Муза это в литературе

Муза это в литературе

Муза это в литературе

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература . Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929—1939 .

Полезное

Смотреть что такое «Музы» в других словарях:

Музы — (Musae, Μου̃σαι). Дочери Зевса и Мнемозины. Их считалось девять, и каждая из них имела влияние на определенную отрасль искусств и наук. Они были следующие: Каллиопа муза эпоса, Клио истории, Эрато любовной поэзии и мимики, Эвтерпа лирической… … Энциклопедия мифологии

МУЗЫ — греч. musa. У древних греков, девять сестер, покровительствовавших наукам и искусствам: Клие (со свертком) муза история, Каллиопа муза героической поэзии, Мельпомена (с трагическою маской) муза трагедия, Талия (с пастушеским посохом и комическою… … Словарь иностранных слов русского языка

Музы — Музы. Фрагмент росписи белофонного лекифа художника Ахилла : Муза с лирой на горе Геликон . Ок. 440 до н.э. Частное собрание. МУЗЫ (Мусы), в греческой мифологии дочери Зевса и Мнемосины, девять сестер, богини наук, поэзии и искусств: Евтерпа… … Иллюстрированный энциклопедический словарь

Музы — (мусы) в мифах древних греков дочери Зевса и Мнемосины, девять сестёр, богини наук, поэзии и искусств: Евтерпа лирической поэзии, Клио истории, Талия комедии, Мельпомена трагедии, Терпсихора танцев, Эрато любовной поэзии, Полигимния гимнов,… … Исторический словарь

МУЗЫ — в греческой мифологии дочери Зевса и Мнемосины, богини покровительницы наук, поэзии и искусств: Евтерпа лирической поэзии, Клио истории, Талия комедии, Мельпомена трагедии, Терпсихора танцев, Эрато любовной поэзии, Полигимния гимнов, Урания… … Большой Энциклопедический словарь

Музы — Камены Словарь русских синонимов … Словарь синонимов

Музы — (Mousai) мифические женские существа у древних греков. Гомер(в Илиаде) и древнейшая поэзия чаще называют лишь одну М., знающую все,что человек жаждет знать о богах, тайнах мироздания и судьбах героев;она обо всем этом подает весть воспевающим… … Энциклопедия Брокгауза и Ефрона

Музы — У этого термина существуют и другие значения, см. Муза (значения). Саркофаг муз (II в. н. э … Википедия

Музы — (греч. Musai) в греческой мифологии богини покровительницы песен, поэзии, искусства и наук, дочери Зевса и богини памяти Мнемосины (или Урана и Геи). Гесиод называет их также богинями танцев и указывает их число 9: Клио м. истории, Эвтерпа м.… … Античный мир. Словарь-справочник.

МУЗЫ — Согласно «Теогонии» Гесиода, девять муз были дочерьми Зевса и Мнемозины. Музы дали Гесиоду мудрость и дар песнопения. Иногда за такой дар музы брали определенную плату: так, в «Одиссее» они сперва ослепили Демодока, а уже потом дали ему нечто… … Cловарь-справочник по Древней Греции и Риму, по мифологии

Муза это в литературе

МУЗА — (греч. musa) . В Греческой мифологии — одна из девяти БОГИНЬ. покровительниц различных ИСКУССТВ и наук, вдохновлявших поэтов, художников, музыкантов и ученых в их ТВОРЧЕСТВЕ. Источник творчества и ВДОХНОВЕНИЯ, олицетворяемый в образе женщины, БОГИНИ. Богиня ИСКУССТВ. Позднее число МУЗЫ — возросло до ДЕВЯТИ. Они почитались как покровительницы различных ИСКУССТВ, а затем и наук : Евтерпа — лирической поэзии, Клио — истории, Талия — комедии, Мельпомена — трагедии, Терпсихора — танца, Эрато — любовной поэзии, Полигимния — гимнов, Урания — астрономии, Каллиопа — эпоса. Фреска. «ПАРНАС» Ширина 670 см — Станца делла Сеньятура, Ватиканский дворец. Фреска — «ПАРНАС», посвящена теме поэзии. В центре фрески изображена гора Парнас, где вокруг Аполлона, играющего на виоле в окружении — МУЗ, собрались поэты и литераторы всех времен, от Гомера, Вергилия и Сафо до Петрарки, Данте и современников Рафаэля.

Происхождение муз

Девять муз с именами и четко обозначенными функциями появились не сразу, их образы складывались в течение нескольких веков.

Первоначально музы были абстрактным понятием. Позднее греческие поэты стали обращаться к ним по именам и приписывать им божественную силу. Это были так называемые «доолимпийские музы». До нас дошли лишь некоторые имена (Мелета, Аэда, Мнема, Нета и другие), а уж о том, какими они обладали силами, можно только гадать.

Девять муз, представление о которых сохранилось до наших дней, впервые были упомянуты в «Одиссее» Гомера, а Гесиод в поэме «Теогония» («Происхождение богов») впервые назвал их имена и рассказал их истории. Матерью муз поэт назвал богиню памяти – Мнемосину, а отцом – громовержца Зевса.

Вероятно, сначала музы отвечали за сферу размышлений, ведь с греческого языка слово «муза» переводится как «мыслящая». Тогда становится понятно, почему матерью названа Мнемосина, память – необходимый элемент мыслительной активности. Постепенно музы переключились со сферы размышлений на сферу искусств, и старшей из них стала муза поэзии.

Функции муз

Понятие о специализации муз появилось только в эллинистическую эпоху, когда возникли все виды искусств. Для наглядности сведения о музах представлены в таблице.

Каллиопа – старшая из муз

Каллиопу принято считать старшей дочерью Мнемосины и Зевса. Но главенствующее положение среди своих сестер она занимает не только поэтому. Как муза эпической поэзии, она ближе всего соприкасается с деяниями богов.

Этот род поэзии повествует о подвигах героев, прославляет олимпийцев. Декламируя ее, греки стремились получить покровительство высших сил. Каллиопа была способна вызывать в человеке жертвенность, помогала преодолеть эгоизм и направляла на путь служения высоким целям. Эта муза поэзии поощряла отвагу, достоинство, рыцарство, благородство и чистоту души.

По одной из версий, Каллиопа — мать Орфея, легендарного певца, которому сам Аполлон вручил божественную лиру, от звука которой успокаивались дикие звери, расступались деревья и скалы.

Эвтерпа – муза лирической поэзии и музыки

Лирическая поэзия, в отличие от эпической, воспроизводит сугубо личные чувства и переживания автора. Ее истоки следует искать в народной песне. Во времена муз и богов лирические стихи всегда пелись, сопровождались танцами и выразительной мимикой. Поэтому не случайно, что Эвтерпа также покровительствует музыкантам. Ее, как правило, изображали с флейтой в руках, готовой в любую минуту пуститься в пляс.

Муза лирической поэзии всегда высоко почиталась поэтами и музыкантами. Ей продолжали посвящать гимны и стихи и спустя века после падения Древней Греции. Она даровала людям очищение и чувство гармонии с Природой.

Эрато – муза любовных песен

Свое имя муза любовной поэзии получила в честь бога Эрота. Ее представляли в образе невинной и прелестной девушки. Венок из роз обрамлял ее лицо, а струящиеся складки одежд подчеркивали грацию. Эрато могла вдохнуть любовь в сердце любого живого существа. Даже богов она вдохновляла на романтические поступки. Ее также называют музой свадебных гимнов и царицей поэзии.

Муза любовной поэзии помогает преображать все, что окружает человека, в красоту. Она показывает силу чувств, дарует крылья и помогает преодолеть любые преграды на пути к счастью. Она учит тому, что творчество – высшее проявление любви.

Гнев муз

Олимпийские музы – это дочери Зевса. Они воспевали и поддерживали всех греческих богов, прославляли их добрые нравы и справедливые законы. К обычным людям музы относились вполне дружелюбно. Особым покровительством, разумеется, пользовались поэты, певцы и музыканты. Муза поэзии могла передать поэту часть своего дара, утешить его в беде, поддержать мудрым словом. Но не стоит считать их безобидными. Они никогда не терпели соперничества и могли жестоко покарать тех, кто осмеливался выступить против них.

Существует, например, легенда о дочерях македонского царя Пиероса – Пиеридах. В то время как музы прославляли богов и героев, Пиериды обличали их трусость, смеялись над их страхом перед драконом Тифоном. Нимфы устроили соревнование между непримиримыми врагами и присудили победу музам. Пиреиды, отказавшиеся принять такие результаты, набросились на своих обидчиц с кулаками и в это мгновение были обращены в сорок. С тех пор им суждено летать по лесам и полям, нарушая покой людей и зверей своими криками.

Дошла до нас и легенда о Тамирисе. Это был фракийский певец, поражающий всех своей красотой и искусством игры на кифаре. Он был бессменным победителем соревнований между музыкантами и однажды дерзнул вызвать на состязание самих муз. Тамирис заявил, что в случае его победы музы должны стать его любовницами, а в случае поражения могут забрать у него то, что им вздумается. Богини выиграли соревнование и отняли у дерзкого певца зрение, голос и способности играть на музыкальных инструментах.

Муз-богинь, дарующих вдохновение, призывают поэты всех стран и континентов. Красивая легенда поддерживает веру в божественную природу художественного слова. Думается, что и сама тяга к творчеству будет существовать только до тех пор, пока в сердцах поэтов будет жить муза, покровительница поэзии.

В «Илиаде» Гомера музы уже связываются с Аполлоном, богом гармонии, божественного порядка и искусства. Они уже поют, танцуют, играют на музыкальных инструментах и олицетворяют все самое прекрасное, светлое, мудрое, включая искусства, науки и мораль.
Перейдя из Пиерии в Дельфы и обосновавшись на Геликоне, музы уже навсегда становятся ближайшими спутницами Аполлона. Поэтому его называют Мусагетом, то есть Музоводителем. На пирах у Олимпийцев он играет на лире в окружении поющих муз, его вдохновительниц. Они символизируют силы, которые сопровождают душу на пути к солнцу, к свету и к истине.
Муз называли также кормилицами и спутницами Диониса, в празднествах которого они участвовали. И поэтому они связаны со священной силой мистического энтузиазма, внутреннего огня и вдохновения, которая позволяет преодолеть все преграды на пути к осуществлению живущей в сердце мечты и рождает способность зажигать все вокруг ее светом.
Культ почитания муз распространился по всей Греции.

Сохранились свидетельства о том, что храм, посвященный музам, существовал в Пифагорейской школе. В нем были девять мраморных статуй, а посередине стояла закутанная в покрывало Гестия, хранительница божественного огня; левой рукой она защищала пламя очага, другой указывала на небо. В святилище Пифагора она олицетворяла божественную науку, или Теософию. Окружавшие ее музы носили имена тех наук и искусств, которым покровительствовали. Урания наблюдала за астрономией и астрологией. Полигимния владела наукой потусторонней жизни души и искусством прорицания. Мельпомена представляла науку жизни и смерти. Эти три музы вместе олицетворяли всю космогонию, или небесную физику. Каллиопа, Клио, Эвтерпа символизировали психологические науки — медицину, магию и мораль. Терпсихора, Эрато и Талия заведовали земной физикой, наукой элементов, камней, растений и животных. Так в образах муз перед учениками появлялись все науки, существующие во Вселенной. В этом храме Пифагор давал наставления своим ученикам.

Говоря о музах, невозможно не вспомнить Сафо, самую известную поэтессу древней Эллады, жившую во второй половине VII века до н.э. На острове Лесбос, одном из семи священных островов Греции, посвященном Аполлону и Дионису, Сафо основала школу, куда стекались девушки для получения музыкального и поэтического образования со всей Греции, из Малой Азии, с островов Архипелага. Они обучались игре на лире, пению, стихосложению, танцам.

В школе Аристотеля Перипатос тоже был алтарь со статуями муз. Знаменитый Александрийский музей, основанный Птоломеем I, был также посвящен музам.
Мусейоны были еще во многих местах Греции: в Олимпии, Коринфе, Трезене. У римлян соответствующими музам богинями-покровительницами стали Камены («поющие», «предсказывающие»).

На протяжении всей истории Древней Греции, а затем и Древнего Рима, в эпоху средневековья и особенно Возрождения, в последующие времена лучами яркого солнечного света отмечены моменты, когда люди снова и снова обращались к великим принципам девяти муз.

«Вы, о пестуньи Души…»

Музы сопровождали человека во все важные моменты жизни, такие как рождение, смерть, любовь и брак, творчество, выбор пути и предназначения — в моменты, когда решалась его судьба. Они всегда отмечают своим присутствием священные моменты рождения нового.
Начиная с периода архаики изображения хоровода девяти муз встречаются на саркофагах: греки считали, что музы вместе с нереидами (нимфами моря) сопровождают души умерших на небесный остров Счастливых. Считалось также, что они обладают даром предсказания и предвидения будущего и связаны с тем, что ждет впереди.

Представляя собой все науки и искусства, музы символизируют те силы, сокровенные потенциалы, которые сокрыты в человеке и должны пробудиться в течение его жизни. Они связаны со способностью души прикоснуться к Вечности и принести с собой воспоминание о ней, придав ей форму стихов, музыки, гимнов, священных танцев.

Муза это в литературеВпереди — долгая дорога.
А мы — встречались ли мы в своей жизни с этими таинственными и прекрасными гостьями? И если встречались, то когда?
Может быть, той весной, когда к нам пришла первая любовь, и казалось, что все вокруг расцвело прекрасными цветами, хотя землю еще покрывал снег? Или тогда, когда мы решили, что нашли, наконец-то любимое дело, которым хотели бы заниматься всю жизнь? Тот благословенный момент, когда в нашем сознании возникает первый, еще нечеткий, образ того, о чем или о ком мечтаем, древние греки называли посещением музы. С этого мгновения мечта поселяется в нашем сердце, и мы уже понимаем, что не можем жить без нее. И начинается долгий путь к мечте, путь проб и ошибок, но это и путь к гармонии и свету Аполлона, к встрече с самыми дорогими людьми. И с того самого первого мгновения вдохновения спутницы Аполлона и Диониса не оставляют того, кто эту дорогу выбрал.
Что ж — в добрый путь, и да пребудут с вами музы!

Смотреть на YouTube:

* Плектр — пластинка с заостренным углом, посредством которого извлекаются звуки при игре на некоторых щипковых инструментах.

** Касталия (греч.) — нимфа, дочь речного бога Ахелоя. Спасаясь от преследований Аполлона, Касталия превратилась в источник у горы Парнас — Кастальский ключ, в водах которого очищались паломники, направлявшиеся в Дельфы. Кастальский ключ — источник вдохновения.

*** Геликон— гора в средней Греции (на юге Беотии), где, согласно греческим мифам, обитали музы. На Геликоне находился источник Иппокрены, или Гиппокрены, возникший от удара копыта крылатого коня Пегаса. Поэтому Геликон — это место поэтического вдохновения.

Своеобразие решения темы поэта и поэзии. Образ музы в лирике Н. А. Некрасова

Тема поэта и поэзии – вечная в литературе. В произведениях о роли и значении поэта и поэзии автор высказывает свои взгляды, убеждения, творческие задачи.

В середине XIX века в русской поэзии оригинальный образ Поэта создал Н. Некрасов. Уже в ранней лирике он говорит о себе как о поэте нового типа. По его словам, он никогда не был “баловнем свободы” и “другом лени”. В своих стихах воплощал накипевшие “сердечные муки”.

Некрасов был строг к себе и своей Музе. О своих стихах он говорит:

Но не льщусь, чтоб в памяти народной

Нет в тебе поэзии свободной,

Мой суровый, неуклюжий стих!

Поэт утверждает, что его стихотворения состоят из “живой крови”, “мстительного чувства” и любви.

Та любовь, что добрых прославляет,

Что клеймит злодея и глупца

И венком терновым наделяет

О сложении стихов Некрасов пишет как о тяжелом труде. У него нет возвышенных, поэтических интонаций, как, например, у Пушкина. В жизни Некрасову приходилось ради заработка напряженно, мучительно трудиться, а собственные стихи помогали хоть на какое-то время вырваться из обязательной

Оставшись без помощи семьи, Некрасов с юности был “литературным чернорабочим”. Чтобы выжить в Петербурге, ему приходилось писать рецензии, куплеты, фельетоны и многое другое. Такая работа выматывала поэта, отбирала у него силы и здоровье.

Стихи Некрасова – это “суровые стихи”, в них сила любви и ненависти к богачам, угнетающим народ.

На смерть Гоголя Некрасов написал стихотворение “Блажен незлобивый поэт…”. В нем герой-поэт – это “обличитель толпы”, который идет “тернистым путем”, его не понимают и проклинают.

На новом витке истории, во второй половине XIX века, Некрасов пишет стихотворение “Пророк”. Его поэт-пророк жертвует собой ради людей, их счастливой и справедливой жизни в будущем. Стихотворение написано в форме диалога пророка с человеком из толпы. Пророк Некрасова готов на жертву:

Жить для себя возможно только в мире,

Но умереть возможно для других.

Пророк уверен, что служить добру можно, если принести себя в жертву, как Христос. Поэт и послан, чтобы напомнить людям о Боге. Сам Бог у Некрасова назван “Богом гнева и печали”.

В стихотворении “Поэт и гражданин” возникает чисто некрасовский образ “любовь-ненависть”, которого не было ни у Пушкина, ни у Лермонтова:

Клянусь, я честно ненавидел!

Клянусь, я искренно любил!

В отличие от великих предшественников, у Некрасова отсутствует мотив обиды, противостояния всему миру. Его поэт – не титан и не потустороннее существо, избранное Богом. “Враждебные слова отрицанья” поэт Некрасова произносит во имя любви к людям. Некрасов отстаивал право гражданской поэзии обличать беспорядки общественной жизни:

Кто живет без печали и гнева,

Тот не любит отчизны своей…

Новаторство Некрасова в том, что он по-новому осмыслил роль поэта и поэзии. Если у Пушкина в стихотворении “Разговор книгопродавца с поэтом” речь идет о творческой свободе, то у Некрасова – о долге поэта перед обществом и его гражданами.

В стихотворении “Поэт и гражданин” говорится об упадке поэзии, о времени, когда поэты в растерянности не знают, о чем писать. Пришедший к унылому поэту гражданин требует от него стихов для “дела и пользы”:

Поэтом можешь ты не быть,

Но гражданином быть обязан.

Можно выбрать путь “безвредного” поэта, а можно приносить пользу стране. Гражданин говорит, что вокруг “стяжатели и воры” или “бездействующие мудрецы”, различные безответственные болтуны. Именно сейчас обличительные стихи могут принести много пользы, стать настоящим “делом”.

Поэт оправдывается и приводит строки Пушкина: “Мы рождены для вдохновенья, Для звуков сладких и молитв”. Но гражданин отвечает ему:

Нет, ты не Пушкин. Но покуда

Не видно солнца ниоткуда,

С твоим талантом стыдно спать…

Не может сын глядеть спокойно

На горе матери родной…

В заключительной части стихотворения Некрасов говорит о своем даровании, о Музе. Эти строки звучат как исповедь. Драма поэта, который “стоит у двери гроба”, не в приближающейся смерти, а в том, что Муза покинула его, он лишился вдохновения.

Некрасов представляет свою жизнь как трагический “роман” с Музой. Муза оставила поэта, потому что он не стал героем борьбы с тиранией, он “сын больного века”, недостоин ее. Поэт оказался слабым человеком, не оправдал данного ему таланта.

Образ страдающей Музы показан в стихотворении “Вчерашний день, часу в шестом…”:

Вчерашний день, часу в шестом,

Зашел я на Сенную;

Там били женщину кнутом,

Ни звука из ее груди,

Лишь бич свистал, играя…

И Музе я сказал: “Гляди!

Сестра твоя родная. ”

Муза Некрасова – это не античное существо, а простая девушка, которую подвергают позорному публичному наказанию. Она гордо переносит его, призывая к мщению.

Самокритика Некрасова по отношению к себе не всегда обоснованна. Его гражданская лирика действительно была оружием, призывала к борьбе, вносила смятение в ряды врагов свободы.

Образ музы в творчестве Некрасова

Тема поэта и поэзии – вечная в литературе. В произведениях о роли и значении поэта и поэзии автор высказывает свои взгляды, убеждения, творческие задачи.

В середине XIX века в русской поэзии оригинальный образ Поэта создал Н. Некрасов. Уже в ранней лирике он говорит о себе как о поэте нового типа. По его словам, он никогда не был «баловнем свободы» и «другом лени». В своих стихах воплощал накипевшие «сердечные муки». Некрасов был строг к себе и своей Музе. О своих стихах он говорит:

Но не льщусь, чтоб в памяти народной

Уцелело что-нибудь из них…

Нет в тебе поэзии свободной,

Мой суровый, неуклюжий стих!

Поэт утверждает, что его стихотворения состоят из «живой крови», «мстительного чувства» и любви.

Та любовь, что добрых прославляет,

Что клеймит злодея и глупца

И венком терновым наделяет

Беззащитного певца.

О сложении стихов Некрасов пишет как о тяжелом труде. У него нет возвышенных, поэтических интонаций, как, например, у Пушкина. В жизни Некрасову приходилось ради заработка напряженно, мучительно трудиться, а собственные стихи помогали хоть на какое-то время вырваться из обязательной повинности. Оставшись без помощи семьи, Некрасов с юности был «литературным чернорабочим». Чтобы выжить в Петербурге, ему приходилось писать рецензии, куплеты, фельетоны и многое другое. Такая работа выматывала поэта, отбирала у него силы и здоровье. Стихи Некрасова – это «суровые стихи», в них сила любви и ненависти к богачам, угнетающим народ.

Читайте также  Остров керкира греция на карте

На смерть Гоголя Некрасов написал стихотворение «Блажен незлобивый поэт…». В нем герой-поэт – это «обличитель толпы», который идет «тернистым путем», его не понимают и проклинают.

На новом витке истории, во второй половине XIX века, Некрасов пишет стихотворение «Пророк». Его поэт-пророк жертвует собой ради людей, их счастливой и справедливой жизни в будущем. Стихотворение написано в форме диалога пророка с человеком из толпы. Пророк Некрасова готов на жертву:

Жить для себя возможно только в мире,

Но умереть возможно для других.

Пророк уверен, что служить добру можно, если принести себя в жертву, как Христос. Поэт и послан, чтобы напомнить людям о Боге. Сам Бог у Некрасова назван «Богом гнева и печали».

В стихотворении «Поэт и гражданин» возникает чисто некрасовский образ «любовь-ненависть», которого не было ни у Пушкина, ни у Лермонтова:

Клянусь, я честно ненавидел!

Клянусь, я искренно любил!

В отличие от великих предшественников, у Некрасова отсутствует мотив обиды, противостояния всему миру. Его поэт – не титан и не потустороннее существо, избранное Богом. «Враждебные слова отрицанья» поэт Некрасова произносит во имя любви к людям. Некрасов отстаивал право гражданской поэзии обличать беспорядки общественной жизни:

Кто живет без печали и гнева,

Тот не любит отчизны своей…

Новаторство Некрасова в том, что он по-новому осмыслил роль поэта и поэзии. Если у Пушкина в стихотворении «Разговор книгопродавца с поэтом» речь идет о творческой свободе, то у Некрасова – о долге поэта перед обществом и его гражданами.

В стихотворении «Поэт и гражданин» говорится об упадке поэзии, о времени, когда поэты в растерянности не знают, о чем писать. Пришедший к унылому поэту гражданин требует от него стихов для «дела и пользы»:

Поэтом можешь ты не быть,

Но гражданином быть обязан.

Можно выбрать путь «безвредного» поэта, а можно приносить пользу стране. Гражданин говорит, что вокруг «стяжатели и воры» или «бездействующие мудрецы», различные безответственные болтуны. Именно сейчас обличительные стихи могут принести много пользы, стать настоящим «делом». Поэт оправдывается и приводит строки Пушкина: «Мы рождены для вдохновенья, / Для звуков сладких и молитв». Но гражданин отвечает ему:

Нет, ты не Пушкин. Но покуда

Не видно солнца ниоткуда,

С твоим талантом стыдно спать…

Не может сын глядеть спокойно

На горе матери родной…

В заключительной части стихотворения Некрасов говорит о своем даровании, о Музе. Эти строки звучат как исповедь. Драма поэта, который «стоит у двери гроба», не в приближающейся смерти, а в том, что Муза покинула его, он лишился вдохновения. Некрасов представляет свою жизнь как трагический «роман» с Музой. Муза оставила поэта, потому что он не стал героем борьбы с тиранией, он «сын больного века», недостоин ее. Поэт оказался слабым человеком, не оправдал данного ему таланта.

Образ страдающей Музы показан в стихотворении «Вчерашний день, часу в шестом…»:

Вчерашний день, часу в шестом,

Зашел я на Сенную;

Там били женщину кнутом,

Крестьянку молодую.

Ни звука из ее груди,

Лишь бич свистал, играя…

И Музе я сказал: «Гляди!

Сестра твоя родная. »

Муза Некрасова – это не античное существо, а простая девушка, которую подвергают позорному публичному наказанию. Она гордо переносит его, призывая к мщению.

Самокритика Некрасова по отношению к себе не всегда обоснованна. Его гражданская лирика действительно была оружием, призывала к борьбе, вносила смятение в ряды врагов свободы.

Муза это в литературе

Образ «кнутом иссеченной Музы»

(к осмыслению категории страдания в творчестве Н.А.Некрасова)

Ещё при жизни Н.А.Некрасов, по определению его современников, приобрёл славу «печальника горя народного», «бессмертного певца народной скорби» – и эти же слова были написаны на огромных венках, провожавших поэта в последний путь 11 января 1878 года, а созданный поэтом образ «Музы мести и печали», «кнутом иссеченной Музы», стал одним из известнейших образов музы в поэзии XIX века.

По словам самого Н.А.Некрасова, главной темой его поэзии всегда были и оставались «страдания народа» [Святополк-Мирский], поэтому вполне закономерно, что образ музы, появляющийся в его творчестве в ранние годы, сопровождает поэта до конца его жизни и перенимает основные его взгляды и убеждения. Главная и отличительная черта музы Н.А.Некрасова – страдание.

Первый выпущенный автором сборник стихотворений – «Мечты и звуки» (1841) – вызвал резкие критические оценки, особенно со стороны В.Г.Белинского. Действительно, почти все произведения сборника носили ярко выраженный подражательный характер, были слабы с художественной точки зрения и передавали мироощущение, чуждое русскому человеку, но свойственное романтизму, – направлению, теряющему свои позиции в русской литературе к началу 40-х годов XIX века. Однако, несмотря на это, в сборнике есть стихи, в которых заложены предпосылки для развития начинающего поэта и в которых угадывается будущий Некрасов как «бессмертный певец народной скорби».

В стихотворении Н.А.Некрасова «Красавице» (1839), явно имеющем отсылку к пушкинскому произведению «Не пой, красавица, при мне…», поэт впервые говорит о своей встрече с музой:

<…> горних стран таинственная дева,

Младая муза, в первый раз,

Слетя ко мне под сень развесистого древа,

Мне в нём поведала чудесный свой рассказ.

Мы видим характерный для поэзии первой половины XIX века образ музы, очень тесно связанный с образами античных муз или нимф и имеющий очень мало общего с реальной действительностью. Как правило, это прекрасная, молодая девушка, небожительница, спускающаяся в «грешный» мир воспеть радость и наслаждение жизнью – философию эпикурейства, которой чужды страдания и боль. Такая же муза «слетает» к поэту, чтобы поведать ему «чудесный свой рассказ», но сердце лирического героя настроено на иной лад:

На что ж мне песнь веселья и забавы,

Когда настроена она [душа]

На звуки томные, на грустные октавы

И только ими лишь полна?

Когда на ложе грусти вечной

Спокойно задремал мой дух?

Забудь, прекрасная, песнь радости беспечной:

Его разбудишь ты для муки бесконечной,

Когда она встревожит слух.

Лирическому герою, как и самому автору, чужды песни «веселья и забавы», он признаётся, что его дух задремал на «ложе грусти вечной» и пробуждение от этого сна может принести только бесконечные муки. Это стихотворение соответствует в полной мере романтическому мироощущению: грусть, тоска (сплин), разочарование действительностью и побег от неё; воспевание страдания, связанный с ним страх боли и в то же время готовность её принять. Именно на эту почву, позднее, легли революционно-демократические убеждения Н.А.Некрасова и его христианские идеи, образуя противоречивый, зачастую парадоксальный сплав. Главное, на что решается лирический герой, созданный поэтом ещё в первом его сборнике стихотворений, но на что не решается посетившая его муза, – это страдание.

Самый известный для широкой аудитории образ Музы был создан Н.А.Некрасовым в 1848 году, в пору его активной издательской, редакторской и литературной деятельности, и сопровождал поэта до последних его дней:

Вчерашний день, часу в шестом,

Зашёл я на Сенную;

Там били женщину кнутом,

Ни звука из ее груди,

Лишь бич свистел, играя.

И Музе я сказал: «Гляди!

В этом программном стихотворении поэт «знакомит» пришедшую к нему Музу с бесчеловечностью и ужасами крепостного права: женщина, которую за какую-то провинность секут на площади кнутом, становится родной сестрой Музе, а значит судьба, боль и страдания всего народа, представленные в лице одного человека, становятся судьбой, болью и страданиями Музы. Для автора нет и никогда не будет «Музы ласково поющей и прекрасной» («Муза» 1952 г.). Таким образом, уже в стихотворении 1848 года Н.А.Некрасов говорит о предназначении своего творчества, призванного лирой своей служить народу, и определяет главные черты его Музы – страдание и способность к состраданию, – объявляя её родство с народом и соединяя их судьбы. Гораздо позже, подводя итоги жизни, поэт скажет об этой тесной и кровной связи: «Сестра народа – и моя!» («Музе», 1876 г.).

Так же, как и молодая крестьянка, Муза Н.А.Некрасова иссечена кнутом, и этот образ неоднократно повторяется в лирике автора:

Но с подлостью не заключал союза,

Нет! свой венец терновый приняла,

Не дрогнув, обесславленная Муза

И под кнутом без звука умерла.

(«Безвестен я. Я с вами не стяжал…», 1855)

Более того, в вышеприведённом отрывке Муза Н.А.Некрасова добровольно принимает на себя терновый венец – символ страдания – и идёт к своей гибели без страха и сомнения в выбранном пути.

Как мы можем убедиться, в поэзии Н.А.Некрасова Муза приобретает вполне определённые черты: поэт пишет её имя с заглавной буквы, подчёркивая, что она не является бесплотным, отвлечённым представлением или образом, а наоборот, выступает в роли действующего лица или является адресатом многочисленных авторских посланий. И, вне сомнения, никто до Н.А.Некрасова не создавал в русской литературе такого живого, а главного — страдающего образа музы.

Поэт намеренно снимает музу с Олимпа и опускает её на землю, заставляя пройти полный тягот и испытаний путь, принять на себя боль и людские страдания, и перед нами не «богиня с лирой в руках и не парящая фея» [Жданов, с.119], а оскорбляемая, гонимая, терпящая страдания девушка.

«На её лице то и дело сменялись выражения скорби и боли, унижения и гнева, тоски и ярости, любви и мщения. «Муза мести и печали», она была неизменной спутницей поэта» [Подольская]:

Чрез бездны тёмные Насилия и Зла,

Труда и Голода она меня вела –

Почувствовать свои страданья научила

И свету возвестить о них благословила…

Удивительным образом в некрасовской Музе сочетаются, казалось бы, несочетаемые и противоречивые идеи и чувства: гражданственность и лиризм, революционные идеалы и христианские истины, женская слабость и стойкость борца, униженность и гордость, ненависть и любовь, жажда мести и всепрощение. Так, Муза в одноимённом стихотворении 1952 года, ставшая «печальной спутницей печальных бедняков», «предавшись дикому и мрачному веселью», вызванному безвыходными страданиями народа и чувствами скорби и боли, желает мести и призывает гром обрушиться на головы врагов. Однако очень скоро эти чувства уступают христианскому всепрощению:

«Прощай врагам своим!» шептала надо мной.

Образ Музы полностью отразил противоречие Н.А.Некрасова как поэта и гражданина, пытавшегося соединить революционные идеи и христианские добродетели, готового идти на борьбу и прощать, приносить страдания и покорно страдать самому.

В период «Последних песен» и сам Н.А.Некрасов испытывает физические и душевные страдания. Тяжёлая и смертельная болезнь, которая в конечном счёте сведёт его в могилу, мучает поэта и не даёт ему покоя: Н.А.Некрасов испытывает сомнения по поводу своего предназначения, силы своего таланта, той пользы, которой он смог принести лирой народу:

Я настолько же чуждым народу

Умираю, как жить начинал.

Муза Н.А.Некрасова прошла вместе с автором большой и долгий путь, вместе с ним страдала, смирялась, терпела боль и разочарование, испытывая одновременно жажду справедливости и мести, старела вместе с ним и вместе с ним должна умереть:

О Муза! наша песня спета.

Приди, закрой глаза поэта.

Именно в это время в его лирике возникает страшный образ, навеянный сном, о котором поэт рассказал в своей сестре: «Муза явилась ко мне беззубой, дряхлой старухой, не было и следа прежней красоты и молодости, того образа породистой русской крестьянки, в каком она всего чаще являлась мне» [Некрасов]. Такой образ Музы, отражённый автором в стихотворении «Баюшки-баю», говорит о тяжёлом внутреннем надломе: Муза является Н.А.Некрасову на костылях:

Где ты, о муза! Пой, как прежде!

«Нет больше песен, мрак в очах;

Сказать: умрем! конец надежде!

Я прибрела на костылях!»

Ф.М.Достоевский, в отзыве на смерть поэта, очень верно и точно определил причину обращения Н.А.Некрасова к народу и страданию. По мнению Достоевского, страдания народа, обращение к этой теме, было «спасительным средством» для него. По словам Достоевского, поэт убегал от «своего богатства и от грешных соблазнов барской жизни» и приходил в «очень тяжкие минуты свои к нему, к народу, и в неудержимой любви к нему очищал своё измученное сердце, — ибо любовь к народу у Некрасова была лишь исходом его собственной скорби по себе самом. ». Созданный Некрасовым образ Музы стал alter ego поэта, той судьбой, которую он хотел принять, но на которую так в полной мере и не решился – он был барином, он не погиб на кресте и не пал под кнутом, но посвятил своё творчеству народу и его страданиям. Страдая, Муза Н.А.Некрасова искупала нерешительность автора…

Н.А.Некрасов оказался не прав, предсказывая себе в некоторых стихотворениях «Последних песен» полное забвение. Его творчество изучается и по сей день, вызывая у исследователей споры и, порою, взаимоисключающие оценки. Творчество Н.А.Некрасова и взгляды на страдание в его произведениях очень долго подавались в русле советского литературоведения сквозь призму революционной патетики, и совсем в стороне оставалось христианское звучание его наследия. Только в стихотворениях, лишённых революционности, яркой гражданской патетики, страдание у Н.А.Некрасова предстаёт не следствием «борьбы классов» или ужасом жизни, а единственным путём, ведущим человека не к разрушению, а к православной личности, христианским добродетелям – Христу. По такому же пути автор старается вести свою Музу…

Безруков А.А. Возвращение к православности и категория страдания в русской классике XIX века: Монография. – М.: Издательство РГСУ, 2005. – 340 с.

Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений в 12 томах, том 11. – С.-Петербург: Издание А.Ф.Маркса, 1895. – 548 с.

Жданов В.В. Некрасов. – М.: Молодая гвардия, 1971. – 496 с.

Некрасов Н.А. Полное собрание сочинений и писем в 15 томах. – Л.: Наука, 1982.

Подольская И. Некрасов / Некрасов Н.А. Сочинения. – М.: Правда, 1986. – 544 с.

Святополк-Мирский Д.П. История русской литературы с древнейших времен. – М.: Эксмо, 2008. – 608 с.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector