Муза танца в древней греции

Муза танца в древней греции

… музу Танца

Но имя это уже никто не произносит, а этим искусством уже никто не занимается. В нашем мире признаки разрушения появились уже на всех уровнях, и трон музы Танца оказался захвачен выродившимися формами движения и ритма, которые превратили танец в непристойное воплощение животных инстинктов.

Терпсихора не была выдумкой древних греков, а сам танец возник не ради развлечения и приятного времяпрепровождения. И муза и танец были результатом вдумчивого созерцания Природы, где все движется в согласии с законами, подчиняясь определенному ритму и определенному рисунку.

Чтобы постичь дух танца, достаточно окунуться в густую листву дерева и ощутить, как ветер колышет ее… Не отрываясь от ветвей, листья поют и танцуют, рождая симфонию зеленых оттенков, чарующую глаз и слух. Достаточно минуту посидеть у моря и отдаться неизменному ритму, в котором волны изящно накатываются на берег. Достаточно увидеть полет птицы или танец падающего листа, когда осенью приходит его час… Достаточно увидеть, как бегут в небе облака – будто танцуя, принимая тысячи фантастических форм. В конце концов, достаточно просто уметь читать ту открытую книгу, которую каждый день предлагает нам жизнь, но в которой мы ценим – да и то не всегда – лишь обложку.

Но если глаза не видят, тогда и тело не может танцевать. Тогда от нас остается лишь некий кусок материи (то, что мы называем телом), который мечется и корчится, словно в болезненных конвульсиях, а не движется в красивом ритме. Остается лишь существо, захваченное своими инстинктами, которое, не таясь, ищет прежде всего удовольствия и вовсе не испытывает томления духа по красоте. Если глаза не видят, тогда нет и звуков, чтобы сложить музыку… Если бы звуки были упорядочены и образовывали гармоничное сочетание, они пробудили бы в нашем теле согласованный и соразмерный отклик. Но нас окружает другая музыка – или неблагозвучная, резкая, агрессивная, или предательски слащавая и лицемерно сентиментальная, а тексты песен рассказывают либо о модных сексуальных отклонениях, либо о популярных политических тенденциях.

Однако все это – только маскировка, прикрытие. Истинное послание, подписывающее смертный приговор танцу, сохраняется в тайне: это призыв к торжеству материи, обещание ложной свободы, которую невозможно завоевать по той простой причине, что ее нет в нашем мире. Это призыв «делай что хочешь, пока это будет то, что хочу я». Это призыв «двигайся свободно», пока следуешь за навязанной тебе модой. Это означает принимать отвратительное за прекрасное; это означает безумно кружиться и скакать, закатив глаза, втаптывая в грязь само воспоминание о благородной Музе ритма и гармонии.

Среди всей этой фальши, среди стольких бессмысленных слов, в окружении молодежи, совсем не умеющей танцевать, разучившейся даже ходить грациозно, среди прыжков и судорог, среди неопрятных, вялых, неуклюжих тел я воззвала к Терпсихоре. Я звала ее, так тоскуя по ней, что во мне пробудилась сила, которая коренится в глубине души, вне всех видимых противоречий.

И она пришла ко мне, и каждое движение Музы, облаченной в тунику, излучало грацию. Она шла сквозь вре мя, и сама ее походка была танцем, а жесты ее были музыкой. Я думала, что муза умерла, но Прекрасное никогда не умирает… Я думала, что ее присутствия никто не замечает, но Подлинное всегда найдет себе дорогу…

Это было мимолетное видение, в этот миг время и пространство утратили свою пугающую безусловность, а мода съежилась от стыда перед тем, что было, есть и будет всегда.

Муза Танца была среди нас лишь мгновение. Никто уже не знает ее имени, никто не помнит ее искусство, но она оставила тоску, запечатленную в тех бедных телах, которые, потеряв крылья, не умеют ни летать, ни ходить. Они способны только поднимать глаза вслед промелькнувшим видениям, в то время как их душа молится, чтобы видения эти стали реальностью.

Ведь душа умеет танцевать; она живет в каждом из нас – пленницей за теми решетками, которыми мы пожелали ее ограничить. Душу, охваченную трепетом, греки называли Терпсихорой, именем, обозначающим грацию и гармонию. А когда она в нас плачет, как нам ее называть?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

… музу Истории

… музу Истории Сегодня я увидела музу Истории.Много читая и мечтая вместе со старыми классиками, которых явно посещали и вдохновляли эти тонкие духовные сущности, я пришла в восхищение, созерцая женскую фигуру из гладко отполированного мрамора – образ Истории.За

… Талию, музу Комедии

… Талию, музу Комедии Сегодня я увидела Талию, музу Комедии… Лицо ее озаряла едва заметная улыбка, и на мгновение мне показалось, что она смеется надо мной, над всеми нами, над нашей жизнью и нашими заботами, столь чуждыми тонкому душевному складу музы.До крайности

… Мельпомену, музу Трагедии

… Мельпомену, музу Трагедии Сегодня я увидела Мельпомену, музу Трагедии. На протяжении истории человечества она вдохновляла артистов, была любима и внушала страх, отражала Жизнь и обвиняла.Я увидела ее такой, какой ее всегда изображали: ни спадающая до пят туника, строгое

… еще одну музу

… еще одну музу Сегодня я увидела еще одну музу, одно из тех благородных созданий, что время от времени спускаются на ис сохшую почву человечества, чтобы пролить на нее каплю своего вечного вдохновения. И посреди странного мира, в котором мы обитаем, мира бесплодного и

… Уранию, музу звездного неба

… Уранию, музу звездного неба Сегодня я увидела Уранию, музу звезд, небесную музу. Для того чтобы увидеть ее, достаточно устремить вверх свой взгляд. Но сегодня так трудно суметь поднять глаза…Сегодня мы, закрытые для высшего вдохновения, далеки от муз; мы научились

Осознание танца

Осознание танца Третий принцип работы с изменёнными состояниями можно будет назвать «осознанием танца». Когда возникают такие переживания, первейшая обязанность практикующего состоит в том, чтобы раскрыться для этого переживания с полным осознанием, наблюдать и

Муза танца в древней греции

Танец в Древней Греции

Стали цветущие юноши, в легкой искусные пляске.
Топали в меру ногами под песню они с наслажденьем.
Легкость сверкающих ног замечал Одиссей и дивился.

Человек античности остро ощущал гармонию Божественного и земного и стремился найти ее в себе и в обществе. Благодаря этому формировался образ человека идеального, красивого и внутренне, и внешне.

Танец в святилище Диониса. Аттическая ваза V в. до н.э.
Танец в святилище Диониса. Аттическая ваза V в. до н.э.

Для времени столь отдаленного трудно говорить о каком-то одном танце, выражающем эпоху. Тем более что о самих танцах сведений немного. Но легко заметить главное: в Древней Греции танец считался прекрасным даром богов, в коем заключено единство душевной и телесной красоты.

Мироощущение древних сильно отличалось от нашего. Танец был общением с Божественным. И сами боги сходили на землю, дабы принять участие в плясках. «. Боги, о которых мы сказали, что они дарованы нам как участники наших хороводов, дали нам чувство гармонии и ритма, сопряженное с удовольствием. При помощи этого чувства они движут нами и предводительствуют нашими хороводами, когда мы объединяемся в песнях и плясках» (Платон).

Лукиан в своем трактате «О танце» пишет, что образцы первозданного танца дают нам вселенная и космос. Когда Хаос сменяется упорядоченным движением, то есть Ритмом, на небе появляется «хоровод звезд», гармоничное сплетение подвижных и неподвижных светил. Так рождается танец.

музы
Аполлон и музы

Античный танец основывался на строгом соблюдении ритма, на сочетании ритмического шага и подобающих движений рук. Пляски были обязательным учебным предметом в гимназиях. Считалось, что муза танца Терпсихора, спутница бога гармонии Аполлона, учит душу правильно сочетаться с телом. Позы и движения должны быть красивы и гармоничны, пляска должна отражать настроение мысли и чувства. Надо сказать, что первоначально танец, музыка и пение были единым искусством. Для обозначения этого искусства употреблялось слово «хорея», означавшее коллективный танец. Платон же говорит, что хороводы были названы так из-за внутреннего сродства со словом «хорос» — «радость».

Существовало более 200 танцев, которые можно условно разделить на пять групп: священные, гражданские, обрядовые, домашние и сценические.

По преданию, священные танцы были перенесены в Грецию из Египта Орфеем. Но он преобразовал их, подчинив движения и жесты ритму, более соответствующему характеру и духу греков. Исполнялись священные танцы во время жертвоприношений и мистерий. Танец жреческий создавал особое пространство-время, в котором на землю спускался Божественный закон.

пирриха
Пирриха

Во время общественных церемоний и праздников на площадях и улицах исполнялись гражданские танцы. Например, пирриха — военный танец с оружием, имитировавший приемы боя.

У Лукиана встречается описание другого распространенного танца: «Ожерелье — это совместная пляска юношей и девушек, чередующихся в хороводе, который действительно напоминает ожерелье: ведет хоровод юноша, выполняющий сильные плясовые движения, — позднее они пригодятся ему на войне; за ним следует девушка, поучающая женский пол, как водить хоровод благопристойно, и таким образом как бы сплетается цепь из скромности и доблести». Все это представляет гармонию мужского и женского начал, выраженную посредством танца.

Основная задача танцевального искусства, по выражению Лукиана, — «сообщение того, что задумано, и разъяснение скрытного». Танец обращен к природе и мифологии. Танец «Журавель» описывает подвиг Тесея. Юноша-предводитель хоровода вел за собой остальных участников танца, аккомпанируя хоровому пению игрой на лире. Рисунок танца символизировал лабиринт. Существует теория, что и сам критский лабиринт служил площадкой для священных танцев.

Обрядовые танцы сопровождали человека всю его жизнь. Танцем встречали рождение младенца, танцем праздновали его возмужание, танцем отмечали бракосочетание и уход в иной мир. Мне кажется, правильным будет сказать, что танец был естествен, как сама жизнь людей. И сам являлся Жизнью с большой буквы.

Танец Древней Греции.

Ни в одну историческую эпоху, ни в одной стране мира никто так не превозносил танец, как древние гре­ки, которые видели в нем «единство душевной и телесной красоты» и счи­тали танец прекрасным даром богов. И древнегреческие божества сами с удовольствием предавались пляскам, пируя на вершине Олимпа. По мне­нию греков, пляска родилась вместе с любовью и вечно была ее неотлучною подругой. Считалось, что сам Апол­лон, бог Искусства, написал первые правила искусства танца. Древние греки так трепетно относились к танцу, что сделали музу Терпсихору «ответственной» за искусство пляски и стали ее изображать в виде танцу­ющей девушки в легкой тунике с ли­рой в руках.

Все поэты Древней Греции воспе­вали пляску. Гомер даже делил лю­дей на два вида: «Одному боги дают дар к воинственным делам, другому — танцы и очаровательное пение». Он же говорил, что в мире есть три самых невинных наслаждения — это сон, любовь и пляска.

Великий философ Платон, не ко­леблясь, ставит пляску во главе всех наук, потому что она образовывает тело прежде ума: «Пляски развива­ют силу, гибкость и красоту». По мне­нию Платона, пляска — это упражне­ние, которое должно привести чело­века к добродетели, потому что искус­ство танца разгоняет печаль, самое опасное, по его мнению, из всех ощу­щений души.

В Древней Греции танец занимал почетное место в быту и общественной жизни. Танцевали все: от крестьян до Сократа — этот муд­рец, несмотря на то, что был в очень преклонных годах, признавал пользу и достоинства искусства пляски и брал уроки танца. Обряды, шествия и таинства, носившие массовый характер, представляли собой своеобразные хореографические композиции. О характере этих древних образцов танца свидетельствуют многочисленные изображения танцовщиков на барельефах, в вазописи и скульптуре. Много описаний танцев встречается также в произведениях древнегреческой литературы.

Пляски были обязательным учебным предметом в гимназиях, а свободный гражданин, не умевший танцевать, подвергался насмешкам и осужде­нию. Греки предъявляли определен­ные требования к искусству пляски. Прежде всего, позы и движения в танце должны быть красивы и гар­моничны, кроме того, пляска должна понятно выражать настроение, мыс­ли и чувства. Недаром Платон гово­рил: «Пляска — это искусство выс­казать все посредством жестов». Тан­цевальное искусство настолько цени­лось у греков, что танцоров, как пол­ководцев или победителей Олимпий­ских игр, увековечивали в памятни­ках.

У греков было более двухсот танцев, которые можно условно раз­делить на пять групп: священные, гражданские, обрядовые, домашние и сценические танцы.

1. Священные пляски посвящались богам, которых в Древней Греции, как известно, было немало — Зевс, Гера, Афина, Аполлон, Дионис, Деметра и др. У каждого бога был свой религиозный культ и, соответственно с ним, — пляс­ки. Танцы, по мнению древних греков, являлись действительно могуществен­ной силой. К ним прибегали, желая умилостивить богов, попросить у них благодати, добиться какой-либо мило­сти свыше. Прославлением богини мудрости Афины являлись панафинейские пляски, вторые имели строгий и величествен­ный характер. Их исполняли женщи­ны в полном вооружении под звуки флейт, сюжетом плясок была битва богов с титанами.

Особой торжественностью были проникнуты танцы культа, посвящен­ного богине земледелия и плодородия Деметре — элевсинские мистерии. Праздник в честь богини плодородия проходил в не­большом городке Элевсины, что неподалеку от Афин, где находился глав­ный храм Деметры. Ритуал держал­ся в секрете, поэтому культ и назы­вался «мистерия», то есть «тайна». Так возникло название праздника «Элевсинские мистерии» — «Таин­ство, происходящее в Элевсинах». Каждые пять лет из Афин в Элевси­ны двигалась громадная торжествен­ная процессия. Торжественные гимны, исполняемые всеми верующими, и ли­кующие танцы жриц возвещали об окончании церемонии.

Самым веселым праздником в Древней Греции были Великие Дио­нисии в честь бога виноградарства и виноделия Диониса. Во время «Великих Дионисий», празднование кото­рых длилось неделю, все прекращали работу и выходили на улицы — пля­сать и веселиться.

2. Гражданские пляски исполнялись во время общественных церемо­ний и праздников на площадях и ули­цах греческих городов. Самой популяр­ной была пиррическая пляска — во­инственный танец, который, по пре­данию, заставил исполнять своих во­инов древний царь Пирр. Царь этот очень любил воевать, но он совершен­но не умел правильно вести сраже­ния и терял в битвах много воинов. После одного такого боя, закончивше­гося победой Пирра, но во время ко­торого у него погибло почти все войс­ко, этот агрессивный царь восклик­нул: «Еще одна такая победа и я ли­шусь армии!» С тех пор появилось выражение «Пиррова победа» — по­беда, равная поражению. Так вот, этот царь Пирр, чтобы поднять боевой дух своей армии, приказал солдатам на отдыхе исполнять воинственные пляс­ки.

Пиррические пляски в Древней Греции стали маленьким танцеваль­ным спектаклем о войне. В них вос­производились сцены битвы, испол­нители перестраивались подобно тому, как перестраиваются во время сражения воинские подразделения. Пиррические пляски исполняли мо­лодые греческие юноши, в них они демонстрировали свою удаль, лов­кость, силу и красоту движений. Оде­ты они были чаще всего в пурпурно-красные одежды, танцевали с лука­ми, стрелами, щитами, факелами в руках. Исполнять пиррический та­нец мог один человек, сражавшийся с воображаемым противником, мог­ли в ней участвовать и двое, представляя поединок яростный и отважный. Но чаще всего пиррические пляски были массовыми. Юноши прыгали, защищались мечом от противника, состязались в метании копья и дро­тика.

Молодые греки очень любили пляску «Журавль» — некоторая разновидность хоровода или нашего «Ру­чейка». В этой пляске рассказыва­лось о подвиге Тезея. В давние вре­мена на острове Крит был выстроен запутанный лабиринт, где жил Ми­нотавр — чудовище с головой быка и туловищем человека. Минотавр ежегодно требовал от Афин страш­ную дань — двенадцать самых кра­сивых юношей и девушек. Тезей с помощью нити прошел по лабирин­ту и убил Минотавра. В память об этом подвиге греческие юноши и девушки исполняли пляску «Жу­равль», или, как она еще называлась, «Хоровод Тезея». В ней юноша — предводитель хоровода, вел за собой остальных участников танца, акком­панируя хоровому пению игре на лире. Рисунок танца был сложным, извилистым: он символизировал за­путанный лабиринт, темп то убыст­рялся, то замедлялся. От танцующих требовалось не теряться, чутко улав­ливать музыкальный ритм, успевать за движениями предводителя и не разъединять руки.

3. К группе обрядовых танцев от­носятся свадебные и похоронные пляски.

— Свадебная пляска называлась «Пляска Гименея» (бог Гименей — у древних греков покровитель брака). Ее исполняли девушки в легких ту­никах с венками на головах. Она со­стояла из медленного чинного хоро­вода вокруг новобрачных и жертвен­ника Гименею, а затем исполнитель­ницы, разделившись на пары, испол­няли веселые, радостные танцы.

В Древней Греции танцы испол­нялись даже во время похорон. Существовали специальные похоронные пляски, которые назывались «Гингра». В после­дний путь знатного, богатого и уважаемого всеми человека провожает огромная толпа горожан. Все — в длинных бе­лых одеждах, на головах — кипари­совые венки. Перед погребальной ко­лесницей идут самые достойные юно­ши города, они исполняют скорбную торжественную пляску. А впереди процессии — специально приглашен­ный танцовщик, который в пантоми­ме рассказывает о благородных дея­ниях умершего. Шествие замыкают жрецы и толпа плакальщиц в длин­ных черных плащах.

4. Домашние пляски: древние греки были людьми жиз­нерадостными, и они очень любили устраивать домашние празд­ники и пиры. На них обыкновенно приглашались профессиональные танцовщики, музыканты и акробаты. Танец танцовщицы сопровождался игрой на флейте. Данные танцы имели своеобразное построении и пластику, в них присутствовали элементы акробатики и жонглирования.

5. Сценические пляски. Греция по­дарила миру искусство драматического театра, где музыка и танец занимали почетное место. Спектакли прохо­дили в специально устроенных мес­тах, как правило, у подножия холма, по склонам которого полукругом (ам­фитеатром) располагались места для зрителей. Внизу находилась площад­ка — орхестра, на которой разыгры­валось действие. Места внизу, рядом с орхестрой, считались самыми луч­шими, их занимали зажиточные го­рожане и жрецы. Размеры древнегре­ческих театров были огромны — не­которые из них вмещали до тридца­ти тысяч зрителей. Древние греки приходили в театр на целый день — представления длились с утра до за­хода солнца. Существо­вал определенный порядок: сначала показывали три трагедии, связанные между собой одним сюжетом (три­логия), затем, чтобы изгладить тяже­лое впечатление, исполняли комедию.

Для каждого жанра греческого театра существовали свои пляски. В трагедиях хор исполнял эммелею — танец, состоящий из патетичных, величественных, благородных движе­ний. Этот танец передавал чувства богов и героев. Это был даже не танец, а простые ритми­ческие движения, которые должны были исполняться необычайно сла­женно всем хором. Движения были несложные — шаги и покачивания.

В комедиях чаще всего танцева­ли кордак, пляску сатиров (сатиры — это фантастические существа с коз­лиными ногами и рожками). Это была пляска быстрая, темпераментная, изо­билующая головокружительными, цирковыми прыжками, кувырканьями, раскованными поза­ми. Движения исполнялись в бурном темпе и состояли из присядок, враще­ний, прыжков, во время которых пят­ками надо было бить себя по ягоди­цам. Танец кордак был таким слож­ным, что его исполняли только про­фессиональные, специально обучен­ные танцовщики. Необычны были костюмы исполнителей, непохожие на современную им бытовую одежду. Танцевальный костюм состоял из трико (чулки, плотно облегающие ноги) телесного цвета и звериной шкуры через плечо.

Искусство пляски в Древней Гре­ции достигло такого высокого уров­ня развития, что о ней был написан трактат — первое в истории танца исследование об этом виде творчества. Автор трактата — Лукиан размыш­лял о роли и значении танца в жизни человека, говорил о требованиях, ко­торые предъявляются к человеку, ре­шившему посвятить себя искусству пляски. От античных танцовщи­ков требовалось многое. Прежде все­го, они должны были обладать хоро­шей фигурой: ни чересчур высоким, ни малорослым, ни толстым, иначе игра его будет неубедительна, ни чрезмерно худым, координированным, гибким и ловким. Кроме того, будущий танцовщик должен быть образованным человеком, помимо танца изучать множество других наук: не одной только музыки, но и ритмики, геометрии и особенно фило­софии, как естественной, так и нрав­ственной. Пляска в целом есть не что иное, как история далекого прошлого и танцору необходимо знать все.

Дата добавления: 2016-06-15 ; просмотров: 18548 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Стихи

Девать греческих муз, и четыре из них — для поэтов.
Прилетит Полигимния — оды поможет слагать.
Каллиопа явилась — и предки-герои воспеты,
А Эвтерпа настроит поэта на песенный лад.
Каждой музе высокой я тоже служила когда-то,
Но задули ветра, затревожили душу грехи,
И меня опалила горячим дыханьем Эрато:
В ритме сердца, забыв о насущном, слагаю стихи!

Зевс и Мнемосина. Рождение Муз

Зевс на Олимпе
возрождён,
верховный бог
из всех грядущих,
ведь он на царство
возведён,
титанов свергнув
вездесущих.
Девичий стан
его пленил,
черты,
богине что присущи,
и, Мнемосину —
соблазнил,
явившись
в облике пастушьем.
Стоял все ночи
у дверей,
уж так ему хотелось
сына,
но только
девять дочерей
отцу вручила
Мнемосина.
Те девы быстро
подросли,
огнём души своей
пылая,
в искусстве
Музы расцвели,
весь мир
преобразить
желая!

Читайте также  Лукка что посмотреть

Друзья! Вступая в ваш союз,
С собой привёл я девять муз.
Отец их Зевс, а мать Мнемсина.
Талантом дочек наградила.
Эрато — муза вдохновляет
Стихи любовные писать.
Эвтерия — с волшебной флейтой,
Певцов влюбленных заставляет
Любимым песни сочинять.
Она в окрестностях Олимпа
В пещерах Дельфтских обитает.
А Каллиопа- третья муза,
Поэтам — эпоса оплот,
Историкам свои советы
Охотно Клио подает.
А рядом с нею Мельпомена,
Её поэзия — измена.
Вот Полигимния пред нами
Танцует босыми ногами.
Там Терпсихора — муза танца,
Сюжет прекрасного романса.
Здесь Таллия – комедиантка,
Как муза — сущая вакханка.
Теперь Урании черёд,
Всех астрономов вдохновляет,
В обсерватории живёт.

Ведь нет без Музы человека.

Борис Львович Фроенченко

Есть у художника душа
Иль только стило, кисть и краски,
А о свершеньях дивных сказки
Твердят, с натурщицей греша?

Есть у поэтов мир чудес
Иль это рифмы лишь творенье,
Плоды упорства и терпенья-
Не Аполлонов дар небес?

У музыкантов есть ли слух
Иль это просто сонмы звуков,
На клавиши вздымают руки,
А голос сердца скуп и сух?

Нет, невозможно! Мир мечты
И Музы нам даны от века
И нет без Музы человека,
И мира нет без красоты.

Проснулись греческие боги.
Неотвратимое свершилось!
Без пафосных фразеологий
Младые музы всполошились…

Торжественна Полигимния:
Произведенье Мендельсона,
Своё оправдывая имя,
Играет воодушевленно.

Сентиментальная Эвтерпа
Лирическим ласкает слогом,
Посильную привносит лепту
В экстазе пламенных восторгов.

Изящный танец Терпсихоры
Пленяет шармом и талантом.
И, вдохновению покорны,
Мелькают белые пуанты.

Эрато, с чувством обнаженным,
Бесспорной обладая властью,
На радость избранным влюбленным
Слагает стих во славу страсти.

С вершины поднебесной сферы
Многоэтажного Олимпа
Супруги-боги Зевс и Гера
Вещают: « Славный жребий выпал».

Любите, под надежной крышей!
Союз ваш, одобряют боги!
Божественным внимайте виршам,
Как навигатору в дороге…

Как много зависит от греческой Музы!

Потеряна мысль в виражах лабиринта.
Стремится на выход, но снова тупик.
И, как ей не сбиться со сложного ритма,
Чтоб лечь на бумагу, как солнечный блик.

Связавшись тогда и с душою, и с сердцем,
На помощь призвАла одну из богинь.
И Музе открылась желанная дверца,
Что вывела мысль на реальную жизнь.

И, так, завертелись словесные фразы,
Ложась на тетрадку одна за другой.
Рифмованным стилем струились рассказы,
Душа обретала блаженный покой.

Как много зависит от греческой Музы!
Частенько теряются мысли в пути.
И, только от творчества, скинутым грузом,
Спадает тоска и полегче в груди.

Служенье муз не терпит суеты
Ольга Бажина

Однажды на Олимпе музы собрались,
Свой вклад в искусство защищать взялись.
Семь Зевса дочерей — прекрасных дев,
Придирчиво друг друга оглядев,
И каждая, подумав головой,
Сочла бесценным вклад, конечно, свой!
И, муз-сестер подслушав жаркий спор,
Я передать хотела б разговор.
«Я — Терпсихора, вас изящней всех,
Всегда и всюду у меня успех», —
Так Муза танца юная сказала.
«Поклонников во все века немало
Пред красотою танца ниц склонялись,
И, значит, предо мною преклонялись!».
«Должна прервать тебя я непременно», —
Обидевшись, сказала Мельпомена.
«Забыла про высокие ты чувства:
Без драмы и трагедий нет искусства!»
Тут Талия над нею хохотнула,
В невежестве сестрицу упрекнула:
«Лишь я необходимее вас всех:
Искусству я дарю задорный смех.
Что для искусства танец иль трагедия?!
Любима им лишь я одна — Комедия!».
«Ах, Музы, милые мои сестрицы,
Не стоит вам уж сильно так хвалиться!
Всего важней на свете для искусства
Любовных песен пламенные чувства!
Одна лишь я так чувствами богата!»
Им страстно возразить смогла Эрато.
Пока четыре Музы так сражались
И на слова друг друга обижались,
Они в запале чувств не замечали
Трех Муз Поэзии, тех, что в углу молчали.
Три грации поэзии сидели
И, улыбаясь, на сестер глядели:
Эвтерпа, Каллиопа, Полигимния!
Трех сладкословных Муз в Поэзию единую
Объединили Лирика и Эпос,
И Музыка, и Гимнов бравых крепость.
Недаром Азия, Америка, Европа
Восхищены прекрасным словом Каллиопы!
Какие мысли в нем заключены и чувства!
Неоценим вклад эпоса в Искусство!
У Полигимнии — поэзия гимническая:
В искусстве роль ее иная — историческая.
Ну, а без лирики жизнь сразу станет серой!
Эвтерпа одарит надеждой, верой,
Нам лирики подарит чистый свет.
Без лирики любви, искусства нет!
Окончен спор, итог в нем подведен.
Любой, кто для искусства был рожден —
Актер, танцор, художник и поэт
Несут в искусство свой талант и свет!
И, если ты талантами богат,
Внеси в него и свой бесценный вклад!
Когда в поэте вновь душа горит,
Он строчками своими говорит.
Иначе выражать не может он
Того, как мыслит, верит и влюблен,
Того всего, что в сердце у него.
За это строго не суди его!

Девять муз Древней Греции: чем вдохновляли творцов и какими дарами обладали?

Творчество практически каждого великого художника немыслимо без присутствия вдохновляющей его женщины – музы.

Бессмертные произведения Рафаэля были написаны с использованием образов, которые помогала создавать его возлюбленная, натурщица Форнарина, Микеланджело наслаждался платонической связью с известной итальянской поэтессой Витторией Колонной. Красоту Симонетты Веспуччи увековечил Сандро Боттичелли, а знаменитая Гала вдохновляла великого Сальвадора Дали.

Кто такие музы?

Древние греки верили в то, что каждая сфера их жизни, которую они считали наиболее важной, имеет свою покровительницу, музу. В соответствии с их представлениями, список муз древней Греции выглядел следующим образом:

Каллиопа – муза эпической поэзии;
Клио – муза истории;
Мельпомена – муза трагедии;
Талия – муза комедии;
Полигимния – муза священных гимнов;
Терпсихора – муза танца;
Эвтерпа – муза поэзии и лирики;
Эрато – муза любовной и свадебной поэзии;
Урания – муза науки.

Согласно классической греческой мифологии у верховного бога Зевса и Мнемозины, дочери титанов Урана и Геи, родились девять дочерей. Так как Мнемозина была богиней памяти, неудивительно, что её дочери стали назваться музами, в переводе с греческого это означает «мыслящие».

Предполагалось, что излюбленным местом обитания муз служили горы Парнас и Геликон, где в тенистых рощах, под звук прозрачных источников, они составляли свиту Аполлона. Под звук его лиры они пели и танцевали.

Этот сюжет был любим многими художниками Возрождения. Рафаэль использовал его в своих знаменитых росписях залов Ватикана. Произведение Андреа Монтеньи «Парнас», на котором изображён Аполлон в окружении муз, танцующих для богов верховных Олимпа, можно увидеть в Лувре.

Там же находится знаменитый саркофаг Муз. Он был найден в XVIII веке на римских раскопках, его нижний барельеф украшен превосходным изображением всех 9 муз.

Слева направо: Каллиопа (со свитком), Талия (с маской в руке), Эрато, Эвтерпа (с духовым музыкальным инструментом), Полигимния, Клио, Терпсихора (с кифарой), Урания (с жезлом и глобусом), Мельпомена (с театральной маской на голове)

Мусейоны

Один из сподвижников Александра Великого — Птолемей I Сотер, положивший начало династии Птолемеев, основал в Александрии мусейон, который соединял в себе научно-исследовательский центр, обсерваторию, ботанический сад, зверинец, музей, знаменитую библиотеку. Под его сводами творили Архимед, Евклид, Эратосфен, Герофил, Плотин и другие великие умы Эллады. Для успешной работы были созданы самые благоприятные условия, ученые могли встречаться друг с другом, вести долгие беседы, в результате были сделаны величайшие открытия, которые и сейчас не утратили своего значения.

Музы всегда изображались в образе молодых прелестных женщин, они обладали способностью видеть прошлое и предугадывать будущее. Наибольшей благосклонностью этих прекрасных созданий пользовались певцы, поэты, художники, музы поощряли их в творчестве и служили источником вдохновения.

Клио, «дарующая славу» муза истории

Её постоянный атрибут — пергаментный свиток или доска с письменами, где она записывала все события, чтобы сохранить их в памяти потомков. Как сказал о ней древнегреческий историк Диодор: «Величайшая из муз внушает любовь к минувшему». Согласно мифологии, Клио дружила с Каллиопой. Сохранившиеся скульптурные и живописные изображения этих муз очень похожи, часто их выполнял один и тот же мастер.

Существует миф о ссоре, возникшей между Афродитой и Клио. Обладая строгими нравами, богиня истории не знала любви и осуждала Афродиту, которая была женой бога Гефеста, за нежные чувства к молодому богу Дионису. Афродита повелела своему сыну Эроту выпустить две стрелы, разжигающая любовь попала в Клио, а убивающая её, досталась Пиерону. Страдания от неразделённой любви убедили строгую музу никого больше не осуждать за возникающие чувства.

Мельпомена, муза трагедий

Две её дочери обладали волшебными голосами и решили бросить вызов музам, но проиграли и чтобы наказать их за гордыню, Зевс или Посейдон (тут мнения расходятся), превратил их в сирен. Тех самых, что едва не погубили аргонавтов. Мельпомена же поклялась вечно сожалеть об их судьбе и всех тех, кто бросает вызов воле небес.

Она всегда закутана в театральную мантию, а её символ – скорбная маска, которую она держит в правой руке. В её левой руке – меч, символизирующий кару за дерзость.

Талия, муза комедии

Сестра Мельпомены, но никогда не принимала безоговорочной веры сестры в то, что наказание неизбежно, это часто становилось причиной их ссор. Она всегда изображается с комедийной маской в руках, её голову украшает венок из плюща, отличается весёлым нравом и оптимизмом.

Обе сестры символизируют жизненный опыт и отражают образ мыслей, свойственный жителям древней Греции о том, что весь мир – это театр богов, а люди в нём лишь исполняют предписанные им роли.

Полигимния, муза священных гимнов и веры, нашедшей своё выражение в музыке

Эвтерпа — муза поэзии и лирики

Выделялась среди остальных муз особенным, чувственным восприятием поэзии.

Под тихий аккомпанемент арфы Орфея её стихи услаждали слух богов на олимпийском холме. Считаясь самой прекрасной и женственной из муз, она стала для него, потерявшего Эвридику, спасительницей души. Атрибутом Эвтерпы служит двойная флейта и венок из живых цветов. Как правило, изображалась в окружении лесных нимф.

Терпсихора, муза танца, который исполняется в едином ритме с ударами сердца

Эрато, муза любовной и свадебной поэзии

Её песнь о том, что нет силы, способной разлучить любящие сердца.

Поэты-песенники призывали музу вдохновить их на создание новых прекрасных произведений. Атрибутом Эрато служит лира или тамбурин, её голову украшают чудесные розы как символ вечной любви.

Каллиопа (греч. «прекрасноголосая») — муза эпической поэзии

Урания — девятая муза астрономии, мудрейшая из дочерей Зевса

Так что если хотите, пусть и вам улыбнется и обратится одна из муз Древней Греции!

Девять муз Древней Греции: чем вдохновляли творцов и какими дарами обладали?

Творчество практически каждого великого художника немыслимо без присутствия вдохновляющей его женщины – музы.

Бессмертные произведения Рафаэля были написаны с использованием образов, которые помогала создавать его возлюбленная, натурщица Форнарина, Микеланджело наслаждался платонической связью с известной итальянской поэтессой Витторией Колонной. Красоту Симонетты Веспуччи увековечил Сандро Боттичелли, а знаменитая Гала вдохновляла великого Сальвадора Дали.

Кто такие музы?

Древние греки верили в то, что каждая сфера их жизни, которую они считали наиболее важной, имеет свою покровительницу, музу. В соответствии с их представлениями, список муз древней Греции выглядел следующим образом:

Каллиопа – муза эпической поэзии;
Клио – муза истории;
Мельпомена – муза трагедии;
Талия – муза комедии;
Полигимния – муза священных гимнов;
Терпсихора – муза танца;
Эвтерпа – муза поэзии и лирики;
Эрато – муза любовной и свадебной поэзии;
Урания – муза науки.

Согласно классической греческой мифологии у верховного бога Зевса и Мнемозины, дочери титанов Урана и Геи, родились девять дочерей. Так как Мнемозина была богиней памяти, неудивительно, что её дочери стали назваться музами, в переводе с греческого это означает «мыслящие».

Предполагалось, что излюбленным местом обитания муз служили горы Парнас и Геликон, где в тенистых рощах, под звук прозрачных источников, они составляли свиту Аполлона. Под звук его лиры они пели и танцевали.

Этот сюжет был любим многими художниками Возрождения. Рафаэль использовал его в своих знаменитых росписях залов Ватикана. Произведение Андреа Монтеньи «Парнас», на котором изображён Аполлон в окружении муз, танцующих для богов верховных Олимпа, можно увидеть в Лувре.

Там же находится знаменитый саркофаг Муз. Он был найден в XVIII веке на римских раскопках, его нижний барельеф украшен превосходным изображением всех 9 муз.

Слева направо: Каллиопа (со свитком), Талия (с маской в руке), Эрато, Эвтерпа (с духовым музыкальным инструментом), Полигимния, Клио, Терпсихора (с кифарой), Урания (с жезлом и глобусом), Мельпомена (с театральной маской на голове)

Мусейоны

Один из сподвижников Александра Великого — Птолемей I Сотер, положивший начало династии Птолемеев, основал в Александрии мусейон, который соединял в себе научно-исследовательский центр, обсерваторию, ботанический сад, зверинец, музей, знаменитую библиотеку. Под его сводами творили Архимед, Евклид, Эратосфен, Герофил, Плотин и другие великие умы Эллады. Для успешной работы были созданы самые благоприятные условия, ученые могли встречаться друг с другом, вести долгие беседы, в результате были сделаны величайшие открытия, которые и сейчас не утратили своего значения.

Музы всегда изображались в образе молодых прелестных женщин, они обладали способностью видеть прошлое и предугадывать будущее. Наибольшей благосклонностью этих прекрасных созданий пользовались певцы, поэты, художники, музы поощряли их в творчестве и служили источником вдохновения.

Клио, «дарующая славу» муза истории

Её постоянный атрибут — пергаментный свиток или доска с письменами, где она записывала все события, чтобы сохранить их в памяти потомков. Как сказал о ней древнегреческий историк Диодор: «Величайшая из муз внушает любовь к минувшему». Согласно мифологии, Клио дружила с Каллиопой. Сохранившиеся скульптурные и живописные изображения этих муз очень похожи, часто их выполнял один и тот же мастер.

Существует миф о ссоре, возникшей между Афродитой и Клио. Обладая строгими нравами, богиня истории не знала любви и осуждала Афродиту, которая была женой бога Гефеста, за нежные чувства к молодому богу Дионису. Афродита повелела своему сыну Эроту выпустить две стрелы, разжигающая любовь попала в Клио, а убивающая её, досталась Пиерону. Страдания от неразделённой любви убедили строгую музу никого больше не осуждать за возникающие чувства.

Мельпомена, муза трагедий

Две её дочери обладали волшебными голосами и решили бросить вызов музам, но проиграли и чтобы наказать их за гордыню, Зевс или Посейдон (тут мнения расходятся), превратил их в сирен. Тех самых, что едва не погубили аргонавтов. Мельпомена же поклялась вечно сожалеть об их судьбе и всех тех, кто бросает вызов воле небес.

Она всегда закутана в театральную мантию, а её символ – скорбная маска, которую она держит в правой руке. В её левой руке – меч, символизирующий кару за дерзость.

Талия, муза комедии

Сестра Мельпомены, но никогда не принимала безоговорочной веры сестры в то, что наказание неизбежно, это часто становилось причиной их ссор. Она всегда изображается с комедийной маской в руках, её голову украшает венок из плюща, отличается весёлым нравом и оптимизмом.

Обе сестры символизируют жизненный опыт и отражают образ мыслей, свойственный жителям древней Греции о том, что весь мир – это театр богов, а люди в нём лишь исполняют предписанные им роли.

Полигимния, муза священных гимнов и веры, нашедшей своё выражение в музыке

Эвтерпа — муза поэзии и лирики

Выделялась среди остальных муз особенным, чувственным восприятием поэзии.

Под тихий аккомпанемент арфы Орфея её стихи услаждали слух богов на олимпийском холме. Считаясь самой прекрасной и женственной из муз, она стала для него, потерявшего Эвридику, спасительницей души. Атрибутом Эвтерпы служит двойная флейта и венок из живых цветов. Как правило, изображалась в окружении лесных нимф.

Терпсихора, муза танца, который исполняется в едином ритме с ударами сердца

Эрато, муза любовной и свадебной поэзии

Её песнь о том, что нет силы, способной разлучить любящие сердца.

Поэты-песенники призывали музу вдохновить их на создание новых прекрасных произведений. Атрибутом Эрато служит лира или тамбурин, её голову украшают чудесные розы как символ вечной любви.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector