например, что происходит, когда здание переживает свою функцию. По-вашему, есть ли у зданий срок годности?

Я не знаком с контекстом конкретно этой постройки и истории с ней, поэтому я буду отвечать обобщенно. Так вот, в целом, я думаю, за 3000 лет мы очень много всего уничтожаем и заново строим. Такова жизнь! Иногда мы теряем много памятников, например, из-за войн. Помните Дрезден, старый Дрезден, который был уничтожен практически полностью англичанами во время второй мировой войны? Это был прекрасный город, и мы, люди, его разрушили. Вся Европа пережила подобное. Мы многое забываем. Барон Осман разрушил средневековый Париж из соображений гигиены, чтобы избежать революций, уменьшить уровень преступности и по многим другим причинам. Он предпочел прямые проспекты извилистым закоулкам, уничтожил старый Париж. Но сейчас все называют Париж османским городом. Я даже не могу вам описать, насколько мы сошли с ума. Как много всего мы забываем!

А что по-вашему важнее, функциональность или эстетика в городе? Или должен быть баланс?

Функциональность? В городе не бывает функциональности. Город — это самый сумасшедший объект в мире. Невероятное количество разных людей, разных улиц, зданий и домов, дорожное движение… Он никогда не бывает функциональным. Всё, что человек делает во имя функциональности — совершенно не функционально, никогда. Никогда. Человек — сумасшедший. Все люди сумасшедшие. Мы строим замечательные памятники, иконические постройки и монументы, но когда мы пытаемся улучшить качество города, это всегда катастрофа. Единственное, что нам следовало бы сохранять и оберегать, — это парки, сады и деревья. Если мы хотим сделать что-то хорошее для своего города, мы можем посадить почти десять миллионов деревьев. Это лучшее, что мы можем дать городу.

Хорошо, а если бы вы могли что угодно изменить в архитектурном пейзаже Москвы, что угодно, что бы вы сделали?

Наверное, ничего. Я думаю, мой путь — это не просто архитектура, и даже не городское планирование. Мой образ жизни — это творчество. Мне нравится быть кем-то между архитектором и художником. Посередине.

А в чем для вас смысл архитектуры, её главная идея?

Идея архитектуры — в том, что мы с вами здесь сидим сейчас и разговариваем. Это всегда человек. Мужчины и женщины. В этом смысл любого города и любой архитектуры: без человека ничего этого бы не существовало, ни один город не был бы сооружен, не было бы архитектуры, не было бы ничего. Поэтому всегда нужно задаваться одним и тем же вопросом: что хорошо для человека? Для нас? Я спрашиваю вас сейчас об этом, я спрашиваю сам себя. Мы не знаем ответа. Мы пытаемся отвечать на этот вопрос, подключать к этому воображение и творчество. Лично мой ответ, — это эмоция. Ключ к архитектуре — это эмоция. Если архитектура вызывает у вас эмоции — это хорошая архитектура, если картина вызывает у вас эмоции, — она хороша. Эмоция — это самая важная вещь, которую мы можем извлечь из всего. Один мой друг посетил здание, которое мы недавно закончили. Мой офис занимался этим проектом, мы разработали дизайн, и сейчас оно уже готово. Мой друг увидел его, позвонил мне и сказал “Я был так тронут, столько эмоций нахлынуло на меня, когда я оказался там, я плакал”. Я сказал “Да, но что ты думаешь о здании?” — “Я не знаю”. Вот как работает архитектура. Ничего больше не нужно.

Просто эмоции?

Да, в этом вся наша жизнь! Когда вы говорите “Я влюблен в этого человека”, но он или она не вызывают у вас никаких эмоций, — тогда это не любовь. Любви нет, если нет эмоций, если вас ничего не трогает. Вся наша жизнь, всё вокруг — всё завязано на эмоции. Мы не владеем стратегией. Когда мы пытаемся быть стратегами, мы порождаем войны. Всегда. Стратегия — это ключ к войне, и больше ни к чему другому.

Это довольно интересный, философский подход к архитектуре, я никогда ни встречала ничего подобного прежде.

Это другой подход! Я не хочу говорить об истории архитектуры. Я мог бы сейчас с вами часами говорить о Ле Корбюзье, но тогда все заснули бы прямо здесь.

А вы помните с чего вообще началась ваша любовь к архитектуре?

Она начнется со следующим проектом. С новым зданием. Новое всегда будет лучшим. Не прошлые проекты и моменты, а будущее, всегда будущее. Я не хочу оглядываться на предыдущие. Когда я приезжаю на лекции, как сейчас, я делаю это потому, что я люблю Москву, люблю всех людей здесь, но для меня это больно. Это всегда боль, понимаете? Почему — потому что я вижу 50 лет своей жизни, хорошие, плохие, интересные, неинтересные моменты, всё. Мне очень повезло, мне везёт. Но! Следующий проект всегда будет лучшим. Новый проект, новая идея, новое творчество, новая картина.

А у вас есть любимые архитекторы, которыми вы восхищаетесь?

Мне нравятся Микеланджело и Борромини, потому что у них была непростая жизнь. Сложная жизнь. Микеланджело прожил до 90 лет, и он был очень странным, а Борромини покончил с собой. У них были разные судьбы, они были невероятно талантливы, и у них обоих была трудная жизнь. Борромини был гомосексуалистом, он жил с поэтом и был влюблен в другого поэта. Мы мало что знаем о его жизни, знаем только что он покончил с собой, а еще он соперничал с Бернини, который был очень богат, тогда как сам Борромини был бедняком. И он был очень талантлив, невероятно талантлив! Не для настоящего и не для прошлого. Борромини и Микеланджело определили будущее всего мира, наше с вами будущее.

Мы много говорили о будущем сегодня, мне кажется, это лейтмотив современной архитектуры. Венецианская биеннале архитектуры этого года тоже об этом.

Точно так. Но знаете, я думаю, что архитектурные биеннале вполне могли бы проходить реже, например, каждые 20 лет. Я думаю, до следующей биеннале стоило бы немного подождать, потому что сейчас там происходит одно и то же. Кто-то социален, кто-то работает со слоями, кто-то занят объектами, кто-то эклектичен… Одно и то же. Но с интервалами в каждые 20 лет вы получите новые, более драматичные контрасты. Контрасты для будущего.

Массимилиано Фуксас: Перспективы урбанизма. 2005. Т. Быстрова

Т.Б.: Г-н Фуксас, в двухтысячном году, будучи директором венецианского архитектурного биеннале, вы сформулировали достаточно парадоксальный для уха непосвященного девиз: «Города. Меньше эстетики, больше этики». Верно ли, что современная эстетика противоречит гуманизму и нравственности? Или то, что невозможно в архитектуре, вполне может существовать в искусстве?

М.Ф.: Архитектура, замкнутая только на себе, интересна лишь в ретроспективе. Мы все живем на границе, которая постоянно пересекается и нарушается.

Любопытство и потребность в информации об отдаленных мирах — это константы, регулирующие волнообразное движение прогресса в области мысли. В настоящее время мы переживаем критический, возможно, знаменательный период, который лежит вне «магмы» массового взаимовлияния и проникновения. На этом этапе нас сопровождает неизвестная до этого отрасль знания, исполненная энергетики и противоречий. Прогрессивные и поступательные движения нового уровня, достаточно незначительные, являются достижениями, за которые мы действительно несем ответственность. После многих лет сосредоточенности на реализации проектов любого уровня мы как архитекторы (правда, слишком поздно) начали осознавать, что самым важным элементом является не конструкция, а окружающая среда, в которой мы живем, воздух, которым мы дышим, наша жизнь как таковая. Мы начали понимать, что география должна восприниматься, скорее, как контекст, а не ландшафт.

Т.Б.: Г-н Фуксас, с Вашей точки зрения, в чем причина отчуждения современного архитектурного пространства большинства городов от реального человека? Связано ли оно в первую очередь с развитием техники или дело в чем-то другом? Как должны соотноситься между собой техническое и человеческое начало в пространстве современного большого города?

М.Ф.: Выбор всегда один и тот же: либо быть частью процесса, либо продолжать жить вне процесса в состоянии извечного умиротворения.

Архитекторы должны восстановить миссию созидания, а не просто цинично, с равнодушием или жалостью, относиться к разрушению жизни и масштабному развитию больших городов (район Калькутты насчитывает 50 миллионов жителей, а Мехико-сити — уже 22 миллиона).

Мы верим в существование экстраординарных условий и ресурсов, которые еще не взяты в расчет. Для того чтобы начать разрешать имеющиеся противоречия и конфликты, эти ресурсы необходимо использоваться очень осторожно, а энергия должна быть сконцентрирована на правильных направлениях.

Т.Б.: Г-н Фуксас, как вы относитесь к идее включения крупных арт-объектов в современную среду обитания? (Может быть, есть примеры явных удач или явных неудач художников). Что может дать искусство человеку? Будет ли эта функция одинакова во все времена или ее наполнение изменяется?

Читайте также  Метеоры греция как добраться

М.Ф.: Для большей части ХХ века город являлся конфликтной сценой для болезненного шоу. Город наполнен интенсивными и сложными отношениями, однако он потерял свою центростремительную силу, которую можно обозначить как «центральность». Эта центральность обеспечивается возвращением позиций, типичных для западной цивилизации. Невероятной и, в определенном смысле, дьявольской битвой между старой и новой экономикой. Мечта обрести «центральность» не сбылась. Города никогда не станут тем, что мы привыкли о них знать: местами, где явно выражены власть экономики и контроль. Сегодня европейские города с историей представляют собой память о том, как люди привыкли жить. Густонаселенные районы, такие как исторические городские центры, богатые пространством для нового среднего класса, вышли за пределы взаимных границ.

В рамках общества и города существуют конфликты, которые необходимо брать в расчет. В этом смысле придется работать с имеющимися исходными материалами, не забывая в то же время обращаться к природе, небу, ветру и звездам. Все проекты, которыми мы занимаемся, отображают траектории — они не должны быть ограничены уровнем определенного контекста. Наши здания сотворены не для того, чтобы на них смотреть, а для того, чтобы сквозь них можно было пройти, пройти так же, как и через городское пространство. Они являются проектами, вызывающими эмоциональные реакции. Не существует ни точной позиции, ни лучшего ракурса, с которых следует на них смотреть. Проекты в большей степени кинематографичны, нежели фотогеничны.

Необходимо хорошо знать все, что касается выбора материалов. Даже традиционные материалы, если их восстановить и использовать по-новому, становятся нестандартными. Например, туф, древняя вулканическая порода, открытая этрусками и используемая для сухой кладки, как на кладбище города Орвито в Италии. Или же черный, предварительно обогащенный цинк для медиацентра в Резэ — естественный цвет для кровли, широко применяемой в строительстве домов Candie-St-Bernard, прямо в центре Парижа. Опять же, предварительно оксидированная медь для Дома Искусств в Бордо и листовая сталь для больших крыльев странного доисторического животного, стоящего перед входом в Музей граффити в Ниу. Работа не может быть определена исключительно как архитектура или скульптура — и то, и другое вне зависимости относится к ланд-арту. В Спортивном центре в Ананьи, в Италии, бетон имеет дефекты отлива, но именно эти недостатки делают его ценным.

Обильное использование цвета является еще одним существенными элементом особенно в то время, когда в европейской архитектуре в экстерьере нет ничего, кроме белого, черного и оттенков серого.

В заключение хотелось бы сказать о том, что мы всегда стремимся создавать нетрадиционные, неканонические элементы архитектуры, выполненные заново и аккумулирующие эти усилия. Для этого необходимо исследование идей, их порождающих, а также фундаментальные разработки с использованием лучших ресурсов и самого свежего программного обеспечения — не ради инновации, а для обеспечения оптимальных решений, превосходящих ожидания клиентов.

МАССИМИЛИАНО ФУКСАС: АРХИТЕКТУРА В ДЕТАЛЯХ / MASSIMILIANO FUKSAS: COMPLEXITY AND ARCHITECTURE

Извините, регистрация закрыта. Возможно, на событие уже зарегистрировалось слишком много человек, либо истек срок регистрации. Подробности Вы можете узнать у организаторов события.

Лекция и онлайн-трансляция организованы при поддержке инновационного партнера «МегаФон» / The lecture and live-streaming are supported by innovation partner «MegaFon»

Расскажите друзьям о событии

screen-shot-2014-09-03-at-18-03-56.png

Архитектор Массимилиано Фуксас в рамках совместной программы института «Стрелка» и Политехнического музея прочтет лекцию о своем уникальном подходе к проектированию зданий. Почему архитектор в своих проектах выбирает сложные формыи объединяет их с инновационными материалами, почему каждое следующее здание архитектора не похоже на предыдущее, как строить новые здания в городах со сложившимся историческим наследием? Обо все этом господн Фуксас расскажет в своей лекции на Стрелке.

Массимилиано Фуксас — один из самых известных итальянских архитекторов. В 1967 году Фуксас основал собственную архитектурную мастерскую Massimiliano Fuksas Architetto в Риме. В настоящее время филиалы бюро открыты так же в Париже, Вене и Шеньжене. Наиболее известне проекты архитектора: выставочный комплекс в Ро-Перо (Милан, 2005), Дворец мира Переса в Яффе (Тель-Авив, Израиль, 2009), Шоу-рум Armani на 5-ой Авеню (Нью-Йорк, США, 2009), Национальный архив Франции в Париже (2013), Международный аэропорт в Шэньжэне, Китай (2013),.

В 2000 году Массимилиано Фуксас был куратором 7-ой Венецианской Архитектурной Биеннале. В 2010 году был награжден Орденом почетного легиона президентом Франции. В 2013 году студия MASSIMILIANO FUKSAS Architetto в консорциуме с бюро SPEECH стала победителем международного конкурса архитектурных концепций Музейно-просветительского центра Политехнического музея и МГУ им. М.В. Ломоносова.

Лекция является частью программы «Политех на Стрелке» – совместного образовательного проекта Политехнического музея и Института «Стрелка», организованного при поддержке компании «МегаФон». Все мероприятия программы направлены на популяризацию науки, а также на поиск новых направлений взаимодействия науки и искусства. Приглашенные художники, фотографы, ученые и инженеры представят новые формы искусства в эру цифровых технологий. /

Architect Massimiliano Fuksas in the framework of joint programm of Strelka institute and Politech Museum will give a lecture about his unique approach to building design. Why architect in his projects chooses complex forms and combines them with innovative materials, why each next building of architect does not look like the previous one, how to make new buildings in cities with established historical heritage? About all this Mr. Fuksas will tell in his lecture at Strelka.

Massimiliano Fuksas — one of the most famous italian architect. In 1967 he founded the Studio Fuksas, an international architectural practice with offices in Rome, Paris (since 1989) and Shenzhen (since 2008). With built projects across Europe, Asia and North America, Studio Fuksas is characterized by an innovative approach as well as interdisciplinary skills and experiences consolidated over three decades through the design of masterplans, offices, residential buildings, infrastructures, cultural cemtres, leisure centres, retail developments, hotels, shopping malls, public buildings, interior design and product design.

In 2000, Massimiliano Fuksas was the curator of the 7th Venice Architecture Biennale. In 2010 he was awarded with the Order of the Legion of Honor by President of France. In 2013, the studio MASSIMILIANO FUKSAS Architetto in consortium with offices SPEECH won an international competition of architectural concepts of Museum and Educational Center of the Polytechnic Museum and Lomonosov Moscow State University.

The lecture is a part of Polytech at Strelka collaborative educational programme created by the Polytechnic Museum and the Strelka Institute, supported by innovation partner “MegaFon”. The program will include a series of events dedicated to popular science and new developments in contemporary art at the intersection where science, architecture and visual art collide. From May through September 2014, the Strelka Institute will host public lectures and seminars on science-art, as well as multiple activities for curators, artists and museum professionals.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector