Виктория маркова искусствовед

Виктория маркова искусствовед

Виктория маркова искусствовед

В церемонии открытия мемориальной доски основоположника и одного из создателей Музея пейзажа в Плёсе И.Б. Порто принимала участие его супруга Виктория Эммануиловна Маркова, большой авторитет в живописи эпохи Возрождения, заслуженный деятель искусств РФ, доктор искусствоведения, профессор. Накануне этого значимого для истории Плёса события она дала интервью газете «Плёсские Ведомости», где вспомнила, как рождалась и развивалась идея создания Музея пейзажа, как придумали название международного пленэра «Зелёный шум», поделилась своими мыслями об искусстве.

– Ваш супруг Иван Борисович Порто любил Плёс и был одним из создателей Музея пейзажа. Вы наверняка были погружены в этот процесс? Расскажите, как это было.

– Прекрасно помню, как Иван Борисович переживал, волновался. Мы очень тесно общались тогда с Верой Васильевной Коровиной. Помню, как он придумал будущий международный пленэр. «А что, если назвать «Зелёный шум»? » – он меня спросил. И это оказалось удачным и долгоживущим названием. Тут же и шутки пошли: «соберёмся – пошумим», «кто приедет пошуметь» и так далее.

– Несмотря на слово «шум» в названии, это один из самых тихих фестивалей – он же проходит тихой осенью. И в этой осенней тишине работают художники со всего мира…

– Конечно! Это такой вот «шум», даже скорее шорох. Ведь русской природе не свойственно бурное состояние. Тихая красота – ощущение понятное и органичное для русского пейзажа.

– А шум – это тишина леса, тихая красота как раз русского пейзажа…

– Для России пейзаж – земля, пространство – это самые главные, совершенно особые факторы. Ни с какой другой страной это нельзя сравнить: роль земли, пространства, образ дороги бесконечной… Природой определяется и характер русского человека. Вклад Ивана Борисовича (Порто. – «Плес. вед. ») в открытие Музея пейзажа в Плёсе – это вклад в сохранение главной культурной составляющей России, в пейзаж как явление культуры. И Плёс в самом центре этого явления.

Хочу сказать, что Иван Борисович довольно рано проявил интерес к пейзажу как жанру. В этом мы с ним не совпадали – меня пейзаж не привлекал. Кроме того, у него был большой опыт организации пленэров. Идея собирать художников на пленэры в разных городах России была важной для него. Он хотел создавать творческие содружества, обмениваться впечатлениями, идеями. Эта деятельность Ивана Борисовича невероятно важна – художники вспоминают такие встречи как замечательный период своей творческой жизни. Ведь художникам и в голову не приходило организовывать пленэры. Для этого нужны административные и материальные ресурсы. А это совершенно другая история.

Я знаю много хороших художников, которые не состоялись бы без Ивана Борисовича. Он был редкий человек.

– Музей пейзажа – уникальный проект. Существует мнение, это – заветная мечта Левитана.

– Вот эту мечту Иван Борисович и лелеял, и воплотил. Он говорил: «Нет же такого! Это важно для России».

– В ваших научных открытиях не последняя заслуга принадлежит удаче. Так ли это?

– Это, как и в любой науке: есть соотношение удачи и прилагаемых усилий. К усилиям я отношу рациональное начало, труд, без которого, как известно, не вынешь и рыбку из труда. Но важна и удача. Например, я последовательно, в поте лица двигаюсь в одном направлении, а удача приходит ко мне совершенно с другой стороны. Не всегда открытие является прямым результатом трудозатрат. Я думаю, что это высшего порядка вещи. И всё-таки, за удачу нужно платить: если бы я не трудилась, мне бы не давалась удача.

– На ваш взгляд, сопоставимы цены на произведения искусства и ценность этого произведения, которая не в деньгах выражается?

– Сегодня роль и место искусства в обществе сильно изменились. Совсем новые механизмы, огромна роль рынка, денег, различных игр, которые вокруг этого происходят. Часто популярность художника и невероятно высокие цены, которые ставят за его произведения, это тоже результат игр. Мы это знаем.

Искусство – понятие, которое объединяет разные вещи, порой противоположные. Это некая форма деятельности человека, которая не имеет утилитарного значения. А люди стали потреблять искусство.

Современное восприятие мира антигармонично. Искусство прошлого шло в унисон с жизнью. Это был единый процесс. Разве Микеланджело создавал то, что будет понятно только через 50 лет? Нет! Ничего подобного! Понимали сразу. Общество жило общими идеями и общим пониманием мира, в котором живёт.

А потом в XIX веке наступил разрыв: общество требует одного, искусство выдаёт другое. В XX веке разрыв усугублялся. Искусство авангарда для кого? Всегда, когда возникает искусство авангарда, люди перестают это понимать. Такое было: рубеж XIX и XX веков – это отрыв от народа, от общества.

Это не только судьба живописи. Мы то же самое видим в музыке. Та же картина в театре – когда предлагают современные интерпретации, когда автомобили выезжают в классических пьесах… Это не значит «плохо». Такие вещи трудно понять. Я этого не понимаю. Мои друзья-театроведы, тем не менее, хвалят некоторые пьесы.

– Вы – крупнейший авторитет по живописи эпохи Ренессанса. По вашему мнению, как бы великие итальянские мастера того времени написали Плёс?

– В то время реалистических пейзажей не писали. Художники создавали обобщённый образ реальности, соответствующий определённым нормам, мировоззрению. Плёс, его красоты – это история XIX века. Можно пофантазировать, кто бы его и как воcпроизвёл из мастеров разных национальных школ. Конечно, Плёс по-разному бы выглядел. Русские художники, знающие русскую душу, написали бы Плёс лучше художников Ренессанса.

Виктория Эммануиловна Маркова – советский и российский искусствовед (доктор искусствоведения, профессор), главный научный сотрудник Пушкинского музея. Специализируется в области итальянской живописи XIV-XVIII в.в. Заслуженный деятель искусств Российской Федерации (1998).

Является автором свыше 200 печатных трудов и статей на русском и иностранном языках, в числе которых фундаментальный научный каталог собрания итальянской живописи в ГМИИ имени Пушкина.

«Смотреть и видеть» – цикл дискуссий о визуальном восприятии со 2 июня по 21 июля 2021 года

ГМИИ им. А.С. Пушкина начинают цикл дискуссий под общим названием «Смотреть и видеть», который пройдет в рамках проекта Пушкинский х LG SIGNATURE Wednesdays. Основа восприятия изобразительного искусства – зрение. Однако острый глаз – не всегда дар природы, его можно и нужно воспитывать. Искусствоведы, психологи, коллекционеры, режиссеры, философы с разных позиций рассмотрят темы, связанные со зрением, обсудят такие сюжеты, как перспектива и цвет, любовь и красота, коллекционирование и социальный статус и докажут, что в основе восприятия этих и многих других явлений лежит умение видеть.

Программа, которая начнется 2 июня и продолжится по средам в июне и июле, подготовлена куратором, заведующей отделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С. Пушкина Сурией Садековой. Каждая дискуссия будет транслироваться онлайн в соцсетях музея, таким образом зрители смогут задавать вопросы участникам встреч в комментариях к трансляциям.

2 июня программу откроет дискуссия вокруг документального фильма «Спаситель на продажу» (2021), посвященного самой громкой находке последних лет – произведению Леонардо да Винчи Salvator Mundi («Спаситель мира»). Это история о самой дорогой картине в мире, подлинность которой до сих пор вызывает сомнения у экспертов. «Мужская версия Моны Лизы», как ее называют в прессе, была продана в 2017 году на аукционе Christie’s за 450 млн долларов как подлинный шедевр кисти Леонардо да Винчи, но после оценки в научной лаборатории Лувра авторство работы было подвергнуто сомнению. В дискуссии примут участие главный научный сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина Виктория Маркова, заместитель директора ГМИИ им. А.С. Пушкина по научной работе Илья Доронченков, искусствовед и куратор Алексей Расторгуев, искусствовед Михаил Каменский.

Следующая дискуссия пройдет 9 июня и будет посвящена одной из основополагающих проблем живописи – передаче пространства. На протяжении веков художники по-разному решали эту задачу. Вспомним, что в эпоху Возрождения открытие законов линейной перспективы перевернуло представление об искусстве и прежде всего заставило переосмыслить саму суть живописи. Тогда как в XX веке многие мастера, среди которых Анри Матисс, Казимир Малевич, Марк Ротко, обратились к цвету как средству построения пространственной композиции. В рамках дискуссии «Как мы видим?» разговор пойдет именно об этом, о законах нашего зрительного восприятия и их преломлении в искусстве.

На следующей встрече 16 июня мы поговорим о вечных вопросах искусства, остающихся актуальными для практиков и теоретиков искусства, для философов, критиков и даже для врачей. Британский искусствовед Рут Эддисон поговорит с художницей Ольгой Чернышевой и пластическим хирургом Андреем Искорневым о том, существует ли объективная красота и должно ли искусство быть красивым.

Дискуссия «Изображение и вербальность. О символике в искусстве», которая состоится 23 июня, будет посвящена символическому языку искусства. Мы знаем, что веками изображение заменяло текст: с его помощью люди, не владевшие грамотой, знакомились с библейскими сюжетами и постигали основы морали, а предметы и персонажи, переданные красками, наделялись определенным смыслом. Сегодня мы вновь живем в мире, где на смену слову пришел визуальный образ. Разобраться в этом явлении нам помогут специалисты в области старого искусства и ученые-медиевисты.

Как эмоциональное состояние влияет на глаз художника? Этому будет посвящена дискуссия «Оптика любви, или Эмоции в искусстве», которая пройдет 7 июля и затронет один из важнейших вопросов творчества: как художник создает свои произведения и что является движущей силой творческого процесса.

«Глаз коллекционера», предпоследняя дискуссия цикла, состоится 14 июля. В конце встречи директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Марина Лошак поделится своими размышлениями о том, что такое музей и как темы предыдущих дискуссий и формирующиеся вокруг них смыслы связаны с понятием музейной сущности.

Завершит программу 21 июля разговор о фильме «Шляпа Вермеера: семнадцатый век и рассвет глобального мира» (2020), снятом по книге канадского историка, профессора Тимоти Брука. Это исследование предлагает новый взгляд на историю мирового искусства: анализируя шесть картин нидерландского художника Яна Вермеера Дельфтского, написавшего знаменитую «Девушку с жемчужной сережкой», автор рассматривает такие явления и понятия, как глобализация, финансовый мир, прогресс и инновации. Такой подход позволяет взглянуть под новым углом не только на искусство, но и на всю мировую историю.

В проекте примут участие директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Марина Лошак, кинорежиссер Илья Хржановский, психолог Сабина Кулиева, искусствовед Рут Эддисон, историк и искусствовед Наталья Семенова и многие другие.

«Смотреть и видеть» – цикл дискуссий о визуальном восприятии в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Со 2 июня по 21 июля 2021 года ГМИИ им. А.С. Пушкина и компания LG проведут цикл дискуссий под общим названием «Смотреть и видеть», который пройдет в рамках проекта Пушкинский х LG Signature Wednesdays.

Каждую среду в июне и июле искусствоведы, психологи, коллекционеры, режиссеры, философы с разных позиций рассмотрят темы, связанные со зрением, обсудят такие сюжеты, как перспектива и цвет, любовь и красота, коллекционирование и социальный статус и докажут, что в основе восприятия этих и многих других явлений лежит умение видеть.

Программа подготовлена куратором, заведующей отделом образовательно-выставочных проектов ГМИИ им. А.С. Пушкина Сурией Садековой. Каждая дискуссия будет транслироваться онлайн в соцсетях музея, таким образом зрители смогут задавать вопросы участникам встреч в комментариях к трансляциям.

2 июня программу откроет дискуссия вокруг документального фильма «Спаситель на продажу» (2021), посвященного самой громкой находке последних лет – произведению Леонардо да Винчи Salvator Mundi («Спаситель мира»). Это история о самой дорогой картине в мире, подлинность которой до сих пор вызывает сомнения у экспертов. «Мужская версия Моны Лизы», как ее называют в прессе, была продана в 2017 году на аукционе Christie’s за 450 млн долларов как подлинный шедевр кисти Леонардо да Винчи, но после оценки в научной лаборатории Лувра авторство работы было подвергнуто сомнению. В дискуссии примут участие главный научный сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина Виктория Маркова, заместитель директора ГМИИ им. А.С. Пушкина по научной работе Илья Доронченков, искусствовед и куратор Алексей Расторгуев, искусствовед Михаил Каменский.

Следующая дискуссия пройдет 9 июня и будет посвящена одной из основополагающих проблем живописи – передаче пространства. На протяжении веков художники по-разному решали эту задачу. Вспомним, что в эпоху Возрождения открытие законов линейной перспективы перевернуло представление об искусстве и прежде всего заставило переосмыслить саму суть живописи. Тогда как в XX веке многие мастера, среди которых Анри Матисс, Казимир Малевич, Марк Ротко, обратились к цвету как средству построения пространственной композиции. В рамках дискуссии «Как мы видим?» разговор пойдет именно об этом, о законах нашего зрительного восприятия и их преломлении в искусстве.

На следующей встрече 16 июня организаторы будут говорить о вечных вопросах искусства, остающихся актуальными для практиков и теоретиков искусства, для философов, критиков и даже для врачей. Британский искусствовед Рут Эддисон поговорит с художницей Ольгой Чернышевой и пластическим хирургом Андреем Искорневым о том, существует ли объективная красота и должно ли искусство быть красивым.

Дискуссия «Изображение и вербальность. О символике в искусстве», которая состоится 23 июня, будет посвящена символическому языку искусства. Мы знаем, что веками изображение заменяло текст: с его помощью люди, не владевшие грамотой, знакомились с библейскими сюжетами и постигали основы морали, а предметы и персонажи, переданные красками, наделялись определенным смыслом. Сегодня мы вновь живем в мире, где на смену слову пришел визуальный образ. Разобраться в этом явлении нам помогут специалисты в области старого искусства и ученые-медиевисты.

Как эмоциональное состояние влияет на глаз художника? Этому будет посвящена дискуссия «Оптика любви, или Эмоции в искусстве», которая пройдет 7 июля и затронет один из важнейших вопросов творчества: как художник создает свои произведения и что является движущей силой творческого процесса.

«Глаз коллекционера», предпоследняя дискуссия цикла, состоится 14 июля. В конце встречи директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Марина Лошак поделится своими размышлениями о том, что такое музей и как темы предыдущих дискуссий и формирующиеся вокруг них смыслы связаны с понятием музейной сущности.

Завершит программу 21 июля разговор о фильме «Шляпа Вермеера: семнадцатый век и рассвет глобального мира» (2020), снятом по книге канадского историка, профессора Тимоти Брука. Это исследование предлагает новый взгляд на историю мирового искусства: анализируя шесть картин нидерландского художника Яна Вермеера Дельфтского, написавшего знаменитую «Девушку с жемчужной сережкой», автор рассматривает такие явления и понятия, как глобализация, финансовый мир, прогресс и инновации. Такой подход позволяет взглянуть под новым углом не только на искусство, но и на всю мировую историю.

В проекте примут участие директор ГМИИ им. А.С. Пушкина Марина Лошак, кинорежиссер Илья Хржановский, психолог Сабина Кулиева, искусствовед Рут Эддисон, историк и искусствовед Наталья Семенова и многие другие.

«Италия — это страна, в которой всюду будешь счастлив», — интервью c Мариной Лошак

1

Марина Лошак — куратор, галерист, искусствовед, директор ГМИИ им. Пушкина.

В апреле откроется ретроспектива Джорджо Моранди, в мае музей представит свой проект на биеннале в Венеции, а летом Москву ждёт экспозиция мастеров венецианской школы. Видите ли вы какую-то преемственность между этими событиями?

Мы специально выстраивали всё в такой последовательности. Итальянское искусство как объект нашей любви по—прежнему будет существовать в стенах музея. Не только потому, что у нас очень активный куратор этого направления – Виктория Эммануиловна Маркова, — но и потому, что это традиция музея. У нас всегда работали очень сильные итальянисты, прекрасные ученые, которые написали и издали массу книг. Именно эти люди сформировали категорию зрителей, которые особенно любят итальянское искусство: они во многом хорошо разбираются, многое видели, образованы и вообще уникальны.

Выставка Моранди не первая в нашем музее. Предыдущая была довольно давно (в 1973 г. – прим. ред.), и уже появилось поколение людей, которые не видели живьём его работ. Я считаю, что Моранди относится к той категории художников, которым нужно хотя бы раз в 20 лет посвящать большие выставки. Это такая пилюля, витамин, который нужно принимать регулярно. Не могу сказать, что это художник для простого зрителя. Моранди — прежде всего художник для художников. Я уверена, что все люди, занимающиеся искусством как профессией, должны периодически видеть Моранди. К сожалению, не все могут съездить в десяток музеев, чтобы увидеть то, что будет на одной выставке. Вообще таких художников, к которым нужно иногда возвращаться, не так уж и много. Они как ключи, как инструмент к развитию, и должны возникать в нашей жизни. Моранди точно к ним относится.

Джорджо Моранди, «Натюрморт», 1941 Холст, масло / Collezione Patrimonio Artistico Eni S.p.a.Джорджо Моранди, «Натюрморт», 1958 Холст, масло / Частная коллекция, Турин Джорджо Моранди, «Цветы», 1918 Холст, масло / Частная коллекцияДжоржо Моранди в мастерской. Ок. 1950 © Ansa / Archivi Fratelli Alinari, Firenze

Вообще сделать любую выставку – очень сложная история. Моранди было сделать непросто, ведь мы имеем дело с перфекционистами с обеих сторон. Два куратора – Виктория Маркова и Мария Кристина Бандера – проделали колоссальную работу. Итальянский куратор является специалистом по творчеству Джорджо Моранди. Я была на больших выставках, которые она делала, и она демонстрирует очень глубокое знание предмета. В этом случае невозможны никакие компромиссы. Но ведь без компромиссов очень трудно. Поэтому приходится идти на какие-то беспрецедентные шаги, чтобы сделать всё по полной программе.

Для того, чтобы картина была действительно полной или, как бы я сказала, совершенной, были собраны работы со всех краёв, музеев и частных фондов Италии. Дизайном выставки занимаются очень тонкие люди — Надежда Корбут и Кирилл Асс. Они делают экспозицию так, что мы не увидим даже намёка на слово «дизайн». Я считаю это высшим уровнем работы, когда выставка воспринимается всецело. Несмотря на то, что они загружены работой, связанной со строительством Галереи старых мастеров, за дизайн выставки Моранди они взялись по своей личной просьбе.

В чём для вас важность Венеции как площадки современного искусства?

Венеция действительно особенное место — абсолютно интернациональное и вместе с тем абсолютно локальное. И все качества национального характера тоже в Венеции соединены: открытость, снобизм, артистизм. Для нас счастливым образом совпало так, что с выставкой «Человек как птица. Образы путешествий» мы делаем шаг, декларирующий наше устремление в сторону живого искусства. Венецианская биеннале — место, куда приезжают флибустьеры этого направления в искусстве со всего мира. И для нас особенно важно, чтобы эти люди увидели выставку. Кроме того, сделать любой проект в Венеции в этом контексте — уникальная возможность. Я не знаю другого города на земле, который мог бы предоставить такую возможность.

Marnix de Nijs, “Exploded views 2.0”, 2013 interactive installation. Courtesy of the artist Interactive installationLeonid Tishkov “The Private moon project”, 2003-2017 Journey of the Private Moon in the Urals. 2015. Courtesy of the artistYuri Kalendarev “Angel”, 1993, soundplate. Courtesy of the artist Masaki Fujihata “Private TV/Room”, 2009-2010 Mixed media installation. Dimension flexible. Large-sized low-resolution display sculpture made with over 150 fluorescent tubes. Supported by Tokyo Gallery + BTAP. Courtesy of the artistProvmyza group Eternity, 2011-2017 video installation. Courtesy of the artists

Как выбирался район и для выставки? Почему именно палаццо Соранцо Ван Аксель?

Это всё звёзды. Сначала было выбрано другое палаццо, и мы всё делали для него. В последний момент, когда мы уже отчаялись, мы поменяли его на другое место и очень этому рады, потому что это место ещё больше соответствует тому, что мы хотели. Надеемся, это везение останется с нами до конца выставки.

f08p17

Палаццо Соранцо Ван Аксель

Когда вы говорите про итальянское искусство и зрителя, которого воспитали, как лично вы для себя характеризуете это искусство и те параметры, на которые зритель особенно обращает внимание?

Средний итальянец и средний русский человек при сопоставлении оказываются очень близкими друг другу. По эмоциональному устройству они — наши братья. Поэтому итальянское искусство воспринимается исключительно точно. Для русского зрителя, особенного воспитанного нами, нужна не просто красота в чистом виде, а обязательно драматизм, артистизм. Нужны силовые поля. Со всем тем, что несет итальянское искусство, я бы сравнила оперу. Это и условность, и невероятные природные возможности, какой-то восторг — всё это свойственно и русскому характеру тоже. Вообще для человека важно не только видеть новое, но и испытывать радость узнавания, понимать, что это произведение — часть твоего личного опыта.

Какие для вас главные места силы в Италии?

Их так много, честного говоря (смеется). Я так часто там бываю и так много мест люблю! Мой выбор зависит от того, какова моя жизнь в данный момент.

Как вы распределяете для себя в Италии жизнь и работу?

Я считаю, что жизнь всегда важнее даже самого любимого дела. Конечно, моя работа — это моя жизнь, но всё равно нет ничего более счастливого, чем шарканье без планов и целей, особенно по такой стране, как Италия: импровизированное существование — её главное свойство. Ты не знаешь, что тебя ждёт за углом, и готов к радости простых человеческих проявлений. Не в каждой стране это получается.

Читайте также  История появления олимпийских игр в древней греции

Я очень люблю Рим в любое время года, но особенно зимой, когда там мало туристов. Я, естественно, очень люблю Венецию, но мне никогда не удавалось там бывать в другое время года, кроме биеннального. Я очень люблю маленькие города Италии. В разное время они были для меня открытием: Феррара, Виченца, Бергамо, Пиза, Лукка, которую я обожаю.

До последнего времени я не очень чувствовала Милан, мне мешало его чрезмерное fashion-движение, но в один прекрасный момент мне открыл его итальянский друг, и я полюбила этот город. Очень важно, кто тебе покажет город, и кто тебе его откроет. Такая же история у меня была с Генуей.

К Риму у меня особое отношение, потому что это был первый итальянский город, куда я приехала ещё совсем молодой девушкой в начале перестройки. Мой муж-журналист там часто бывал, и все наши друзья на тот момент были итальянские журналисты. Будучи завотделом экономики «Московских новостей», он ездил по обмену в газету «La Repubblica», а к нам, соответственно, приезжал Эцио Мауро, который потом стал знаменитым журналистом. Сейчас мы по-прежнему общается и дружим. И вообще многие последующие журналисты газеты становились нашими друзьями. Поэтому первый визит в Рим был как визит домой. Это очень приятное чувство, когда ты как будто возвращаешься.

piazzediromazahod

Рим, Пьяцца Навона

Я никогда не жила во Флоренции и бывала там лишь по одному дню. Для того, чтобы почувствовать город, нужно там жить, тогда появится другое, физиологичное чувство.

Я обожаю юг Италии, в особенности Неаполь. Мы там даже одно время жили в квартире подруги, которая была завкафедрой славистики в Болонском университете. Квартира находится в центре Неаполя, и когда выглядываешь из окна, то по обе стороны видишь огромные попы амуров, и ты оказываешься прямо посередине.

shutterstock_409503061

Мы часто жили в Болонье и, причём тоже не в гостиницах, что, конечно, даёт совершенно другое ощущение. Всем советую поехать в Болонью. Это нереальный город и чудесная географическая точка, из которой очень удобно путешествовать по Италии.

shutterstock_588153467

Вообще Италия — это страна, куда можно ехать наобум: просто, закрыв глаза, указать пальцем место на карте, и куда ни попадешь — всюду будешь счастлив.

Вы недавно побывали в Карраре. Какие у вас остались впечатления?

Мы оказались там впервые и поднялись вверх через все эти прекрасные шурфы и горы. Это было сильнейшее, ни на что не похожее впечатление! Потом оказалось, что многие наши друзья там живут, и их дети учатся в Каррарском университете. В частности, там живет известный художник Айдан Салахова. Как раз когда мы были в Карраре, у меня состоялся разговор с Андреем Кончаловским, который жил там в связи со съёмками фильма о Микеланджело. Он быстро сказал нам, куда подняться, в какое место зайти и где съесть тёплое сало (сало из Колоннаты — знаменитый местный продукт — прим. ред.). Мы вернулись оттуда совсем белые, как сновидение: мраморная пыль покрывала обувь, одежду и даже голову. Зато воспоминания остались незабываемые!

«Венера и Адонис» Виктории Марковой

Четыре получасовых серии на канале КУЛЬТУРА посвящены сенсации в мире искусства: искусствовед Виктория Эммануиловна Маркова нашла подлинник картины Тициана «Венера и Адонис».

regular_photo-5a3f1777-0e5a-412d-9ee9-6e91d5848469.jpg

Бесспорно, это первоклассная находка. Но уверена, что находка эта тем более ценна, что, благодаря ей, мы увидели эту женщину с большими, карими, то ли удивленными, то ли испуганными глазами — Викторию Маркову.

В сущности она, а не картина, подлинная героиня фильма. Согласитесь, не так часто мы видим на экране искусствоведа, к тому же, такого высокого полета, искусствоведа, способного делать атрибуцию.

Стоп. Нужно пояснить, что такое атрибуция. Посещая музеи, мы порой сталкиваемся с работами «неизвестных мастеров». Бывает и так, что авторство картины подвергается сомнению. Рембрандт это или нет? Вроде бы, похоже, но что-то говорит, что работы мастера здесь не так много, тогда картину понижают в ранге, пишут «Школа Рембрандта».

А иногда просто отбрасывают как «фальшак». Кто определяет отсутствующее или перепутанное авторство, кто делает картину из беспризорной, лишенной корней и родственных связей, счастливой носительницей имени своего автора?

Виктория Маркова и такие, как она, люди, много знающие, ставшие своими в музеях мира, следящие за каталогами, но главное, вжившиеся в стиль художника, в то как он кладет краску, как направляет мазок.

Salini_cmyk_25h_farb.corr_S8_642x800.jpg

Т.Салини. Ваза с цветами

Пример с голландцем Рембрандтом я взяла с потолка. Виктория Маркова Рембрандтом не занимается. Ее любовь с юности – итальянская живопись. Почему – было бы неловко спрашивать, ведь действительно богаче и прекрасней той нескончаемой галереи полотен, что создали итальянцы на протяжении веков, вряд ли найдется в мире.

Скажу о том, что показалось удивительным.

Мы все понимаем, что картины написаны для человеческого восприятия. Они не нужны никому, кроме человека. Но Виктория Эммануиловна идет в своих умозаключениях дальше.

Вот ее слова: «Живопись не любит темноты. Произведения искусства требуют общения. В запасники надо приходить и беседовать с произведениями искусства».

Такое чувство, что для Виктории Марковой картины – что больные для хорошего врача (таким был для нас в Италии доктор Тотти). Она приходит их проведать, зная, что они ее ждут и что их «самочувствие» зависит от этого ее визита.

Еще удивительное. Искусствовед Маркова с юности и по сию пору интересуется итальянским натюрмортом. У своего учителя Виктора Лазарева писала на эту тему диплом. Разве не странно?

Мы привыкли, что итальянцы писали портреты, многофигрурные картины на темы истории и мифологии, в конце концов, изображали мадонн и святых, что до натюрморта. на этом поприще скорее, прославились голландцы.

800px-Michelangelo_Caravaggio_062.jpg

Микеланджело Караваджо. Юноша с корзиной фруктов

Но вот вижу, какой потрясающий натюрморт атрибутировала Виктория Маркова – цветы словно драгоценности, так изящно очерчены, так красочны, что какие там голландцы! До того, как Маркова взялась за это маленькое чудо, натюрморт висел в галерее итальянского городка Форли, под ним значилось «Неизвестный мастер».

И вот этот «неизвестный» обрел имя, а картина, по выражению Виктории Эммануиловны, «заговорила своим голосом». Автором этой работы оказался уроженец Рима Томмазо Салини. И с этим именем связано еще одно удивление.

Виктория Маркова признается с экрана в своей любви. к Риму. Да, вы не ослышались, не к Флоренции, не к Венеции, где, казалось бы, творили, великие флорентинцы — Леонардо, Боттичелли, Мазаччо, Микельанджело, великие венецианцы – Тициан, Тинторетто, Джорджоне, Беллини, Веронезе.

Но Виктория Маркова стоит на своем – любит «вечный город» и двух римских художников – Караваджо и Салини.

Салини? Кто это? Уверена, что многие не знают этого имени. Но вот что с экрана говорит итальянский профессор-искусствовед: «Я люблю этого художника во многом благодаря ей». Согласитесь, искусствовед, который сумел влюбить в своего любимого итальянского художника его соотечественника-искусствоведа, дорогого стоит.

Fragment_kartiny_Ticiana_Vechellio_Venera_i_Adonis.jpg

Фрагмент картины Тициана Вечеллио Венера и Адонис

Как много за эти годы, проведенные в Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, было сделано этой женщиной! Музей приобрел с ее подачи 150 произведений (sic!) итальянских мастеров. А сколько было неожиданных находок и атрибуций. Вот в Смоленском музее увидела «типичного Строцци», висевшего под именем другого художника. Кстати, была она на тот момент третьекурсницей. Рано начала.

А однажды ученица Виктора Лазарева оспорила атрибуцию самого мэтра. Но в этом деле дороже всего истина.

Мне понравился такой случай. В руки Марковой попал набросок картины 17 века. Было неизвестно, кто его автор. Виктория Эммануиловна рассказывает историю, как Римский папа заказал Кавалеру д’Арпино картину для Папской капеллы в Ватикане. Но заказ выполнен не был.

И вот мы с Викторией Марковой в Ватикане, в Папской капелле. Камера показывает мраморный барельеф на стене – и мы поражаемся, как точно совпадает эта композиция с наброском Кавалера д’ Арпино. Другой художник скопировал его задумку, а первоначальный автор остался в тени. Но Виктория Маркова вытащила его на свет.

В принципе картина Тициана стала для героини сериала, как говорится, «вишенкой на торте». И без нее Виктория Маркова была признана высокопрофессиональным сообществом искусствоведов одним из немногих истинных знатоков итальянской живописи.

rim-Fontana_di_Trevi.jpg

Фонтан Ди Треви. Рим

Но именно ей случилось увидеть подлинник «Венеры и Адониса» в картине, которая покупалась собирателем на парижском аукционе как «копия». Понадобился один взгляд на работу (один взгляд плюс вся жизнь!), чтобы сказать себе: это не копия, это он сам, Тициан Вечеллио.

Но чтобы сие доказать, нужно было увериться, что в Прадо находится копия картины.

Честь и хвала испанским галерейщикам! Они, сделав рентген своего варианта «Венеры и Адониса» 1 , убедились, что это копия, написанная на основе «русского» оригинала. Они уступили свой приоритет. Вы уверены, что русские сделали бы то же самое? Говорю здесь не о племени искусствоведов и даже не о музейном начальстве, как правило, людях высокообразованных и честных, а о тех, кто сидит на министерских постах и рулит российской культурой.

Четыре серии промелькнули как одна. В этот раз в сериале «звездила» не слишком молодая красивая женщина, умеющая разговаривать с картинами, но первый раз попавшая на экран. И знаете, я не против повторения.

1 Лет десять назад, живя в Бостоне, мы посетили в Бостонском музее изящных искусств потрясающую выставку трех венецианских мастеров – Тициана, Тинторетто и Веронезе. На ней была представлена и картина «Венера и Адонис» Тициана, как я понимаю, из музея Прадо. И нужно сказать, «копия» была превосходна и не родила во мне сомнений в своей подлинности.

«Тициан и другие» Часть 1

Виктория маркова искусствовед

Пушкинский музей

2’416 подписчиков
709 просмотров на пост

Детальная рекламная статистика будет доступна после прохождения простой процедуры регистрации

  • Детальная аналитика 270’485 каналов
  • Доступ к 123’961’622 рекламных постов
  • Поиск по 491’023’850 постам
  • Отдача с каждой купленной рекламы
  • Графики динамики изменения показателей канала
  • Где и как размещался канал
  • Детальная статистика по подпискам и отпискам
Telemetr.me Подписаться
Просмотр поста #464 от 2019-11-14 18:43:52
Пушкинский музей
: 2’416 | на пост: 709 | ER: 29.3%
Публикации Упоминания Аналитика
2019-11-14 18:43:52 | Показать пост
861
Последние посты канала:
Пушкинский музей
: 2’416 | на пост: 709 | ER: 29.3%
Публикации Упоминания Аналитика
2021-10-21 19:07:53 | Показать пост
442

🎥 Подключайтесь к трансляции лекции Максима Кантора «Гентский алтарь как проект объединенной Европы»!

Гентский алтарь работы братьев Губерта и Яна ван Эйков («Алтарь мистического агнца») предлагается рассмотреть в контексте исторических событий: Столетней войны, политики Великого герцогства Бургундского, эволюции теологических споров Вселенских соборов (от Констанцского до Базельского и Ферраро-Флорентийского), конфликта гвельфов и гибеллинов, дебатов папизма и конциляризма. Концепция (политическая и религиозная) Гентского алтаря встроена в эти споры. Таким образом, Гентский алтарь помимо сугубо эстетического значения приобретает также и политическое, и теологическое.

Лекцию читает художник, писатель и историк искусства Максим Кантор. Почетный член Пемброк-колледжа в Оксфорде, удостоен звания в области философии Doctor Honoris Causa Туринского университета; произведения художника находятся в Британском музее, Штеделевском институте (Франкфурт-на-Майне), Академии изобразительных искусств (Вена), Третьяковской галерее и др.

📍Смотрите трансляцию лекции на нашем YouTube-канале

Web-страница:
Лекция Максима Кантора «Гентский алтарь как проект объединенной Европы»
21 октября в Пушкинском музее к выходу новых книг «Чертополох и терн» пройдет лекция российского художника, писателя и историка искусства Максима Кантора «Гентский алтарь как проект объединенной Европы».

Гентский алтарь работы братьев Губерта и Яна ван Эйков («Алтарь мистического агнца») предлагается рассмотреть в контексте исторических событий: Столетней войны, политики Великого герцогства Бургундского, эволюции теологических споров Вселенских соборов (от Констанцского до Базельского и Ферраро-Флорентийского), конфликта гвельфов и гибеллинов, дебатов папизма и конциляризма. Концепция (политическая и религиозная) Гентского алтаря встроена в эти споры. Таким образом, Гентский алтарь помимо сугубо эстетического значения приобретает также и политическое, и теологическое.

Ян ван Эйк, живописец и камердинер (valet de chambre) Филиппа Доброго, в свете такого толкования предстает не только иллюстратором Священного Писания, но государственным деятелем и политическим мыслителем, мыслящим в контексте идей своего времени.…

Пушкинский музей
: 2’416 | на пост: 709 | ER: 29.3%
Публикации Упоминания Аналитика
2021-10-20 19:12:45 | Показать пост
564

🎥 Начинаем трансляцию дискуссии «Быть зрителем. Как менялись зрители от появления музеев до наших дней». Смотрите прямой эфир из Итальянского дворика!

Быть зрителем, в частности, посетителем музея, не такая простая задача. То, как человек смотрит, на что обращает внимание и чего ждет от увиденного — процесс, который связан не только с индивидуальностью смотрящего.

Как мы ходим в музеи сегодня, как менялся зритель от появления музеев до наших дней — эти и другие аспекты обсудят теоретик культуры Михаил Ямпольский, историк искусства Мария Реформатская и социолог Алиса Максимова. Модератором дискуссии выступит директор Музея Москвы Анна Трапкова.

Партнер ГМИИ им. А.С. Пушкина LG SIGNATURE

📍 Смотрите прямой эфир на нашей странице ВКонтакте

Пушкинский музей
: 2’416 | на пост: 709 | ER: 29.3%
Публикации Упоминания Аналитика
2021-10-19 17:25:48 | Показать пост
660

🎓 Новый курс Академии Пушкинского! «Знаки и жесты: как читать средневековые изображения»

Авторский курс историка-медиевиста Михаила Майзульса посвящён истории ряда религиозных памятников, слепки, а в некоторых случаях и оригиналы которых находятся в собрании Пушкинского музея. От бронзовых дверей собора XI века до станковой живописи XVI века — круг тем затрагивает несколько веков западноевропейской истории искусства.

Первая лекция курса — «Грехопадение и распятие. Как рассказать священную историю на вратах собора?». Лекцию уже можно посмотреть на нашем YouTube-канале!

Партнер «Академии Пушкинского» — Mastercard

🏛 Смотрите первую лекцию курса на YouTube-канале Пушкинского музея

Web-страница:
Грехопадение и распятие. Как рассказать священную историю на вратах собора?
Мы запускаем новый курс Академии Пушкинского «Знаки и жесты: как читать средневековые изображения. Семь экспонатов из собрания ГМИИ им. А.С. Пушкина»!

Авторский курс историка-медиевиста Михаила Майзульса посвящён истории 7 религиозных памятников, слепки — а в некоторых случаях и оригиналы — которых находятся в собрании Пушкинского музея. От бронзовых дверей собора XI до станковой живописи XVI века — круг тем затрагивает несколько веков западноевропейской истории искусства.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector