Скрипичные мастера амати страдивари гварнери

Скрипичные мастера амати страдивари гварнери

Секрет Страдивари останется в Кремоне.

Итак, в мире очередная сенсация! Молодой скрипичный мастер из Кремоны –Андреа Шудтц объявил, что он является обладателем секрета старых мастеров, того самого пресловутого «секрета Страдивари», найти который мечтает едва ли не каждый уважающий себя профессионал.

Нам удалось договориться об интервью и встретиться с Андреа в его в мастерской в Кремоне, куда он вернулся после выставок, где представлял свои новые скрипки. Мастер встретил нас в рабочей одежде, с инструментами в руках.

– Вот, потерял много времени, надо наверстывать, заказов много. Выставки сильно выбивают из рабочего ритма. Правда, результаты последних двух – в Милане и в Шанхае – впечатляют. Я продал обе «новых» скрипки, и получил заказы еще на несколько инструментов.

– Скажите, это те самые скрипки, о которых так много говорят?

– Да, это те самые инструменты. Можете посмотреть их, только осторожно, они уже проданы.

– Я понимаю, что ты не будешь раскрывать свои секреты, но хоть немного приоткрой завесу – чем же отличается старинная скрипка от современной? В чем заключается секрет удивительного звучания скрипок кремонских мастеров 17-18 столетий – Амати, Гварнери, Страдивари?

– Это принципиально другая технология. Как бы вам нагляднее объяснить… Скажем, если велосипедному мастеру сказать, что велосипед будет мчаться быстрее с квадратными колесами, и чтобы он начал усиленно думать в этом направлении. Ведь в мире существует огромное количество гипотез, как старым мастерам удавалось добиться такого звучания – и жучков-то древесных Страдивари травил, и ледниковый период древесину именно в районе Кремоны всю попортил, и в морской воде древесину вымачивали, и в речной тоже. Да, еще окислял он свои скрипки всем, что под руку попадется. Каких только «секретов Страдивари» за эти годы не было «раскрыто». Ну и мастера, как только появляется очередная гипотеза, дружно бросаются этот метод воплощать. Получают какой-то результат, он, естественно, чем-нибудь отличается от обычного звучания. Но, через какое-то время понимают, что это все же не то, и продолжают спокойно работать в своих мастерских до следующего «откровения» очередного «нашедшего» секрет Страдивари/Гварнери/Амати (нужное подчеркнуть). Вообще, попыток создать инструменты со «старым» звуком было неизмеримое множество. Пытались использовать черепаховый панцирь, фаянс, слоновую кость, пластик и даже сталь. Но результат по улучшению звука был нулевой. Поэтому нужен был совершенно другой подход к скрипке.

– Так Вы считаете, что используемая Вами технология применялась самим Страдивари?

– Ну что вы. Я ни в коем случае не говорю, что сумел найти оригинальный рецепт Страдивари, нет. Мне всегда больше нравились работы Гварнери. Я отталкивался от его творчества, делал копии именно его инструментов, копировал форму, подбирал лак, грунт, и по тому звучанию, по тем характеристикам, которые стали выдавать мои новые инструменты – я понял, что двигался и двигаюсь в правильном направлении. И действительно, созданные мною инструменты как день и ночь отличаются от тех, что я делал раньше. Результат налицо – я сумел добиться совершенно другого качества звучания. Скажу больше: чтобы этого добиться, мне понадобилось полностью отключиться от стандартного процесса и начать привносить совершенно, казалось бы, несовместимые вещи в процесс создания инструмента. Мне нужно было попытаться развернуть поиск в направлении совершенно невероятном, но это принесло свои плоды.

– Я все пытаюсь понять, почему именно Вы смогли раскрыть то, что на протяжении веков не смогли сделать другие скрипичные мастера?

– Это пришло не вдруг, это не озарение. Я делаю скрипки со школьного возраста, больше двадцати лет. А в 15 лет я уже участвовал в международном конкурсе как самый молодой скрипичный мастер. Тем более, что мне не пришлось начинать с нуля, мой отец был великолепным мастером. Я совершенно уверен, что проживи он подольше, он бы сделал такую скрипку раньше меня. Он тоже всю жизнь пытался рассекретить «итальянцев». Он говорил мне, что не могло быть в те времена чересчур сложных технологий. Говорил: «ищи простое, очень простое, но оригинальное решение, обращай внимание на каждую мелочь, и думай. Все время думай.» Он считал, что вся эта система, этот технологический «секрет» был придуман одним человеком и, что было внесено всего одно изменение в производственный процесс. И что без этой единственной детали не будет работать вся система. Я искал именно эту деталь, этот недостающий винтик, но по прошествии времени начал понимать, что если бы была только одна неизвестная составляющая, то кто-нибудь давно смог бы догадаться или случайно применить на практике. Тогда я начал копать глубже, и понял, что все оказалось сложнее и проще одновременно, а именно – составляющая конечно же не одна, наверное поэтому ее так было сложно найти. И когда я сделал первую скрипку по новому рецепту, и она зазвучала совершенно фантастически для нового инструмента, мне понадобилось несколько дней, чтобы взять себя в руки, успокоится и начать вторую скрипку. Ведь было столько сомнений – вдруг это случайность, вдруг не получится. И только когда вторая скрипка зазвучала также глубоко, как и первая, я понял – это победа!

– А подтверждена ли кем-то аутентичность звучания, что это звучит именно как старинный инструмент?

– Конечно, их уже опробовали несколько независимых скрипачей-виртуозов и экспертов. Некоторых я предупреждал, что это необычные инструменты, а некоторым давал выбрать среди других скрипок моей мастерской. Выбор был однозначным. Это действительно другой, фантастический звук, отличный от звука современных инструментов как небо и земля. Да и на двух последних выставках в Милане и Шанхае, где я представлял эти инструменты, они произвели фурор. Поэтому мне не надо ничего подтверждать или доказывать, голоса моих скрипок говорят сами за себя. Отзывы самые восторженные!

– Получается, что Вы заставили звучать новые инструменты как старинные?

– Не просто как старинные, а как старинные именно с «итальянским» звучанием. Ведь и раньше скрипки различных мастеров и школ имели отличное друг от друга звучание. Скажем, инструменты французской скрипичной школы, безусловно изящные, имеют более резкий звук чем итальянские из-за большей жесткости лака. Французы, хоть и производили скрипки изысканной формы, золотисто-коричневого цвета под влиянием Страдивари, на мой взгляд, не смогли добиться той глубины и сочности звука присущих «итальянцам», что как раз и говорит о том, что «секрет» итальянских мастеров уже не был им известен. Они не использовали итальянские рецепты лаков, их лаки были менее пластичными и менее жирными. Это еще раз подтверждает, что только старые итальянские мастера, такие как Амати, его ученик Страдивари, и Гварнери знали и использовали свой секретный метод. Ведь именно их инструменты звучат настолько божественно.

– А как же тогда быть со старыми скрипками? Ведь их стоимость может упасть, если люди будут знать, что можно изготовить скрипку с аналогичными характеристиками в наше время?

– Скрипки подешевеют? Нет конечно, этого не произойдет, я же не собираюсь раскрывать суть секрета кому-то еще. Бояться этого не надо. Антиквары и владельцы старинных инструментов сохранят ореол загадочности, романтики и высокую цену старых скрипок. Есть еще одна причина – многие просто не захотят признать, что секрет фантастического звучания их инструментов может быть кем-либо раскрыт.

– Скажите, больше ли приходится трудиться над этой скрипкой, чем над обычной?

– Безусловно, приходится тратить где-то на треть больше времени. К тому же, в моей новой технологии всегда есть что улучшить, а это тоже берет время.

– Можно ли надеяться, что Ваши скрипки станут для будущего поколения тем, чем стали скрипки Страдивари?

– Очень надеюсь! Я уже становлюсь серьезным конкурентом современным мастерам. И моя позиция очень выигрышна. Старинных инструментов очень мало, и они безумно дороги, поэтому лишь немногие музыканты могут позволить себе иметь инструмент Страдивари или Гварнери. Тем более, что инструментов Страдивари осталось “бродить по свету” немногим более четырехсот пятидесяти из тысячи. А те виртуозы, те музыканты, которые достигли вершин исполнительского мастерства, но не имеют возможности приобрести старинный инструмент, теперь могут раскрыть свои таланты еще ярче, используя мои инструменты.

– Вы становитесь знамениты, вас приглашают на телевидение, о Вас пишут статьи. Как Вы реагируете на такую известность?

– Сложно сказать. У меня до сих пор не укладывается в голове то, что я это сделал. Такое впечатление, что это все происходит не со мной.

– И последний, традиционный вопрос – каковы Ваши дальнейшие планы?

Секреты Страдивари

Этими словами поучал юного Антонио Страдивари знаменитый Николо Амати в старом фильме «Визит к Минотавру».

Покупка скрипки в последнее десятилетие стала беспроигрышной инвестиционной идеей. Произведения искусства всегда привлекали успешных людей, ведь это показатель статусности, вкуса и утонченности. Тем более, этот рынок один из самых консервативных: с момента, когда Антонио Страдивари основал в конце XVII века музыкальный магазин в итальянской Кремоне, мало что изменилось. Тогда на творения искусных ремесленников претендовали герцоги и королевы, в наши дни эти инструменты продаются за безумные деньги такому же узкому кругу.

ИНСТРУМЕНТ, НА КОТОРОМ НЕ ИГРАЮТ, «УМИРАЕТ», «ГЛОХНЕТ»

Из 1100 скрипок гитар и арф, которые, как принято считать, Страдивари изготовил за всю свою жизнь, до наших дней сохранилось только около 650. И хотя в те времена существовали другие, не менее прославленные струнные мастера, прежде всего Гварнери и Амати, за чьи работы сегодня просят заоблачные суммы да и больше дошло до нас, наиболее известные и ценные именно скрипки Страдивари. Вообще, среди всех музыкальных инструментов наибольший спрос имеют именно струнные: скрипки, альты, виолончели и контрабасы, рожденные лучшими мастерами: Николо Амати, Антонио Страдивapи, Джузеппе Гварнери «дель Джезу» и Джованни Баттиста Гваданини.

По данным журнала Forbes, рост стоимости скрипки работы Антонио Страдивари или Джузеппе Гварнери опережает рост стоимости золота и фондовых рынков.

Раритетные инструменты как объект инвестиций существенно отличаются от других предметов антиквариата и изобразительного искусства. Их невозможно спрятать или положить под стекло. Они постоянно работают на имидж владельца. Скрипка не может не играть! Инструмент, на котором не играют, «умирает», «глохнет». И это не фигура речи, а элементарный физический процесс — инструмент теряет свои основные музыкальные свойства. Именно поэтому все владельцы струнных раритетов для поддержки инструмента в «рабочем состоянии», от которого зависит и цена инструмента, отдают инструменты в талантливые руки. Но как понять, кому доверить свою собственность и свою ценность? Именно для этого существуют фонды раритетных инструментов. Но Украина, к сожалению, на сегодняшний день является практически единственным государством на территории Европы, где нет подобной организации.

Поэтому нужно как-то наверстывать, и СхидОperа (Харьковский театр оперы и балета им. Николая Лысенко) инициировала серию концертов «Секреты Страдивари» в Харькове, Одессе, Львове и Киеве с целью презентации бизнесу и меценатам новых возможностей инвестирования в классическую музыку через создание украинского Фонда раритетных инструментов — одной из наиболее распространенных в Европе меценатских практик — покупку раритетных инструментов для сохранения в фондах и пользования молодыми музыкантами.

Инвестиции в раритетный инструмент представляют не только сильную инвестиционную привлекательность, но и имеют большую филантропическую направленность. Инвестор становится покровителем виртуозов, которым предоставляются инструменты в пользование, и делает свой вклад в культурный ландшафт страны. Фактически, инвестор способствует созданию нового культурного продукта в виде концертов, представлений, конкурсов, фестивалей и влияет на будущее музыки в стране. И что главное — редкие инструменты также являются инструментами продвижения и популяризации музыкантов.

Раритетная скрипка — это уже бренд сам по себе, а в конкурентном мире ТОП-игроков жизнедеятельность музыкантов часто зависит от того, на каком инструменте они играют. По словам заместителя директора СхідОperа Игоря Тулузова, фондом раритетных инструментов может владеть частное лицо или это может быть коллективный проект, иногда — при участии государства. «Главная идея в том, что это не чистое меценатство, а инвестиционный бизнес-проект, который может принести прибыль, поскольку инструменты постоянно дорожают, причем быстрее, чем золото».

Фонд — это площадка для удовлетворения потребностей всех сторон и развития искусства: владелец передает на хранение инструмент, фонд его страхует и гарантирует сохранность. Дальше фонд находит путем конкурсов, фестивалей или других знаковых событий действительно талантливых молодых музыкантов, которые заслуживают поддержки, и дает им возможность временно играть на таких инструментах. Именно поэтому идея фонда совмещает три основных направления: промоцию инвестора + сохранение культурного наследия (обслуживание инструмента на должном уровне для сохранения его технических и музыкальных характеристик и ценности) + филантропию.

НУЖЕН ФОНД РАРИТЕТНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ В УКРАИНЕ

Поскольку в Украине собственные фонды отсутствуют, украинские музыканты сотрудничают с европейскими фондами. Так, Михаил Захаров (г. Харьков), который живет и работает в Австрии, играет на скрипке итальянского мастера Джованни Пистуччи 1910 году. Именно Михаил, сотрудничая с несколькими европейскими фондами и агентствами, получил возможность привезти скрипку мастера Гваданини 1746 года для этого тура по Украине. В июне 2018 года подобная скрипка Гваданини была продана на аукционе «Таrisio» за 2 106 933 доллара США.

В 2008 г. скрипка выдающегося итальянского мастера Пьетро Гварнери — брата Гварнери дель Джезу и внука родоначальника, Андреа, — звучала в Украине в руках талантливой украинской скрипачки Богданы Пивненко. Как известно, Пьетро был последним из мастеров семейства Гварнери. Осенью 2012 года на открытии IV Международного конкурса молодых исполнителей академической музыки им. Н.Лысенко один из членов жюри — украинский скрипач Дмитрий Ткаченко, — исполнил Концерт для скрипки с оркестром австрийского композитора Эриха Корнгольда также на скрипке Гварнери дель Джезу (1727 г.). Эту скрипку привез в Киев лондонский скрипичный мастер, дилер, эксперт и реставратор Флориан Леонард. Скрипач украинского происхождения Андрей Мурза из Одессы, который в свое время переехал в Европу, с 2015 года играет на скрипке всемирноизвестного итальянского мастера Николо Амати (это внук основателя кремонской школы Андреа Амати), который более трех веков назад воспитал мастеров Антонио Страдивари и Андреа Гварнери. Эту скрипку Андрею, как победителю в конкурсе, предоставил в личное пользование немецкий фонд «Симфони ма». В мае 2013 года подобную скрипку Николо Амати на аукционе Sngles & Hayday реализовали за 654 588 долларов США. А другой немецкий фонд Deutsche Stiftung Musikleben из Гамбурга предоставил молодому одесскому скрипачу Алексею Семененко скрипку Антонио Страдивари. Мировое признание ему принесло второе место на самом престижном конкурсе имени Королевы Елизаветы (Бельгия, 2015 г.). Еще один чрезвычайно одаренный украинский музыкант Андрей Белов играет на скрипке известного итальянского мастера Гваданини 1745 года. Недавно подобную скрипку реализовали в Турине на аукционе Tarisio за 2,1 миллиона долларов США.

Безусловно, украинские скрипачи, особенно молодая плеяда, являются гордостью нашей страны, ведь они достойно представляют Украину как на ее территории, так и за рубежом, способствуя формированию ее позитивного культурного имиджа. И тот факт, что крупнейшие зарубежные фонды поддерживают наших соотечественников и доверяют им, предоставляя возможность совершенствовать свой талант на лучших в мире инструментах, также свидетельствует о мировом признании украинских музыкантов. Интересны и уже исторические фигуры в контексте игры на антикварных скрипках самых выдающихся в мире мастеров — итальянских.

Самый ошеломляющий факт связан с именем украинского скрипача Богодара Которовича, который в 1971 году завоевал Гран-при Международного конкурса имени Никколо Паганини в Генуе. В качестве награды за победу музыкант получил возможность сыграть на скрипке Гварнери дель Джезу, на которой раньше играл сам маэстро Паганини. В 1991 г. Которовича пригласили в жюри этого конкурса. А в 1999 г. скрипач опять получил возможность сыграть на скрипке Гварнери, известной еще как «Вдова Паганини», на сценах Национальной филармонии и Национальной оперы Украины. Именно Богодар Которович стал первым украинцем и единственным скрипачом в мире, который не просто дотронулся до скрипки, на которой играл Паганини, но и дважды заставил ее звучать «во весь голос» за пределами Италии. Однако интересно, что такую «встречу» Богодара Антоновича и Гварнери дель Джезу можно считать неслучайной, ведь обычно музыкант играл на скрипке французского мастера Жана Батиста Вилема, известного своими копиями скрипок Страдивари и Гварнери. Во время путешествия в Украину предоставленная музеем города Генуи скрипка хранилась в Итальянском посольстве, к ней приставляли скрипичного эксперта, который присматривал и следил за ней, подбирал струны и присутствовал на всех репетициях. После концертов инструмент выносили под надзором вооруженной охраны из помещения концертного зала и передавали лично в руки представителю посольства.

Несмотря на такое реноме украинских музыкантов среди мировых и европейских фондов раритетных инструментов, в Украине пока есть только идея его создания. Хотя, конечно, тот Фонд, который формировался в советские времена остался в России. Сейчас там есть один государственный фонд и как минимум три частных. Сегодня такой фонд есть даже в Беларуси. Поэтому проект «Секреты Страдивари», по словам Тулузова, «должен показать меценатам, что эти инструменты реально не только привезти, но и приобрести. То есть мы подчеркиваем, что это не просто музыка, образование и культура населения, а это еще и инвестиции. Потому что средний рост стоимости раритетных инструментов составил 26 000% за 50 лет. Это наибольший рост, который существовал на любые активы в мире».

Скрипичные мастера амати страдивари гварнери

Амати Николо (Amati Nicolo) (1596 – 1684) – Амати — старейшая семья итальянских мастеров смычковых инструментов. Родоначальник школы скрипичных мастеров в итальянском Кремоне Андреа Амати принадлежал к одной из старинных фамилий города. Амати впервые установил тип скрипки как инструмента, приближающегося по своей выразительности к тембру человеческого голоса (сопрано). Андреа впервые определил подбор дерева, характерный для кремонской школы: клен, ель или пихта, иногда груша и платан. Созданный им классический тип скрипки остался в основном неизменным. Все последующие улучшения, сделанные другими мастерами, главным образом касались силы звука. В настоящее время инструменты Андреа Амати встречаются редко. Наиболее известный представитель семейства Никколо Амати, внук Андреа, довел тип скрипки, выработанный мастерами Амати, до совершенства. В некоторых скрипках увеличенного формата, так называемых Grand Amati, мастер усилил звучание, сохранив мягкость и нежность тембра. При изяществе формы его инструменты производят более монументальное впечатление, чем работы его предшественников. Инструментов его работы немного, и они ценятся очень высоко. Учеником Николо Амати был величайший мастер смычковых инструментов Антонио Страдивари. Он очень рано начал изготавливать инструменты: сохранилась скрипка с этикетом, свидетельствующим, что она сделана Антонио Страдивари в возрасте 13 лет. Многие годы Страдивари работал в стиле своего учителя Николо Амати. Мастер отличался методичностью: десятилетиями всесторонне разрабатывал какой-либо тип модели, пока не переходил к другому. Отход от школы Амати произошел в 1690-м году, когда Страдивари создал тип так называемой удлиненной скрипки. Только около 1700-го года, в возрасте 56 лет, Страдивари сконструировал свою модель. С этого года и на протяжении 16-ти лет длился так называемый золотой период, когда Страдивари создал лучшие по концертным качествам инструменты. В своих инструментах Страдивари более всех других мастеров приблизился к природному тембру человеческого голоса. Инструменты Страдивари пользовались огромной популярностью. Ему приписывается создание около 2500 инструментов, из которых сохранилось 732 бесспорно подлинных. Неблагоприятные экономические и политические обстоятельства затронули кремонских мастеров в начале 30-х годов XVIII века и явились началом спада в искусстве. Конец прекрасной эры итальянских скрипок наступил к концу XVIII века.

Гварнери (Gvarneri) – семья итальянских мастеров смычковых инструментов. Родоначальник семьи, Андреа Гварнери (1626 – 1698) – ученик знаменитого Н.Амати. Особую известность и признание получили инструменты, созданные его внуком – Джузеппе Гварнери (1698 – 1744), прозванным дель Джезу. Инструментов работы дель Джезу сохранилось немного (10 альтов и 50 скрипок); в настоящее время они представляют исключительную ценность.

Страдивари

(СТРАДИВАРИ, АНТОНИО (Stradivari, Antonio) (ок. 1644–1737), прославленный итальянский скрипичный мастер. Точная дата и место рождения Страдивари не установлены. На одной из его скрипок стоит клеймо «1666, Кремона», и это первое свидетельство пребывания мастера в городе, где он впоследствии жил и где скончался 18 декабря 1837. То же клеймо подтверждает, что Страдивари учился у Николо Амати. Почти вся жизнь мастера была посвящена совершенствованию его искусства и изготовлению великолепных инструментов, которые покрыли его имя неувядающей славой. Эволюция Страдивари показывает постепенное освобождение от влияния учителя и стремление к созданию нового типа скрипки, отличающейся тембровым богатством и мощным звучанием. До 1684 Страдивари строил небольшие скрипки, но потом перешел к изготовлению более крупных инструментов. Типичная страдивариевская «удлиненная скрипка» имеет 363 мм в длину (на 9,5 мм крупнее аматиевской скрипки). Затем мастер уменьшил длину инструмента до 355,5 мм, одновременно сделав его несколько шире и с более выгнутыми сводами, – так появилась на свет модель непревзойденной симметрии и красоты. К позднему периоду принадлежат также лучшие виолончели Страдивари. За всю жизнь мастер создал более тысячи скрипок, альтов и виолончелей; до нашего времени дошло примерно 600. Среди прославленных скрипок Страдивари – «Беттс» (1704, ныне хранится в Библиотеке Конгресса США), «Виотти» (1709), «Алард» (1715) и «Мессия» (1716). Хорошо известно клеймо Страдивари: мальтийский крест и инициалы А.S. в двойном круге. Существует масса подделок под Страдивари, и только опытный эксперт может подтвердить подлинность инструмента. .а

Читайте также  Есть ли в афинах зоопарк

В чем секрет скрипок Страдивари?

Надо сказать, что работа эта стала для него без преувеличения делом всей жизни, ибо занимался он ею ни много, ни мало 33 года. И вот его точка зрения: «Результаты исследований представляются мне в высшей степени отрадными, поскольку они подтверждают то, что я подозревал три десятилетия назад. В противоположность общепринятому мнению, древесина, из которой изготовлены инструменты, подвергалась химической обработке. Опираясь на эксперименты, которые я проводил со схожими химикатами всю свою жизнь, сейчас можно сказать: эти соединения играют весьма значительную роль в том, как звучат эти инструменты».

Для того, чтобы прийти к этому выводу, ученому пришлось сжечь частички дерева, из которого кремонские кудесники делали свои шедевры, и, проанализировав золу, обнаружить там сложную смесь соединений бора, хрома и железа, которыми материал определенно был обработан для придания ему лучшего звучания.

Прежде было принято считать, что главный секрет скрипичных дел мастеров в особом составе лака, покрывающего инструменты. Это предположение было высказано еще в 1948 году Джозефом Михельманом. Он сумел снять с инструмента два последовательно наложенных слоя лака и изучить их композицию. В них обнаружился и кальций, и кремний, и медь, и алюминий, и натрий, и железо, и свинец, и олово… Другие исследователи находили там и природные красители, получавшиеся из корней определенных растений, и следы вулканического пепла. Появлялись и откровенно мистификаторские, если не сказать шарлатанские предположения. В 1955 году некий Раньери объявил, что раскрыл секрет лака, главным компонентом которого им была объявлена «индийская смола» непонятного состава. Толи он намекал на мумиё, толи просто набивал себе цену, но пообещал быстро доставить из Бомбея это таинственное нечто. Больше о нем никто никогда ничего не слышал. А секрет старинного лака так и остается нераскрытым. Более того, никому пока не удалось убедительно доказать, что секрет особого звучания кремонских инструментов именно в нем.

Затем укрепилось мнение, что дело здесь не столько в химии, сколько в акустических свойствах использовавшегося старыми мастерами дерева. Ведь они жили во времена так называемого «малого ледникового периода», когда климат в Европе был значительно холоднее. Этот период тянулся с начала XV до самого XIX века. А особенно холодными были годы между 1570 и 1630, а также с 1675 по 1715.

В то время деревья из-за холодов росли в особенно тяжелых условиях, и Страдивари, Амати и Гварнери использовали для своих инструментов именно их. Древесина была не той, что ныне, а это и дало, как считают эксперты, характерное неповторимое звучание. Потом выяснились и более тонкие различия.

Оказывается, плотность материала варьируется в пределах одного годового кольца: весенняя древесина более рыхлая, осенняя и летняя – плотнее. Причем у хвойных и лиственных пород дело обстоит по-разному. У лиственных деревьев каждый год образуется много пористой весенней древесины, а вот столько же плотной поздней – только в хорошие годы. У хвойных – все ровно наоборот. Так вот, уникальные кремонские мастера умели так тонко сочетать сорта дерева, использовавшиеся для разных частей инструмента, что уникальные комбинации клена и ели звучали у них так, как ни у кого. Да мало того, они еще и обрабатывали материал особым образом, как это установил профессор Надьвари.

Все перечисленные изыски складывались в единую и неповторимую симфонию. Одна беда: согласно цеховым традициям тех лет, корифеи зачастую уносили секреты мастерства с собой в могилу. И потомкам остается только гадать, в чем же непостижимая доселе тайна их волшебного искусства.

Ученые разоблачают скрипки Страдивари

Ученые разных стран уже давно пытаются разгадать секрет скрипок знаменитых итальянских мастеров 17-18 веков. Теперь французские и американские исследователи утверждают, что никакого секрета нет, а все дело в психологии.

Скрипка Страдивари

Едва ли найдется человек, никогда не слышавший имена Страдивари, Амати или Гварнери — знаменитых итальянских мастеров струнных музыкальных инструментов 17-18 веков. На изготовленных ими скрипках всегда играли — и играют сегодня — самые выдающиеся музыканты мира. Хотя каждый такой инструмент стоит миллионы долларов, то есть в сотни раз дороже, чем самая лучшая современная скрипка, все крупные исполнители современности безоговорочно отдают предпочтение инструментам Страдивари или Гварнери. Творения великих итальянских мастеров прошлого вызывают пристальный интерес не только у коллекционеров и музыкантов, но и у исследователей. Они давно пытаются разгадать тайну того изумительного звука, что присущ, как считается, этим инструментам, тем более что каждому из них свойствен и свой особый «голос».

В гипотезах и предположениях недостатка нет: одни рассуждают о неких особенностях формы старых скрипок, другие — об использованной в них уникальной древесине, третьи — о пропитке против жуков-древоточцев, четвертые — о рецептуре лака. Было поставлено множество экспериментов, измерено бессчетное количество акустических параметров, проведена уйма химических и материаловедческих анализов. И вот теперь группа французских и американских исследователей задалась неожиданным вопросом: «а был ли мальчик?» То есть так ли уж на самом деле уникален звук старинных скрипок? Или же все дело в психологии, в том, что человек легко поддается внушению?

Темная комната, черные очки. и скрипка

Для ответа на этот вопрос группа ученых во главе с Клаудией Фриц (Claudia Fritz) из парижского университета обратилась к участникам проходившего в Индианаполисе, штат Индиана, международного конкурса скрипачей с просьбой принять участие в научном эксперименте. Эксперимент проводился так называемым слепым методом: музыкантов заводили в затемненное помещение, надевали им непроницаемые черные очки электросварщиков и предлагали поиграть по очереди на шести разных скрипках, а затем оценить качество их звука. Все участники эксперимента (всего — 21 человек) были профессиональными музыкантами в возрасте от 20 до 65 лет со стажем игры на скрипке от 15 до 61 года, а их собственные инструменты имели рыночную стоимость от 1 400 до 7 700 000 евро, поскольку были среди этих инструментов и творения Гварнери и Страдивари.

Скрипка Страдивари

Однако в ходе эксперимента музыкантам пришлось играть на незнакомых скрипках. Исследователи приготовили для них 6 инструментов: три старых итальянских (два — работы Антонио Страдивари, один — работы Джузеппе Гварнери) и три современных, изготовленных не более нескольких лет назад, но обладающих, по мнению Клаудии Фриц и ее коллег, наиболее выразительным звучанием и яркой индивидуальностью голоса. Суммарная рыночная стоимость трех старых скрипок составляла около 10 миллионов долларов, превышая суммарную стоимость трех новых примерно в сто раз. Для полной чистоты эксперимента исследователи даже опрыскали подбородники скрипок духами, что специфический запах древесины не выдал происхождение инструмента…

Эксперимент, этап первый

Эксперимент проводился в два этапа. На первом этапе музыкантам было предложено поиграть поочередно на двух инструментах (по одной минуте на каждом), а потом сообщить, какой им понравился больше. Один из двух инструментов был старой скрипкой, другой — новой, но участники эксперимента об этом не знали. Каждый из них опробовал все возможные парные сочетания старых и новых скрипок, а одно сочетание даже дважды. Итоги изрядно удивили исследователей: в целом музыканты чаще отдавали предпочтение новым инструментам. Особенно часто негативно оценивалась одна из скрипок работы Страдивари.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector