Музей текстиля и истории костюма

Музей текстиля и истории костюма

Выставки моды в Нидерландах:

Кристина Дельхэй (Christine Delhaye) — преподаватель теории культуры и культурной политики в Амстердамском университете, автор работ, посвященных исследованию моды, потребительских практик и многообразия городских культур.

Эллинор Бергвельт (Ellinoor Bergvelt) — доцент Амстердамского университета, специалист в области музейных коллекций, а также исследователь дизайна и истории влияния батика на мировую моду.

Статья впервые опубликована в журнале Fashion Theory: The Journal of Dress, Body & Culture (2012. Vol. 16.4)

Введение

В последнее время выставки моды проходили в самых разных нидер­ландских музеях: музеях современного искусства, музеях истории и культуры и в этнографических музеях. Конечно, интерес организа­торов экспозиций к истории костюма и текстиля не возник только что. Некоторые музеи с момента своего основания в XIX веке располагают коллекциями костюма и текстиля, составляющими основу постоянной экспозиции. Однако лишь с 1960 года музеи начали коллекционировать и выставлять произведения современной моды (Teunissen 2008: 172). В течение последнего десятилетия эта тенденция стала особенно попу­лярной — настолько, что выставки подобного рода сами превратились в веяние моды. Этот всплеск популярности явился темой академическо­го семинара, проводившегося в рамках магистерской музееведческой программы в Амстердамском университете. Около двадцати студен­тов-магистров исследовали политику организации модных коллекций и выставок в одиннадцати известных нидерландских музеях (см. при­ложение). Поскольку нас интересовала целостная картина, объектом исследования служили как современная мода, так и народный костюм (klederdracht), а также экспозиции, на которых демонстрировалась одежда представителей не западных культур.

Участники семинара пытались найти ответ на два ключевых вопроса. Во-первых, чем объясняется рост популярности модных выставок в Нидерландах в последние годы, и, во-вторых, каким образом это по­влияло на политику экспонирования и пополнения музейных модных коллекций 1 . В статье мы постараемся ответить на оба эти вопроса, объ­единив наши собственные наблюдения с выводами студентов, работав­ших в одиннадцати упомянутых музеях; основное внимание, однако, будет уделяться анализу экспозиций современной моды и практик кол­лекционирования, имеющих непосредственное отношение к дебатам, недавно развернувшимся в музейном сообществе, а также к широким культурным изменениям, происходящим в обществе в целом.

Организуя исследование и интерпретируя его результаты, мы во многом ориентировались на исследование Эйлин Хупер-Гринхилл «Му­зей и интерпретация визуальной культуры» (Hooper-Greenhill 2000). По мысли автора, «идея» музея сегодня меняется: на смену принадле­жащей XIX веку концепции «модернистского» музея приходит инсти­туция, которую автор именует «постмузеем». Модернистский музей как официальный авторитетный и даже элитарный институт уступа­ет место новой институциональной форме, отличительной чертой ко­торой является более тесное и непосредственное взаимодействие с по­сетителями. Поскольку идеологические контуры этих новых музеев еще не вполне ясны, Хупер-Гринхилл посвятила свою книгу главным образом «модернистскому музею как предтече постмузея» (Hooper- Greenhill 2000: x-1) 2 . Создавая целостную картину на основе отдель­ных исследований, мы опирались также на работу Николаса Сероты «Опыт или интерпретация» (Serota 1997), где рассматриваются изме­няющиеся со временем практики организации экспозиций в музеях современного искусства.

Прежде чем начинать анализ тенденций, определяющих сегодня характер коллекционирования и презентации изделий современной моды, мы предпримем краткий обзор последних культурных и поли­тических событий в Нидерландах, приведших к росту популярности моды в музеях. Мы надеемся, что наша работа станет вкладом в динамичный процесс академического изучения взаимоотношений моды и музейных практик — предмета, к которому привлек внимание уче­ного сообщества данный журнал 3 .

Нидерландский костюм и создание модных коллекций в социальном контексте

История организации модных экспозиций в музеях Нидерландов не­многим отличается от истории, очерченной Валери Стил в статье «Му­зейное качество: развитие модной экспозиции», опубликованной в жур­нале Fashion Theory в 2008 году (Steele 2008). В Нидерландах, так же как в Великобритании и США, многие музеи истории и этнографии с мо­мента основания занимались созданием и экспонированием коллекций костюма. Наиболее известные из них — Рейксмузеум (Государственный музей искусства и истории), Городской музей Амстердама, Муници­пальный музей Гааги (музей современного искусства, декоративно-при­кладного искусства, моды и музыкальных инструментов), Центральный музей Утрехта, Гронингенский музей, Фризский музей (историко-художественный музей в Леувардене) и национальный Музей тропиков (ан­тропологический музей в Амстердаме). Большую часть их коллекций составляют костюмы и аксессуары, пожертвованные состоятельными гражданами или активно приобретавшиеся самими составителями музейных коллекций; некоторые из собраний включают в себя также предметы гардероба «обычных» людей. Типичными для музеев Нидер­ландов (как и для музеев некоторых других стран, таких как Велико­британия, скандинавские страны и Германия) являются разнообраз­ные коллекции национального костюма (streekdracht), собиравшиеся местными областными музеями. Западная Европа в начале XIX века отличалась растущим интересом к фольклору, и нидерландские интел­лектуалы стремились спасти и сохранить традиционные вещи, исчеза­ющие в процессе модернизации. Представители местных сообществ на­чали собирать исторические объекты и в том числе костюмы, которые были впоследствии переданы областным музеям, основанным в конце XIX века именно для хранения и экспонирования свидетельств ушед­ших в прошлое местных традиций (de Jong 2006; Roodenburg 2007: 246). В свою очередь, некоторые этнографические музеи, история которых тесно связана с колониальной историей Нидерландов, располагают ин­формативными коллекциями текстиля, появившимися в результате собирательской деятельности исследователей, ученых, колониальных чиновников, миссионеров, частных коллекционеров и торговцев, про­должавшейся в течение многих десятилетий (Corbey 2000: 14-31). Только с 1960-х годов некоторые музеи начали активно формировать коллекции, посвященные современной моде. Муниципальный музей Гааги приоб­рел образцы французской высокой моды и произведения нидерландских дизайнеров; Центральный музей Утрехта также, начиная с указанного времени, уделял пристальное внимание нидерландской моде (Teunissen 2008: 172). В течение 1970-х годов другие музеи последовали их примеру.

Хотя в большинстве музеев коллекции одежды демонстрировались в составе постоянных экспозиций, разработчики музейной политики в целом отводили костюму лишь второстепенную роль. В европейском мире мода рассматривается как не слишком значимая профанная форма культурного самовыражения. Соответственно, и музеи, и высшие учебные заведения не уделяли ей серьезного внимания. Связанный с модой культурный климат кардинально изменился лишь в 1980-е годы. В эпоху постмодернизма границы между элитарной и массовой культурой начали размываться, и мода приобрела значительно более высокий статус. Последнее не означало, впрочем, что она полностью утратила свои легкомысленные коннотации, и по сей день сохраняю­щие актуальность (см.: Anderson 2000: 373). В частности, в 1990-е годы наблюдалось все усиливающееся сближение искусства и моды. Суще­ствует мнение, что основой этой тенденции явился кризис идентично­сти, переживаемый обществом и находящий отражение в современ­ном искусстве. Поскольку выставочная концепция «белого куба» как наиболее подходящего биотопа изящных искусств и модернизм как соответствующая ему идеология в новом тысячелетии утратили статус агентов художественной мысли, деятели искусства искали новые про­странства и возможности репрезентации и стремились сформировать новые отношения с обществом в целом. Мода в то время виделась до­ступной культурной средой, находящейся в самом центре социальной реальности и способной адекватно перевести актуальные для эпохи чув­ства на язык иконографии. Таким образом, «изящные искусства» как культурная целостность вступили во взаимодействие с модой в поисках перемен (Ruyter 2009: 32-35; см. также: Stallabras 2004: 83). Кроме того, формирование нового дискурса, связанного с творческой индустри­ей, разрушило последние идеологические барьеры, препятствующие плодотворному сотрудничеству искусства и коммерции. Очень скоро модельеры приобрели статус полноценных художников, полноправ­ных представителей творческого сообщества. По мнению некоторых критиков, однако, мода очень недолго рассматривалась как феномен искусства, поскольку тесные отношения между этими мирами завер­шились в начале XXI столетия (Ruyter 2009: 36). Природа их взаимодей­ствия действительно претерпела со временем определенные изменения, однако утверждение, что в новом тысячелетии оно подошло к концу, представляется преувеличением. В этом отношении примечательно, что в Нидерландах за последние годы интерес музеев к моде лишь усилился.

Все более пристальное внимание музеев к моде отчасти объясняется растущим влиянием неолиберальной политики в области культуры, ча­стью которой является стремление к улучшению количественных по­казателей институциональной деятельности — таких, например, как количество посетителей. Мода традиционно относится к числу попу­лярных видов искусства, поэтому считается, что связанные с ней экспо­зиции способны заинтересовать широкую публику 4 . Однако продолжа­ющееся и даже усиливающееся внимание музеев к моде в Нидерландах является также результатом совместных усилий многих деятелей, заня­тых в соответствующей области. Некоторые нидерландские моделье­ры и марки, например Viktor & Rolf, Александр ван Слоббе и дизайнер белья Марлис Деккерс добились успеха не только на местном, но и на международном рынке. Кроме того, существует множество интерес­ных дизайнеров и брендов, менее известных на международном уров­не и не столь успешных в коммерческом отношении, однако отлича­ющихся собственным оригинальным стилем: это, например, Klavers and Van Engelen, Spijkers and Spijkers, Йерун ван Тёйл и Франсиско ван Бентум (Koning 2008: 41-43). Сегодня правительство Нидерландов совместно с частными институтами прикладывает большие усилия для создания инфраструктуры, которая способствовала бы расцвету модной индустрии. В 2001 году был создан Фонд нидерландской моды, работа­ющий над укреплением социальных, культурных и экономических по­зиций нидерландских дизайнеров на национальном и международном уровнях. Нидерландский фонд поддержки визуальных искусства, ди­зайна и архитектуры (Fonds BKVB), один из исполнительных органов, занимающихся осуществлением национальной культурной политики, выделяет субсидии для модельеров и поддерживает конкретные дизай­нерские проекты, исследования, образовательные программы и тому подобные начинания. Более того, в 2009 году, в условиях жесткой кон­куренции государств на мировом рынке, администрация приняла ре­шение вкладывать дополнительные средства в развитие моды, дизайна и архитектуры, чтобы повысить международный статус нидерландских дизайнеров и архитекторов. Для этого три министерства (Министерство образования, культуры и науки, Министерство экономики, сельского хозяйства и инноваций и Министерство иностранных дел) выделили значительные средства и начали разработку амбициозных проектов. Для их реализации и координирования в 2009 году Министерство обра­зования, культуры и науки придало фонду Premsela, способствующему развитию нидерландской моды и дизайна, статус национального отрас­левого института и основало общественно-государственное объедине­ние (Ministerie OC&W б.г.). Нидерландские музеи не только воспользо­вались выгодами сложившейся ситуации, но и внесли активный вклад в процесс популяризации нидерландской моды. Она стала настолько популярным трендом музейной практики, что начала использоваться как один из инструментов формирования музейных брендов.

Несмотря на то что музеи сегодня уделяют моде большое внимание, пополнение коллекций и создание экспозиций по-прежнему во мно­гом зависят от интереса к подобным проектам отдельных директоров и кураторов и связанные с модой долгосрочные программы во многих музеях отсутствуют (Teunissen 2008: 167). В то же время в музеях остает­ся все меньше пространства для постоянных экспозиций. В течение по­следних пяти лет два крупных нидерландских музея (Музей тропиков и Муниципальный музей Гааги) отказались от их организации в пользу образовательной деятельности (Bergvelt & Delhaye 2010). Таким обра­зом, в музейном сообществе мода по-прежнему не имеет полноценного статуса, уравнивающего ее с другими сферами искусства. То же самое справедливо и в отношении университетов Нидерландов. В отличие от Великобритании и США, где изучение истории и теории моды носит ин­ституциональный характер, нидерландские университеты почти не уде­ляют внимания этой тематике. Редкие исключения являются заслугой отдельных ученых. Следует признать, что и в этом отношении намеча­ются перемены. Однако в условиях экономического кризиса культурные и образовательные институты вынуждены считаться с ожидающим их значительным сокращением финансирования. В настоящее время еще предстоит выяснить, повлияет ли это на недавно завоеванный и все же очень хрупкий статус моды как музеологического объекта.

Тем не менее можно сказать, что, несмотря на отсутствие стабильной долгосрочной политики в отношении моды в академических и куль­турных институтах, число модных выставок за последнее время зна­чительно увеличилось. Анализу тенденций, определяющих сегодня практики коллекционирования и экспонирования моды, и посвящен следующий раздел.

Музей текстиля и истории костюма в Барселоне

museo-textil4

Отличительной особенностью Музея текстиля и истории костюма в Барселоне (исп. Museu Textil i d’Indumentària) является его расположение во дворце, принадлежавшему ранее Маркизу Лио. В 1955 году здание было выкуплено мэрией Барселоны с целью обустроить в нем культурное учреждение, однако приступили к соответствующим работам лишь по прошествии 10 лет. Впервые свои двери для посетителей Музей открыл в канун Дня Всех Святых в 1969 году.

Чем интересен Музей текстиля и истории костюма?

museo-textil2

Первыми в коллекции стали костюмы, которые подарил музею Мануэль Ракомора. Так, в дар были переданы 3,5 тысячи уникальных предметов женского и мужского гардероба, самым старинным из которых была туника из Египта, созданная еще в 7-ом столетии н.э.

Здесь же представлены предметы гардероба 17 столетия, самыми примечательными из которых являются прославленные кастильские плащи. Тогда мода диктовала делать их короткими, из бархата или шелка, богато украшенных вышивкой золотом.

А вот одеяния 18 века практически полностью соответствуют французским модным тенденциям, слегка разбавленные испанским колоритом. Большая часть нарядов – это довольно скромные одежды в духе Людовика ХV, отделанных вышивкой из шелка. Однако, здесь есть и одеяния, которые носили каталанские вельможи, отражающие их помпезность и склонность к расточительности. Среди них стоит отметить подлинники, которые в свое время были в гардеробе герцогов Sòria, Osuna и Medinaceli. Особого внимания заслуживают платья, изготовленные знаменитыми мастерами дома Guilleries (Барселона), которые сделаны из шелка и украшены стразами и ручной вышивкой.

А вот в коллекции 19 столетия превалируют женские платья, так как в ту эпоху модные тенденции женского гардероба менялись гораздо чаще, чем мужского. Здесь опять-таки преобладает французская мода, представленная стилями Empire, Directoire и Consulate. Особое внимание стоит обратить на одеяния в стиле Romanticism, приобретшем невероятную популярность со второй половины 19 века. Именно тогда в моду вошел креолин, использовавшийся для придания вещам объема.

5e7a8d0fb17069c41645715adfd2e319

Диковинкой коллекции являются два платья, созданные в 60-70 гг. 19 века Чарльзом Фредериком Уортом, Это был первый кутюрье высокой моды. А вот испанская мода представлена здесь каталанскими модельерами Марией Молист и Каролиной Монтаже – в сове время бывшими очень знаменитыми.

Естественно, здесь присутствуют и образцы современности. Помимо модельеров из Италии, таких как Antonio Meneses, Cristóbal Balenciaga, Antonio Miró и др., представлены творения прославленных европейских домов: Emilio Pucci, Pierre Cardin, Chanel – Karl Lagerfeld и пр.

Кроме того, музей располагает обширной коллекцией манекенов, аксессуаров, фурнитуры, обуви и модных журналов.

Адрес музея: Carrer de Montcada 12-14 (станция метро Jaume I).

Взрослый билет – 3,5 евро, пенсионерам от 65 лет – 2 евро, дети до 14 лет могут посещать музей бесплатно.

Большое спасибо и за трансфер и за сайт.

Ваша помощь сделать наше пребывание в Испании разнообразнее и интереснее!

Отлично организован трансфер из аэропорта Барселоны, все очень понравилось! Наша компания была разного возраста, от 5 летних детей до взрослых мужчин, но все остались довольны. Весь день провели насыщенно, но ни кто не устал. С собой увезли много впечатлений, и надеемся в будущей поездке посетить то, что еще не успели.

Надеемся в следующий приезд , снова обратиться к вам!

Хочу выразить вам благодарность за хороший сайт, за вашу информацию, которая нам очень помогла. Отдельная благодарность за трансфер который помог совершить шопинг в комфортной обстановке, и посетить кучу магазинов.

Обязательно порекомендуем ваш сайт и ваши услуги своим знакомым. Надеюсь, мы еще приедем в Испанию и снова будем с вами сотрудничать! Спасибо.

Отдел тканей и костюма

Online13.jpg

Мария Николаевна Левинсон-Нечаева (1892-1977) также как и Клейн, совмещала работу в ГИМ с работой в музеях Кремля. В 1930-1950-е годы она участвовала во многих музейных экспедициях и опубликовала статьи и монографии, не утратившие актуальности по сей день. Предметом ее особого научного интереса была древнерусская одежда.

Лидия Ивановна Якунина (1889-1967) — заведующая отделом с 1934 года, занималась исследованием ранних русских набивных тканей. В 1954 году вышел ее альбом по этой теме.

  • Фонд тканей, в который входят ткани русского производства XVII-XXI вв. (шелковые, льняные, хлопчатобумажные, шерстяные и синтетические) как в образцах, так и некоторых типах предметов из них (постельное и столовое белье, узорного ткачества платки, ленты), а также ткани XV — XX вв. (в основном шелковые), которые привозили из Ирана, Турции, Китая, Италии и Франции и других стран.
  • Фонд одежды, в составе которого: историческая одежда XVI-XVIII вв., церковные облачения, русский народный костюм, модный городской костюм, включая головные уборы, обувь и такие аксессуары, как сумки, пояса, веера, зонты, трости и пр. XIX-XX вв., военная и гражданская униформа XVIII-XX вв., костюм народов Поволжья, Кавказа, Сибири, Прибалтики и Средней Азии.
  • Фонд произведений прикладного искусства, включающий коллекции вышивки, особо значимую часть которой составляют произведения лицевого шитья XII-начала ХХ вв.; художественного кружева XVII- XX вв, ковров и гобеленов, предметов из кожи, бисера и русской резной кости.
  • Государственные регалии и символика государственных и общественных организаций, а именно знамена и вымпелы XVIII-XX вв.
  • Фотографии народного и модного городского костюма, рисунки вышивок и моделей одежды, чертежи выкроек, альбомы мод.

Расскажите друзьям о музее:

Генеральный спонсор:

Официальный информационный партнёр:

Технический партнёр:

Copyright © 1998–2021 Исторический музей

Подписка на рассылку

Дорогие друзья!

Большой коллектив музея трудится над тем, чтобы история нашей страны была вам ближе и интереснее, чтобы наш музей прочно вошел в жизнь тех, кто стремится к новым знаниям. Без посетителей и тесной связи с ними любой музей стал бы лишь хранилищем ценностей. Общение с вами дает нам стимул для дальнейшего развития, вдохновляет и поддерживает. И, всякий раз, покупая билет на экспозицию или выставку, книгу или сувенир, вы должны быть уверены, что вносите вклад в дело сохранения нашего общего культурного наследия, популяризации и развития одного из интереснейших музеев мира.

Команда Исторического музея благодарит вас за помощь и поддержку!

Программа лояльности

К 150-летию основания Исторического музея мы готовимся запустить программу «Клуб Друзей Исторического музея». Просим вас ответить на несколько вопросов, чтобы сделать нашу программу особенной.

Музей текстиля и истории костюма

Музей текстиля и истории костюма

Музей текстиля и истории костюма

Одно только то, что музей размещается в великолепном дворце, делает его уникальным. Когда-то дворец принадлежал Маркизу Лио, его точное название звучит как — Palau del Marquós de Llió. Позже он был куплен у владельца мэрией Барселоны — специально для устройства в нём какого-либо культурного учреждения. В 1955 году состоялась эта сделка, но готовить здание к превращению в музей и восстанавливать его начали только спустя 10 лет. Только в 1969 году во дворец, наконец-то, въехал музей текстиля.

Собрание экспозиций музея начиналось с коллекции костюмов, которые были подарены ему Мануелем Ракоморой («Manuel Rocamora i Vidal»). Около 3,5 тысяч предметов как женского, так и мужского гардероба были переданы в дар Ракоморой. Среди прочего — Египетская туника 7-го века нашей эры, самая старая вещь музея.

Музей текстиля и истории костюма

Музей текстиля и истории костюма

Одеяния 17 века являются обязательными для просмотра истинных ценителей искусства Моды, и не последнее место среди этих одеяний занимают известные кастильские плащи. Они выполнены из шёлка и бархата, вышиты дорогими нитями из золота, по длине достаточно короткие, как было принято в те времена.

17 век – этот век доминирования французской моды, с довольно слабым проявлением колорита испанцев. Преимущественно коллекция музея данного века включает наряды, украшенные шёлковым шитьём. Это стиль Людовика 15, достаточно скромный. В отличие от костюмов каталонских вельмож, которые являются более чем помпезными и расточительными.

Музей текстиля и истории костюма

Музей текстиля и истории костюма

Здесь в музее хранятся те самые подлинные вещи, которые носили герцоги Sòria, Medinaceli и Osuna. Необходимо полюбоваться шелковыми платьями со стразами и ручной вышивкой, созданными мастерами модельного дома Барселоны — Guilleries. В них тоже явно присутствуют мотивы французской моды. Позже, после французской революцию в моду постепенно стал входить стиль Древнего Рима и Древней Греции. Одежда обрела характерную простоту и прямолинейность форм.

Женская мода 19 века значительно более переменчивая, чем мужская. Именно поэтому собрание гардеробов этого столетия представлена больше женскими нарядами. Чувствуется преобладание тех же французских стилей Empire, Consulate и Directoire.

Отдельно нужно рассмотреть вещи Romanticism. Особенно популярен был этот стиль, когда во второй половине 19-го века начали пользоваться креолином, чтобы придать одежде больший объём. Необходимо обратить своё внимание на 2 уникальных платья 60-х и 70-х годов 19-го столетия. Их создание неразрывно связано с первым кутюрье высокой моды Чарльзом Фредериком Уортом. Лучше всего тенденции моды Испании можно отследить на вещах Nouveau. Каталанские модельеры Мария Молист (Maria Molist) и Каролина Монтаже (Carolina Montagne) — авторы этих оригинальных творений. Их имена громко отзвучали в ушедших временах. Впервые коллекции этих модельеров — Art Déco и Noucentista построены на совершенно новых принципах, выбивающихся из колеи устоев общепринятых норм моды тех времён. Наряды не утягивают фигуру, а скрывают изъяны прямолинейным покроем.

Читайте также  Как добраться до афона

Без внимание не должно остаться и то, что носили в недалёком времени. Лучшие творения знаменитых итальянских модельеров собрал музей в свою коллекцию: Josep Ferrer, Cristóbal Balenciaga, El Dique Flotante, Elio Berhanyer, Asunción Bastida, Antonio Miró, Antonio Meneses, Andrés Andreu, Pedro Rodríguez, а также неповторимой Lydia Delgado (Лидии Дельгадо) и других. Образцы известных европейских домов Моды, помимо перечисленных авторских работ, тоже представлены в данном музее: Chanel, Carven, Mme, Pierre Cardin, Pierre Balmain, Emilio Pucci, Alaïa, Azzédine и многие другие.

Кроме уникальных платьев, в музее выставлена богатейшая коллекция обуви, аксессуаров и фурнитуры (перчатки, сумочки, обувь, галстуки, трости, броши, заколки, шляпы).

Здесь же коллекция известных манекенов. Одни из них привезены со знаменитых показов мод, другие когда-то служили украшением известных магазинов.

В музее Барселоны также выставлено огромное собрание модных журналов разных времён и народов.

Адрес, контакты:

Carrer de Montcada 12-14

Тел.:+34 (93) 319 76 03

Как доехать:

Метро: Желтая линия L4 (ст. «Jaume I»)

Автобус: 14, 17, 19, 39, 40, 45, 120

Когда работает:

Вторник – Суббота: с 10.00 до 18.00. Воскресение, праздники: с 10.00 до 15.00.

Маскарадное платье в русском стиле
А.Д. Шевелёвой

Боярский костюм в русском стиле XIX века хранится в фондах Музея истории Дальнего Востока имени В.К. Арсеньева с 2017 года. Его передал в дар правнук хозяйки платья — Ор Петрович Чистяков, сын Виктории Юрьевны Янковской, проживающий в США. Впервые он экспонировался на рождественской выставке в музее в 2015 году.

Костюм принадлежал Александре Дмитриевне Шевелёвой (1863—1925), старшей дочери крупного селенгинского купца Дмитрия Васильевича Синицына, ставшей супругой Михаила Григорьевича Шевелёва — купца первой гильдии, промышленника, советника коммерции.

В семье Шевелёвых было трое детей: сын Владимир и дочери Маргарита и Ангелина.

Александра Дмитриевна получила прекрасное домашнее образование, играла на клавикордах, хорошо рисовала, участвовала в домашних любительских спектаклях, очень любила маскарады.

Платье, по словам ее внучки, использовалось как маскарадный костюм боярыни.

Из письма В.Ю. Янковской: «… у меня до сих пор есть её боярский настоящий костюм, который был опушен страусовыми перьями. Он брал у меня призы даже в Нью-Йорке в Кристальном зале, куда пригласил меня быть «хозяйкой» вечера князь Белосельский… но перья сносились, пришлось заменить их золотыми кружевами. А для головы — не кокошник, а дамская «кика» с вуалью».

Стоило маскарадное платье очень дорого и переходило от матери к дочери как напоминание о памятном дне, к которому костюм был заказан. От Александры Дмитриевны платье перешло по женской линии — дочери Маргарите Михайловне Янковской (урождённой Шевелевой), затем — внучке Виктории Юрьевне Янковской и правнучкам Кире и Аноре Чистяковым. Виктория Юрьевна Янковская тщательно берегла семейную реликвию, даже находясь в затруднительном положении, — ведь вещь хранила память о прошлой жизни. Она вывезла костюм с собой в эмиграцию, приложив массу усилий для его сохранения. Костюм имеет много потертостей, частично утрачено золотое шитье.

Платье — маскарадный костюм начала ХХ века — изготовлено из синего бархата, относящегося к благородным тканям, рукава — из гипюра белого цвета с манжетами из бархата. Воротник, полочки и подол обшиты кружевом золотого цвета, застёгивается на пуговицы. Накидка оторочена лебяжьим пухом коричневого цвета. Оно обильно украшено вышивкой золотой нитью, бусинами и стеклянными стразами. Стилизованным растительным орнаментом изображено древо жизни: листья, колоски, спирали, в развороте костюм имеет вид солнца. Точный год изготовления костюма неизвестен, но можно предположить, что он изготовлен в конце XIX — начале XX века. Именно в это время в моду высших кругов российского общества вошли балы в русском стиле.

Мода на такие балы — маскарады возникла в правление Императора Александра III, который был ярым русофилом и приверженцем идеи русского национализма. Однако поскольку балы и маскарады он не любил, то члены царской семьи устраивали их в собственных резиденциях. Первый бал в стиле à la russe состоялся в январе 1883 года во дворце Великого князя Владимира Александровича и его супруги в Санкт-Петербурге. В Зимнем же дворце бал был устроен двадцать лет спустя по инициативе супруги последнего российского императора Николая II — императрицы Александры Федоровны.

Грандиозный костюмированный бал проходил во время Масленицы 1903 года в Зимнем дворце и был приурочен к 290-летию Дома Романовых. Этот самый великолепный в истории царской династии бал проходил в два этапа: 11 (24) февраля 1903 года состоялся Вечер, а 13 (26) февраля непосредственно сам бал-маскарад.

По воле императрицы все его участники, облаченные в исторические костюмы XVII века, были запечатлены для потомков лучшими фотографами Северной столицы. Эти снимки стали основой издания роскошного «Альбома костюмированного бала в Зимнем дворце» из десяти увражей (папок) большого формата, 21 гелиогравюра и 174 фототипии.

Мода на балы в «русском стиле» быстро распространилась среди высшего сословия во всех городах России. Проходили такие балы и во Владивостоке. Вероятно, для одного из таких событий и было изготовлено платье А.Д. Шевелевой по образцу боярского костюма. Роскошная вышивка и украшения, мало уступающие по богатству костюмам знаменитых гостей столичного бала, дают основание считать костюм А.Д. Шевелевой уникальным экспонатом декоративно-прикладного искусства рубежа XIX—XX веков.

Сейчас костюм хранится в фонде «Ткани» (МПК 18894, инвентарный № Т 7491).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector