Страны соседи греции

Страны соседи греции

Соседи Греции и Кипра делят их новые нефтегазовые месторождения

Открытие крупных месторождений нефти и газа на шельфе Греции и Кипра означает не только появление новых игроков на энергетическом рынке Евросоюза, но и может спровоцировать конфликт в регионе — претензии на месторождения в южной части средиземноморья выдвинули все соседние страны, за исключением занятой урегулированием внутренних проблем Сирии.

Открытие крупных месторождений нефти и газа на шельфе Греции и Кипра означает не только появление новых игроков на энергетическом рынке Евросоюза, но и может спровоцировать конфликт в регионе — претензии на месторождения в южной части средиземноморья выдвинули все соседние страны, за исключением занятой урегулированием внутренних проблем Сирии.

Турция требует от Кипра приостановить разработку запасов газа или дать возможность участвовать в ней туркам-киприотам, а Грецию предостерегает от попыток в одностороннем порядке определить границы исключительной экономической зоны (ИЭЗ) и заявляет о «спорных территориях». Споры могут возникнуть у Греции и с Албанией — по месторождениям в Ионическом море. А США и Евросоюз стараются не допустить усиления влияния России в регионе.

Кипрский узел

Газовое месторождение «Афродита» на шельфе Кипра — крупнейшее из обнаруженных за последние 10 лет. Осенью 2012 года Кипр сообщил, что открытые запасы газа составляют 1,7 триллиона кубометров и оцениваются в 2 триллиона евро, но в январе 2013 года посол Кипра в Греции дал вдвое большие оценки — 3,4 триллиона кубометров газа и 235 миллионов тонн нефти. Запасов газа только с одного 12-го участка (230-340 миллиардов кубометров) хватит, чтобы обеспечивать потребности Кипра на протяжении 250-300 лет.

Разработка этого месторождения может решить финансовые проблемы Кипра, но грозит «экономической колонизацией».

Заявки на участие в тендере на пробное бурение подали около 30 компаний из 15 стран, и борьба обещает стать ожесточенной. В декабре Кипр прекратил переговоры с консорциумом российской НОВАТЭК и французской Total S.A. по поводу предоставления лицензии. Греческие обозреватели полагают, что именно с доступом к разработке кипрского шельфа Москва связывала предоставление кредита в 5 миллиардов евро, который просит Никосия.

После начала работ Никосией на шельфе премьер Турции Реджем Тайип Эрдоган заявил, что Анкара вместе с непризнанной международным сообществом Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК) начнет добычу нефти и газа в «исключительной экономической зоне Северного Кипра». В сентябре 2011 года Турция уже провела сейсмическое исследование в этом районе, туда были направлены корабли ВМС и военная авиация.

Что касается США, то представитель госдепартамента Виктория Нуланд заявила, что США поддерживают право Кипра использовать энергоресурсы своего шельфа, но в Вашингтоне верят, что «газовые и нефтяные ресурсы острова, как и все другие его ресурсы, будут справедливо распределены между двумя общинами (греческой и турецкой — ред.) в контексте общего решения (кипрской проблемы)». В принципе эта позиция совпадает с турецкой.

Претензии на часть кипрской «Афродиты» и соседнего месторождения — израильского «Левиафана» выдвинул в августе 2012 года и Египет. Израильско-кипрские соглашения о границах исключительных экономических вод обеих стран и о сотрудничестве в сфере геологоразведки в этих водах ущемляют египетские интересы, заявила комиссия египетского парламента по национальной безопасности. Египетские депутаты рекомендовали создать международную комиссию по установлению границ ИЭЗ Египта, сектора Газа, Израиля, Кипра и Турции, а от Израиля потребовали представить точные и подробные карты проведенных в его зоне геологоразведочных работ.

О претензиях на газ израильского «Левиафана» заявлял и Ливан, вопрос сейчас находится на рассмотрении в ООН. С Кипром проблем пока нет — 9-10 января 2013 года президенты Кипра Димитрис Христофиас и Ливана Мишель Сулейман договорились о сотрудничестве по добыче природных богатств.

Сотрудничать с Никосией и Афинами намерен и Израиль — без них ему трудно развивать свои газовые месторождения. С их открытием улучшились в прошлом прохладные отношения Греции и Израиля — в 2010 году они договорились о сотрудничестве в экономической и военной областях. Израиль изучал возможность арендовать греческий остров для размещения военной базы, а Греция провела переговоры о возможностях подключиться к проекту по эксплуатации «Левиафана» и транспортировке газа в Европу.

Кипр, Греция и Израиль уже объявили о планах объединить энергоресурсы — в ближайшие два-три месяца они намерены начать реализацию проекта EuroAsia Interconnector, он соединит электросети трех стран с помощью подводного силового кабеля. «Энергомост» длиной более тысячи километров позволит передавать энергию мощностью до 2 ГВт в Европу, бюджет проекта оценивается в 1,5 миллиарда евро и включает стоимость постройки электростанций на Кипре и юге Греции для производства электроэнергии из газа новых месторождений.

Греция подает заявку в ООН

Сама Греция может стать 15-м по величине обладателем запасов природного газа в мире — по утверждению властей, на шельфе южнее Крита обнаружены месторождения газа, которые принесут экономике 427 миллиардов евро и решат не только все энергетические проблемы страны, но и финансовые. Греция ведет еще и поиск в Ионическом и Эгейском морях месторождений нефти, которые, по мнению геологов, также могут быть значительными.

Границы шельфа правительство Греции, как выяснили местные журналисты, намерено утвердить в ООН уже в начале 2013 года. Как сообщила 7 января газета «Вима», гидрографический департамент ВМС Греции уже завершил работу по определению координат, и правительство «дало зеленый свет» на передачу заявки в комиссию ООН по морскому праву на подтверждение границы континентального шельфа.

Вопрос о ИЭЗ и шельфе был в соглашении трехпартийной коалиции о создании правительства Греции, однако мало кто ожидал столь быстрого движения. Министр обороны Греции Панос Панайотпулос заявил 24 января, что правительство Самараса «ни на миллиметр не отступит» от своих предвыборных обещаний, а до конца весны выступит «с очень важными инициативами».

По мнению обозревателей, поводом для ускорения делимитации границы стало решение Анкары в марте 2012 предоставить турецкой государственной нефтяной компании лицензии на разведку углеводородов в морских районах, которые, по мнению Афин, включают в себя части греческого и кипрского шельфов.

Анкара предостерегла Грецию от односторонних шагов. Глава МИД Турции Ахмет Давотоглу выразил надежду разрешить вопрос путем диалога. Турецкий министр энергетики Танер Йылдыз заявил о «спорных территориях» и призвал Грецию не проводить работы в Эгейском море без согласования с Анкарой. «Я не думаю, что соседней стране, которая занята решением стольких экономических трудностей, нужны новые тяжбы», — заявил Йылдыз. А один из близких к турецкому правительству предпринимателей сказал в газетном интервью, что Анкара даст ответ, независимо от того, что она «занята» в Сирии. Так он ответил на слова премьера Греции Антониса Самараса, сказанные, по данным печати, в узком кругу: «Турция, которая в этот момент занята борьбой с Сирией и курдами, не рискнет открыть новый фронт».

Турция с октября провела серию морских учений, в том числе по блокаде и захвату островов, а Греция — крупнейшие авиационные учения.

Делимитация шельфа осложняет отношения Греции и с некоторыми другими странами, например, с Ливией. 200-мильные зоны двух стран перекрываются, и границы ИЭЗ необходимо согласовывать. С Ливией экспертные обсуждения начались в 2007 году, но после свержения Муамара Каддафи ситуация изменилась. Новые власти во время недавнего визита главы МИД Греции в Триполи заявили, что проблема морских зон — не двусторонняя, и надо проводить переговоры с участием всех стран, которые имеют морские границы.

Сторонники и противники

Греция активно ищет сторонников. К ним она относит прежде всего Германию и Францию, других союзников по НАТО. В Афинах полагают, что Россия поддержит Грецию в ее споре с Турцией. Да и США, скорее всего, не выступят против, уверены греческие обозреватели.

Греческий министр обороны заявил, что пришло время избавиться от «традиционного антиамериканизма». Бывший премьер Греции Йоргос Папандреу в статье для европейских СМИ призвал США сформировать новый «зеленый план Маршалла» для средиземноморского региона — «ключевого для международной безопасности США».

По мнению Папандреу, сегодня европейский проект находится под угрозой, ситуация требует возвращения американского лидерства, и именно США должны запустить «широкую энергетическую, дипломатическую и мирную инициативу, которая бы объединила Ближний Восток, Средиземное море и Европу на основе энергетического сотрудничества».

При этом США и европейские страны стараются ослабить влияние России в регионе. 8 января представитель госдепартамента Виктория Нуланд на вопрос об отношении к продаже «Газпрому» греческих газовой компании DEPA и ее дочерней газотранспортной DESFA заявила, что Греция принимает самостоятельные решения в сфере энергетики на основе своих законов и правил ЕС, но Вашингтон рекомендуют всем странам диверсифицировать источники энергии.

Покупка DEPA позволяет войти не только на греческий, и на европейский рынок по относительно низкой цене из-за кризиса. По мнению обозревателей, греческие предприниматели и сами хотели бы купить DEPA и DESFA и давят на правительство с тем, чтобы российские компании были исключены из участия в конкурсе.

Понятно, что конкурировать с российским газовым гигантом мало кто сможет — по данным греческих СМИ, местные предприниматели предлагают за компании от 1,14 до 1,33 миллиарда евро, тогда как российские готовы заплатить до 1,9 миллиарда.

Как полагают в Афинах, Россия неофициально, но ясно показала, что она должна стать победителем конкурса, когда в ноябре 2012 года «Газпром» неожиданно заявил, что не будет строить в Греции ответвление от газопровода «Южный поток».

Что касается США, то в их интересах, чтобы греческие газовые компании попали в руки греческого бизнеса, с которым у Америки давние тесные контакты. К тому же стоимость приватизируемых предприятий резко вырастет, если удастся согласовать маршруты поставок газа с новых месторождений.

Так что приватизация, по выражению одного из журналистов, стала «геостратегическим минным полем» для греческого правительства.

Однако обнаружение месторождений нефти и газа на шельфе Греции и Кипра открывает для них новые возможности, которыми обе страны, судя по всему, уже пытаются воспользоваться, несмотря на все связанные с этим проблемы.

Почему испортились отношения Греции и России?

У Афин и Москвы традиционно тесные связи, однако за последний месяц отношения резко испортились. Случилось это после того, как Греция уладила с Македонией многолетний спор о названии этой страны.

Флаги России и Греции

Вот уже месяц, как традиционно хорошие российско-греческие отношения находятся в глубоком кризисе. А в понедельник, 6 августа, МИД России вручил послу Греции Андреасу Фриганасу ноту о высылке греческих дипломатов — «в ответ на недружественные действия Афин».

Напомним, в середине июня стало известно, что сотрудники посольства РФ в Афинах пытались с помощью подкупа чиновников, бизнесменов и влиятельных монахов из православных монастырей на Афоне предотвратить заключение между Грецией и Македонией соглашения об урегулировании спора о названии Македонии. Афины выразили свое возмущение и выслали двух сотрудников российского посольства, еще двум дипломатам было отказано в разрешении въехать в страну.

«Наше правительство выступает за хорошие отношения со всеми государствами, но оно не приемлет действий, нарушающих международное право и выражающих неуважение к греческим властям», — пояснил тогда шаг греческих властей в отношении некогда дружественной России представитель правительства Димитрис Цанакопулос.

Все хотят закрепиться на Балканах

Греческий порт Пирей

Греческим портом Пирей теперь владеют китайцы

Судя по всему, Россию абсолютно не устраивает прорыв в официальном урегулированием спора между Грецией и бывшей югославской республикой Македонией по поводу названия последней. 12 июня премьер-министры двух стран, Алексис Ципрас и Зоран Заев, согласились на смену названия Македонии на «Республика Северная Македония». Ранее Греция отказывалась признавать за Скопье право на название «Македония», так как, по мнению Афин, Македония — историческая область Греции.

Причина, по мнению экспертов, — длительная борьба Евросоюза и России за доминирование на Балканах. После соглашения, достигнутого между Афинами и Скопье, Греция больше не будет блокировать процесс вступления своего северного соседа в ЕС и НАТО. Получается, что вслед за Болгарией и Румынией Македония также становится частью Запада, что абсолютно не входит в планы Москвы.

Балканы являются своеобразным мостом между Западной Европой и Азией, а потому и одним из перспективных торговых маршрутов в рамках так называемого «шелкового пути», объясняет немецкий журналист с греческими корнями Ефтимис Ангелудис. Особенно после того, как крупнейшие порты на юге Греции в результате приватизации оказались в руках китайцев, и регион попал в поле зрения глобальных экономических игроков. «Новый шелковый путь Китая, который доходит до греческого порта Пирей, а затем пересекает Балканы и пролегает до Центральной Европы, придает Греции дополнительный вес в регионе», — уточняет эксперт.

Стратегическая роль Греции на Балканах?

Парламент Македонии проголосовал за соглашение с Грецией о новом названии страны

Парламент Македонии голосует за соглашение с Грецией о новом названии страны

Премьер-министр Греции Алексис Ципрас уже давно пытается наладить экономические контакты с северными соседями. Но интерес Афин к Балканам начал усиливаться еще до премьерства Ципраса. «Греция сыграла важную роль в присоединении Болгарии и Румынии к ЕС в 2007 году. Тот факт, что греческое правительство теперь нашло партнера и в лице Македонии, является огромным шагом вперед для региона», — полагает Ефтимис Ангелудис. Недавнее соглашение между двумя странами, регулирующее спор об официальном названии Македонии, он называет «лучом надежды».

По мнению Ангелудиса, в Брюсселе привыкли смотреть на Грецию, как на одно из самых проблемных государств в рядах ЕС. Между тем Афины играют не последнюю роль в регионе, а Брюссель, списывая греков со счетов, упускает шанс заручиться поддержкой соседних стран.

В качестве примера такого «упущенного шанса» эксперт приводит Турцию. «Долгое время Анкара была дружественно настроена в отношении Европы, а Брюссель тянул с решением (о вступлении Турции в ЕС. — Ред.), продолжая обнадеживать турок», — говорит Ангелудис. То, что Эрдоган, проводя все более автократический курс, смог выиграть последние выборы и вновь продемонстрировал свои симпатии в отношении России, не в последнюю очередь вызвано не использованными Европой шансами привязать к себе Турцию в долгосрочной перспективе, считает эксперт.

Наметившийся процесс сближения государств Западных Балкан и ЕС покажет, извлек ли Брюссель урок из той ошибки. «Речь идет о том, чтобы привязать к себе этот чрезвычайно важный с экономической точки зрения регион. В реальности же это означает, что двери ЕС должны быть открыты для западнобалканских стран», — поясняет журналист.

Что связывает Россию и Грецию?

Владимир Путин и Алексис Ципрас, май 2016 года

Владимир Путин и Алексис Ципрас, май 2016 года

В случае с Македонией Брюсселю удалось обыграть Москву в борьбе за влияние на Балканах — не в последнюю очередь благодаря проевропейской и пробалканской позиции Греции. При этом изначально, после победы на выборах в 2015 года, Алексис Ципрас ориентировался скорее на Москву, чем на Брюссель.

Греция традиционно видит в России духовного союзника. Однако, по мнению Ставроса Цимаса, журналиста влиятельного греческого издания Kathimerini и эксперта по Балканам, обе страны не связывает ничего, кроме православной традиции. Вряд ли, полагает он, тут можно говорить о прочном союзе единомышленников, скорее наоборот. «Предположение о религиозном единстве основывается на мифе о том, что сильная Россия поспешит на помощь своим греческим единоверцам в трудную минуту», — объясняет Цимас.

Контекст

Комментарий: Балканский провал кремлевских реконструкторов

Провалы российской политики на Балканах абсолютно закономерны. Ведь они — ставки на продажных циников вкупе с нежеланием признавать реальность, считает Константин Эггерт.

Но реальной поддержки со стороны россиян, по его мнению, никогда не было. «Когда несколько лет назад нынешний греческий премьер Ципрас отправился в Москву, чтобы попросить Путина о финансовой помощи в надежде получить козыри в конфликте с европейскими кредиторами Афин, президент России направил его обратно в Брюссель», — напоминает Цимас.

«Греки ничего не знают о России»

Тем не менее, Россия, к удивлению журналиста, сохраняет позитивный имидж в Греции. Согласно недавним опросам, Владимир Путин пользуется у греков большим авторитетом. При этом, отмечает Цимас, его соотечественники практически ничего не знают о России — ни об экономической ситуации в стране, ни о соблюдении там прав человека.

Его коллега Ефтимис Ангелудис разделяет такую точку зрения. По его словам, Россия известна в Греции прежде всего своими странными пророчествами о духовном спасении, которые распространяются частью православной церкви. В последние годы эти пророчества давали пищу всевозможным конспирологам, считает он. «Разного рода теории заговора циркулируют в Греции с незапамятных времен, но они стали находить слушателей только после того, как экономический кризис вкупе с госдолгом страны породили у греков чувство беспомощности и навязывания им чужой воли», — считает Ангелудис.

В следующем году в Греции будут выбирать новый парламент. Итоги голосования — на фоне нынешней напряженности с Россией — покажут, смогли ли новый курс Алексиса Ципраса в отношении Балкан и новый курс Брюсселя в отношении Афин убедить греков.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Прекрасные телохранительницы

Одна из самых поразительных находок во время раскопок кургана Каста в Амфиполе — две женские статуи. Кариатиды, облаченные в длинные одежды, «охраняют» гробницу, датированную 325-300 годами до н.э. В ней захоронены, скорее всего, члены семьи Александра Македонского или один из его полководцев (диадохов). Во времена Александра Великого в Амфиполе располагалась штаб-квартира его флота.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Вход в гробницу воспрещен!

Это — деталь скульптуры. Кариатиды — статуи женщин, которые в античной архитектуре вместо колонн несли на своих плечах своды зданий и храмов. В Амфиполе они выполняют еще одну немаловажную функцию. Они предупреждают: вход в гробницу воспрещен!

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Сфинксы у входа

Двух сфинксов высотой почти 2 метра археологи обнаружили в августе 2013 года. К ним ведет узкая тропинка, увенчанная 13 ступеньками. Позади них, собственно, и располагается вход в гробницу. Раскопки идут сейчас на глубине около 2,5 метра. Археологи осторожно снимают каменные плиты, запечатывающие захоронение, и тщательно укрепляют раскоп.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Шаг за шагом, черепок за черепком…

Раскопки в Амфиполе начались в 2012 году под руководством археолога Катерины Перистери. Захоронение в Амфиполе, по ее мнению, может оказаться роскошнее и интереснее даже гробницы отца Александра Македонского — царя Филиппа II.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Мраморный лев

Археологи предполагают, что этот пятиметровый мраморный лев также имеет отношению к гробнице. Греческие солдаты обнаружили его еще в 1912 году, в русле реки Стримон. Более точно ученые смогут это «принадлежность» льва лишь после основательного изучения гробницы. Но уже сейчас они предполагают, что здесь могут покоиться, например, жена или сын Александра Македонского.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Царственная «передняя»

Эта мраморная плита была найдена в зале, ведущем собственно в гробницу. Боковые стены переднего помещения склепа отделаны мрамором и украшены архитравами в верхней части. Сохранились также остатки краски. Богатые украшения — еще одно доказательство, указывающее на особое положение человека, который был здесь захоронен.

Находки в Амфиполе

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Зодчий Александрии

Фрагмент стены с мраморным покрытием был обнаружен в августе. Структура покрытия напоминает технику известного зодчего Дейнократа. Предполагается, что архитектор спроектировал Александрию — город, основанный Александром Великим.

Амфиполь

Археологическая сенсация: гробница эпохи Александра Македонского

Выдающися памятник древности

Курган, под которым находится гробница, составляет в диаметре более 400 метров. Не менее велики и ожидания археологов. И хотя еще неясно, кто же на самом деле здесь похоронен, правительство Греции уже объявило античную гробницу выдающимся памятником древности. Для этого действительно есть все основания.

Греция меняет правила въезда

Греция с 30 июня изменила правила въезда для россиян. Теперь, чтобы попасть на отдых в страну, необходимо предъявить ПЦР-тест, даже если есть сертификат о вакцинации или о наличии антител. Срок действия теста — 72 часа, можно также сделать экспресс-тест на 48 часов. Документ должен быть составлен на русском языке. Все пассажиры, прилетающие в Грецию из России, также должны будут пройти обязательное бесплатное тестирование в аэропорту прибытия. Результаты придут через 10-15 минут, до их получения туристы будут находиться в контрольной зоне на въезде. Люди с положительным результатом отправятся на десятидневный карантин.

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ / купить фото

Насколько эти новые правила будут проблематичны для путешественников? Гендиректор турфирмы «Ванд Интернэшнл Тур» Татьяна Ванд считает, что мера с ПЦР-тестами одна из самых удобных и простых, так что массовых отказов от поездок она не ждет. «То, что ПЦР-тест надо сдавать, на самом деле лучше, чем вакцина — вакцинироваться народ не очень хочет.

Читайте также  Греческая архитектура кратко

А ПЦР-тест сдается без проблем, во всяком случае в Москве очень много медицинских центров, даже есть круглосуточные. Другое дело, что это денег стоит.

Если мы говорим о 72 часах, то тест обойдется в 2–2,5 тыс. руб. на человека. Кто настроился на отдых в этой стране, вряд ли будет отказываться от ПЦР-теста и от Греции. Те, кто едет туда,— люди не бедные, и, наверное, для Москвы 2 тыс. руб. на человека — это не очень дорого. А билет туда дорогие, от 50 тыс. руб. туда-обратно и больше на человека.

ПЦР-тесты всегда требовали Эмираты, многие страны требуют. Никаких проблем у туристов не будет. Что касается тестирования, даже если есть прививка, она действует полгода в среднем. Кроме того, после вакцины есть случаи, когда люди тоже заболевают. А ПЦР-тест за 72 часа — это такой вариант, когда ты точно знаешь, что у тебя ничего нет. Просто респект Греции, что она в отличие от других шенгенских стран приняла именно такое решение. И хорошо, что 72 часа, а не 48, то есть трое суток»,— заключила Ванд.

Яхты прокладывают курс к Греции

Яхты прокладывают курс к Греции

Помимо прочего, не позднее чем за сутки до вылета в Грецию турист должен заполнить анкету на сайте travel.gov.gr и получить QR-код, который нужно предъявить при посадке в самолет. Власти Греции объяснили изменения в приеме туристов необходимостью снизить риск распространения инфекции. Сейчас ситуация с COVID-19 в стране стабильная, однако местные опасаются распространения индийского штамма коронавируса, бушующего в том числе в России, рассказал “Ъ FM” житель Афин, переводчик Димитрис Триандафилидис:

«У нас ситуация улучшилась, число людей, которые приняли вакцину, возросло. Правительство недавно дало мотивацию молодым людям привиться — оно дает €150 каждому молодому человеку от 18 до 24 лет, чтобы он привился. Один компонент вакцины сделали более чем 8,5 млн людей. Сейчас у нас менее 200 заболевших каждый день, все меньше и меньше болеют. Но все боятся мутацию «дельта», которая распространяется очень быстро по всей Европе. И, конечно, никто не хочет, чтобы общество и экономика страны попали под новый локдаун.

Вакцинация адаптируется к странам

Есть ограничения общеевропейские насчет туристов, у местного населения нет никаких ограничений сейчас. Думаю, что будут скоро, но у нас примерно 20% населения отказывается принять вакцину, я думаю, что насчет них будут ограничения скоро. Футбольные клубы говорили, что они не будут пускать на стадионы. Многие предприятия развлечения — рестораны, бары и так далее — уже говорят, что не будут пускать людей, которые не приняли вакцину.

В Португалии, в Испании уже запрещают британских туристов, потому что у них тоже индийский вариант очень быстро распространяется, и вот люди боятся. Понимаете, это дело экономическое. Вот туристы приедут на два месяца, а экономика должна работать целый год. Если опять закроют города и предприятия, как это будет? Сколько это может длиться? Не выдержит просто система».

Помимо России особые условия для въезда в Грецию, то есть прохождение ПЦР-тестирования, действуют для граждан Черногории.

Путин и греки: разные плоды духовного единства

Путин поехал в Грецию, где не был десять лет. Впечатлить экономической стороной поездки никто не планировал, поэтому сосредоточились на дипломатической и духовной. Все проекты трубопроводов из России упираются в то, что у Греции нет черноморского побережья, а желание российских промышленников и предпринимателей купить что-нибудь ценное из греческого государственного имущества – в отсутствие взаимности со стороны Евросоюза. Получить деньги на спасение Греции от долгов Ципрас давно ни от кого, кроме самой Европы, не надеется просто потому, что таких денег ни у кого нет и Евросоюз занимается этим больше по любви, чем по расчету. Путин же, хоть и призывал Грецию совершать Геракловы подвиги при дворе Евросоюза, все поняли, что шутит, потому что никаких санкций она в одиночку не заблокирует.

Зато дипломатически визит полезен обеим сторонам. Бунтарская «Сириза» у власти все еще воспринимается внутри ЕС как аномалия, которая покапает и пройдет. Визит главы государства мирового разряда помогает Ципрасу остепениться в глазах и европейских коллег, и собственных граждан, у которых Россия популярна. С другой стороны, график российского президента вот уже третий год не изобилует европейскими визитами. Официальных визитов в европейскую столицу со времен последнего Майдана у него было два – в Италию и Венгрию. Третий визит из совпадения создает правило и отводит гипотезу об изоляции России как недоказанную. А поскольку противников санкций набирается целый небольшой отряд, двусторонние встречи призваны укрепить дух каждого из его участников.

Духовная сторона наряду с дипломатический и экономической на видном месте представлена в статье Путина для газеты «Катимерини» – не какой- нибудь левой, близкой марксистскому правительству, а буржуазной и консервативной. «Прочный фундамент сотрудничества – общие цивилизационные ценности, православная культура, искренняя взаимная симпатия», – написал он и напомнил, что посещает Грецию в год тысячелетия русского присутствия на Афоне. А на самом Афоне поблагодарил монахов, что борются за глобальную нравственность, и отстоял обедню в Успенском храме афонской столицы Карея на епископском троне, он же патриарший и при желании императорский (до вечера минувшей субботы был вакантен). Этим, разумеется, позлил турок и константинопольского патриарха, который точно не находится с этим василевсом в состоянии симфонии. Константинопольский патриарх, как известно, не любит московского за его претензии на первенство в православном мире, где русская церковь самая большая и богатая. А московский не доверяет константинопольскому, которого подозревает в тайном намерении расширить свою шагреневую патриархию признанием автокефалии украинской церкви. То, что он сидит в Стамбуле и турецкоподданный, из предмета сочувствия превратилось теперь в отягчающее обстоятельство.

Но и греческие политики, хоть и не подают виду, не слишком рады напоминанию о тысячелетнем русском присутствии на Афоне. Потому что сто лет назад русское присутствие там настолько превосходило греческое в людях и пожертвованиях, что ко времени, когда Греция присоединила трехпалый полуостров Халкидику с Афоном на одном из пальцев, он уже был чем-то вроде духовной колонии империи Романовых. Поэтому пускают российского президента на Афон греки беспрепятственно, а монахам и послушникам с российскими паспортами чинят препоны, чтобы потом не сказали, что Афон наш – в самом возвышенном и духовном смысле, разумеется.

Православие без самодержавия

Что касается духовного единства и общих цивилизационных ценностей, которые стали совершенно гомеровской ритуальной формулой при общении русских и греков, то Россия и Греция, несмотря на них, прожили последние века разной политической жизнью. Основы общие и результат противоположный.

Формально православие и государство в Греции связаны сильнее, чем у нас: там и статья о государственной религии в Конституции, в ней же совсем немыслимая – о запрете переводить священные писания, священники на зарплатах, иконы в школах и вузах. Однако связаны они иначе. В России церковь снова и снова приходит к тому, что скрепляет союз правителя и народа, а в Греции – нет. В нашем понимании православие открыто или замаскированно составляет часть знакомой триады вместе с самодержавием и народностью. Уж с самодержавием как минимум. Православие – то ли лучший из инструментов в руках централизованной, самодержавной власти, то ли его причина: оно иерархично, требует чтить начальников, жить в соборности, знать свое место, не искать перемен, в нем прямая дорога от алтаря к трону.

Всего этого православие вроде бы требует от русских, однако от греков православие ничего такого почему-то не требует. Образованным светским людям в России кажется: чтобы получить успешно работающие демократические институты, надо как-то порвать с православной традицией. Однако опыт греков показывает, что ни с чем таким рвать не надо. Там-то политики противоборствующих партий – от самых правых до самых левых – ходят в церковь вместе со своими избирателями, а потом избиратель отправляется на выборы и меняет власть, не видя тут совершенно никакого противоречия. И политики тоже не видят тут никакого противоречия и вовсе не считают, что народ должен быть им предан до смерти, потому что православный. И что если от главы правительства или государства отвернулись, то это Иуды предали страну и веру Христову. Напротив, политики, поменявшись местами: прежние правители в оппозиции, новые во власти, – снова идут с православным народом по церквям на Пасху и совершенно к этому народу не имеют претензий за нарушение симфонии, соборности и других философских и богословских обязательств.

Все это тем более удивительно, что греческое православие вроде бы напрямую восходит к Византии с ее сакрализацией императорской власти и цезарепапизмом (это когда кесарю полагается не кесарево, а львиная доля в церковных делах). Восходит, восходит, а взойти не может. Что императорские династии в византийской Ромейской империи редко бывали долгими и многолюдными, а императоров часто сгоняли гвардейцы (причем народ и гвардия бывали едины), неуместно далекий исторический экскурс. У нас тоже были мятежи и казни, однако же мы пришли к нынешнему времени с уваровской триадой в головах, а греки не пришли.

Наоборот, греки сразу начали с полностью ей противоположного: через десять лет после того, как получили от великих держав своего первого короля для возрожденного государства – Оттона из баварской династии Виттельсбахов, – вышли в 1843 году ко дворцу и дружно потребовали конституции. И король ее дал, а куда ему было деваться, хрупкому баварскому юноше перед лицом матерых полевых командиров, только что воевавших с турками. И хотя короли (после окончательного изгнания Оттона в 1861 году это была датская династия) оставались в Греции до второй половины ХХ века, власть их была невелика, идея какой-то особенной связи между ними и православным народом не сильна, премьер-министров спокойно (а порой и бурно), но регулярно меняли на выборах – за исключением двух сравнительно кратких периодов диктатур и одной немецкой оккупации. И хотя последняя из диктатур – черных полковников 1968–1974 годов – пыталась связать в одно веру, семью и отечество и проповедовала традиционные ценности в единственной незакрытой газете, тоска по сильным полковничьим рукам даже в среде самых что ни на есть православных традиционных греков встречается редко, а дурная память о них – часто.

Церковь нации, а не государя

Вместо триады «православие – самодержавие – народность» в Греции, несмотря на религиозные статьи Конституции, действует триада «православие – демократия – народность», в которой православие замкнуто напрямую на народ, минуя власти, которые могут меняться.

Конечно, важно, что у страны было великое дохристианское прошлое и каждого грека с малых лет учат, что до всякого православия период расцвета их народа совпал с афинской демократией. Но на практике важнее другое.

Греки долго, 400 лет, жили без собственного государства. Это отличает их от русских и делает похожими на другие народы Восточной Европы – поляков, сербов, хорватов, румын. Поэтому у греков церковь напрямую связана с нацией, а не с государством. Церковь там была церковью «нашего народа» внутри чужого государства. И когда наконец в начале XIX века у греков появилось собственное государство, прежняя связь с народом не исчезла, а оказалась сильнее новой связи с государством и его властями. Греческая церковь (как польская, сербская и другие) скорее этноцентрична, чем государствоцентрична. Помогает и то, что государство и сейчас восстановлено в некотором смысле частично, ведь его историческая столица, в которой патриарх и император, – по-прежнему у соседей.

Словарь греческого православия многим может показаться неприятно националистическим: когда, например, отождествляет события национальной и священной истории и говорит о восстании против турок 1828 года как о «пасхе греков» (Pasha ton Ellinon) – штамп греческой церковной и светской литературы. Однако же эта прямая связь с народом, сформировавшаяся за время жизни без своего государства, делает греков сравнительно безразличными к смене властей. Ведь вере, которая их, а не государева, от этого не будет никакого ущерба.

Изнутри это спокойное отношение к замене одних правителей другими поддерживают невиданные у нас особенности жизни самой греческой церкви. Дело не только в том, что она здесь устроена демократичней, как земная организация: регулярная ротация Синода, епископы, которых выбирают в самой епархии из местных, а не присылают из центра, огромная роль приходских советов (священник – не монарх в храме, а предстоятель общины, не царь, а вот буквально что президент), сам глава церкви, который митрополит, а не патриарх (патриарх –в исторической столице Константинополе), а значит, ближе и равнее другим епископам. Демократичней она и в небесных вопросах.

Два важнейших церковных таинства – исповедь (покаяние) и причастие (евхаристия) – здесь, как и во времена древней церкви, практикуются по отдельности. В русской церкви они давно срослись воедино, особенно начиная с синодального периода перед причастием надо обязательно исповедоваться, а это на практике означает получить допуск от священника, который одновременно воспринимается как представитель и церкви, и государства. В греческой церкви оба таинства, как это и было изначально в церковной традиции, никак не совмещены. Мирянин исповедуется отдельно, когда чувствует в том необходимость или по договоренности со священником, и отдельно сам решает, может ли пойти к причастию. Таким образом, православный грек снова и снова самостоятельно принимает решение, готов ли он участвовать в главном христианском таинстве и причащаться «святых Христовых таин», или это будет ему «во суд и осуждение». От этого глубоко заложенного навыка самостоятельного решения по важнейшему для традиционного христианского человека вопросу и до ответственного перед парламентом кабинета недалеко.

Разумеется, все это не мешает некоторым греческим священникам нести архаическую ахинею не хуже наших отцов-провокаторов, а многим мирянам быть носителями конспирологического взгляда на мир, где Запад борется с православием. Однако их не большинство, а функциональная разница налицо.

Удалась ли грекам демократия, или все их нынешние беды от нее – вопрос, на который я уже пытался отвечать. Несомненно, однако, что грекам без разрыва с православной традицией удалось построить устойчивые и почти безукоризненно работающие современные политические институты, партии, парламент, выборы, свободную прессу и сменяемую власть. Сбои в их работе, а еще больше – в экономике скорее следует отнести за счет особенностей тех ближневосточных краев, где всем этим хорошим вещам приходится работать. Это легко доказать: ведь точно те же особенности похожим образом нагружают специфическими восточными проблемами и местный авторитаризм (например, семейственность и коррупция одинаково свойственны тамошним обществам и в периоды демократий, и в периоды диктатур).

Слова Путина в статье об общих духовных корнях и православии, которые сближают русских и греков, в целом верны. Однако эти общие духовные корни дали в итоге очень разный общественный и политический плод, по причине которого сам Путин во время короткого пребывания в Афинах вынужден был встречаться не только с ныне царствующим Ципрасом, но и с его соперником из оппозиции.

  • Александр Баунов

Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги как организация не выступают с общей позицией по общественно-политическим вопросам. В публикации отражены личные взгляды авторов, которые не должны рассматриваться как точка зрения Фонда Карнеги за Международный Мир или Московского Центра Карнеги.

Продажа суверенных территорий: Эллада возобновляет традицию

«При условии что это не создаст угрозы национальной безопасности, некоторые из островов могут быть использованы в коммерческих целях. Но, конечно, мы хотели бы не просто избавиться от островов, но превратить неиспользуемые земли в капитал, который может приносить доход», — заявил Антонис Самарас.

До сих пор власти Греции категорически отрицали возможность того, что страна может поступиться хотя бы пядью земли. Не нужен, мол, нам берег турецкий, но и своих островов никому не отдадим. А в 1996 году спор за крохотный островок Имия в Эгейском море едва не перерос в военный конфликт между Грецией и Турцией. США с большим трудом удалось предотвратить схватку двух союзников по НАТО, и остров остался за Грецией. Увы, в 2012 году дела у Греции идут куда хуже, чем в 1996 году.

Государства оптом и в розницу

Случаев, когда правители продавали кому-то кусок собственной страны, а то и всю державу целиком, мировой истории известно немало. Достаточно вспомнить, что великий Карфаген, согласно легендам, был основан на земле, купленной тирской царевной Дидоной у царя Ливии Иарбанта. Правда, эта сделка была не совсем честной. Хитроумная девушка обманула наивного африканца, заплатив только за клочок земли, который сможет покрыть шкура быка, а потом разрезала шкуру на узкие ремешки и растянула их так, что и на город места хватило.

Разумеется, история получила широкую известность, и последователи Иарбанта, продавая родину, старались оговаривать условия как можно четче. Сами же сделки с «недвижимостью» становились все крупнее. В античные времена потерявшие былое могущество цари чаще завещали свои державы Риму, как это сделал царь Вифинии Никомед IV или царь Пергама Аттал III. В средние же века правители начали распродавать свои владения оптом и в розницу.

Не раз становились предметом сделок и нынешние греческие земли. Так, Бонифаций Монферратский в 1204 году продал Венеции весь остров Крит. И недорого — всего за тысячу марок серебра, небольшой процент в будущих доходах и помощь в захвате Фессалоник. Век спустя уже венецианцы продали принадлежащие им тогда Родос, Кос и некоторые другие острова ордену госпитальеров, а в 1320 году сын неаполитанского короля Филипп Тарентский выкупил за 40 тыс. ливров права на Ахейское княжество.

А вас никто не спрашивает!

Кстати, продавались и покупались в те времена отнюдь не необитаемые острова. Однако мнением местных жителей ни продавцы, ни покупатели в большинстве случаев не интересовались. Самодержцы всех видов и мастей подданных искренне считали не участниками сделки, а ее частью. Чем-то вроде природного богатства выставленной на торги земли. Впрочем, правители республик (продавшей Родос Венеции) от монархов (российских императоров, продавших Аляску США) в этом плане мало чем отличались.

С несогласными же разговор был короткий. Хотя, например, тем же госпитальерам пришлось почти два года силой оружия убеждать православных греков с купленного ими Родоса, что под властью католических рыцарей-монахов жить им будет не в пример лучше.

Но у рыцарей в итоге все получилось. А вот герцог Сакс-Кобург-Готский Эрнст I так устал утихомиривать жителей доставшегося ему после окончания наполеоновских войн княжества Лихтенберг, что 1834 году просто продал его Пруссии. А на вырученные 2 млн талеров «пристроил» к своему герцогству новые земли. Там, кстати, и подданные поспокойнее оказались.

Едва ли не единственным случаем, когда жителей выставленных на торги территорий спросили, чьими подданными они хотят быть, стала сделка со средиземноморскими городками Ментон и Рокенбрюн. В апреле 1860 года горожан попросили определиться, за кого они — за Францию, за Италию или за Монако. Подавляющее большинство выбрало Францию, и летом того же года оба города официально стали частью Французской Ривьеры. А князю Монако Карлу III, разом потерявшему 80% своих владений, Наполеон III выплатил 4 млн франков. Еще через пять лет в Монте-Карло открылось знаменитое казино.

Однако в большинстве случаев к смене «хозяина» обитатели переходящих из рук в руки земель относились достаточно спокойно. Налоги больше не стали — вот и славно. Патриотизм? Нет, не знаем.

Торговля по-русски

Но перейдем к отечественным «риелторам». Практически одновременно со своими европейскими коллегами плохо лежащие земли начал скупать московский князь Иван Калита. Денег у него, как ясно из прозвища (калита, если кто забыл, это такой кошелек) хватало, а потому за несколько лет Иван выкупил у обедневших соседей Углич, Галич, Белоозеро и другие города. Позже свои владения Москве продали ярославский и ростовские князья.

Когда кончились собственно русские земли, начали торговать с соседями. Петр I в 1721 году выкупил у Швеции практически всю Прибалтику. В 1867 году Александр II, наоборот, продал США Аляску, между прочим, самый большой из всех штатов.

Не брезговал сделками с землей и Советский Союз, купивший в 1947 году кусочек Финляндии — 176 кв. км на стыке границ СССР, Финляндии и Норвегии обошлись СССР в 700 млн финских марок. Немногочисленных жителей с проданных земель эвакуировали. Впрочем, Союзу нужны были не новые граждане, а гидроэлектростанция на реке Паатсо-Иоки. И чтоб никто рядом не ходил.

Читайте также  Поезд афины Санторинии

Конец эпохи

На протяжении нескольких веков княжества, графства, герцогства, прочие большие и маленькие державы и их части продавались за звонкую монету с необыкновенной легкостью. И лишь какие-то 50 лет назад торговать родиной за наличный расчет стало как-то не принято. Во второй половине XX века такое случилось лишь однажды.

В 1958 году Оман уступил Пакистану последний осколок своей колониальной империи — порт Гвадар с населением в несколько тысяч человек. Управлять анклавом, отрезанным от основной территории страны Аравийским морем, Оману было затруднительно. А $3 млн по тем временам были для страны совсем не лишними, экспорт нефти Оман начал только еще лет через десять.

Станет ли бегущая от банкротства Греция первым в XXI веке государством, продающим собственные земли, пока неясно. Официальные представители греческого правительства уже заявили, что на самом деле Самарас ничего такого в виду не имел, его просто неправильно поняли. По словам пресс-службы греческого правительства, речь идет о таких формах коммерческого использования островов, как долгосрочная аренда, лизинг или государственно-частное партнерство, при условии, что «государство не потеряет право владения этими объектами».

Так это или нет, скоро станет ясно. Напомним, что уже в сентябре 2012 года Еврокомиссия, ЕЦБ, МВФ должны решить, давать ли Афинам очередной кредит в рамках согласованной ранее программы финансовой помощи объемом в €130 млрд. Если вдруг решат не давать, Греция попросту обанкротится. Между тем условия поставлены жесткие: в ближайшие два года страна должна увеличить свои доходы так, чтобы сократить дефицит бюджета с 9,3 до 2,1% ВВП. Тут уж не до национальной гордости. Главное, чтоб за острова заплатили побольше.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector