Великие скрипичные мастера

Великие скрипичные мастера

четвертая. СКРИПИЧНЫЕ МАСТЕРА ЧЕХИИ И ПОЛЬШИ

В инструментальной музыкальной культуре Европы значительное место принадлежит Праге и ее школе скрипичных мастеров.

Скрипка и другие смычковые инструменты издавна вошли в жизнь чешского народа, и в Чехии насчитывается большое количество скрипичных мастеров, образовавших ярко выявленную инструментальную школу.

Прежде чем перейти к рассмотрению работ мастеров пражской школы, скажу несколько слов о характере дерева, произрастающего в лесах Чехии.

По количеству осадков и высоте над уровнем моря, казалось бы, чрезвычайно благоприятные условия для роста хороших пород дерева (в частности, ели) имеются в Рудных горах (граница Чехии и Саксонии) и в Чешском лесу — Шумаве (гористая местность на границе Чехии и Баварии). Однако рельеф этих гор представляет собой ряд медленно и полого поднимающихся хребтов и плоскогорий, почти без крутых склонов, в силу чего влага на горах застаивается и правильное питание лесов, растущих в горах, нарушается. Кроме того, в горы имеют свободный доступ резкие северные и северо-восточные ветры, очень неблагоприятно действующие на нормальный рост деревьев. Эти, я думаю, можно до известной степени объяснить неправильное строение чешской, также саксонской ели, выросшей в Рудных горах.

Хорошая ель изредка встречается в Шумаве, где неблагоприятные условия климата до известной степени уравновешиваются тем, что елью заросли там большие пространства, благодаря чему деревья, растущие в середине этих больших лесов, дают хорошую, подходящую для музыкальных инструментов древесину.

В XIV веке в Праге упоминается ряд инструментальных мастеров, производящих лютни; обычно они соединяли две профессии: лютниста-музыканта и лютниста-мастера. В летописях Праги упоминается ряд фамилий таких мастеров: некий Крочек (1332), Ежек (1381), потом Генрих, в 1414 году— Овес и в 1435 году — Бартош.

С XVI века, когда инструментальное мастерство в Праге заняло вполне самостоятельное место, в городе наряду с чешскими мастерами появился также ряд иностранцев, занимавшихся этой профессией. Из них ранее других упоминается Бартоломеус Меркле — придворный мастер австрийского императора Фердинанда И. Меркле был родом из Фюссена в Баварии, города, из которого вышло много мастеров, расселившихся по всей тогдашней Европе. Несколькими годами позже, в 1588 году, упоминается мастер Георг Фауст, затем Посс (в 1593 году), затем Салпер, Габермел и в 1618 году — Мосто.

Несмотря на начавшуюся в 1618 году 30-летнюю войну, от которой Чехия, в частности Прага, очень пострадала, деятельность мастеров не прекращалось: в это время в Праге работали Балтазар Кёгл, затем Отт (в 1648 году), а около 1660 года Генрих Штемберг- ский и Гельферт. Сын Штемберского упоминается в 1725 году, затем следует Леонард Прадтер.

Наследником Прадтера был Томаш Эдлингер (1662—1729), которого можно назвать отцом пражских скрипичных мастеров. Он создал модель скрипки, подобную инструментам Амати, но с эфами более короткими и поставленными ближе к краям, покрытую темно-коричневым лаком. Эдлингер оставил ряд учеников, в том числе трех своих сыновей: Йозефа Иоахима, Томаша и Гшанса Георга, работавших по 1747 год; из учеников Эдлингера наибольшую известность приобрел Иоганн Георг Гельмер (1687—1770), один из выдающихся европейских мастеров своего времени. Его инструменты покрыты великолепным жирным краснокоричневым лаком итальянского типа и в наше время очень часто продаются под фамилиями итальянских мастеров. У Гельмера было два сына — талантливые мастера, которые работали в Праге вплоть до 1811 года. У Эдлингера также учился скрипичному искусству другой столь же талантливый мастер — Иоганн Ульрих Эберле (1699—1768).

Эберле является одним из характернейших представителей пражской школы. Его инструменты, построенные по модели Штайнера, отличаются очень широким, хорошо выработанным усом и красивым красноватым лаком. Ель на его инструментах обычно очень широкослойная, на нижних деках (почти всегда сделанных из двух половинок) встречается клен средней плотности, красивого рисунка, обычно радиального распила: часто применяется сорт клена «птичий глаз». Подобно Штайнеру, Эберле любил украшать шейки своих инструментов львиными головками художественной работы.

У Эберле был тоже ряд учеников. Из них наиболее популярны Томаш Андреас Тулинский (1731—1788) и Йозеф Антон Ласке (1738— 1805).

Кроме того, в Праге работали Иоганн Штробл (1700—1753), Иоганн Михаэль Виллер (1753—1826), Михаэль Вебер (1787—1844), Иоганн Баптист Штосс (1784—1850).

Выдающимся представителем пражской школы скрипичных мастеров был ученик Тулинского Кашпар Стрнад (1752—1823). Заслуга Стрнада заключается в том, что он первый из пражских мастеров стал работать по модели, близкой к Страдивари, и пропагандировать новый характер звучания, отличающийся от излюбленного в то время «штайнеровского» тембра. Ель на его инструментах близка к ели Штайнера, клен хорошей плотности, с красивым шелковистым блеском и лучами средней ширины. Очень часто танген- тального распила. Лучший период деятельности Стрнада относится к первой четверти XIX века.

Почти все пражские мастера первой половины XIX века были его учениками или же последователями. Очень талантливыми учениками Стрнада были Ян Бубеник (1800—1836), одареннейший мастер, рано умерший и поэтому не успевший еще вполне проявить себя, и Карел Шембера (1781—1821).

Часть пражских мастеров XVII—XVIII веков применяла лак и грунт, близкие немецкому фюссенскому типу, с той лишь разницей, что у них вместо темнокоричневого он часто окрашен в темнокрасный цвет.Такой лак и грунт встречаются у Эдлингера, Карла Йозефа Гельмера, Якоба Кольдица, Ласке, Тулинского и на ранних инструментах Кашпара Стрнада.

Другая часть пражских мастеров этого времени употребляла для покрытия своих инструментов очень хороший, жирный, мягкий, красно-оранжевый или краснокоричневый лак, наложенный обычно толстым слоем на хорошем желтом грунте. Лак этот очень близок к итальянскому, но ему не хватает эластичности. Без сомнения, рецепт этого лака вывезен из Италии, но в силу более сырого и сравнительно бедного солнечными днями пражского климата мастера этой школы должны были изменить некоторые его составные части, так как в Чехии он высыхал очень медленно.

Таким лаком пользовались Эберле, Иоганн Георг Гельмер, Иоганн Раух и Кашпар Стрнад, применявший его только на своих лучших инструментах, относящихся к последнему периоду деятельности.

Точно такой лак и грунт встречаются на инструментах римских мастеров — у Текклера, Платнера и Джигли; очень близкие по характеру лак и грунт попадаются на венецианских инструментах, как-то: у Гобетти, Гофриллера, а иногда у Монтаньяна и Пьетро Гварнери.

Новая блестящая эпоха пражской школы начинается деятельностью ученика Шемберы Яна Кулика (1800—1872), одного из лучших не только пражских, но и европейских мастеров XIX века. Расцвет его творчества начался около 1850 года.

В своих работах Кулик очень близко подходит к итальянцам. Он копировал преимущественно две скрипки, принадлежавшие пражскому собору св. Витта: одна — Антония и Иеронима Амати, другая — Андреа Гварнери. На основе изучения этих инструментов Кулик построил свою вполне оригинальную модель. Подбор дерева у него превосходен; ель чисто итальянского образца (сорт Haselfichte), клен обыкновенно бледного рисунка, но с шелковистым блеском, часто неотличимого от итальянского. Вообще в выборе дерева у него всегда проявлялась удивительная чуткость; например, он никогда не ставил клена с ярким, резким рисунком на свои скрипки — копии Амати и Андреа Гварнери, отсюда необыкновенная стильность этих инструментов его работы. Особенно замечательно удавалось этому мастеру завитки; ему, очевидно, удалось вполне уловить принцип их конструкции.

Кулик обладал замечательной техникой, артистическим чутьем и умением вжиться в чужое творчество. Эти качества помогли ему создать ряд замечательных копий итальянских инструментов, в наше время трудно отличимых от оригиналов.

У Кулика применялся очень хороший грунт, благодаря чему его золотистокоричневый лак кажется очень интересным. По рассказам пражских любителей скрипок, кулик заготовлял заранее деки и завитки и затем в течение лета подвергал их действию солнечных лучей, поливая время от времени водой. Таким образом образовалась весьма живая окраска дерева, создававшая превосходную базу для грунта. Подтверждением этой гипотезы является очень хорошо сохранившаяся виолончель работы кулька из коллекции кн. Лоб- ковица, на которой грунт каемок дек около уса чуть темней, чем на остальной поверхности деки. Очевидно, деки были отделены сверху и сушились на солнце, а ус еще не был вставлен; затем, после сборки инструмента, был вставлен ус и сделана каемка; обнажившееся таким образом свежее дерево пришлось подкрасить, чтобы каемка не выделялась на общем фоне своей белизной.

У Кулика были талантливые ученики, как-то: Антон Ситт (1819—1878), отец известного скрипача и педагога Ганса Ситта, и Ян Дворжак (1825—1890), оставившие потомству ряд очень хороших инструментов. Ян Дворжак был родоначальником семейства скрипичных мастеров, работающих в Праге до настоящего времени.

Другая, очень видная семья скрипичных мастеров, работавшая в Праге с 1820 года до настоящих дней, была семья Гомолка. Эти мастера с большим успехом копировали произведения знаменитых итальянских мастеров.

Одним из выдающихся представителей этого семейства был Эммануил Адам Гомолка (1798—1849), работавший в Вельварах (местечко недалеко от Праги). Инструменты его по модели и характеру работы и по виду дерева на нижних деках напоминают Страдивари периода amatise. Клен тангентального или косого распила, нижние деки из одного куска, верхние обычно из очень жесткой ели, довольно неправильного наслоения, или же очень твердой сосны, чем они выдают свое неитальянское происхождение.

У мастеров пражской школы, работавших в первой половине XIX века, инструменты покрыты желтовато-коричневым прозрачным лаком, принявшим от времени очень благородный оттенок; благодаря тщательности выполненных многими из них имитаций, значительное количество скрипок их работы в настоящее время слывут за подлинные старинные итальянские инструменты.

Из пражских мастеров XX века можно упомянуть ученика Франца Витачека — Франца Шпидлена (1867—1916), вернувшегося в Прагу из России в 1909 году, и его сына Отакара Шпидлена (1895—1958), талантливого, высокообразованного мастера и инструментове- да. В настоящее время в Праге работает сын Отакара — Премышл Шпидлен (род. В 1920 году) [1] .

Наряду с мастерами Праги, большой количество мастеров смычковых инструментов издавна работало и в провинциальных городах Чехии. Из них известен целый ряд очень хороших мастеров. Заслуживает внимания Яков Кольдиц, работавший в Румбур- ге в XVIII веке, инструменты которого напоминают произведения пражской школы. В это же время в городе Хомутове работали Раух и Янский. В Литомержицах в Чехии работало семейство Гонф.

В XIX веке в городе Хрудим работала семья Прокоп, в Исполи- новых горах, в городках Пасек и Высоке, — семьи Ридль, Метелка и Витачек, инструменты которых покрыты спиртовым, сравнительно мягким, благодаря примеси венецианского терпентина, лаком коричневого цвета. Произведения этих последних оригинальны по своему типу, занимающему промежуточное место между саксонской и пражской школами [2] .

Итальянские династии скрипичного дела

Итальянские династии скрипичного дела

Завитки на скрипке Guadagnini. Фото предоставлено G. K. Monet Foundation
Картины Ренуара и других великих художников, оцененные в миллионы долларов, выставлены на музейных витринах, и люди, ошеломленные стоимостью этих творений, смотрят на них с открытыми ртами. В таинственном и чарующем мире музыки имя великого творца скрипок Страдивари по своей известности не имеет равных. Его скрипки оцениваются от девяти до десяти миллионов долларов, и дорожают каждый год примерно на 10 процентов, по данным сайта Стюарта Поленза, директора Violin Advisor .

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Феномен Страдивари и Гварнери.

Почему одни великие скрипачи мира предпочитают играть на инструментах Страдивари, а другие на Гварнери? В чем разница между Страдивари и Гварнери?

Давайте сразу уточним, что Страдивари и Гварнери представляли собой целые семейства скрипичных мастеров и если мы заглянем в каталог итальянских скрипичных мастеров составленный Карелом Яловцем, то увидим, что фамилию Гварнери представляют десять различных мастеров, а семейство Страдивари как минимум три. Самыми знаменитыми представителями этих фамилий считаются Антонио Страдивари и Джузеппе Гварнери Дель Джезу. Считается, что в мире сохранилось около 650 скрипок работы Страдивари и примерно 140 — Гварнери.

Антонио Страдивари родился в 1644 году в Кремоне. С раннего возраста начал обучаться искусству изготовления музыкальных инструментов. Сохранилась скрипка с этикетом «Антонио Страдивари ученик Николо Амати» изготовленная великим итальянцем в возрасте 13 лет. Исследователи творчества Страдивари не пришли к единому мнению можно ли считать его учеником Амати. В 1667 году Страдивари начал работать в собственной мастерской. С ранней молодости он проявил выдающийся талант и трудолюбие, об этом свидетельствуют заказы на изготовление целых оркестров и квартетов струнно-смычковых инструментов от королей Испании, Англии, Польши. Страдивари делал не только скрипки, альты и виолончели, но и арфы, гитары, цитры. Современники считали Антонио Страдивари скупым и угрюмым. Он был невероятно богат и постоянно занят изготовлением инструментов. Возможно ему завидовали, по этому поводу сохранилась даже поговорка: «Богат, как Страдивари». Он прожил 93 года, нажил 11 детей. Только двое из его сыновей Франческо и Омобоне продолжили дело отца, но не добились значительных результатов после его смерти. На одном из самых известных инструментов Страдивари виолончели «Дюпор» (1711) с 1974 по 2007 годы играл Мстислав Ростропович, который называл его своей «любовницей». После смерти музыканта «Дюпор» был приобретён за 20 млн долларов Японской музыкальной ассоциацией.

Гварнери (Guarnieri, Guarneri или Guarnerius), знаменитая семья итальянских мастеров смычковых инструментов 17-18 вв. Самым знаменитым считается Джузеппе Гварнери (1698 – 1744 гг.), прозванный Гварнери Дель Джезу. Хотя Андреа, Пьетро Джованни (Мантуанский) и Пьетро (Венецианский) создали за свою жизнь не мало шедевров, инструменты Гварнери Дель Джезу приблизились, а по мнению некоторых музыкантов и экспертов даже превзошли скрипки Страдивари. Гварнери Дель Джезу прожил всего 46 лет. Он подписывал скрипки монограммой “IHS”, что является одним из священных знаков Христа — “Иисус Христос Спаситель”. Именно поэтому Джузеппе Гварнери называют Guarneri del Jesu, что значит “Гварнери Иисуса”. Есть мнение, что он работал и жил в монастыре и принадлежал к религиозному ордену.

В чем же заключен феномен маленького итальянского города Кремоны подарившего миру плеяду великих скрипичных мастеров? Этот секрет пока остается до конца не разгаданным. Версии о «малом ледниковом периоде», повлиявшем на плотность древесины, попытки открыть секрет изготовления и нанесения лака и другие разрозненные исследования не дают полной картины успешности великих итальянских скрипичных мастеров.

Скрипки Амати и Страдивари ценились еще при жизни этих великих мастеров, а Джузеппе Гварнери Дель Джезу прославился уже после смерти в основном благодаря своему не менее знаменитому земляку Никколо Паганини.

В начале XIX века скрипка стала необычайно популярной в Европе. Такой интерес был вызван триумфальными гастролями Никколо Паганини. У скрипача было семь или девять инструментов работы Страдивари, скрипки тирольских мастеров, возможно, также инструменты работы Вильома. Но однажды некий торговец сахаром после концерта предложил Паганини купить скрипку мало известного в то время мастера, Джузеппе Гварнери, на нижней деке которой был знак “I. H. S”. Великий музыкант влюбился в скрипку Гварнери, назвал ее “Пушка” (“Cannone”) за убийственную мощь звука и завещал родному городу Генуя. После такой рекламы инструменты Гварнери дель Джезу стали цениться не меньше, чем творения Страдивари. В наши дни скрипка по имени “Пушка” по-прежнему хранится в одном из музеев Генуи и застрахована на 3 миллиона евро. За ней ухаживают, время от времени дают поиграть на ней талантливым молодым скрипачам.

В мае 1999 года «Пушку» привезли в Киев. Знаменитый украинский скрипач Богодар Которович играл концерт на легендарной скрипке в Оперном Театре.

Вот как он отозвался о скрипке принадлежавшей Паганини: «…Знаете, когда я взял скрипку Паганини в руки, первое, что почувствовал, — это разочарование: ведь обычно я играю на точной ее копии мастера Вильома. На репетиции «Пушка» не произвела особого впечатления, но позже, на концерте, она просто преобразилась. Это было необъяснимо, и не обошлось без мистики. Когда я играл, то вдруг почувствовал — точно за мной кто-то разыгрывается. Чувствовал только звуки, может, это иллюзия, фантазия, но мне показалось, что за мной стоит двойник. Помните, когда Паганини изображали со скрипкой, то за ним рисовали играющего дьявола…»

За скрипку была уплачена беспрецендентная страховая сумма залога-4 миллиона долларов, но истинную стоимость этого инструмента установить не возможно, эта скрипка бесценна!

Вадима Репина называют «русским Паганини», в одном из интервью ему был задан вопрос о впечатлениях от игры на скрипках Страдивари и Гварнери.

«…С одной стороны, Страдивари — это скрипки, которые звучат сами по себе, у них невероятно магический звук, как будто на небесах. Скрипки Гварнери, на мой взгляд, имеют несколько более обширный диапазон звуковой палитры. На скрипках Гварнери можно даже прорычать, или гавкнуть, и в то же самое время, они обладают невероятными магическими звуковыми свойствами. Скрипки Гварнери требуют более высокого уровня мастерства игры на скрипке, но при этом дают больше возможности раскрыться своей личности. Скрипки Страдивари всегда звучат красиво, но как будто пытаются навязать свои качества тому, кто на них играет…Если обратиться к истории скрипичного исполнительства, то самые великие скрипачи (Крейслер, Хейфец, Стерн, Коган, Мильштейн и другие), предпочитали играть на скрипках Гварнери, за исключением нескольких (например, Ойстрах, который предпочитал Страдивари). Стоит также упомянуть о том, что скрипка Гварнери в два раза дороже».

Леонид Коган предпочитал инструмент, изготовленный кремонским мастером Гварнери дель Джезу. На такой скрипке, купленной в 1958 году, он исполнил за кадром «роль» великого итальянца в фильме Леонида Менакера «Никколо Паганини». Всю жизнь он стремился разгадать феномен «скрипача-дьявола». Как и Паганини, он предпочитал скрипкам Страдивари инструмент, изготовленный Гварнери дель Джезу, считая, что «ее и сложность, и преимущество в том, чтобы делать звук самому, на них индивидуальный звук скрипача со временем доходит до слушателя гораздо полнее и легче, чем у Страдивари».

Иегуди Менухин, Ицхак Перлман и Пинхас Цукерман играли на скрипке «Вьетан» изготовленной Гварнери в 1741 году.

Анне- Софи Муттер владеет двумя скрипками Страдивари (The Emiliani (1703), и Lord Dunn-Raven (1710), Ида Гендель так же предпочитает скрипки Страдивари.

А вот например альтист с мировым именем Юрий Башмет много лет не изменяет своему альту итальянского мастера Паоло Тесторе (Милан, 1758).

Звуковые тесты, когда исполнители играют за занавеской и эксперты оценивают инструменты по звуку, обычно заканчиваются тем, что даже авторитетные специалисты ошибаются и ставят на первое место скрипки не имеющие никакого отношения к инструментам экстра класса.

Великие скрипичные мастера

Миттенвальд – город скрипичных мастеров.

История немецких скрипок и скрипичных мастеров в Баварии.

Небольшой городок Миттенвальд, прильнувший к подножью баварских Альп (Karwendel Gebirge) на самом юге Германии, всего в пяти километрах от границы с Австрией, — типичный провинциальный городок. Но, при этом, вот уже более 700 лет он пользуется европейской и мировой известностью. Сперва как город плотогонов, из которого уходило ежегодно вниз по Изару на Мюнхен и дальше по Дунаю, до самой Вены до трех тысяч 24-метровых плотов. Позже, начиная с 1447 года, он был известен на протяжении двух столетий, как город венецианских ярмарок. А немногим позже, Миттенвальд получил широкую известность, как город скрипок, альтов, виолончелей и контрабасов.

Благодаря своему выгодному географическому расположению, город переживал длительный экономический расцвет, который длился до начала 17. века. Как правило, из Италии сюда привозили шёлк, пряности, невиданные южные фрукты, масло и вино. Обратно же увозили изделия из меди, оружие, меха, баварские скрипки и виолы, пользовавшиеся большим спросом у знати, изготовленные из дерева в большом количестве произроставшего вокруг Миттенвальда у подножия Альп. К сожалению, 30-летняя Война (1618-1648) нанесла непоправимый ущерб ярморочной торговле в Миттенвальде, что привело к колосальным потерям в сфере коммерции.

Но, обыкновенное чудо под названием «Скрипичное искусство и мастерство изготовления скрипки» помогло небольшому городку ремесленников и мастеров избежать полного экономического упадка!

Миттенвальд часто называют «струнным городом». Склоны окрестных гор круглый год оглашают звуки скрипок, виолончелей, альтов . Здесь расположена Скрипичная Школа Маттиаса Клотца (Matthias Klotz) — названная по имени знаменитого скрипичного мастера семнадцатого-восемнадцатого веков, прославившего родной Миттенвальд. Известный немецкий скрипичный мастер Маттиас Клотц (1653-1743), сын портного, по преданию, учился в Италии у легендарного Амати, потом, в 1683 году, вернулся на родину и положил начало традиции по изготовлению баварских музыкальных скрипичных инструментов. Для основания и дальнейшего развития скрипичного дела в Миттенвальде существовали идеальные условия. Превосходное резонансное дерево, растущее в этой горной местности, послужило великолепным материалом для изготовления скрипок, альтов и виолончелей, которое продавалось и высоко ценилось старыми скрипичными мастерами в Кремоне и Венеции. Старые торговые пути и деловые связи, в свою очередь, также способствовали быстрому распространению струнных инструментов из Миттенвальда.

Читайте также  Элементы античной архитектуры

В 1750 году, спустя семь лет после смерти Маттиаса Клоца, в городе насчитывалось уже 15 скрипичных мастеров. Некоторые из них расселялись по другим немецким городам, таким как: Мюнхен, Аугсбург, Нюренберг, Бамберг и и другим. Таким образом, миттенвальдское скрипичное мастерство построения скрипки, виолы, альта, виолончели и контрабаса получало своё дальнейшее распространение.

В самом же Миттенвальде местные мастера вынуждены были продавать свои готовые инструменты в близлежащие монастыри и города. Но, со временем, когда местный рынок был уже насыщен инструментами, потребовалось искать новые рынки сбыта своей продукции. Мастера упоковывали 10-12 готовых скрипок в специально приспособленные плетёные корзины, которые подвешивали в виде рюкзака на спину. С такой ношей им приходилось проделывать огромные растояния до Вюрцбурга, Лейпцига и Кёльна. Некоторые стремились добраться до главного города выставок и ярмарок – Франкфурта, где выгодно продавали свои инструменты. ,

Однако, со временем, расходы на дорогу и время в пути уже не оправдывали доходов от выручки. Практически все мастера в Миттенвальде перепоручили продажу инструментов своим родным, соседям и купцам. Блогодаря такому тесному сотрудничеству, осуществлялась круглогодичная продажа, результатом которой стало увеличение рынков сбыта инструментов по всей Европе, но в основном – в Португалии, России и Англии. В 1807 году в Миттенвальде насчитывалось уже 80 скрипичных и 10 смычковых мастеров.

Всё возрастающий спрос на скрипичные инструменты способствовал т.н. индустриализации этой отрасли. Многие местные жители стали специализироваться на работе по производству отдельных частей скрипки: корпусов инструментов, резке скрипичных шеек и завитков, изготовлении колков и подставок. Наконец, в 1810 году в Миттенвальде были основаны 2 скрипичные мануфактуры: «J.A.Baader&Cie.» и «Neuner&Hornsteiner», что привело в дальнейшем к увеличению объема продаж струнных инструментов.

Людвиг Нойнер (1840-1897), один из основателей мануфактуры «Neuner&Hornsteiner» заслуживает особого внимания.После того, как он проработал 7 лет скрипичным мастером у Жан-Батист Vuillaume (1798-1875) в Париже и в его руках побывали многие известные итальянские скрипки, своими знаниями и умением он способствовал возрождению в Миттенвальде производства качественных инструментов в соответствии с моделями инструментов Vuillaume и старался повысить качественный уровень миттенвальдского мануфактурного производства инструментов. И в наши дни инструменты изготовленные самим Людвигом Нойнером или при его участии, ценятся выше, чем аналогичные немецкие инструменты того времени.

Миттенвальдские мануфактуры были оснащены индустриальными лесопилками с крупными складами, мастерскими и лакировочными цехами. До середины 19. века, инструменты выпускаемые этими мануфактурами, продавались исключительно в Европе. Но, уже в 1850 году, благодаря успешным деловым связям, началось завоевание Американского рынка, которое продолжилось вплоть до 1933 года.

Как гласит указ от 1933 года, изданный райотделом Гармиша: «скрипичная индустрия в Миттенвальде полностью ликвидирована, а так же запрещена работа на дому». Этот указ практически привёл к полному упадку скрипичного мастерства в традиционном музыкальном регионе. После 1946 года центр музыкального производства переместился на север Баварии, где было открыто множество больших музыкальных фабрик и маленьких мастерских.

Жителям Миттенвальда пришлось переключиться на заготовку дерева, сельское хозяйство и туризм. В 1912 году из Мюнхена до Миттенвальда была проложена железнодорожная ветка, которая облегчила возможность для комфортабельного приезда отдыхающих в Миттенвальд и его окресности.

И снова, как и много столетий тому, удачное расположение города помогло его жителям выжить в те нелёгкие времена. Чудесный горный курорт, великолепный ландшафт с живописными горными вершинами и в наши дни привлекает большое количество туристов в этот баварский городок. Туризм и сельское хозяйство являются на сегодняшний день основными источниками доходов жителей Миттенвальда.

В настоящее время в Миттенвальде осталось 5 местных мастеров. Но славные традиции скрипичного дела продолжают своё существование. В одном из старейших домов Миттенвальда располагается скрипичный музей, в стенах которого царит атмосфера прошлого, а также прекрасное собрание старинных инструментов великих мастеров: Jacob Steiner, Mattias Klotz и др.

По предложению баварского короля Максимилиана II в 1858 году была основана Geigenbauschule , которая продолжает сегодня существовать, как профессионально-техническое училище. Сюда приезжают студенты со всего мира (Китай, Япония, Швеция, Швейцария, США, Франция и, конечно же, из Германии) учиться искусству построения скрипичных инструментов.

Мастера-педагоги школы во всем стараются следовать заветам ее основателя. Они делают инструменты из особого вида елей, произрастающих в горах Баварии на высотах не ниже тысячи метров над уровнем моря. Деревья валят, осторожно доставляют к подножию и долго высушивают: не менее пятнадцати лет. Ученики и подмастерья учатся не только делать инструменты (а сюда входит и познание секретов древесины, и тайны сушки, и искусство лакировки), но и играть на них.

Но не только скрипичными мастерами известен этот баварский городок. Его жители превратили свои дома в художественные полотна, создав своеобразный уличный вернисаж. Искусство фасадной живописи популярно здесь уже много веков. Каждый домовладелец считал долгом чести нанять художников и украсить фасад своего жилища произведением так называемой «воздушной живописи». Посетивший в 1786 году Миттенвальд Гёте, назвал город «ожившей книжкой-картинкой».

Борис Горшков возрождает российскую школу скрипичных мастеров

За пять веков, минувших со времени крупного итальянского мастера Андреа Амати, основателя самой известной школы смычковых музыкальных инструментов, куда вошли его сыновья, внуки, а позже их знаменитые ученики из семейств Страдивари и Гварнери, традиции их ремесла не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. Прежними остались и критерии оценки этих инструментов. Рядом с привычными «за мастерство», «за лучшее звучание», до сих пор существует такая, казалось бы, несовместимая с прагматичностью нашего века градация оценки — «за лучшее художественно-техническое решение». И это — веское подтверждение того, что хороший скрипичный мастер отличается не только разнообразными знаниями и умениями, но каждодневной шлифовкой своего таланта, умением видеть прекрасное и претворять его в жизнь, попросту говоря, использовать в своем ремесле и науку, и искусство. Это в полной мере может обеспечить лишь Школа, имеющая за плечами традиции, возрастающий багаж навыков, собственные наработки — «know how», наконец, возможность использовать соревновательность её членов на благо всех. Преуменьшить важность таких школ нельзя, особенно в тех областях деятельности, где синтез искусства и науки является главным фактором развития. Многовековой опыт существования школ скрипичных мастеров — из самых сильных тому доводов.

До XVIII века Россия не имела профессиональных мастеров смычковых инструментов. Эти инструменты привозили из Италии, Франции, Польши. Естественно, что и спрос на них был не слишком велик, он ограничивался кругом образованных владельцев крупных имений, приобретавших их для себя и актеров своих крепостных театров. Первым широко известным в кругах меломанов России скрипичным мастером стал крепостной графа Шереметева Иван Андреевич Батов, подаривший скрипку своей работы Александру I, за что был высочайше пожалован двумя тысячами рублей. Известен ряд его великолепных смычковых инструментов, не уступающих по уровню образцам известных западных мастеров.

Но ощутимо это ремесло заявило о себе в России лишь с конца XIX столетия, чему немало способствовали известные чешские мастера Франц Шпидлен и Евгений Витачек, нашедший здесь вторую родину. Создавший более 400 скрипок, альтов и виолончелей, удостоенный на Всероссийском конкурсе новых скрипок в 1913 году двух первых мест и золотой медали, Витачек стал родоначальником современной школы российских мастеров. В советское время он был одним из создателей национального достояния России — Государственной коллекции уникальных смычковых инструментов, её хранителем и реставратором. Им же было инициировано и открытие мастерской музыкальных инструментов при Московской консерватории, где он, как профессор, преподавал на струнно-смычковом отделении. Он был центром и той знаменитой нынче плеяды русских скрипичных мастеров, которая включала Т.Ф. Подгорного, Я.И. Косолапова, С.М. Доброва, Н.М. Фролова. В его консерваторской мастерской получили образование известные наши мастера Л.А. Горшков, А. Матыцин, И. Крикунов, А. Ручкин, И. Кучеров, которые затем передали свой опыт работы со смычковыми инструментами следующим поколениям. С 1976 года в Советском Союзе стал действовать Госзаказ на штучные работы мастеров-струнников, который просуществовал до 1990 года.

IX Международный конкурс имени П.И. Чайковского, состоявшийся в том же 1990 г. впервые, наряду с четырьмя исполнительскими конкурсами, предоставил место еще одному музыкальному творчеству — созданию струнных инструментов. Тогда-то русские мастера, представившие весь СССР, подытоживая обретенный за предстоящие годы потенциал, завоевали первую (Владимир Китов — скрипка), вторую (Владимир Снегов — виолончель) и две третьих премии (Вячеслав Дубровский — альт, Вячеслав Супрун — виолончель), обогнав самых именитых друзей-соперников. Следующий Конкурс имени Чайковского (1994) принес России вторую (Сергей Горшков — альт) и третью (Николай Стасов — скрипка) премии. На Конкурсе 1998 года вновь добился успеха Николай Стасов, завоевавший сразу две премии: серебряную медаль и диплом «За лучшие звуковые качества инструмента» за скрипку и третью премию за альт. Конкурс 2002 года, уже явно указал на неблагополучие дел отечественных мастеров-струнников. Однако первая премия и специальный диплом «За лучшую художественную работу», которые стали наградой скрипке мастера Игоря Улицкого, несколько сгладили негативное впечатление. И вот через пять лет — V Конкурс скрипичных мастеров, по традиции стартовавший ранее других номинаций XIII Конкурса имени Чайковского. В разделе создания инструментов наши мастера даже не смогли пробиться в число участников третьего тура ни по одной из номинаций! И это — прямая «заслуга» людей, стоящих ныне у кормила культуры. На создание школы мастеров смычковых инструментов потребовались столетия, а для разрушения ее достало и полутора десятка лет. Сможем ли мы восстановить то, что потеряли? Бог весть.

Председатель Творческого союза мастеров-художников и реставраторов музыкальных инструментов, Главный эксперт Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, заслуженный работник культуры, заслуженный деятель искусств, старейший скрипичный мастер России, свято чтящий традиции своего ремесла и болеющий за него, за 45 лет своей деятельности создавший более 350 скрипок, альтов, виолончелей, Борис Львович Горшков вот уже несколько лет пытается достучаться до властей, сообщить им о неблагополучии в родной его сердцу сфере, по сути, поведать им о необратимом регрессе Школы российских скрипичных мастеров. И что же? Всё тщетно. Он даже не знает, получил ли его письмо, где изложены предложения по реформации этой области культуры, приведению ее к существующим экономическим условиям, Президент. Напомню, там, где дело касается высокозатратных отраслей культуры, всегда существовал заказ на их исполнение. Так работали даже величайшие из великих — Леонардо и Микеланджело. В случае, разбираемом нами, последний звонок прозвучал. И потому слово — за государством, если власть действительно волнует развитие России, невозможное без развития её культуры.

Кафедра меланхолии

Блог о том как бороться с меланхолией в Петербурге и за его пределами

Кремона — место, где родилась классическая музыка

Мы не планировали посетить Кремону. Однако друзья посоветовали этот город, как наиболее симпатичный в Ломбардии. Рассказывали про фермерские ярмарки, и что на них можно купить настоящие итальянские продукты. Ярмарки мы не нашли, они видимо бывают по каким-то определенным дням, но не сильно расстроились. У нас был рынок в воскресенье недалеко от дома, в котором мы снимали квартиру в Милане. Но мы обнаружили здесь город мастеров, причем скрипичных. Оказывается, Кремона до сих пор производит скрипки.

cremona9

Мы добирались до Кремоны из Милана на электричке с пересадкой, подробности здесь

Кремона и скрипки

Кремона — это место, где зародилась классическая музыка, ведь именно здесь скрипичные мастера: Амати, Страдивари и Гварнери довели до совершенства основной инструмент классической музыки — скрипку. К тому же здесь родился и композитор создавший первую оперу — Клаудио Монтеверди.

Дом Амати здесь делает скрипки до сих пор. Сегодня в городе работают сто пятьдесят профессионалов высочайшего класса.

Музей скрипки в Кремоне

Старые и новые скрипки можно посмотреть в Музее скрипичного искусства (museo del violino) в Кремоне. Здесь же можно скрипки послушать. Фактически этот музей — такой большой дом музыки.

cremona10

Плакаты с рекламой музея скрипки висят по всему городу, мимо него не пройти. Зайдя в первое попавшееся кафе, мы получили от хозяев подробную инструкции как туда добраться.

В самом музее выставлено множество старинных инструментов и отдельно скрипки великих мастеров: Амати, Страдивари и Гварнери.

Глядя на эти музыкальные инструменты, я поймала себя на мысли, что они очень отличаются по форме от скрипок более ранних мастеров. То есть было впечатление, что та скрипка, которую мы знаем, появилась именно здесь. То есть эти знаменитые мастера придумали современную скрипку.

В museo del Violino можно послушать музыку и то как звучат, выставленные в музее инструменты. Здесь есть выставка и современных скрипичных мастеров.

В общем, если вы любите классическую музыку — вам сюда. В музее отличная акустика и звук, и скрипки можно наслушаться на всю оставшуюся жизнь.

Антонио Страдивари

cremona1

Страдивари — самый известный скрипичный мастер всех времен и народов. Он жил и работал в Кремоне. Здесь сохранился его дом и есть музей, посвященный ему (во время нашего путешествия музей был закрыт).

Биография великого мастера достаточно подробно рассказана в советском фильме «Визит к минотавру».

Считается, что Антонио Страдивари родился в 1644 году, точная дата его рождения не известна. С 1667 по 1679 годы он служил бесплатным учеником у Николо Амати.

С 1680 году Страдивари начал работать самостоятельно. Он улучшил инструменты Амати, добился лучшего звука и поменял форму на более изогнутую. Страдивари также делал гитары, альты и виолончели.

В семейной жизни Страдивари не был столь удачлив. У него умерла жена и он потерял двух взрослых сыновей. Никто из оставшихся в живых его детей не стал продолжателем его дела. О дин сын Страдивари занимался коммерцией и торговлей, другой стал монахом. Умер знаменитый мастер 18 декабря 1737 года и был похоронен в базилике Сан -Доменико.

Прогулка по городу

Сама же Кремона, как и большинство итальянских городов, достаточно старый город. Она была основана римлянами еще в 218 году до н.э.

Все основные достопримечательности расположены вокруг площади Коммуне (piazza Comune).
cremona2Здесь находится Кафедральный собор Санта Мария Ассунта. Он был построен в 1190 году. Здание возводилось на фундаменте римской базилики.
cremona4Колокольня Тораццо (Campanile Torrazzo) была возведена в XIII веке. Это вторая по высоте колокольня в Италии (112,27 м), на ней можно увидеть астрологические часы.кремона

На площади Коммуне находятся также Баптистерий, Палаццо Комунале и Лоджия деи Милити — самая старинная постройка Кремоны.

В целом Кремона очень приятный, светлый город. К тому же здесь есть что посмотреть. А ради Музея Скрипок я бы еще сюда приехала.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector