В каком году греки приняли христианство

В каком году греки приняли христианство

Удивительная страна

История Хорватии восходит еще к доисторическим временам. Около 1000 года до н.э. некоторые иллирийские племена поселились в регионах, которым в дальнейшем дали свое имя, — это истры в Истрии и далматы в Далмации. В IV век до н.э. некоторые территории сегодняшней Хорватии завоевали греки. Среди их главных колоний были острова Исса и Трагурион (сегодня — Вис и Трогир).

Римляне пошли по стопам греков. Часть сегодняшней Хорватии вошла в состав Римской империи около 9 года н.э. Император Диоклетиан построил свой дворец в Сплите в 305 году н.э. Еще одна знаменитая достопримечательность римского периода — амфитеатр Пулы.

Хорваты приняли христианство около 800 года н.э. и вскоре основали свое собственное государство. В 1102 году Хорватия заключила официальный союз с Венгрией, который продлился до Первой мировой войны.

В начале XIX века внутренние и прибрежные регионы страны стали частью Австро-Венгерской империи. А в 1918 году, после окончания Первой мировой войны, было образовано Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, которое впоследствии стало называться Югославией. В этом первоначальном виде Югославия просуществовала с 1918 по 1941 год. Ею управляла сербская королевская семья Карагеоргиевичей, которая оказывала предпочтение сербам, чем вызывала огромное возмущение хорватов. Кроме того, часть побережья (включая Истрию, Риеку, Задар и некоторые острова) была передана Италии в соответствии с Рапалльским договором 1920 года.

Фото: HINA/University of Zadar Department of Archaeology

В апреле 1941 года Хорватия была захвачена нацистской Германией, страна получила независимость во время правления фашистского диктатора Анте Павелича. Его режим был известен суровостью и многочисленными злодеяниями, поэтому многие хорваты (более 200 тысяч человек) охотно присоединились к движению Cопротивления во главе с Иосипом Брозом Тито, которое освободило страну в мае 1945 года.

В ноябре 1945 года была официально образована Республика Югославия, лидером которой стал маршал Тито. В ее состав вошли Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Сербия, Черногория и Македония, а также автономные края Воеводина и Косово.

25 июня 1991 года Хорватия провозгласила независимость от Югославии, что спровоцировало сербское вторжение. Хорваты встали на защиту своей страны под руководством первого президента Франьо Туджмана, и через четыре года Хорватия была полностью освобождена.

Хорватия отпраздновала двадцать пять лет независимости в 2016 году. За это время страна прошла через многое, в том числе и борьбу с последствиями войны в начале 1990-х годов. Это прекрасная страна, которую, безусловно, стоит посетить, ведь она выделяется пейзажами, достопримечательностями, красивым побережьем и многим другим.

Факты и цифры

Столица и крупнейший город Хорватии — Загреб. Население страны — 4,3 миллиона человек. Протяженность береговой линии Хорватии превышает 6 тысяч километров, а общая территория страны составляет 56,5 тысячи квадратных километров. Площадь акватории, где можно заниматься яхтенным спортом, дайвингом и плаванием, 31,4 тысячи квадратных километров. В состав Хорватии входят 1244 крупных и мелких островов и рифов. Самая высокая точка страны — пик Синьял высотой 1831 метр.

Фото: Robert Anic

Хорватия занимает наибольшую площадь восточного побережья Адриатического моря, которое, будучи частью Средиземного моря, глубоко вдается в Европейский континент. Узкое Динарское нагорье отделяет средиземноморский регион страны от ее континентальной части в центральной Европе, которая простирается от Восточных Альп на северо-западе до берегов Дуная на востоке, охватывая южную часть плодородной Среднедунайской низменности. В Хорватии три разных климата: на побережье приятный средиземноморский климат с большим количеством солнечных дней в году. Лето жаркое и сухое, а зима мягкая и влажная. По мере продвижения внутрь страны, где климат умеренно-континентальный, температура становится ниже. А как только вы поднимитесь выше 1200 метров, вас встретит свежий горный воздух и температура около 13 ºC в летние месяцы.

Готовимся к путешествию

В 2019 году Хорватия надеется перейти на евро, пока же национальной валютой остается куна. Одна куна делится на 100 лип. Деньги можно обменять в любом банке страны, пунктах обмена валют, почтовых отделениях и почти во всех турагентствах, отелях и кемпингах. Большинство учреждений и банкоматов также принимают кредитные карты.

Автомобильное движение в стране правостороннее. При этом попасть в Хорватию можно с помощью любого транспорта. В любое время года можно добраться до страны и перемещаться из одного региона в другой на самолетах, паромах, поездах, автобусах и на автомобиле. Дороги очень хорошие и современные, и автомобиль — это лучший способ путешествовать от одного места к другому, наслаждаясь разнообразием ландшафтов.

Вдали от пляжа: красота внутренней Хорватии

Откройте для себя другую Хорватию — посетите Славонию, регион с аутентичным образом жизни на востоке страны. В том самом месте, где встречаются юг Венгрии, запад Сербии (Воеводина) и север Боснии и Герцеговины, находится Славония — аутентичный регион Хорватии, полный природных и культурных достопримечательностей, наиболее известный гостеприимностью его жителей.

Эта житница Хорватии предлагает путешественникам множество различных впечатлений: катание на лошадях, дегустация вин в погребах, обустроенных знатными семьями много веков назад, сафари, фотосафари и полумарафоны в таких природных парках, как Копачки Рит — европейский аналог дикой природы Амазонии, шедевры гастрономии и много другое.

Долгая история виноделия Славонии восходит ко временам Римской империи, что делает ее одним из самых важных винодельческих регионов Хорватии. Что касается охоты, славонские леса и прекрасные природные оазисы, образованные реками Дунай, Драва и Сава, представляют собой направление, к которому проявляют интерес многие члены королевских семей и любители охоты. До встречи в Славонии!

Чтобы узнать больше, свяжитесь с Управлением по туризму жупании Осьечко-Бараньска: http://www.tzosbarzup.hr/en, info@tzosbarzup.hr

Хорватское Загорье — сказка, которая всегда под рукой. Этот регион называют зелеными воротами Хорватии, ведь Загорье — «оазис» невероятной красоты природы, чистого воздуха, обильной зелени и лечебных термальных бассейнов, обладающих огромной пользой для здоровья.

На этом архипелаге из живописных холмов вы найдете горячие источники, замки и усадьбы, места сельского туризма, музеи, небольшие церкви, пешие, велосипедные и конные тропы.

Загорье как регион с наибольшим количеством термальных источников, которые все больше и больше превращаются в современные курорты с лучшими отелями и хорошим гастрономическим предложением, делают его настоящей Хорватской континентальной ривьерой.

В Загорье вас ждет множество достопримечательностей: один из лучших комплексных пилотажных тренажеров в мире, единственный памятник государственному гимну в мире, место рождения Иосипа Броз Тито и многое другое.

Откуда взялись гомосексуальные отношения в Древней Греции

Отношение к сексу и браку в разных культурах меняется с течением времени: то, что было приемлемо в древнем мире, может быть неуместно в современном обществе. Длинную историю в книге «О брачной и внебрачной жизни» проследили журналист Ольга Колобова и археолог Валерий Иванов, пишущие под общим псевдонимом Олег Ивик.

С разрешения издательства «Новое литературное обозрение» Enter публикует отрывок о том, кто положил начало однополой любви в Древней Греции и откуда там взялись геи. Саму книгу можно заказать онлайн.

Начало однополой любви в Древней Греции положили не люди, а боги. Очень многие из богов-мужчин увлекались мальчиками, и греки воспринимали это как должное. Интересно, что Зевс — глава патриархального Олимпа — был в основном гетеросексуален. Но и он не устоял перед мужскими прелестями, похитив приглянувшегося ему юношу Ганимеда (брата Ила, основателя Трои) и передав царю Тросу (Трою), его отцу, в качестве выкупа замечательных коней. Чтобы успокоить ревнивую Геру, Ганимеду вместе с бессмертием присвоили почетный титул божественного виночерпия, после чего он стал законным жителем Олимпа.

Связи с мальчиками бывали у Посейдона. Например, ему случилось полюбить Пелопса (будущего деда Агамемнона и Менелая), который, после того как его закололи, сварили и частично съели на пиршестве богов, «вернувшись к жизни, стал еще более красивым». Аполлодор пишет: «Отличаясь такой красотой, он стал возлюбленным Посейдона. Посейдон подарил ему крылатую колесницу: влага не касалась ее осей, когда она мчалась по поверхности моря».

Не чуждался однополой любви и бог виноделия Дионис (у римлян его иногда называли Либером). В «Астрономии» Гигина рассказывается, что, когда Дионис был еще совсем юным, он разыскивал вход в Аид, расположенный на болоте Алкионии в Аргосе, чтобы вывести из царства теней свою погибшую мать, и местный житель по имени Полимн предложил подростку указать дорогу. «Поскольку Полимн видел перед собой мальчика, удивительной красотой тела превосходящего всех прочих, он потребовал от него плату, которую хотел получить без задержки. Либер, тоскуя по матери, поклялся в том, что он, если выведет ее на свет, исполнит его желание, однако он сделал это так, как бог клянется бесстыдному человеку; за это Полимн указал ему спуск».

Авторы настоящей книги, признаться, так и не поняли из этих строк, удовлетворил ли юный бог своего распутного проводника, — скорее нет. Однако существует и разъяснение. Правда, его излагает христианский богослов Арнобий, живший в III–IV веках н. э., но до обращения в христианство Арнобий был язычником и известным ритором и с античной мифологией был, безусловно, знаком очень хорошо. Богослов (в интересы которого, кстати, не входило восхваление языческого бога) утверждает тем не менее, что Дионис остался верен своей клятве и был готов исполнить обещание. Его не остановил даже тот факт, что, пока он спасал Семелу, Полимн успел умереть. Чтобы не стать клятвопреступником, юный бог придумал оригинальное решение вопроса: он вырезал из смоковницы половой член и сел на него.

Позднее Дионису случалось вступать и в реальные однополые связи, но уже в активной роли. Одним из его возлюбленных называют Адониса. Но особенно прославили античные поэты любовь Диониса и фригийского мальчика Ампела. Овидий писал:

Юный Ампел, говорят, рожденный сатиром и нимфой,
На исмарийских горах Вакха возлюбленным был.
Вакх подарил ему грозд, на ветках вяза висевший;
Эта лоза до сих пор мальчика имя несет.
Ягоды этой лозы срывая, упал и разбился
Мальчик, но Либер его, павшего, к звездам вознес.

Был неравнодушен к мальчикам и Западный ветер Зефир. Однажды ему довелось увлечься лаконским юношей Гиацинтом. Когда юноша с Аполлоном затеяли метать диск, Зефир, позавидовав их дружбе, отклонил пущенный Аполлоном диск и уронил его на голову Гиацинта… А легкомысленный ветер немедленно увлекся другим юношей, по имени Кипарис.

Множество любовников было у бога-музыканта и стрелка Аполлона.

Не чужд был однополых связей и великий Геракл. Писатель конца I — начала II века Плутарх писал: «Говорят, что Иолай, возлюбленный Геракла, помогал ему в трудах и битвах. Аристотель сообщает, что даже в его время влюбленные перед могилой Иолая приносили друг другу клятву в верности». Другим возлюбленным Геракла, согласно Аполлодору, был Гилас, сын Тейодаманта. Вместе с героем он участвовал в походе аргонавтов, но во время стоянки в Мисии, «отправившись за водой, был похищен нимфами из-за своей красоты». Геракл так увлекся поисками красавца, что отстал от корабля и не доплыл до Колхиды — аргонавты продолжали свое путешествие без него.

Знаменитый Орфей, отчаявшись вызволить жену из загробного царства, стал избегать женщин и положил начало однополой любви во Фракии. По крайней мере, именно так пишет о нем Овидий.

Орфей избегал неуклонно
Женской любви. Оттого ль, что к ней он желанье утратил
Или же верность хранил — но во многих пылала охота
Соединиться с певцом, и отвергнутых много страдало.
Стал он виной, что за ним и народы фракийские тоже,
Перенеся на юнцов недозрелых любовное чувство,
Краткую жизни весну, первины цветов обрывают.

Аристотель в своем трактате «Политика» уверяет, что гомосексуальные связи на Крите были введены еще знаменитым царем Миносом. Причем, по мнению философа, сделано это было с самыми чистыми экономическими и демографическими целями:

Законодатель придумал много мер к тому, чтобы критяне для своей же пользы ели мало; также в целях отделения женщин от мужчин, чтобы не рожали много детей, он ввел сожительство мужчин с мужчинами; дурное ли это дело или не дурное — обсудить это представится другой подходящий случай.

Попутно отметим, что демографическая политика Афинского государства была, по сообщению историка Диогена Лаэртского, прямо противоположной. Диоген писал: «Афиняне, желая возместить убыль населения, постановили, чтобы каждый гражданин мог жениться на одной женщине, а иметь детей также от другой, — так поступил и Сократ». Впрочем, историки (как древние, так и современные) не согласны с Диогеном и уверяют, что афиняне, напротив, могли иметь законных детей только от законных жен, прочие же дети гражданскими правами не пользовались и во внимание не принимались.

Но, как бы то ни было, в историческое время практически по всей Греции однополая любовь (по крайней мере, для мужчин) была узаконена. Платон в «Пире» дает ей вполне рационалистическое объяснение:

Прежде всего, люди были трех полов, а не двух, как ныне, — мужского и женского, ибо существовал еще третий пол, который соединял в себе признаки этих обоих; сам он исчез, и от него сохранилось только имя, ставшее бранным, — андрогины, и из него видно, что они сочетали в себе вид и наименование обоих полов — мужского и женского. Тогда у каждого человека тело было округлое, спина не отличалась от груди, рук было четыре, ног столько же, сколько рук, и у каждого на круглой шее два лица, совершенно одинаковых; голова же у двух этих лиц, глядевших в противоположные стороны, была общая, ушей имелось две пары, срамных частей две, а прочее можно представить себе по всему, что уже сказано… Страшные своей силой и мощью, они питали великие замыслы и посягали даже на власть богов…

И тогда боги, испугавшись андрогинов и решив ослабить их, разрезали каждого на две части, «как разрезают перед засолкой ягоды рябины или как режут яйцо волоском». Правда, сначала операция не вполне удалась, но после некоторых перестановок боги остались довольны, а люди приняли такой вид, какой они имеют сегодня.

Итак, каждый из нас — это половинка человека, рассеченного на две камбалоподобные части, и поэтому каждый ищет всегда соответствующую ему половину. Мужчины, представляющие собой одну из частей того двуполого прежде существа, которое называлось андрогином, охочи до женщин, и блудодеи в большинстве своем принадлежат именно к этой породе, а женщины такого происхождения падки до мужчин и распутны. Женщины же, представляющие собой половинку прежней женщины, к мужчинам не очень расположены, их больше привлекают женщины, и лесбиянки принадлежат именно к этой породе. Зато мужчин, представляющих собой половинку прежнего мужчины, влечет ко всему мужскому: уже в детстве, будучи дольками существа мужского пола, они любят мужчин, и им нравится лежать и обниматься с мужчинами. Это самые лучшие из мальчиков и из юношей, ибо они от природы самые мужественные. Некоторые, правда, называют их бесстыдными, но это заблуждение: ведут они себя так не по своему бесстыдству, а по своей смелости, мужественности и храбрости, из пристрастия к собственному подобию. Тому есть убедительное доказательство: в зрелые годы только такие мужчины обращаются к государственной деятельности. Возмужав, они любят мальчиков, и у них нет природной склонности к деторождению и браку; к тому и другому их принуждает обычай, а сами они вполне довольствовались бы сожительством друг с другом без жен. Питая всегда пристрастие к родственному, такой человек непременно становится любителем юношей и другом влюбленных в него.

В Коринфе в VII веке до н. э. существовал обычай, по которому инициация мальчика начиналась с его похищения взрослым мужчиной. Старший друг вводил подростка в мужской союз и обучал воинскому мастерству. Когда срок обучения заканчивался, молодой воин получал от старшего ритуальные подарки: воинское снаряжение, кубок и быка. Отношения между юношей и его наставником носили хотя и сексуальный (в том числе), но почетный характер.

Кто крестил Русь? Почему греки были против канонизации князя Владимира

«Крещение Руси». Фреска работы В. М. Васнецова в киевском Владимирском соборе. 1896 г.

1020 лет назад, 12 мая 996 г., в Киеве была освящена Десятинная церковь. Первый каменный храм Древней Руси, воздвигнутый святым равноапостольным князем Владимиром. Дата почтенная и духоподъёмная — по этому поводу, наверное, стоит ожидать широких празднеств. Или нет?

Скорее нет. И причина проста. Само по себе существование Десятинной церкви крайне неудобно для многих и многих. Прежде всего, для тех, кто до сих пор разделяет устоявшуюся версию крещения Руси. Она известна, наверное, всем и каждому. Вот князь Владимир, выбирая новую веру, принимает послов от византийских православных, от римских католиков, от мусульман и от иудеев. Вот он склоняется к греческому варианту. Однако просто так менять веру не желает и добывает крещение, вроде как трофей. Для начала берёт один из важнейших городов Византии, Корсунь (Херсонес). Потом вынуждает братьев-императоров, Василия и Константина, выдать за себя их сестру Анну, угрожая в противном случае взять сам Константинополь. Получает согласие. И только тогда принимает крещение. Разумеется, из рук греческих священнослужителей. И склоняет к крещению всю Русь. Произошло это в 988 г.

«Первые христиане в Киеве». В. Г. Перов, 1880 г. Картина иллюстрирует тайные встречи христиан в языческом Киеве.

Слова не той системы

Стройная, интересная, красивая история. Вот только, к величайшему сожалению, не подтверждённая. Во всяком случае, византийскими источниками акт крещения Руси при Владимире не отмечен никак. Вообще. Как будто его и не было вовсе.

Есть любопытное наблюдение, на которое не раз обращали внимание и учёные, и те, кто просто интересуется историей Церкви. Теоретически, принятие христианства из рук греческих священнослужителей должно было идти полным пакетом. В него входят канон, обряды и терминология. А с последним у нас явные проблемы. Солидная часть отечественных церковных терминов, причём базовых, крайне далека от греческих. Зато весьма близка к западной традиции. Для сомневающихся можно привести ряд самых очевидных примеров. Навскидку:

Церковь

  • Русь — Церкы
  • Греки — Экклесия
  • Запад — Cyrica

«Крещение князя Владимира». Фреска работы В. М. Васнецова в киевском Владимирском соборе. Конец 1880-х.

Крест

  • Русь — Крест
  • Греки — Ставрос
  • Запад — Crux

Священник

  • Русь — Попъ
  • Греки — Иерей
  • Запад — Pope

Алтарь

  • Русь — Алтарь
  • Греки — Бомос
  • Запад — Altarium

Язычник

  • Русь — Поганый
  • Греки — Этникос
  • Запад — Paganus

Неправильное крещение?

В принципе, это ещё цветочки. Ягодки начинаются, когда понимаешь, что творилось в церковных делах Руси спустя полвека после такой привычной даты крещения — 988 г.

На Русь прибывает митрополит Феопемпт. Грек, поставленный во главе русской митрополии Константинопольским патриархом. 1037 год. Первое, что делает Феопемпт, — заново освящает ту самую Десятинную церковь. Главный храм Руси. Кафедральный собор. Там был похоронен сам Владимир и его жена Анна. Туда были перенесены мощи княгини Ольги — первой из русских правителей, кто принял крещение. Иными словами, Десятинная церковь — центр святости всей русской земли.

Князь принял новую веру горячо, искренне, со всей страстностью своей незаурядной натуры. Крещение князя Владимира. Фрагмент росписи Владимирского собора. В. М. Васнецов.

И вдруг греческий митрополит её заново освящает. Такое допускается только в двух случаях. Либо храм был осквернён, либо изначально его освятили как-то неправильно. Однако про осквернение ничего не известно.

К слову, греческая церковь на протяжении своей более чем богатой церковной истории не знала церковной десятины как юридически утверждённой практики. А на Руси — внезапно — целый кафедральный собор, живущий по принципам десятины. И принципы эти установил сам князь Владимир.

Ещё к слову. Канонизация князя Владимира состоялась довольно поздно. Спустя 400 лет после того, как он крестил Русь. Яростнее всех прославлению Владимира в лике святых противился Константинополь.

Прибытие в Киев епископа. Гравюра Ф. А. Бруни, 1839 г.

Риму — нет!

Впрочем, тем, кто решит, что изначально Русь крестили римские миссионеры, радоваться не стоит вообще. Во-первых, римские хроники также ничего не говорят и не знают о том, что это самое крещение состоялось при Владимире. Единственная миссия папских проповедников на Русь состоялась в 961–962 гг., при бабке Владимира, княгине Ольге. И окончилась она плачевно. Епископ Адальберт пробыл в Киеве всего ничего. Уехал посрамлённым: «Адальберт, посвящённый в епископы для руссов, не преуспел ни в чём, для чего был послан, и, видя труд свой тщетным, вернулся назад. Некоторые из его спутников были убиты, и сам он едва спасся».

Под руководством князя Владимира Русь объединилась, расправила плечи и впоследствии стала великой империей.

И тут возникает парадокс. Князь Владимир принял крещение. Это факт. Вынудил к тому же своих подданных. Это ещё один факт. Ни Рим, ни Константинополь об этом ничего не знают либо не говорят. Это тоже факт.

Тем не менее строится и освящается Десятинная церковь. Идут службы. В богослужении и церковном обиходе используются термины частью греческие, частью германо-римские, западные. Жена князя Владимира, греческая принцесса Анна, в общем, не видит в этом ничего зазорного. Равно как и священнослужители. Но спустя полвека вся эта отлаженная система начинает шататься. Десятинную церковь освящают заново. И в качестве альтернативы строят Софийский собор. Два центра святости начинают увлекательную игру «кто тут главнее». Сыновей князя Владимира, мучеников Бориса и Глеба, пусть со скрипом, но канонизируют. А сам креститель Руси этой чести пока что не удостаивается. Что же он сделал неправильно? Почему выстроенную им систему по-своему исправляют новые греческие митрополиты?

Читайте также  Парма достопримечательности фото и описание

Руины Десятинной церкви на рисунке 1826 г. (иногда описывается как копия работы А. ван Вестерфельда, что ставится под сомнение историками).

Третий путь

Есть вариант, который снимает почти все противоречия. Хотя сам он выглядит как отъявленная фантастика. Согласно ему, первичная христианизация Руси не обошлась без ирландского влияния.

Впрочем, не такая уж и фантастика. «В раннем Средневековье Ирландская церковь проповедовала православное христианство и стала поистине местной формой православной веры Константинополя…» — это общее место истории европейской Церкви. А о том, что такое ирландская проповедь и ирландский миссионер, красноречиво говорит один интересный факт — подавляющее большинство монастырей в Подунавье основано именно ирландцами. Прежде всего это касается Моравии. Одного из первых славянских государств. Одного из ранних очагов славянского христианства. Именно в этих землях ирландские монахи развернули свою миссионерскую деятельность. Именно там проповедовали впоследствии Кирилл и Мефодий. Именно оттуда шли волны славянской миграции в пределы Киевской Руси.

«Вместе с переселенцами на Русь попадали ирландские воззрения, которые отразились в самой первоначальной форме церковной организации. В связи с этим и сам институт десятины подвергался нападкам как западный», — это цитата из труда доктора философии, архимандрита Иеронима Тестина, которого трудно заподозрить в излишнем фантазировании.

Христианство, первоначально принятое князем Владимиром, было не римским и не греческим. Это было православие. Но особое. В создании его извода участвовали славяне, ирландцы и греки. Отсюда и «западные» термины. Отсюда и десятина. Отсюда же и ревность Константинополя, иерархи которого так стремились поправить князя Владимира и его ирландских учителей. Отсюда же и ненависть Рима. Кстати, папа Григорий VII в XI веке призвал «окончательно сокрушить ирландскую церковь». Одним из главных прибежищ её приверженцев стала Русь.

1030-летие Крещения Руси-Украины: принятие христианства создало государство ‒ историк

Памятник Киевской княгине Ольге, которая в 957 году приняла христианство, Святому Апостолу Андрею Первозванному и создателям славянской азбуки Кириллу и Мефодию. Киев

В конце июля в Украине традиционно отмечают годовщину Крещения Руси-Украины князем Владимиром. В этом году ‒ 1030 лет, как князь Владимир крестил киевлян. Кроме того, есть дополнительный юбилей: по определенным историческим источникам, 1040 лет назад Владимир стал великим Киевским князем. Об этих событиях Радіо Свобода говорило с историком и политологом Андреем Плахониным.

‒ Я испорчу немного ваше юбилейное настроение. Историки не могут точно сказать, когда точно Владимир крестился сам и когда крестил киевлян. Потому что есть три даты, которых придерживаются разные историки: 988, 989 и 990 года.

‒ Впрочем, относительно его княжения тоже есть разные даты.

‒ Да. К сожалению, в то время еще не велось летописание, и даже в раннем летописании не фиксировались настоящие даты. Культура ведения летописи, датировка очень долго приживалась на Руси. И даже в летописи, в исторических документах, дошедших до нас, есть несколько версий, каким образом Владимир крестился сам: то ли в Василеве, то ли в Киеве, то ли в Херсонесе.

‒ Как указано по этому поводу в летописи, «друзії же інако скажуть», то есть, а другие еще по-другому скажут».

Андрей Плахонин

‒ Да. Через несколько десятилетий после того делались первые записи, и уже тогда точно не помнили, как это происходило. Что же мы уже сейчас можем установить.

‒ А как Владимир стал Киевским князем?

‒ Если верить летописям и императору Константину Багрянородному, который оставил большой трактат о правлении империей и, в том числе, описал окружающие народы, ‒ наследник киевского стола, княжич, княжил в Новгороде. Мы наверняка знаем, что Владимир сначала княжил в Новгороде.

Летопись сохранила для нас анекдотическую историю о том, что он робычич ‒ такой неполноценный князь. И именно поэтому его забрали себе новгородцы, потому что он ‒ от Малуши, ключницы Ольги.

‒ Но он все-таки сын князя Святослава.

‒ Да, мы знаем из практики раннесредневековых народов ‒ скандинавов, германцев: любая наложница, рожавшая сына, становилась женой. Вообще, института церковного брака еще не существовало.

Святослав Храбрый, Великий князь Киевский (945-972). Рисунок художника Юрия Журавля

‒ То есть, каждый сын ‒ легитимный претендент.

‒ Да. В это время на Руси не существовало института наследования престола. Будем говорить Русь, потому что название «Киевская Русь» придумали для того, чтобы легитимизировать «Русь Московскую». Мог унаследовать княжеский престол или старший в роду ‒ это называлось система старейшинства ‒ или старший сын. Этого даже не было в Европе в то время. Как правило, после смерти князя начиналась гражданская война, брат шел на брата, как это было еще после Ярослава. Как говорится, остаться должен только один. И Владимир фактически был единственным, кто остался после той гражданской войны, кроме Судислава, сидевшего в Пскове.

‒ Это скорее династическая война, чем гражданская.

‒ Да. И вот Владимир остался один, он истребил и пережил не только братьев, но и, мы знаем из рассказа о завоевании Полоцка, еще и каких-то мелких скандинавских норманнских династий на территории будущей Руси. Он едва ли не первый, кто собрал почти все земли, ставшие основой государства Русь, которую так красиво рисуют на карте. При Владимире это единственный момент, когда Киеву принадлежали одновременно все земли Руси. Потому что Полоцк при его сыне Ярославе уже был отдельным княжеством.

Памятник Великому князю Киевскому Владимиру (979-1015), правителю и крестителю Руси-Украины

‒ Владимир поначалу княжил в Новгороде. А родился он в Киеве или где?

‒ Трудно установить, так как были еще пригородные имения. Существует очень много сообщений различных краеведов. Наверняка мы сказать не можем, но, скорее всего, где-то на территории современного Киева. В этом плане Владимир – киевлянин, хотя впервые он начал княжить в Новгороде, потому что в то время это был второй центр Руси.

‒ Когда он ориентировочно в 978 году стал киевским князем, у него уже были какие-то христианские визии?

‒ Есть большая официальная версия принятия христианства. Там отмечают, что его воспитывал не язычник князь Святослав, а его бабка Ольга. И когда митрополит Иларион выступал через полвека перед князем Ярославом Мудрым, сыном Владимира, то он называл Ольгу Еленой, а Владимира ‒ Вторым Константином. Это в честь матери и сына, крестивших Римскую империю. Но с первых шагов Владимира как князя Киевского не видно, что он имел христианское воспитание.

Первой из киевских князей, принявших официально христианство, была княгиня Ольга, крестившаяся в Византии, и ее крестным отцом был сам византийский император.

Памятник Киевской княгине Ольге, которая в 957 году приняла христианство, посетив Константинополь. Киев

Есть еще так называемое Аскольдово крещение ‒ еще раньше, но, скорее всего, речь идет не о крещении государства, как и в случае с Ольгой. Это личное крещение. Тогда еще государства как территориального образования не существовало. Существовало государство как войско.

Если вспомнить школьный курс истории, очень часто любят цитировать, как Святослав построил город на Дунае и сказал: «Здесь будет середина земли моей». А потом еще Ольга ему говорила: «Что же ты покинул нашу землю?». Для Святослава его государство было там, где его войско, а не там, где Киев.

‒ А для Владимира?

‒ Там, где Киев. Вот в этом было воспитание бабки.

Вселенский патриарх Варфоломей I и президент Украины Виктор Ющенко (слева направо на дальнем плане) во время возложения цветов к памятнику княгине Ольге, Святому Апостолу Андрею Первозванному и равноапостольным Кириллу и Мефодию во время празднования 1020-летия Крещения Украины-Руси. Киев, 25 июля 2008 года

‒ Вернемся к крещению: по официальной доктрине, у Владимира были какие-то сантименты к христианству, а вы говорите, что эта доктрина ничем не подтверждена.

‒ Потому что летопись рассказывает нам о так называемой языческой реформе ‒ как Владимир взял и всех идолов на территориях, которые ему подчинились, привез в Киев и сделал большой языческий пантеон, там, где Исторический музей и остатки Десятинной церкви. Насколько это правда, мы не знаем. Но из тогдашних раннехристианских переводов до нас дошли сообщения даже о человеческих жертвоприношениях языческим богам, которые практиковались в Киеве при Владимире.

Историки говорили, что создание этого пантеона было первым шагом к созданию централизованного государства, но якобы не сработало. Так это или нет ‒ мы наверняка не знаем.

Одно из древнейших изображений трезубца с археологических раскопок Десятинной церкви в Киеве

‒ Владимир, прежде чем выбрать религию, интересовался исламом, иудаизмом, христианством в разных видах. Отправлял куда-то на восток посольство «мужей умных», чтобы те посмотрели, как там живут.

‒ Да, летопись содержит этот рассказ, но мы тоже не можем говорить это наверняка. Это очень расхожий сюжет. Так же существует рассказ о том, как волжские болгары выбирали ислам ‒ там тоже были посольства к представителям различных религий. Это очень распространенный сюжет, как о «братьях-основателях Киева».

‒ Или о «братьях-основателях Рима».

‒ Даже когда историки нашли в армянском Тароне рассказ о том, как три брата с очень похожими именами основали древнеармянских город, и сказали, что это признак того, что были непосредственные связи между древней Арменией и Русью. Хотя это просто еще один очень похожий сюжет.

Записи начали вести через несколько десятилетий после того из устных источников. Насколько они правдивы, насколько в сознании тех людей, которые уже были в то время пожилыми, переплелись мифологические и настоящие события, они уже сами сказать не могли.

‒ Что можно сказать наверняка? Вы говорите, историки предполагают, источников мало. Действительно, чем глубже в историю, тем меньше источников, и больше оснований для предположений, а меньше ‒ для однозначных утверждений.

‒ Наверняка можем сказать, что Русь стала превращаться в христианское государство при Владимире. Именно при нем начала создаваться христианская иерархия, именно при нем христианство стало официальной религией Руси, до него этого не было. Мы не можем назвать точный год, но можем сказать, что это точно происходило при нем.

‒ А можем сказать, что это было взято именно из Византии, а не с Запада?

‒ Здесь трудно остановить фантазию многих наших популяризаторов истории, которые вспоминают различные арианские, болгарские версии. Исторические источники, к сожалению, не содержат подтверждений. Разумеется, были связи с Болгарией, которая в то время была центром славянской книжности. Славянская письменность шла оттуда, но церковная иерархия пришла именно из Византии. И в дальнейшем последующие века истории Руси митрополитом Киевским всегда был грек, назначавшийся Константинопольским патриархом.

‒ Выбрать греческое православие Владимира побудили государственные соображения, личные расчеты, действительно ли был духовный поиск?

‒ Давайте разберемся с православием и католичеством. Большой церковный раскол произошел позже, в середине XI века.

Это был политический выбор. Хотя на самом деле Ольга пыталась маневрировать между Римом и Константинополем, но экономических связей с Римом почти не было.

Как в это время «делали бизнес» на территории Руси: собирали налоги с населения, подчиненных племен, свозили в Киев, грузили на лодки, плывущие в Константинополь и продавали. Назад везли поволоки, вино ‒ товары престижного потребления.

Второй бизнес ‒ киевский князь зарабатывал на том, что поставлял наемников для византийцев. Была варяжская дружина у византийского императора.

Изображение трезубца на монетах Великого князя Киевского Владимира

‒ Варяги из Скандинавии через Киев шли транзитом или это какие-то местные варяги?

‒ Тогда еще круизные лайнеры не плавали, из варяг в греки товары не шли, а шли наемники. А киевский князь был посредником, он мог пустить, а мог не пустить. Он брал деньги с императора и взимал процент с зарплаты, условно говоря, с военной добычи тех варягов, которых он соглашался пускать в Константинополь. Это был большой бизнес, и когда в 1043 году византийский император решил распустить варяжскую дружину, началась последняя руско-византийская война, уже при Ярославе, потому что поломали очень выгодную бизнес-схему для киевских князей.

‒ Все же Владимира побудила политика или духовные поиски?

‒ Время языческих государств на этой территории уже прошло.

‒ Почему же? Литва была языческой еще несколько столетий.

‒ Литва в то время еще не существовала как государство, там жили племена. Позже, когда Литва еще оставалась языческим государством, против нее все время происходили какие-то походы, ее не признавали полноценным государством. Если Русь хотела быть полноценным государством, признанным за рубежом, если хотела вписаться в цивилизованный мир ‒ она должна была выбрать какую-то мировую религию. Как и сейчас: Украина 25 лет стояла «на розкорячках» между Западом и Востоком, но все равно должна была выбрать. Иначе дальше расчленение и конец государственности. Это одна из главных причин, почему это произошло.

‒ Насколько важную роль сыграло то, что Владимиру выпал шанс жениться на византийской принцессе? А для того, чтобы на ней жениться, надо было быть христианином. Это имело ключевое значение или второстепенное?

‒ Большинство рассказов вообще говорит, что Владимир сначала крестился в Киеве, а затем вдруг в Херсонесе. Насколько это правда и что такое второе крещение ‒ непонятно. Такого бы не практиковали. Якобы греки не поверили.

Но это является свидетельством того, что еще тогда пытались утверждать, что брак с принцессой Анной не был определяющим в принятии христианства. Тем более, если Владимир собирался жениться на византийской принцессе, он уже сделал выбор вписаться в тот большой мир византийской цивилизации.

‒ Германские императоры тоже женились на византийских принцессах, низшего ранга ‒ и они не вписывались.

‒ Все равно, когда они женились, уже у них была договоренность с Восточной Римской империей. Византия ‒ это книжное название, на самом деле это Восточная Римская империя. Они вообще себя Римом называли, ромеями. И до восьмого века государственным языком там был латинский.

При Карле Великом Византия наконец признала Западную империю, что она также является продолжением Рима. Затем традиция прервалась и снова восстановилась при Оттоне, уже не франке, а германце, которого признали императором Западной империи.

‒ Есть известная версия: когда Владимир выбирал между несколькими религиями, то в исламе ему понравилось, что там можно иметь многих женщин, но не понравилось, что нельзя употреблять алкоголь, нельзя пить, и он сказал, что «Русі вєсіліє єсть питіє, не можем без того биті». Насколько это имеет основания?

‒ Мне кажется, что перед нами скорее исторический анекдот, а не то, что было на самом деле. Таким образом можно украсить сухой академический разговор.

‒ Монахи Киево-Печерской лавры любили так «украшать» летописи?

‒ В XVI веке монахи Киево-Печерской лавры записали, что Батый вообще когда-то был монахом Киево-Печерской лавры. Тот самый хан Батый, штурмовавший Киев! Они многое писали.

Книга Лонгина Цегельского «Русь - Украина а Московия - Россия: историко-политическая разведка: с картой Украины», изданной в Константинополе в 1916 году. Лонгин Цегельский (1875-1950) - украинский общественно-политический деятель, дипломат, адвокат, журналист, издатель

‒ Что стало наиболее решающим в принятии христианства?

‒ Принятие христианства создало Русь как государство, потому что это, с одной стороны, государственная религия, а с другой ‒ бюрократическая структура. А она невозможна без письменности. Принятие христианства принесло нам книжную культуру, письменность. И тогда Русь стала превращаться в государство, как мы понимаем его сейчас, а не государство-войско, как это было при Святославе. Именно при Владимире и именно благодаря христианству. Поэтому принятие христианства ‒ это крупнейший цивилизационный выбор в истории Руси.

День крещения Руси: почему великий князь Владимир решил принять христианство?

День крещения Руси: почему великий князь Владимир решил принять христианство?

Крещение Руси произошло 28 июля 988 года. Это событие связано с именем князя Владимира, которого церковь нарекла святым равноапостольным, народ прозвал Красным Солнышком, а историки считают великим. Владимир приходился внуком великой княгине Ольге, той самой, которая первая из правителей Руси приняла христианство. В отличие от своей бабушки, для которой принятие византийской веры было скорее политическим ходом, Владимир мыслил более масштабно: он планировал объединить раздробленную в то время страну и приравнять Русь к числу просвещенных государств. О том, как князь Владимир крестил Русь и почему выбрал именно христианскую веру, рассказываем в нашем материале.

История обращения Руси в христианство началась еще задолго до рождения Владимира. Княгиня Ольга овдовела, когда ее сыну Святославу (будущему отцу Владимира) не было трех лет. Тогда Ольге предстояло в одиночку править огромным государством. Русь в то время была языческой, но некоторые ее жители отличались прогрессивностью и интересовались зарубежной религией. Известно, что в конце IX века на территории государства мирно сосуществовали представители разных вероисповеданий – славянские и варяжские язычники и христиане. Никаких жестких религиозных гонений, которыми славился в то время Рим, на территории Руси не было. При этом дружинники тесно контактировали с византийцами и, благодаря изученным историками документам, известно, что первые русы приняли христианство примерно за сто лет до официального крещения Руси Владимиром.

День крещения Руси: почему великий князь Владимир решил принять христианство?

Фото: Эггинк Иван, Великий князь Владимир выбирает веру

Что касается княгини Ольги, у нее было сразу несколько мотивов присмотреться к христианской вере. Конечно, правительница не могла не обратить внимание на религию, которую принимал ее народ. Более того, летописцы рассказывали, что сама княгиня хоть и родилась язычницей, но «проявляла христианское смирение и сохраняла чистоту», а также «обладала мудростью, достойной мужского ума». А в житие княгини Ольги даже отметили, что она «обратилась к поиску истинного Бога, поскольку начала гнушаться языческих идолов».

Впрочем, другие исследователи не исключают, что такое поведение и последующий интерес к византийской вере был не более чем политическим ходом. Ольга по сей день считается одной из величайших правительниц в истории России – современники восхищались ее мудростью и прозорливостью, а потому ее поступок мог быть продиктован отнюдь не желанием обрести душевный покой и раскаяться в злодеяниях. Так или иначе, княгиня отправилась в Константинополь, чтобы лично встретиться с византийским императором Константином Багрянородным («хождение в греки» состоялось в 954-955 годах). Ольга заключила мирный договор с византийцами и приняла их веру. Народ любил свою правительницу Ольгу и к новой вере княгини тоже проявил уважение. Через некоторое время Ольга передала Русь в руки своего сына Святополка, а сама стала заниматься распространением христианства среди славян.

Владимир, внук великой княгини Ольги, захватил киевский престол в 978 году. В борьбе за власть он убил своего брата Ярополка – и вот после жестокого кровавого противостояния Владимир оказался во главе огромного, но разобщенного государства. Летописи тех лет практически не сохранились, но из греческих преданий известно, что славяне постоянно вели между собой вражду. Жители восточной и западной части нынешней Европейской части России вели разный образ жизни, в том числе разнилось вероисповедание. На востоке тогда жили в основном чудские и тюркские племена, а на Западе – славяне, придерживающиеся берегов крупных рек (Западная Двина, Волхов, Днепр, Ока и их притоки).

День крещения Руси: почему великий князь Владимир решил принять христианство?

Фото: Andrei Petrovich Ryabushkin (1861–1904)

Конечно, в то время не шло речи о каком-то едином государственном устройстве – славяне жили отдельными общинами, однако уже тогда их деятельность была напрямую связана с занимаемой территорией, а между племенами даже начали устанавливаться товарно-денежные отношения. Хотя тогда уже начала развиваться ковка металла, в целом быт славян был незамысловат – так и религиозные обычаи не отличались разнообразием и сложностью. В какой-то степени их религию можно назвать примитивной: люди поклонялись природе, а жрецов у них не было – соответственно, не было строгих «хранителей» этой веры и обычаев. Более того, племена жили автономно друг от друга и у них отличались версии о форме неземных сил. Из общего были только деревянные идолы, вера в загробный мир и силу слова.

И вот перед новым правителем князем Владимиром встала задача объединить территории и при этом создать мощный центр власти. Тогда мудрый и дальновидный князь решил, что таким «столпом» должна стать единая вера. Великий князь обратил внимание на мощных соседей – Европу и Византию – государства, хорошо развитые с экономической, культурной и политической точек зрения. Русь же в то время была в некоторой изоляции, соседи смотрели на нее свысока. Но Владимир подумал, если бы Русь взяла пример с соседей, это могло бы благоприятно сказаться на развитии ремесел и торговли, а затем привело бы к экономическому росту государства.

Стоит отметить, в конце X века в мире господствовали три крупные религии: христианство, ислам и буддизм. Но Владимир решил последовать примеру своей великой бабушки, княгини Ольги, и выбрал христианство. Согласно другой версии, выбор помогли сделать разосланные в разные страны послы: каждый их них рассказал Владимиру, что может предложить каждая из религий, но именно христианство поразило князя красотой богослужения.

Приняв решение, вскоре Владимир крестился в Херсонесе и взял в жены Анну, сестру византийских императоров. Современники отметили, что ради объединения Руси Владимир даже изменил собственный уклад жизни: если раньше это был кровавый многоженец, любящий пиры и масштабные военные действия, то после принятия веры он стал скромным смиренным христианином. Вслед за князем в Днепре крестилась вся дружина, а затем и народ. Людям не пришлось отказываться от своей прежней веры, однако еще несколько веков после крещения многие их них продолжали следовать языческим традициям и обращать внимание на суеверия.

Читайте также  Выход на пенсию в греции возраст

Дело в том, что народ не сразу понял, в чем прелесть нового вероисповедания – свет нового учения открылся людям сильно позже. Тем временем сам князь Владимир стал лично заниматься распространением христианства на территории своего огромного государства: он сам крестил людей на подвластных землях, строил церкви и назначал духовных представителей. Более того, князь занялся и книжным просвещением – с этой целью он распорядился набирать детей значительных домохозяев в специальные заведения и обучать их грамоте. Всего за 20 лет князю Владимиру удалось создать великое наследие и построить новую Русь.

«Крещение Руси»: история и современные тенденции

На торжествах по случаю 1030-летия крещения Руси. Москва, 28 июля 2018 года

28 июля 2018 года Русская православная церковь официально отмечает 1030-летие со дня крещения Киевской Руси, случившееся согласно официально принятой исторической концепции в 988 или 989 году. Удивительно, но редко какое историческое событие, случившееся в столь отдаленный временной период, продолжает оказывать большое влияние на нынешнюю жизнь, одновременно являясь питательной почвой для споров между разными историками.

Впервые официальное, широкое празднование даты крещения Руси состоялось 15 июля 1888 года (900-летие). Инициатором этого стал главный идеолог Российской империи XIX века — обер-прокурор Святейшего Синода Константин Победоносцев, известный своими ярко выраженными реакционными, антидемократическими взглядами, на почве которых он препятствовал всеми силами проведению либерализации политической жизни и способствовал ужесточению законов, ограничивающих права не только «инородцев» (т.е. людей не православного вероисповедания), но и старообрядцев (старообрядчество вообще воспринималось царской властью в течение долгих столетий как серьезная угроза самодержавию, и потому христиане-старообрядцы были вынуждены спасаться не только в малонаселенных районах империи, но и мигрировать зарубеж). Центром празднования в те годы был город Киев, где и состоялось принятие христианства в качестве официальной религии Киевской Русью.

С исторической точки зрения, начало процесса принятия христианства на Руси связывается с именем киевской княгини Ольги (Хельга) — бабушки будущего князя Владимира Красное Солнышко. В частности, она приняла христианство в столице Византийской империи — Константинополе. В те времена христианство еще окончательно не разделилось на западную (католицизм) и восточную (православие) ветви, официально это будет обставлено столетием позже. Тем нее менее, политические предпосылки к этому тогда уже были видны невооружённым взглядом, чем воспользовалась и Ольга, которая стремилась заключить выгодный договор с Византийской империей. Так, после принятия христианства она отказала грекам в военной помощи, одновременно с этим сделав предложение германскому императору об учреждении в Киеве церкви «западного образца». Греки, быстро поняв, что к чему, пошли на уступки Ольге, а та в ответ отправила немецкое посольство обратно домой.

Однако процесс проникновения христианства был долг и весьма непрост. Сын Ольги Святослав, как и подобает настоящему «варягу» (т.е. викингу-норманну), был воинственен и абсолютно чужд христианству, оставаясь всегда самым ярым язычником. Покровителем княжеской власти и воинской дружины в его времена был Перун — бог войны, грома и молний. Несмотря на то, что Ольга, будучи христианкой, занималась воспитанием сына Святослава — Владимира, пока тот был в военных походах, будущий киевский князь не был христианином. После гибели отца Святослава в борьбе за власть Владимир обманным путем убил своего брата Ярополка — законного киевского князя, который был христианином, изнасиловал его сосватанную невесту Рогнеду, устраивал гонения на первых христиан, воздвиг пантеон основных шести языческих богов в Киеве и имел огромный . гарем. Так, согласно «Повести временных лет», у него было три гарема, в двух из которых было по 300 девушек, в одном — 200. Причем, туда вели не только пленниц, захваченных в войнах (что было привычным делом для тех времен), но и обычных подданных и очень часто — замужних женщин. В общем, вел тогда Владимир Святославович жизнь весьма далекую от образа добропорядочного христианина.

Существует красивая, но не имеющая реальной основы легенда о том, как князь Владимир выбирал из трех религий — ислама, иудаизма, христианства — подходящую монотеистическую религию для своего государства. Однако политическая реальность того времени показывает, что Киевская Русь планомерно шла именно к восточной ветви христианства, находясь под постоянным влиянием — политическим, культурным, экономическим — Византийской империи.

До сих пор спорным является вопрос о том, где принял христианство Владимир — в Киеве или Корсуни (Херсонес). Достоверно известно, что в 988-м или согласно византийским источникам 989 году Владимир возжелал взять себе в качестве жены Анну — сестру византийского императора. Однако Анна отказалась выходить замуж за него. В ответ Владимир пошел походом на город Корсунь (Крым), где находилась Анна, сжег город и взял ее в плен. Византийцы вынужденно согласились на брак, но поставив условием крещение Владимира там же, прямо на месте (версия «Повести временных лет»). По другой версии, византийский император Василий II сам предложил Владимиру Святославовичу большое денежное вознаграждение и руку своей сестры Анны в обмен на военную помощь, которая ему так была необходима. Помощь Владимир оказал, выслав 6 тысяч русов (викингов) на подмогу грекам. Однако Анна отказалась выходить замуж за него, мотивировав это тем, что князь является язычником. В ответ на это город был взят, а сама она обесчещена. И греки вынужденно согласились на брак, однако поставив условием крещение Владимира. Однако в этой версии весьма сомнительно то, чтобы влиятельные византийские императоры сами предложили руку Анны неблагородным князьям-русам (викингам), коими являлся род Рюриковичей, который к тому же был язычниками. Тем более, руки Анны добивались многие королевские семьи Европы.

Затем после возвращения Владимира в Киев силой оружия были крещены киевляне, а через несколько лет и новгородцы. По некоторым арабским источникам тем не менее указывается, что крестился Владимир якобы еще за три года до похода на Корсунь в Киеве. В общем, история весьма запутанная. Поэтому роль Корсуня в истории проникновения христианства на Русь весьма туманна и оспаривается многими историками. Ясно только одно — крещение Владимира и последующее крещение киевлян происходило в 987-989 гг., после чего христианство постепенно проникает во все уголки Древнерусского государства.

Интересный факт — после того, как военной силой воевода Владимир Добрыня (прототип былинного богатыря Добрыни Никитича) заставил новгородцев принять христианство, он обязал крестившихся носить нательные кресты, хотя до этого такой традиции вообще не существовало. К этому нехитрому приему прибегли, так как многие новгородцы только внешне согласились стать христианами, продолжая оставаться по факту язычниками. Ношение крестов на груди стало таким внешним маркером, отличающим христиан от язычников.

Тем не менее, отказ от язычества происходил очень долго и муторно, затянувшись на долгие столетия в северо-восточной части Киевской Руси и Новгородской земле, населенной не только ярыми славянами-язычниками, но и многочисленными финскими племенами. Так, по многим европейским источникам, Русь даже в XI веке значится в качестве языческой страны. Многие культовые места поклонения язычников на территории северо-восточной Руси были уничтожены только в XVI-XVII веках, т.е. спустя 600-700 лет. Так в письме (1534 г.) знаменитого митрополита Макария Ивану Грозному сообщается о том, что «скверные мольбища идольские сохранялись и до царства великого князя Василия Ивановича».

Весьма туманной историей выглядит и канонизация Владимира Святославовича. Так, ни в одной летописи нет обстоятельств и даты его причисления к лику святых. Упоминания о нем как о святом, почитаемом Церковью, появляются неожиданно в летописях XIV века — только уже по факту.

Как бы то ни было, история с возможным Корсунским крещением исчезла из народной и церковной памяти. Но после петровских реформ Церковь в прямом смысле стала частью государственного аппарата, выполняя необходимые для функционирования самодержавной системы идеологические функции. И политика вновь сделала свое дело, поэтому в XIX веке образ сакрального Корсуня, своеобразного «русского Афона», места, откуда пошла русская православная традиция, замаячил на горизонте. Связано это было с тем, что присоединенное в конце XVIII века Крымское ханство и полуостров Крым надо было как-то зафиксировать и «застолбить» как православную землю, ведь православие согласно знаменитой уваровской триаде было одним из столпов самодержавия. Опять-таки, несколько кровопролитных войн за Крым требовали того, чтобы пролитая народная кровь получила хоть какое-то идеологическое оправдание.

Естественно, после революции, гражданской войны Церковь утратила свои прежние позиции. Главным постулатом при этом стало отделение церкви от государства, то есть политическая деидеологизация и сосредоточение ее на чисто религиозной стороне жизни. Стоит отметить, что несмотря на общую антирелигиозную политику советской власти, касавшуюся всех без исключения религий, наибольший удар испытала именно Русская православная церковь, т.к. именно она находилась в царское время в привилегированном положении не только де-факто, но и де-юре. Поэтому падение положения сильнее сказалось именно на ней. К тому же, весьма негативным фактором послужило то, что РПЦ выступила против советской власти. Так, сразу после Октябрьской революции патриарх Тихон подверг анафеме всех, кто будет сотрудничать с новой властью. Далее во время страшного голода 1921-1922 годов патриарх Тихон также выступил против изъятия (проводившегося в строго задокументированной форме) церковного имущества, продажа которого направлялась в помощь голодающим.

Праздничный молебен 12 июня 1988 г. в Троицком соборе Свято-Данилова монастыря. Фото: https://ed-glezin.livejournal.com/836233.html

Новое возрождение Русской православной церкви началось в конце 80-х годов XX века, и ярким показателем этого послужило празднование в 1988 году тысячелетия крещения Руси, проходившее в Москве и Киеве. Это событие стало во многом переломным моментом, завершившим прежний советский этап в истории православной церкви. Патриарх Алексий II впоследствии назвал эти годы «вторым крещением Руси».

Памятник Владимиру в Москве

Действительно, пожалуй, можно согласиться с мнением Патриарха, ведь Русская православная церковь вновь возвращает себе главенствующее положение в религиозной жизни страны. Этому не мешает даже сохранившееся с революции 1917 года положение об отделении Церкви от государства, зафиксированное и в современной Конституции страны. Русская православная церковь вновь, как и в дореволюционную эпоху, становится неформальной частью государства, что, конечно же, вызывает критику как со стороны гражданского сообщества, так и со стороны представителей иных основных конфессий, видящих в ней неравноправие и создание привилегированного положения одной религиозной организации.

Особенно большой негативный отклик всё это вызывает, когда РПЦ в рамках реституции (возвращения имущества) забирает себе здания, где ранее располагались больницы, детские лагеря, музеи, научные учреждения и т.д. На волне этого всё чаще раздаются голоса о необходимости обозначить особую роль православия и русского народа в Конституции РФ. Негативным шлейфом вокруг РПЦ является и связь с ее с некоторыми агрессивными уличными организациями вроде движения «Сорок сороков» — эдакий современный вариант черносотенных организаций начала XX века.

Одновременно с усилением православия, как бы странно это не прозвучит, идут и обратные процессы. Так, большую озабоченность у иерархов Русской православной церкви вызывает набирающие всё большую популярность у русскоязычной части населения страны различные славянские языческие культы — настолько, что даже сам патриарх Кирилл обратил на это внимание. Особенно, по словам главы РПЦ, этому подвержены спортсмены и военнослужащие из войск специального назначения. И можно с большой долей уверенности спрогнозировать, что число таких «ответвлений» от официального православия будет только расти.

На этом фоне среди популярных православных священников, настроенных оппозиционно к Патриарху, всё чаще раздаются призывы о необходимости реформирования Церкви, отказа от вмешательства в дела государства, демократизации церковной жизни, отказа от показной роскоши. Одним из главных идеологов этого движения является широко известный священник Андрей Кураев.

Также есть группа среди радикально настроенной православной общественности и церковных иерархов, наоборот требующая большей клерикализации общественной жизни, усиления роли православия в государственной политике. Наиболее известными представителями этого крыла является протоирей Всеволод Чаплин и депутат Госдумы Наталья Поклонская.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике «Мнения», может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

ильнар гарифуллин

Политический обозреватель «Idel.Реалии». Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector