Вилла горького на капри

Вилла горького на капри

Вилла горького на капри

Вилла Горького в Сорренто

М. Горький в Сорренто. Фото 1927–1928

В Советском Союзе имя Горького знали абсолютно все с детства. Мы выросли с Горьким!

Советская власть вознесла его на самый высокий пьедестал. Мы изучали его произведения в школе. В каждом, не то что городе, а селе и посёлке, была улица или площадь имени Горького и стояли памятники. Его имя носили и центральная улица Москвы (ныне Тверская), и главный театр страны МХАТ, и нынешний Нижний Новгород, и Центральная детская киностудия, и многочисленные театры, школы, пароходы, самолёты, колхозы и другие «соц-культ-хоз-объекты».

«Песня о буревестнике» и «Песня о соколе», «Несвоевременные записки», соцреализм, «город жёлтого дьявола» и «джаз — музыка толстых», «Если враг не сдается – его уничтожают» , пропагандистская поездка по Беломорканалу и много-много чего другого — это всё Горький! (почему-то, в связи с этим, вспоминается Никита (Хрущёв) с его жлобским»соцреализьмом» и «педерасами»)

Я не буду вдаваться в многочисленные подробности пребывания Горького в Италии. Об этом написано много и кому это интересно, тот без труда найдёт в интернете любой материал и даже фотографии этого периода жизни писателя.

Мы сегодня не об этом, мы совсем о другом — мы о красоте, радости и покое.

Всё это вкушал Алексей Максимович именно здесь, в Италии, в Сорренто. Здесь он был счастлив, здесь он создавал свои великие творения и наслаждался земным бытием.

Так случилось, что мне удалось побывать на вилле, которую снимал А.М. Горький в Сорренто, вилле «Иль Сор ù то» .

Дело в том, что попасть туда может далеко не каждый — вилла находится в частном владении. Там не музей, а обыкновенное жилое помещение — там живут люди. И посетить виллу можно только в том случае, если вас пригласят хозяева.

Мне давно хотелось побывать на вилле , в которой, наверное, одни из самых счастливых лет, провёл великий русский писатель ХХ-ого столетия.

Я люблю Горького. С удовольствием перечитываю его рассказы, смотрю спектакли и фильмы по его пьесам.

Я знал, что вилла находится где-то в Сорренто и что увидеть её можно только с дороги, и на доме есть мемориальная доска.

Знал также, что сегодня эта вилла находится в частном владении и живёт там сын нашего хорошего знакомого Джованни Руссо — гостиничного магната из Сорренто, владельца острова Нуреева (архипелаг Ли Галли) и виллы Дзеффирелли. Я даже как-то с ним разговаривал о возможности посещения виллы. Он сказал, что, мол, пожалуйста, позвони когда захочешь. Но я так и не собрался.

А тут как-то получаю электронное письмо из Праги от Иван а Толсто го , известного журналист а и писател я , редактор а радио «Свобода» . Он делал передачу об острове Нуреева и там звучала моя песня «Остров любви», которую я посвятил этому удивительному русскому уголку в Италии.

Он пишет, что знает о моём знакомстве с синьором Джованни и просит посодействовать в «проникновении на виллу». Дело в том, что он задумал цикл передач на телеканале «Культура» о судьба х русских эмигрантов начала ХХ-ого века под общим названием «Исторические путешествия Ивана Толстого» . И в одном из фильмов х очет р ассказ ать о многолетней «игре» товарища Сталина с Максимом Горьким, жившим в 1920-30-е годы в Сорренто. Почти детективная история о том, как окруж ая его «преданными» друз ьями, сделать возвращение пролетарского писателя на родину не избежным.

Кому интересно, можете посмотреть фильм по интернету. Называется он «Клетка для Буревестника»

И вообще , весьма советую вам посмотреть все фильмы этого цикла. Они небольшие, по 26 минут каждая серия. Блестящая работа Ивана Толстого! Вы узнаете много интереснейших, доселе неизвестных, фактов из жизни известных личностей на фоне исторических событий тех, уже далёких лет, Все фильмы выложены в интернете и, при желании, их легко найти и скачать или посмотреть в режиме реального времени.

Я позвонил синьору Джованни. Он сказал, что сейчас, мол, на вилле полно народу, приехали друзья сына и может, как-нибудь, в другой раз и т.д. Я объяснил ему, чтò для русской культуры значат имена Горького и Толстого и попросил сделать одолжение для российского телевидения. После недолгих уговоров он дал согласие и в мае месяце 2011 года съёмочная группа телеканала «Культура» прибыла в Сорренто.

Я решил сделать эту страницу, потому что вряд ли кто-либо из вас сможет побывать на этой вилле . А мне, раз уж посчастливилось, то сделаю, понимашь, фоторепортаж! Чтобы и вы имели хоть какое-то представление об этом уголке русской истории в Италии.

Хорошо, роскошно пожил здесь Алексей Максимович! И правильно — великий писатель и должнен так жить! Вот посмотрите фотографии и представьте, каково ему было возвращаться из этого рая, где, в общей сложности, прожил он аж 15 лет (включая и его «каприйский» период), в » соц реализьмь» страны советов! Да ещё , как теперь выяснилось, и не по своей воле! .

Конечно, внутри мало что сохранилось, нынешний хозяин многое переделал на современный лад. Но, тем не менее, дыхание того времени на вилле ещё присутствует.

Мне лично, вилла показалась большой и не совсем уютной. Когда находишься внутри, впечатление, что ты в зàмке. — несколько мрачновато, Парадная лестница, на мой взгляд, тяжеловата и не совсем соответствует размеру виллы. Кроме того, вилла находится на высоком берегу и на достаточном удалении от моря. Конечно, красивый вид на Сорренто и Неаполитанский залив. Но для меня непонятно — что, в жаркое лето, которое здесь довольно продолжительное, у Алексея Максимовича и его многочисленных домочадцев не возникало желания окунуться в морских водах ? Быть рядом с морем в жару и не иметь возможности искупаться? Что, нельзя было, при возможностях Алексей Максимыча, снять виллу прямо у моря?

Ну да ладно, оставим мои субъективные впечатления и перейдём к просмотру фотографий, которые я сделал во время съёмок на вилле «Иль Сор ù то» .

27 октября 2018 года в Сорренто состоялась церемония открытия памятника Максиму Горькому в рамках Фестиваля «Возвращение в Сорренто: К 150-летию М. Горького».

Скульптура выполнена в виде бронзового бюста писателя, установленного на полуразрушенной античной колонне с крыльями буревестника (автор работы – Александр Рукавишников).

Открытие широко освещалось итальянскими СМИ:

Памятник был торжественно открыт на площади Виттория, на берегу Неаполитанского залива с видом на Везувий и остров Капри – столь много значивший в жизни Горького.

Символично, что отныне памятник Горькому будет стоять рядом с домом, где родился итальянский поэт эпохи Возрождения Торквато Тассо, автор поэмы «Освобожденный Иерусалим».

Вилла горького на капри

Максим Горький в Италии. Фото: «Российская газета»### https://rg.ru/2018/05/10/na-kapri-predlozhili-ogranichit-peremeshchenie-turistov.html

День Максима Горького учредили в итальянском Сорренто, где писатель прожил девять лет. Горьковским днём на итальянском курорте назначен день смерти писателя – 18 июня. При жизни Горький пользовался бешеной популярностью в Италии, нередко ему приходилось брать извозчика, чтобы скрыться от толпы поклонников. Русского классика не забывают на курортном юге Италии и сегодня.

Ломать голову над программой мероприятий Дня Горького не придётся, поскольку на протяжении многих лет исследователи и поклонники русского писателя проводят научные конференции и творческие мероприятия в Сорренто, а в Неаполе существует Общество имени Максима Горького.

«Русский мир» узнал у российских соотечественников, живущих в Сорренто, Капри и Неаполе, о том, помнят ли итальянцы Горького (и будут ли отмечать его День), какие горьковские места сохранились в регионе и почему россияне охотно приезжают в любимые места классика, но редко остаются в них жить.

Головой в Италии, душой в России

За свою жизнь, не достигшую двух лет до семи десятков, Максим Горький по-настоящему пожил в трёх странах – царской России, Италии и Советском Союзе. Итальянский промежуток его жизни, разделённый на две части, предреволюционную и постреволюционную, был настолько важен и продолжителен, что его приезд в Москву в 1932 году в стране был воспринят как большое возвращение на родину.

В Италию Горький отправился через полтора года после революции 1905 года не по политическим причинам, а из-за мучившего его туберкулёза. Капри он выбрал не сам, за него это сделали власти Неаполя, куда писатель приехал поначалу. Дело в том, что визит пролетарского писателя в город, который в Италии считался едва ли не центром рабочего движения, напугал местные власти, и Горького вежливо попросили переехать на Капри.

Максим Горький в Италии, 1907 г. Фото: svoboda.org### https://gdb.rferl.org/E090110F-F994-47F5-9C2B-33DEFFECF28F_cx0_cy12_cw0_w1200_s.jpg

К слову, свой привет неаполитанскому руководству писатель передаст несколько лет спустя, задумав цикл «Сказки об Италии», в нескольких сказках рабочие Неаполя отчаянно борются за свои права. Не исключено, что писатель и сам никогда не рассматривал Неаполь как место постоянного жительства, в особенности, столкнувшись в Италии с бешеной известностью. Он ехал сюда лечиться и работать, а не для того, чтобы бегать от поклонников.

«Популярность Горького у неаполитанцев была столь целика, а любовь их так экспансивна, что ходить с ним по улицам было почти невозможно, – писала художница Валентина Ходасевич, навещавшего писателя в Сорренто. – Многие проходящие мимо или увидевшие его из окон магазинов бросались на улицу, хватали его руки, пожимали, целовали, на ходу становились перед ним на колени… Во время одной из поездок в Неаполь, чтобы спастись от этого, увидев извозчика, мы сели в пролётку, но экипаж был окружён людьми, кто-то уже выпряг лошадь, и несколько человек, схватив оглобли, легкой рысцой потащили экипаж. Кругом бежали «охранявшие покой синьора Горького» поклонники и во весь голос кричали: «Viva Gorki! Саrо! Carino! Che Cello!» (Да здравствует Горький! Дорогой! Дорогуша! Какой красавец!)».

На острове писателя посещали Ленин (дважды), Дзержинский, Плеханов, Луначарский и другие будущие герои Октябрьский революции, немало появлялось и любопытствующим, которым Горький по мере сил уделял время, поскольку получал от них ценную информацию о жизни в России и Европе. В тех же целях писатель выписывал огромное количество газет, которые любил читать за обедом, вызывая нарекания врачей.

Ленин и Богданов в гостях у М. Горького играют в шахматы. Фото: thevision.com### https://thevision.com/wp-content/uploads/2019/11/GettyImages-513666181-e1575024151867-1600x856.jpg

Гостиницы и виллы, в которых жил Максим Горький в этот период, в большинстве своём сохранились и по сей день. На некоторых вывешены мемориальные доски на русском и итальянском языках, и выставляются артефакты, имевшие отношение к писателю.

Автор памятника Максиму Горькому, установленного в Сорренто в 2018 году к 150-летию писателя, Александр Рукавишников изобразил измождённое усталостью, задумчивое лицо классика со сдвинутой набок шляпой (видимо, от жары). Действительно, во всё время жизни в Италии он меньше всего походил на дачника и курортника.

Памятник Горькому в Сорренто работы А. Рукавишникова. Фото: facebook.com/ambmosca

Близкие люди описывают довольно жёсткий режим писателя (ложился в 2 часа ночи, вставал в 8 утра), наполненный работой над новыми произведениями, чтением книг по широчайшему кругу тем, огромной перепиской и встречами.

В творческом смысле итальянский период (во всяком случае, большая его часть) стал для Горького болдинским. На Капри написаны «Жизнь Матвея Кожемякина», «Исповедь», «Лето», «Городок Окуров», «Жизнь ненужного человека», «Рождение человека», «Сказки об Италии», пьеса «Васса Железнова» и многое другое

В Сорренто он создал повесть «Дело Артамоновых», три тома «Жизни Клима Самгина», «Заметки из дневника», а также ряд пьес, множество очерков и публицистических статей. В подавляющем большинстве произведений Горький не уходит от российской тематики и проблематики, не отвлекаясь на окружающую действительность.

Рай на земле

Ольга Антропова работает в Неаполе и окрестностях гидом почти четверть века, когда-то она первой из русскоязычных экскурсоводов получили лицензию в регионе Кампания. Ольга рассказала «Русскому миру» о том, что горьковские места входят в обязательную программу экскурсий по Сорренто и Капри, но реакция со стороны туристов на них разные.

Одни просят максимально сократить рассказ о Максиме Горьком, сконцентрировавшись на древней итальянской истории. Другие, напротив, задают тысячу вопросов о жизни писателя в Италии и просят показать им все виллы, в которых он жил.

«На Капри есть два отеля, в которых он останавливался, мы их показываем, – говорит Ольга. – Они сохранились и работают как отели или апартаменты, там есть мемориальные доски. В этих отелях можно останавливаться, и увидеть вещи, связанные с Горьким – самовар, из которого он чай пил, и шахматы, в которые играл с друзьями. Я рассказываю гостям и про Ленина, который дважды посещал Горького, и его стела стоит на Капри. На вилле, расположенном на мысе Капо ди Сорренто, установлена мемориальная доска, но эта вилла не посещаема, и нужно специально договариваться. Есть здесь памятник Горькому, ежегодная премия Горького, и вот теперь День Горького появился».

Мемориальная доска М. Горькому в Сорренто. Фото: ru.esosedi.org### http://ru.esosedi.org/IT/72/1000076998/zdes_zhil_maksim_gorkiy/photo/73846.html

Горьковская вилла в Сорренто «Иль Сорито» закрыта для посещения, поскольку находится в частных владениях, и в ней живут люди. Московский композитор Владимир Камоликов, поселивший в этих местах 20 лет назад, побывал в доме любимого с детства писателя. Оказалось, что у него есть общие знакомые с хозяевами виллы.

«Конечно, внутри мало что сохранилось, нынешний хозяин многое переделал на современный лад, – отмечает он. – Тем не менее, дыхание того времени на вилле ещё присутствует. Мне вилла показалась большой и не совсем уютной. Когда находишься внутри, впечатление, что ты в замке – несколько мрачновато. Кроме того, вилла находится на высоком берегу и на достаточном удалении от моря. Разве нельзя было, при возможностях Алексей Максимыча, снять виллу прямо у моря?».

Вилла на Капри (бордовая), которую арендовал Горький в 1909—1911 гг. Фото: Владимир Шеляпин / ru.wikipedia.org### https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BC_%D0%93%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%BA%D0%B8%D0%B9#/media/%D0%A4%D0%B0%D0%B9%D0%BB:Villa_Behring_on_Capri.jpg

Почему Горький столько лет прожил в Италии и неоднократно возвращался, по сути, в одни и те же места? «Горький писал об Италии: «И природа, и быт – всё сказочное», – рассказывает Ольга Антропова. А по словам Владимира Камоликова, он прекрасно понимает выбор Максима Горького: для творческого человека здешние места – рай на земле, хорошо пишется и сочиняется. Красота нетронутой природы, мягкий климат, тёплое море большую часть года.

«В сравнении со временами, когда здесь жил Горький, всё примерно так и осталось, только машин стало больше, – говорит он. – Дороги не расширились, потому что расширять их здесь некуда. Они как были, без тротуаров, для лошадей приспособлены, так и остались. Разве что заасфальтировали их, и всё. И в каждой свободной дырке стоит машина или мотоцикла. Супермаркетов почти нет, только маленькие магазинчики, очень много ресторанов. Сегодня, когда всё вокруг механизировано, бетонировано и остеклено, эти места особенно поражают красотой и покоем». Но, отмечает композитор, русских здесь мало, поскольку нового жилья практически не строят, а старое стоит очень дорого.

Оба наших собеседника признают: современные итальянцы, в отличие от предков, от которых Горький скрывался на пролётке, писателя знают мало. По словам Владимира Камоликова, в среде интеллигенции русский писатель хорошо известен, но простые жители проявляют к нему мало интереса.

«Впрочем, у меня такое впечатление, что они и собственных авторов вряд ли знают лучше, – говорит он. – В общем и целом, это хорошие добрые люди, хлебосольные и весёлые, очень похожие на нас. Среди моих итальянских друзей многие знают и ценят русскую культуру, любят бывать в России, особенно в Питере. Всегда с восторгом рассказывают о своих впечатлениях. А те, кто не бывал в России, часто расспрашивают меня – куда, как и когда лучше поехать. Когда им поёшь неаполитанские песни на русском языке, они с ума сходят».

Максим Горький в Сорренто

5 апреля 1924 г. Горький с сыном, невесткой и другом семьи И.Н. Ракицким уехал из Мариенбада в Италию. Поселившись в неаполитанском отеле «Континенталь», он начал искать место постоянного проживания. Со слов В.Ф. Ходасевича известно, что итальянская виза, была ему, якобы, дана «под условием не жить на Капри»(4.159). Этому противоречат признания самого писателя в письмах. 12 апреля 1924 г. он сообщил Эль Мадани: «Здесь – холод, ветер, дороговизна, город набит немцами, в гостиницах нет комнат, мы, четверо, живем в одной. Так-то. Собираюсь ехать дальше на юг, в деревню».(2) А 20 апреля 1924 г. написал М.Ф. Андреевой: «На Капри – не был и не собираюсь. Там, говорят, стало очень шумно, модно и дорого. В Портнои, Позилипо, Поццуоли, в Байи – ничего не нашли для себя. Я очень тороплюсь работать и сяду за стол тотчас же, как только переберемся в Сорренто, а молодежь займется поисками жилища»(14, 327).

С 23 апреля 1924 г. Горький жил в Сорренто, вначале в отеле «Капуччини» (Сант-Аньело), потом на вилле «Масса» (впоследствии отель «Маджестик») и с 16 ноября 1924 г. на вилле «Иль Сорито», расположенной на скалистом соррентийском мысе Капо ди Сорренто. Вдали от шумного центра курортного городка, в густой зелени сада находился снятый им дом обедневшего потомка герцогов Серра Каприола, на первом этаже которого жил он сам и две его дочери. Здесь, «вдали от шума городского», прошли несколько лет жизни писателя, наполненные интенсивным творческим трудом. Здесь была создана повесть «Дело Артамоновых», три тома монументальной эпопеи «Жизнь Клима Самгина», «Заметки из дневника», пьесы, очерки и воспоминания, написано огромное количество публицистических статей.

С просторных балконов виллы «Иль Сорито» открывался необыкновенной красоты вид на Неаполитанский залив с панорамой Везувия и раскинувшимся у его подножья селением, и вид на Кастелламаре. Дверь кабинета Горького, расположенного на втором этаже дома, всегда была открыта, поэтому в комнате стоял запах окружающих виллу лимонных и апельсиновых рощ. «Красиво здесь: не так олеографично, как в Крыму, не так сурово, как на Кавказе, т.е. в Черноморье, а как-то иначе и – неописуемо. Торквато Тассо – соррентиец, его здесь очень понимаешь», – признался Горький С.Н.Сергееву-Ценскому(16, 274). Рядом с виллой был небольшой уютный пляж Реджина Джованни, но писатель большую часть дня проводил за письменным столом. 7 октября 1924 г. он сообщил М.Ф. Андреевой свой распорядок дня: с девяти часов утра до двух — работа в кабинете, после обеда — прогулка к морю, с четырех часов до ужина – опять работа, а после ужина – чтение книг и ответы на письма.

Жизнь на вилле «Иль Сорито» текла шумно и весело. Даже Горький получил домашнее прозвище Дука (герцог). Н.А.Пешкова звалась Тимоша, И.Н. Ракицкий – Соловей, Валентина Ходасевич – Купчиха. Хозяйство чаще всего вела М.И. Будберг, именуемая Чобунька, роман Горького с которой развивался бурно. Летом 1925 года в Сорренто отдыхали ее дети (Татьяна, Павел и племянница Кира), у которых сразу же установились добрые отношения с писателем. А 17 августа 1925 г. произошло событие: родилась внучка Марфа. Вторая внучка Горького Дарья тоже появилась в Сорренто 12 октября 1927 г.. Обе они до сих пор вспоминают свое детство как самую счастливую пору жизни. В доме постоянно было много гостей, которые вместе с горьковской семьей разыгрывали шуточные сценки и шарады, импровизировали и веселились. В «Иль Сорито» издавался даже домашний журнал «Соррентийская правда», который иллюстрировал Максим Пешков, – с юмористическими рассказами и стихами, забавными карикатурами.

Италия стала второй родиной Горького, страной, которую, по собственному признанию, он нежно любил. В интервью неаполитанской газете, рассказывая о своих творческих планах, писатель сказал, что герой его повести «Жизнь Клима Самгина» «посещает различные страны и среди них – Италию, страну, которую я люблю больше всех»(3). Выразительный портрет Горького этих лет оставил Вячеслав Иванов, повидавший его во время кратковременного визита в Сорренто в сентябре 1925 года: » Он, вопреки ожиданиям, совсем моложав, без седых волос, с рыжими усами, высокий, тонкий, чрезвычайно скромен, – уверяет, что учится писать, ибо еще не умеет, – ни следа старости или размяклости, сердечно вдумчив, часто глубок, похож по душевной проработке и просветленности на человека христианского подвига»(15, 397).

Вилла «Иль Сорито» была родным домом Горького вплоть до окончательного отъезда на родину в 1933 г. Это был поистине судьбоносный период его жизни: решалось будущее его и семьи, начался новый период духовного развития писателя и новый этап становления художественного мастерства. На Капри в 1906-1913 г.г. жил «буревестник революции», которого горячо приветствовали итальянские социалисты, который мирил там В. Ленина с А. Богдановым и пытался научить рабочих пропагандистов социализму. В Сорренто приехал всемирно известный писатель, признанный и услышанный во всех странах. Поэтому его стремились повидать не только близкие люди и друзья. В Сорренто, как в Мекку, приезжали многочисленные визитеры, чтобы узнать мнение Горького по самым злободневным вопросам. А писателя волновало все: рост фашизма в Италии и Германии, противостояние Востока и Запада, национально-освободительная борьба в мире, новые явления в литературе и искусстве, а ,главное, процессы, происходящие в СССР.

Читайте также  Вилла д эсте план

Горькому все чаще задавали вопрос, вернется ли он на родину и как относится к советской власти. Отвечая своим корреспондентам, Горький объяснил: «Мое отношение к Советской власти вполне определенно: кроме ее – иной власти для русского народа я не вижу, не мыслю и, конечно, не желаю. Наверное, поеду в Россию весной 26 года, если к тому времени кончу книгу». (15,253) Это свидетельствует, что разногласия писателя с большевиками, особенно острые в период Октябрьской революции и гражданской войны, постепенно смягчались. После смерти В. Ленина и падения Г. Зиновьева Горький все больше склоняется к мысли о необходимости вернуться в СССР. В 1925 г. он расстается с жившими три года в Сорренто Вл. Ходасевичем и Н. Берберовой, склонявшими его к сотрудничеству с эмиграцией.

28 октября 1926 г. Вл. Ходасевич так объяснил причину их разрыва в письме Ю. Айхенвальду: «Он недоволен мной, я – тем, что, признаюсь, за три года не добился от него того, что почитал своей «миссией». Я все надеялся прочно поссорить его с Москвой, Это было бы полезно в глазах иностранцев. Иногда казалось, что вот-вот — и готово. Но в последнюю минуту он всегда шел на попятный» (4, 504). Начиная с 1925 г., в Сорренто все чаще приезжают официальные советские лица: полпред в Италии К.К. Юреньев, полпред в Англии Л.Б. Красин, посол Советского союза в Италии П.М. Керженцев, руководитель Наркомата внешней торговли Я.С. Ганецкий, глава правительства Украинской ССР В. Чубарь и др. В начале июля 1927 г. Горького посетил полномочный посол СССР в Италии Л.Б. Каменев с женой Т.И. Глебовой-Каменевой. 5 июля он писал Горькому: «Дни в Сорренто были совершенно замечательные» (1, 544).

К этому времени писатель и сам начинает думать, что в СССР его ждут широкие народные массы, а власть заинтересована в его возвращении. Ведь он ежедневно получал оттуда по 40- 50 писем, в которых его звали домой члены правительства, писатели и ученые, рабкоры и селькоры, домашние хозяйки и дети. К концу 1927 г. у него сложилось мнение, что на родине его примут с радостью. В сентябре-октябре 1927 г. в СССР отметили 35-летие литературной деятельности писателя, а в связи с подготовкой 60-летнего юбилея Горького (март 1928 г.) по распоряжению правительства образовали комитет, в который вошли Н. И. Бухарин, А. В. Луначарский, И.И. Скворцов-Степанов, Я.С. Ганецкий. М.Н. Покровский, А. Б. Халатов и др.

Горький наотрез отказался от чествования, написав об этом 30 ноября 1927 г. И. И. Скворцову-Степанову. Тем не менее, юбилей Горького широко отмечался советской общественностью. В «Правде» 30 марта 1928 г. было опубликовано поздравление Совета Народных Комиссаров, в котором говорилось об огромных заслугах «Алексея Максимовича Пешкова перед рабочим классом, пролетарской революцией и перед Союзом Советских Социалистических Республик». 28 мая 1928 г. после шести с половиной лет отсутствия писатель приехал в Москву. Но с Сорренто он не расставался вплоть до 9 мая 1933 г.: каждую осень в 1928 , 1929, 1931, 1932 годах он возвращался на виллу «Иль Сорито», а в 1930 г. вообще не был в СССР. Уезжая из Сорренто навсегда, Горький взял с собой две картины: написанный П.Д. Кориным пейзаж «Панорама Сорренто» и морской пейзаж «Пляж Реджина Джованни» работы Н.А. Бенуа. Их можно увидеть в московском Доме-музее А.М. Горького (Малая Никитская, д. 6) в кабинете и спальне писателя.

____________________________
1. Горький в зеркале эпохи. Неизданная переписка. М. ИМЛИ РАН 2010.
2. Горький М. Полное собрание сочинений. Письма. М.»Наука»2010-2013. Т. 14. С. 324. Далее ссылки на это издание даются в тексте: том и страница.
3. «Il mezzogiorno», 1926, 24 marzo.
4. Ходасевич Владислав. Собр. соч. в 4 т. Т. 4 М. «Согласие»1997.

Капри, Лондон, Париж: сладкая жизнь Максима Горького

28 марта исполнилось 150 лет со дня рождения классика русской и советской литературы, главного пролетарского писателя и «буревестника революции» Алексея Максимовича Пешкова, более известного под псевдонимом Максим Горький. Немногие знают, что Горький был крупным издателем и довольно состоятельным человеком. Не только после революции, но и задолго до неё он жил на широкую ногу и мог позволить себе длительные зарубежные путешествия.

Чтобы проиллюстрировать тягу Горького к странствиям, нужно вспомнить, что в молодые годы он пешком прошел весь российский юг: Поволжье, Дон, Украину, Крым, Кавказ… Впечатления от этих путешествий легли в основу цикла рассказов «По Руси».

Фото: Максим Горький

Фото: Молодой Максим Горький / Антон Чехов, Лев Толстой и Максим Горький. Ялта, 1902 год / © РИА Новости

А вот за границей Горький впервые оказался, уже будучи всемирно известным писателем и по совместительству членом РСДРП. В январе 1906 года, вскоре после поражения первой русской революции, Горький по поручению Ленина отправился через Финляндию, Швецию, Германию, Швейцарию и Францию в Америку, для сбора средств для партийной кассы. Его сопровождали гражданская жена — актриса Мария Андреева и телохранитель Николай Буренин. Из Франции в Америку Горький плыл на лайнере «Фридрих Вильгельм Великий», где у него была каюта-люкс с огромным письменным столом, гостиной, спальней, ванной и душем. Посетив Нью-Йорк, Бостон и Филадельфию, где он участвовал в митингах, организованных американцами, сочувствующими русским социалистам, Горький собрал 1200 долларов, немалую по тем временам сумму.

Фото: Максим Горький

Фото: Горький с Марией Андреевой на обеде в свою честь в Бостоне, 1906 год / © РИА Новости

А затем поселился на острове Статен-Айленд в устье Гудзона, в имении американских меценатов, супругов Мартин, где начал писать свой самый знаменитый роман «Мать». Однако вскоре в американской прессе поднялся скандал: Горького называли двоеженцем (он действительно не был разведен с первой женой), и ему пришлось покинуть США.

Фото: Максим Горький и Марк Твен

Фото: Максим Горький и Марк Твен на обеде в клубе писателей / Coutesy Image

В сентябре 1906 года Горький ненадолго возвращается в Россию, а уже в октябре отбывает в длительную эмиграцию в Италию. На пристани в Неаполе Горького встречали толпы народа. Сегодня трудно поверить, что в начале XX века слава писателя могла быть сродни нынешней славе кинозвезды, но это факт. Для итальянцев Горький был мучеником революции в духе Гарибальди, который чудом спасся из кровавых лап царизма и теперь вынужден скрываться за границей. И хотя это было не совсем так, итальянцы были готовы носить Горького на руках.

Проведя некоторое время в Неаполе, Горький перебрался на небольшой остров Капри. Уже через несколько дней он писал Леониду Андрееву: «Капри — кусок крошечный, но вкусный. Вообще здесь сразу, в один день, столько видишь красивого, что пьянеешь, балдеешь и ничего не можешь делать…»

Сначала Горький и Андреева поселились в гостинице «Квисисана» (Quisisana). Сегодня этот отель называется Grand Hotel Quisisana 5* и входит в ассоциацию The Leading Hotels of the World. Здесь останавливались Эрнест Хэмингуэй, Жан Поль Сартр, Том Круз, Стинг и другие известные люди.

Многие считали, что у Горького на Капри собственная вилла, но это было не так. За семь лет на острове Горький сменил три места жительства. В ноябре 1906 года Горький и Андреева сняли виллу «Блезус» (Villa Blaesus), принадлежавшую семейству Сеттани. Она находилась в одном из самых живописных мест на Капри. Сегодня здесь располагается отель «Вилла Крупп», с террасы которого открывается изумительный вид на море и бухту Марина Пиккола. Сюда к Горькому в гости приезжал Ленин, который в это время тоже находился в эмиграции, но во Франции.

Фото: Максим Горький

Фото: В. Ленин в гостях у М. Горького играет в шахматы с А. Богдановым /Ю.А.Желябужский / «Пролетарская революция», 1926, №1.

Весной 1909 года Горький переехал на виллу «Спинола», построенную нобелевским лауреатом в области медицины Эмилем Берингом. Сегодня она так и называется — Вилла Беринга. Она располагается в конце улицы Лонгано (via Longano). Узнать её довольно легко, потому что от остальных домов она отличается ярким бордовым цветом. Здесь Горький прожил два года, до февраля 1911-го.

Жизнь Горького на Капри не была жизнью отшельника. В его доме постоянно толпились какие-то люди. Некоторое время на Капри даже действовала партийная школа, где русские рабочие и студенты обучались азам революционной борьбы.

Итальянский журналист Марио Баккардо в статье «На острове сирен» в «Иль Джорнале д’Италиа» писал: «На Капри понаехало много русских, но не знатных господ, а служащих, учителей, студентов из Петербурга, Москвы, Вильно, Киева. Им удается совершить поездку благодаря долгой экономии средств… Они приезжают на Капри потому, что здесь живет Максим Горький. Они собираются здесь и живут как одной семьей, помогают другу другу, учатся по общим книгам».

У Горького побывало множество гостей из России: Бунин, Шаляпин, Новиков-Прибой, Леонид Андреев, Луначарский, Дзержинский и многие другие. Горький был очень гостеприимным хозяином: «Приезжайте, — писал он артисту Василию Качалову, — будем купаться в голубом море, ловить акул, пить белое и красное Capri и вообще жить… Превосходно отдохнете…».

Фото: Максим Горький и Федор Шаляпин

Фото: Максим Горький и Федор Шаляпин / © РИА Новости

И, наконец, третье место жительства Горького на Капри — это вилла «Серфина» (ныне переименованная в виллу «Пьерина»). Здесь он жил с весны 1911-го по конец 1913 года. В письме к своему приемному сыну Зиновию Пешкову он писал о Капри: «Здесь удивительно красиво, какая-то сказка бесконечно-разнообразная развертывается перед тобой. Красиво море, остров, его скалы, и люди не портят этого впечатления беспечной, веселой, пестрой красоты. Какие это музыканты, если бы ты слышал. В них очень много природной веселости, наивности, жажды красивого и нет ничего, что напоминало бы тебе об итальянцах Америки… Очень подкупает демократизм, который здесь — особенно после Америки — сильно бросается в глаза».

Фото: Дом на Капри

Фото: Дом на Капри, в котором Горький прожил много лет / А. П. Н.

Безвылазно на острове Горький тоже не сидел. Он посетил Флоренцию, Рим, Геную… В 1907 году он побывал в Лондоне в качестве делегата V съезда РСДРП, а в 1912 году — в Париже, где в очередной раз встречался с Лениным. Конечно же, Горький, вспоминая молодость, обошел пешком и весь Капри. Даже поднимался на его самую высокую гору Монте Соларо.

И, конечно же, Горький писал. Повести «Детство» и «Исповедь», пьеса «Васса Железнова», 27 небольших рассказов, составивших цикл «Сказки об Италии», — всё это было написано на Капри.

В 1913 году в честь 300-летия Дома Романовых была объявлена амнистия политическим эмигрантам, и Горький вернулся в Россию. Однако спустя семь лет, писатель снова уехал за границу. Жил в Гельсингфорсе, Берлине, Праге, а затем перебрался обратно в свою любимую Италию. Официально — для лечения застарелой чахотки, но на самом деле он был просто потрясен жестокостью революции, которую так призывал в своих произведениях.

Фото: Максим Горький

Фото: В Берлине, 1921 год / В Финляндии, 1904 — 1905 годы / © РИА Новости

Весной 1924 года Горький со своей новой пассией Марией Будберг и множеством домочадцев поселился в Сорренто. «На Капри не был и не собираюсь, — писал он в одном из писем на родину. — Там, говорят, стало очень шумно, модно и дорого. В Портнои, Позилипо, Поццуоли, в Байи — ничего не нашли для себя. Я очень тороплюсь работать и сяду за стол тотчас же, как только переберемся в Сорренто, а молодёжь займётся поисками жилища».

Жилище нашлось на вилле «Иль Сорито», расположенной на скалистом мысе Капо ди Сорренто. Вид с балконов виллы, как всегда, был потрясающий: Везувий, Неаполитанский залив и живописный городок Кастелламаре.

В мае 1928 года, уступив настойчивым просьбам Сталина, Горький приехал в СССР, но вплоть до 1932 года (когда он окончательно вернулся в Советский Союз) каждую осень и зиму проводил в Сорренто.

Фото: Максим Горький

Фото: Максим Горький держит на руках племянницу. Сорренто, 1928 год / ©Bettmann/CORBIS

В итоге за границей Горький прожил в общей сложности более 18 лет, из них 15 лет в Италии. Интересно, что за это время он не овладел ни одним иностранным языком, выучив по-итальянски только одну фразу — «buona sera» («добрый вечер»).

Автор текста: Дмитрий Ржанников
Фото на превью: © РИА Новости

Капри без Горького

Этим летом мечта сбылась: я приехал (приплыл из Неаполя) на остров Капри и остался на 7 дней. Не 7 лет, но все-таки. И. Горького я там не нашел.

Фото: Сергей Михеев/РГ

Горький — в Сорренто. Особняк с парком. 27 октября в Сорренто еще и установят ему памятник Александра Рукавишникова. А на Капри нет Горького. Из трех вилл, на которых он жил, сохранилась только одна. Стоит в центре поселка Капри. Красного цвета, кубической формы, не слишком привлекательная. Под табличкой, где на итальянском языке написано, что, мол, здесь жил Максим Горький, что сюда к нему в 1910 году приезжал Ленин, который потом совершил революцию, которая перевернула всю мировую историю, находится. стеклянная витрина с детскими игрушками. На резных воротах написано по-итальянски «Резиденция». Ворота закрыты.

Как я ни напрягал воображение, представить себе, что в этом красном кубе жил и писал «Вассу Железнову» и «По Руси» Максим Горький, не смог. Постоял, постоял и ушел.

Но Капри есть Капри, и не Горьким единым живет этот остров. Он стал летней резиденцией еще первого императора Рима Августа, так ему понравилось это место. Но и от Августа тут не сохранилось почти ничего. Благодарные каприйцы (Августа они любят) разбили в центре поселка Капри Сады Августа — веселенькое место для туристов как бы в «барочном» стиле. Деревца, кустики, цветочки, нимфы и фавны. Меня эти сады нисколько не тронули, и я ушел оттуда так же быстро, как и от виллы якобы Горького.

Здесь не пахнет историей, это место для «вздохов на скамейках».

Август любил Капри, сделал его своего рода дальней дачей. От Рима далеко, но Римская империя была не маленькой. Как пишут историки, дача Августа была небольшой, он бывал тут только наездами. А вот его преемник-пасынок Тиберий!

Историки до сих пор спорят о Тиберии — что это был за человек. Если вы будете смотреть ужасный фильм Тинто Брасса «Калигула», прошу — не верьте глазам своим. Калигула был преемником Тиберия и воспитывался как раз на Капри.

В начале фильма Тиберий изображен омерзительным похотливым стариком с трупными пятнами на безобразном лице. Он купается в роскошных термах, потом не глядя штампует приказы, которые подсовывает ему Макрон, его верный телохранитель. Потом Макрон его, само собой, задушит, чтобы угодить Калигуле. Потом Калигула убьет Макрона. Страшно, аж жуть!

Легенда о том, что Тиберий, проживший на Капри последние десять лет своей жизни, вел здесь какой-то чудовищный образ жизни, что он занимался содомией, насиловал честных матрон и всех убивал, была создана прежде всего римским историком Светонием. Свою руку к той легенде приложил и Тацит.

Любопытно, что Пушкин, читая Тацита, из всех императоров обратил внимание только на одного Тиберия. И не случайно. Ведь он не мог не заметить одно противоречие.

Один из самых мудрых или, говоря нынешним языком, «успешных» императоров в первую половину правления расширял пределы Рима, лучше всех решал финансовые вопросы, был блестящим дипломатом и великим полководцем, щадившим жизни своих солдат, во вторую половину — превратился в чудовище. Но, оставаясь чудовищем, продолжал быть мудрым правителем, прекрасно решать финансовые вопросы, вести грамотную дипломатию.

Своих врагов он, да, убивал или ссылал в места от Рима отдаленные. Но уже подсчитано, что казнено при нем было меньше, чем при том же милом Августе. И развратником Август был известным, девушек поставляла ему сама жена Ливия, которую он, кстати, отнял у ее законного мужа, отца Тиберия. Это было в порядках Рима.

Стал ли Тиберий на Капри развратником, строго говоря, неизвестно. Светоний был, конечно, ученым-архивистом, но питался он на сей счет только слухами и донесениями с острова. Мало ли что там доносили. Куда интереснее, что Тиберий выбрал именно Капри местом своего последнего пребывания и построил там 12 (!) вилл. Одна из них — а это, видимо, был роскошный дворец — сохранилась в руинах. Место от центра очень отдаленное и потому мрачное, несмотря на прекрасный вид на море. О чем он думал здесь? Как управлял отсюда гигантской Римской империей? Загадка!

А вот третьим человеком, после Тиберия и Горького, который был «ужален» Капри и решил поселиться здесь, был шведский врач Аксель Мунте.

О нем есть единственная полноценная биография, написанная Бенгтом Янгфельдтом (стати, славистом и исследователем Маяковского).

Жаль, что ее до сих пор не издали в России на русском, хотя собирались. Но пока ее можно прочитать по-английски.

Мунте был великий врач и еще более великий фантазер. Он спасал людей в Неаполе во время великой эпидемии чумы, а в детстве еще и беседовал с гномами. Мунте был умелым ветеринаром и защитником птиц и животных. На Капри он приехал нищим студентом и встретил здесь Мефистофеля, который обещал ему, что он построит на острове свой «парадиз», но жестоко за это поплатится. «Парадиз» он построил и ослеп. Это знаменитая вилла-музей Сан-Микеле, полная туристами. Она на другом конце острова, в Анакапри.

Описать это восьмое чудо света невозможно, это нужно просто видеть!

Вот такой он, Капри! Правда, я не рассказал о сотой части его чудес. Жаль только, что Горького я так и не нашел.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector