Пещера притихшего ветра

Пещера притихшего ветра

Пещера притихшего ветра

Снежный ком - img_1.jpeg

…Каждый знает, что будет, если слепить в оттепель снежок и покатить его с горы. Под гору прикатится уже не снежок, а огромный снежный ком, и навернутся на него такие пласты с прилипшими прошлогодними листьями, землей и сучьями, что не вдруг эти самые пласты и развернешь…

Все у нас началось с того, что мы с папой не прибили планку под мойкой в кухне. Сначала эту планку, когда я еще не родился, никак не прибивал папа: он у нас прораб-строитель, ему не до планок. Ну а когда родился я, мальчик, папа обрадовался и решил подождать, пока подрасту, чтобы поручить это дело мне.

Я подрос, папа поручил, а у меня руки тоже никак не доходили до этой планки. То молоток куда-то запропастился, то гвозди не найду.

И вот теперь из-за нее папу и маму вызывают в суд разводиться, папа не закончит свою диссертацию «Как без единого гвоздя построить дом», и в довершение всего «бабушкиной ноги у нас больше не будет».

Мама сказала, что из-за этой планки наши ученые раздумают поворачивать сибирские реки в Среднюю Азию, а в Соединенных Штатах Америки будет избран совсем не тот президент.

Я спросил: «Почему не тот?» Она разъяснила: «Не болтай глупости. Сказала, не тот, значит, не тот!»

Честно признаться, все это получилось не только из-за планки, а еще и потому…

Но лучше я вам расскажу все по порядку, как у нас произошла эта, просто ужасная история.

Папа, Генка и дядя Коля

Ура! Наконец-то мы приехали! Никогда я так не спешил домой в Москву после летних каникул! А все из-за Васьки. Никак нельзя было взять его в деревню, потому что у дедушки — кошка Мурка. Она и землероек, и мышей, и даже птиц запросто ловит, а уж такого толстого хомячка, как Васька, тут же схватит и съест и даже косточек не оставит… Поэтому Васька всю последнюю неделю скучал по мне в Москве, а я скучал по нему у дедушки.

Когда мы с мамой собирались в деревню, пана был в командировке, и мне пришлось написать ему записку:

«Дорогой папа! Оставляем тебе Ваську на кухне в клетке. Там у него кулек перловой крупы и вода в блюдце. Клетку мне подарил Павлик Бояринцев. Он продал своего кенаря, а попугайчиков-неразлучников купил вместе с новой клеткой. Пожалуйста, поухаживай за Васькой, угости его морковкой или яблоком и никуда не выпускай. Крепко тебя целую. Слава».

Я оставил папе записку, а сам все думал: «А вдруг он задержится? Или ему будет просто некогда?» Хоть он и подарил мне Ваську и сам был не прочь с ним повозиться, но у папы всегда так много работы, а тут еще его рацпредложение, которое мы все дома называем диссертацией…

С такими тревожными мыслями ехали домой я и мама, с этими же тревожными мыслями вошли в соседний двор, весь заросший деревьями и кустами.

Я знал, почему мама решила идти этим проходным двором: ей очень хотелось «заглянуть» к тете Кларе Бояринцевой: не купил ли ее муж Георгий Иванович что-то там такое в Швейцарии? А мне хотелось скорей к Ваське. Поэтому я сказал:

— Ма… Ты пойдешь к тете Кларе, а я сразу домой, ладно.

— Ишь, какой догадливый! — только и ответила мама. — Ладно, иди. Только домой отправляйся не сразу, чтобы вы с папой не слишком долго меня ждали…

Поправив на плечах лямки рюкзака, я поудобнее перехватил удочки и напрямик зашагал через этот заросший кустами двор, который у нас назывался «Собачьим царством». Я уже собирался, как всегда, пересечь переулок, чтобы нормально попасть в квартиру через подъезд, но тут увидел лестницу, приставленную к нашему окну в большой комнате на втором этаже.

Окно было приоткрыто, значит, папа дома… Уж не ремонт ли он затеял? На него это не похоже, тем более что после командировки он собирался специально взять отпуск, чтобы хорошенько поработать над диссертацией…

Не успел я так подумать, как оказался уже на лестнице и в один миг поднялся до подоконника, осторожно толкнул створки. Окно открылось…

В большой комнате, где у нас стоит телевизор, все было как всегда… Конечно, мама нашла бы здесь и «пыль на горке» и «цветы неполитые»… Она всегда к чему-нибудь придерется. Но признаков ремонта как будто не было, и я вздохнул с облегчением: терпеть не могу всякие ремонты, да еще «генеральные уборки».

Осторожно спустившись с подоконника на пол, я так же прикрыл створку окна и выглянул во двор из-за занавески: не заметила ли мама, как я взбирался по лестнице. И тут увидел, что прямо к нашему окну направляется какой-то парень в пилотке из газеты с малярной кистью и ведерком в руках. Шел он от кладовки нашего дворника Лукьяныча. Наверняка он был там как раз тогда, когда я лез в окно.

Сначала я не узнал этого парня, а когда узнал, так испугался, что, не снимая рюкзак, на цыпочках влетел в ванную и заперся изнутри. К лестнице, стоявшей под нашим окном, подходил известный на весь микрорайон Генка Купи-продай, который, как говорили ребята, и с настоящими хулиганами дружит…

Первое, что я подумал: «Дома ли папа?» И: «Кричать или не кричать?» И еще подумал: «Крикнешь, а вдруг Генка с дядей Колей-маляром подручным у нас работает? Выйдет папа и вместо: «Здравствуй, сын», — скажет: «Ты что это труса празднуешь?» Получится конфуз. И вдруг я вспомнил. Ведь дядя Коля… Но тут я приоткрыл дверь и прислушался. Мне показалось, что кто-то у нас разговаривает… Точно. Это — папа… «Как и был тот терем красоты несказанныя…» Ага! Значит, папа дома. Пишет свою диссертацию, сам с собой разговаривает…

Теперь я уже ни о чем не беспокоился, потому что действительно вспомнил: дядя Коля и Генка…

В это время послышался шорох в большой комнате, осторожные шаги. В коридорчике прямо против меня остановился Генка и поставил в угол ведерко с краской, малярную кисть… Скрипнула дверь одного из шкафов, зашуршала одежда, и тут я понял, кто Генка — жулик и сейчас, при мне, всего в двух шагах от меня ворует папины костюмы и мамины платья.

Вдруг снова раздался громкий папин голос:

— Как и входит в тот ли терем изукрашенный ненаглядное ясно солнышко…

Папа-то, папа. Оказывается, он и не подозревает, что тут происходит! Но ни крикнуть, ни слова сказать я просто не мог.

Генка быстрее зашелестел одеждой в коридоре, что-то там стал запихивать обратно в шкаф, донесся его испуганный голос:

— Откуда он взялся? Неделю никто из квартиры не выходил.

«Ага. Это он про папу»…

Послышались легкие кошачьи шаги, восклицание: «Черт! Только этого не хватало!» Неизвестно, по какой причине испугавшийся Генка заметался по большой комнате и кухне. Потом мне показалось, что он как-то умудрился проскочить по коридору мимо кабинета к входной двери.

Снова донесся папин голос:

— А на тереме том двери дубовые, замки кованые…

И вдруг я совершенно отчетливо услышал тихий, вкрадчивый голос Генки:

— Простите, а как на вашей двери замок открыть?

Еще больше я удивился, когда услышал, как ответил папа. Он даже хохотнул самодовольно:

— Этот замок ни один жулик, кроме хозяина, не откроет! Там такой маленький рычажок справа, сам делал.

Я чуть-чуть приоткрыл дверь ванной и в конце коридора увидел только спину Генки, бесшумно нажавшего рычажок и выскользнувшего из квартиры.

От всего увиденного у меня будто ноги отнялись.

С минуту стояла тишина. Потом папа отодвинул стул и вышел в коридор, озабоченно посмотрел в одну сторону, потом в другую, с хмурым выражением лица закурил, вполголоса пробормотал:

— Так и до зеленых чертей недолго…

Я только хотел выскочить из ванной и с криком «Ура!» броситься в атаку на своего папу, как открылась входная дверь и вошел известный всему нашему микрорайону почетный дружинник и общественный воспитатель, общественный инспектор ГАИ, правая рука депутатской группы, но сам еще не депутат, маляр, штукатур и водопроводчик, мастер на все руки — дядя Коля.

Атаман Пузырь

Эта история началась в один июньский день 1933-го года на железнодорожной станции города Томска… Медленно, словно нехотя подошёл к ней длинный состав товарных вагонов. Но пассажиры не спешили выходить из них. Они высовывали чумазые головы в открытые люки и совсем ещё детскими голосами просили у прохожих «Закурить!».

У этих пассажиров не было толстых чемоданов и жареной курицы с пирожками. На некоторых и целых штанов-то с рубашками не было. И приехали они сюда не в гости к любимым родственникам.

Оборванные, голодные, грязные, с наглыми ухмылками и замусоленными окурками в зубах – выглядели они исключительно бандитски! А до приезда на томскую землю скитались: нигде не учились, не работали. Еду добывали воровством, грабежами. Устраивали драки и разборки. Вот и решило государство их перевоспитать, сделать из бывших малолетних преступников Людей с большой буквы. По всей стране стали собирать беспризорных детей и подростков и «расселять» в специальные учебно-исправительные учреждения.

Воспитанники колонии «Чекист»

Приехали перевоспитываться!

Воспитанники колонии «Чекист»

Лучше всего у них сначала получалось отдыхать.

В одно из них – колонию «Чекист» 1 , расположившуюся недалеко от Томска – и привезли весь этот «цвет» бандитской молодёжи. Привезли и начали перевоспитывать. Правда, процесс этот не всем колонистам доставлял радость. Многим было намного приятнее воровать куриц в ближайшей деревне, резаться в карты (на еду, одежду, ценные вещички), валяться на кроватях (в колонии они назывались «нары») и ни-че-го-не-де-ла-ть!

И вообще! Перевоспитываться они не хотели категорически. Ну, в самом деле! Что это за жизнь такая: каждое утро: «вставай, на работу или в школу собирайсь! Не поработаешь, не поучишься – не поешь!» Никакого комфорта. И естественно, начались побеги. Некоторых бегунов ловили, некоторые сами возвращались.

И уж, конечно, никто не думал, что всего через несколько лет жизнь этих «детишек» станет по-настоящему ЛЕГЕНДАрной, овеянной слухами о тайных сокровищах их предводителя Атамана Пузыря. Ведь какой уважающий себя атаман не имеет хотя бы дюжины ящиков или бочек с награбленным золотом.

Одиннадцать друзей Пузыря, или Рождение легенды

Обложка книги Атаман Пузырь

Несмотря на нежелание становиться порядочными людьми, многие колонисты таки стали ими! Постепенно забывались уличные привычки, и руки, привыкшие к чужим карманам, потихоньку привыкали к станкам и инструментам. Ребята полностью себя обеспечивали и научились шить обувь, делать музыкальные инструменты. Кто-то выступал в самодеятельности, а кто-то даже книгу написал о своей жизни в колонии.

С этой-то книги авторов Ерминингольда Дульнева, Бориса Иртышского и Виктора Корнева и пошла легенда об Атамане Пузыре, дерзком подростке, который дольше всех не хотел перевоспитываться. И вместе с другими ребятами сразу после приезда в колонию благополучно оттуда сбежал.

«Сговорившись, они по одному начали отбиваться от строя… Ветер звонко шумел верхушками стройных сосен. Притихли одиннадцать. Задумались. Ребята жили в пещере за большим оврагом, заросшим полынью, бурьяном и высокой травой. В эту чащу не было ни дороги, ни тропинок. Юрка Фантазия уверял, что если кто и попытается пробраться в эту чащу, то, не зная ведущей к пещере тропинки, никаким образом не доберётся…» 2 .

Несколько лет Атаман Пузырь был кумиром северских мальчишек в возрасте от 10 до 100 лет. Хотя мало кому повезло прочитать саму книгу, что и стало причиной появления легенды. Все мечтали найти сокровища Пузыря. Ребята обшарили весь доступный и недоступный берег Киргизки, где, по слухам, и находилась та пещера. Но ни золота, ни пещеры не нашли. Попадалась только разная ерунда: ржавые ложки, пуговицы, какие-то обломки чего-то. А следов Атамана не было. Потому что на самом деле и человека такого не было! Этот образ… придумали авторы книги. О чём написано в её предисловии.

Авторы повести Атаман Пузырь

На фотографии авторы повести: Ерминингольд Дульнев, Борис Иртышский и Виктор Корне в

Совершенно секретно!

Но нам в руки попала секретная информация – воспоминания одного из колонистов, который настаивал, что пещеры всё-таки были, и парни в них прятались.

Так что, юные искатели, продолжаем поиски дальше!

Хотите подробностей – приходите в Детскую библиотеку!

1 Сейчас на месте колонии располагаются Северская воинская часть и участок улиц Победы-Ленинградской.

2 Дульнев, Е. В. Атаман Пузырь [Текст]: Повесть / Е. Дульнев, Б. Иртышский, В. Корнев. – 3-е изд., доп. – Томск: Кн. изд-во, 1960. – 106 с., 1 л. ил.: ил.; 20 см.

Использованы фотографии с сайта электронного периодического издания «Томский Обзор» .

Пещера притихшего ветра

Когда мы получаем возможность путешествовать по землям неприятеля, благодаря военной кампании, сперва мы сильно ограничены в плане передвижений, у нас очень мало точек для полетов, что заметно затрудняет освоение вражеских локаций.

Основные точки полетов находятся на побережьях и не особо-то помогают, когда игроку нужно прибыть в центр локации, например. Но на 120 уровне мы можем начинать открывать аванпосты на вражеских территориях, чтобы как бы продвинуться вглубь позиций противника.

Возведенные однажды аванпосты остаются открытыми для всех персонажей соответствующей фракции на учетной записи.

Аванпосты Альянса в землях Орды:

  1. Гнездо стервятника
  2. Место крушения Мрачноискра
  3. Застава на Мугамбе
  4. Тайный грот
  5. Зеленая низина
  6. Уступ Туманной Лозы

Аванпосты Орды в землях Альянса:

  1. Пещера Притихшего Ветра
  2. Дозор Каменного Клыка
  3. Горное пастбище
  4. Крабья бухта
  5. Аванпост порывистого ветра
  6. Застава Каменного Кулака
  7. Волчье логово

Открытие аванпостов

Репутация

Для того, чтобы приступить к постройке аванпостов, сперва нужно купить у интендантов Седьмого Легиона или Армии Чести доклады разведки. У каждой фракции есть по два вида докладов. Первые открываются на репутации «Уважение», вторые — на «Почтении». И стоят они по 50 и по 100 ресурсов для войны соответственно.

Седьмой Легион — уважение:

  • Доклад разведки: Тайный грот
  • Доклад разведки: Место крушение Мрачноискра

Седьмой Легион — почтение:

  • Доклад разведки: застава на Мугамбе
  • Доклад разведки: уступ Туманной Лозы
  • Доклад разведки: Зеленая низина
  • Доклад разведки: Гнездо Стервятника

Армия Чести — уважение:

  • Доклад разведки: аванпост Порывистого Ветра
  • Доклад разведки: Волчье логово

Армия Чести — почтение:

  • Доклад разведки: застава Каменного Кулака
  • Доклад разведки: Горное пастбище
  • Доклад разведки: Крабья бухта
  • Доклад разведки: Дозор Каменного Клыка
  • Доклад разведки: пещера Притихшего ветра

Задания

Купив и использовав доклад, вы откроете миссию для соратников, связанную с выбранным аванпостом. Миссия выполняется в течение шести часов, у нее нет дополнительной награды и стоит она 100 ресурсов.
Когда миссия будет выполнена, вы получите задание, которое и откроет аванпост. При этом задание можно сделать любым персонажем учетной записи.

Когда аванпост будет возведен, с некоторым шансом вы будете получать миссия для соратников на улучшение аванпостов. Но об этом мы подробнее поговорим в следующей статье :)

Пещера Черного Льда, стр. 107

Гончие на большой псарне тоже выли почем зря, но Мейс мигом успокоил их, щелкнув хлыстом в воздухе. Потом послышалось звяканье металла, и Эффи поняла, что Мейс принес поводки, чтобы увести своих лучших собак в более теплое место.

— Виноватым себя чувствуешь, когда ее видишь? — с довольными интонациями произнесла Нелли.

— Сделай как договорились, и дело с концом.

— Всем было бы легче, если б ее подстрелила под открытым небом стрела клобучника. как Шора Гормалина.

За этими словами последовало много разных звуков. Затопали по снегу сапоги, зашуршала ткань, и Нелли испустила тихий гортанный стон.

— Не смей больше говорить о Шоре Гормалине, женщина, ясно? — Некоторое время Эффи ничего не слышала, кроме ветра и рычания Черноносого, а после Мейс повторил: — Ясно, я спрашиваю?

— Ясно, ясно. От меня правды никто не услышит.

— Вот и хорошо. — За этим последовал такой звук, будто кто-то хрустнул пальцами.

Эффи снова опустилась на пол среди собак, потрясенная до глубины души. Пчелка вылизывала ей уши, как больному щенку. Старый Царап, Званка и Зуб все еще ярились на людей снаружи, вытянув вперед дрожащие морды. Черноносый и Киска, которых Эффи всегда считала вожаками стаи, бегали туда-сюда перед дверью и прислушивались, готовые ко всему. При этом все, кроме Пчелки, не переставали тихо рычать.

Шенковы бестии — так прозвал их Шор Гормалин. Эффи еще улыбнулась, впервые услышав это прозвище. Только теперь она поняла, что оно подходит им как нельзя лучше.

В груди у нее открылась пустота. Шор Гормалин понимал собак. И ее понимал. Он был единственный, кто понял, почему ей надо иногда убегать и прятаться. И даже сказал, что сам так делает. Это много значило для Эффи — это помогло ей справиться с разными нехорошими словами, которые говорили про нее Летти Шенк и другие. Не такая уж она придурковатая, раз лучший боец клана говорит, что сам был таким же в детстве.

А сейчас случилось ужасное. Нелли Мосс говорила так, будто Шора убил вовсе не клобучник, будто это как-то подстроил Мейс Черный Град.

Эффи, сидя на корточках, раскачивалась взад-вперед. Ее тошнило, точно она наелась грязи. Она оттолкнула Пчелку, лизавшую ей ухо. Это Мейс убил Шора. Сначала сделал что-то с Рейной, а потом. Эффи перестала раскачиваться: одна мысль разметала все остальные, как камень, брошенный об лед.

Мейс убил Шора из-за Рейны. Шор любил Рейну. Он защитил бы ее, не дал бы ей выйти замуж за Мейса. Эффи видела, как Шор хлопотал вокруг Рейны, когда она только что узнала о смерти Дагро. Он делал для нее все, что только мог. Взял на себя все ее дела с издольщиками, пополнял запасы зерна и масла. даже ездил в Старый лес проверять ее капканы.

У Эффи живот разболелся от таких мыслей. Даже в тот день, когда Шор нашел ее здесь, в собачьем закуте, он тоже исполнял поручение Рейны. Эффи отвернулась от собак, и ее вырвало. Пчелка тут же принялась подлизывать теплую лужицу.

— Что это? — спросил вдруг совсем близко голос Мейса.

— Шенковы псы, чтоб их лихоманка взяла.

— Ладно, ступай, женщина, — буркнул Мейс, — и больше за мной не ходи. Люди могут заметить, что мы встречаемся. — Поводки в его руках звякнули. — Займись своим делом.

— Хорошо. Катти теперь дождется, когда девчонка о нем забудет, и подловит ее в таком месте, откуда ей будет не уйти.

Мейс досадливо фыркнул.

— Я хочу избавиться от нее, и поскорее.

— Нет уж, Катти спешить не станет — ведь он теперь знает, что она заколдована.

Ветер унес прочь ответ Мейса.

— Мы с Катти в твоих уроках не нуждаемся.

— А я не нуждаюсь в уроках от женщины, которая зажигает факелы ради пропитания. Ступай. — Последнее слово он произнес шепотом, но с такой силой, что Эффи съежилась и отползла подальше от двери. Даже собаки притихли.

Шаги Нелли удалились по направлению к круглому дому. Чуть погодя Мейс открыл дверь псарни, позвал своих собак, и они бросились к нему с визгом и лаем. Чей-то мокрый нос ткнулся в дверь маленького закута, но Мейс отозвал любопытного и ушел вместе со своей сворой.

Эффи сидела, обняв колени. Собаки сгрудились вокруг нее, но она впервые за все месяцы, что приходила сюда, не чувствовала себя защищенной.

КОГДА МУЖЧИНЫ ПОКУПАЮТ ДЕВУШКЕ ОДЕЖДУ

— Как ты себя чувствуешь? — сумрачно спросил Райф, поправив укрывающее Аш одеяло.

— Да так, будто ничего. — Аш потерла глаза. — Только внутри узлы какие-то, словно Геритас Кант все там перевязал веревками.

Райф дернул ртом, красноречиво показывая Аш, что невзлюбил Геритаса Канта.

— Ты ехать-то сможешь?

— А разве у меня есть выбор?

Райф промолчал и отвернулся.

Разговор происходил в комнате, где Геритас принимал их ночью, где-то после полудня, судя по серому свету, проникающему сквозь ставни. Аш проснулась на кушетке у огня, не помня, сама она пришла сюда или ее принесли. Последнее, что она помнила, был звук крови Геритаса, капающей в чашу. Она вздрогнула, до сих пор ощущая вкус испытанного тогда страха.

Читайте также  Древнегреческий бог мудрости

— Я оставлю тебя, чтобы ты позавтракала, — сказал Райф. — Мы с Ангусом утром ходили на рынок и купили тебе новые вещи — они в корзинке у стола. А снаружи стоит пони, — добавил он, уже открыв дверь.

— Ага. Горная лошадка, серая, как грозовая тучка.

— Это ты его выбрал?

Он кивнул, и их глаза встретились. После краткой заминки Аш сказала:

— Я не требую, чтобы ты исполнил обещание, которое дал мне ночью. Все было так. Я не имела права просить тебя о помощи.

В глазах Райфа вспыхнул непонятный Аш холодный огонь, и он сразу стал старше и суровее — если такого встретишь на улице, тут же перейдешь на другую сторону.

— Я не беру назад своих обещаний, произнес я их вслух или нет. Я обязан преданностью своему дяде и не скажу о нем ничего плохого у него за спиной. О Геритасе Канте я тоже не скажу худого слова, потому что уважаю его за силу духа и благодарен ему за все, что он сделал. Но знай, что я помогаю тебе совсем не по тем же причинам, что они. До Простирающей Руки мне дела нет.

— Я знаю, потому и обратилась к тебе ночью. И потому же сказала тебе правду у озера.

Райф молча повернулся, чтобы уйти, но Аш сказала:

Аш не сразу нашла нужные слова. Он давал ей так много. и так спокойно, без шума и суеты.

— За то, что позволила тебе прикоснуться к себе в тот день у ворот.

Рука Райфа нашарила у горла черный вороний клюв, его амулет. Неожиданно он улыбнулся, да так славно, что у Аш захватило дыхание.

— Ты достойна уважения, Асария Марка.

Не успела Аш сообразить, почему он так ответил, дверь закрылась за ним. Аш сидела, глупо вытаращив глаза на то место, где он только что стоял.

После этого она стала не спеша собираться. Прежде всего она поела поджаренного хлеба с кислыми зимними яблоками. Кто-то, вероятно, сестра Ганнет, приготовил ей все нужное для ванны. Аш давно уже не мылась и теперь долго стояла в медной ванне, давая горячему пару окутать себя. Потом она отскреблась дочиста и взбила на волосах пену, пахнущую овсом и зимней мятой. Вода в ванне сделалась серой, и Аш чуть было не кликнула Кату, чтобы та принесла чистой.

Это заставило ее выйти. Вода вдруг показалась ей холодной, и Аш никак не могла согреться. Ката вздернута на виселицу, воронью на поживу и людям на поглядение.

Это сделал Пентеро Исс. Аш бросила шерстяное полотенце в ванну, глядя, как оно намокает в грязной воде. Теперь она многое поняла о своем приемном отце. Прошлой ночью, когда Геритас Кант говорил о Простирающих Руки, Провале и обитающих там существах, Аш сразу вспомнила об Иссе. Все, что он делал и говорил, вся его доброта, все знаки внимания и даже поцелуи были ложью. Она — Простирающая Руки, и он это знал. Потому-то он и являлся к ней по ночам, задавая ей хитрые вопросы о ее снах. Потому он и велел Кате следить за ней, Ножу — сторожить ее дверь и Кайдису Зербине — потихоньку таскать ее вещи.

Пещера притихшего ветра

«Натаносу Гнилостеню, из Долины Штормов, от Разведчика крепости Клыка Войны Каша Разорителя.

Этой ночью, согласно вашим указаниям, мой отряд начал пробираться глубже в Долину Штормов, для того чтобы выполнить одну из целей вашего задания — и первым делом, мы решили заняться пещерой Притихшего Ветра, и медведем Гиблорыком, что там обитал.

Я и Шоеналь оставили наш лагерь на попечение Знахаря и Газута, и отправились на материковую часть Кул-Тираса, вверх по горе. Оттуда нам открылся вид на полу-заброшенное поселение местных служителей моря правящего этими землями клана Штормсонг. Насколько мне удалось выяснить, Альянс уже провёл зачистку той местности, и готовится идти на остров справа, где находится какой-то храм богу-осьминогу.

Мы начали входить в пещеру, где сопел медведь. Увы, застать его врасплох не получилось, и он атаковал первым. Я принял все удары на себя, а Шоеналь нанесла ему несколько ран. К нашему удивлению, к нам на помощь прибыл ещё один разведчик из крепости Клыка Войны, который в наши планы не входил, как и Шоеналь изначально.

Как выяснилось позже, он совершенно случайно оказался рядом, когда услышал рёв медведя.

В итоге, во время боя, никто кроме меня сильно не пострадал, но продолжить в ближайшее время ваше задание ещё смогу. Эльфа лишь придавило боком медведя, а Шоеналь не получила никаких ранений. Скончался медведь он ран в ключицу лезвием косы шал’дорай, и моего удара нажьим тонким трезубцем в глаз так, что был поражён его мозг. Вряд ли получится его воскресить с должным эффектом, дабы натравить на Альянс, но поскольку он был огромен, из него можно сделать неплохой материал для поганищ.

Могу лишь добавить, что эта пещера — идеальный вариант для тайного аванпоста разведчиков — можно легко отступить к крепости, а так же провести почти прямую высадку на берег, который ровно по другую сторону пещеры. Как так же было мною выяснено, там есть горная тропа, позволяющая пройти к будущему аванпосту и оттуда. Сам подъём закрывают некоторые кусты и соседние деревья, что так же играет нам на руку.»

Каш Разоритель, 09, 06, 33.

Значимость: Выполнено важное задание Натаноса Гнилостеня по подготовке местности к основанию на ней аванпоста Армии Чести. Однозначно низкая (Хотя на мой взгляд как минимум средняя).

Каш, 46 уровень. — Участник, писатель.

Крамгош, 97 уровень. — Ведущий.

Шоеналь, 93 уровень. — Участница.

Галар, 30 уровень. — Участник.

Награда: Опыт, продвижение по квестовой цепочке.

Доброго времени суток. Отчет высокой требовательности одобряется и ему присваивается средняя значимость. Ролевой итог: Выполнено важное задание Натаноса Гнилостеня по подготовке местности к основанию на ней аванпоста Армии Чести. Прогресс в квестовой цепочке одобряется.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector