Высадка тысячи гарибальди в сицилии

Высадка тысячи гарибальди в сицилии

Экспедиция Тысячи

Экспедиция Тысячи (итал.  Spedizione dei Mille ) — военная кампания революционного генерала Джузеппе Гарибальди в 1860—1861 годах. Гарибальди с отрядом добровольцев, высадившись на юге Италии, нанёс ряд поражений Королевству Обеих Сицилий, в результате чего его территория была аннексирована Сардинским королевством и вошла в состав объединённого королевства Италия.

Содержание

Предпосылки [ править ]

Экспедиция была частью кампании по объединению Италии, вдохновляемой Камилло Кавуром, премьер-министром Сардинского королевства. В марте 1860 года королевство присоединило к своей территории Объединённые провинции Центральной Италии. Следующим этапом объединительной кампании должно было стать завоевание Королевства Обеих Сицилий, занимавшего южную часть Апеннинского полуострова и остров Сицилия.

Высадка на Сицилии [ править ]

11 мая 1860 года Гарибальди, заручившись поддержкой влиятельных сицилийцев, в частности Франческо Криспи, и британского флота, с небольшим отрядом добровольцев (общей численностью около тысячи человек) на двух пароходах высадился в Марсале, самом западном порту Сицилии. Сторонники Гарибальди стали набирать на Сицилии волонтёров.

15 мая «тысяча» встретилась с двумя тысячами неаполитанских войск при Калатафими. Во время сражения Гарибальди произнёс знаменитую фразу: «Здесь мы создаём Италию или умираем». Вскоре численность отряда революционеров выросла до 1200 человек за счёт местных добровольцев. 27 мая Гарибальди осадил Палермо, столицу острова. Хотя гарнизон города во много раз превышал численность его отряда, участие на стороне Гарибальди народных масс и освобождённых из тюрем заключенных (а также вероятный подкуп гарнизонного командования британцами) вынудило бурбонские войска сложить оружие. Гарибальди объявил бурбонскую власть свергнутой и провозгласил себя диктатором Сицилии от имени Виктора Эманнуила II.

После сдачи Палермо бурбонские войска отступили в восточную часть острова, под их контролем оставались лишь Сиракузы, Аугуста, Милаццо и Мессина. 20 июля Гарибальди, оперируя с моря и с суши, атаковал их и разбил при Милаццо. Мессина, за исключением цитадели, была очищена от неаполитанцев. Гарибальди, войска которого доходили теперь до 18000 человек, овладел, таким образом, всем островом. Под влиянием «партии действия», провозглашавшей, что первая обязанность итальянской нации заключается в присоединении во что бы то ни стало Рима и Венеции, Гарибальди объявил депутации сицилийцев, что если соединение Сицилии с монархией Виктора-Эммануила произойдёт раньше, чем будет обеспечено объединение Италии, он откажется от дальнейших действий и удалится. Эти слова Гарибальди произвели такое глубокое впечатление, что назначенные им министры подали в отставку. Скоро сам Гарибальди убедился в необходимости вверить Турину направление дел и признал вице-диктатором пьемонтца Депретиса, предложенного на этот пост Кавуром.

Высадка в Калабрии. Завершение войны [ править ]

19 августа под прикрытием сардинского флота Гарибальди высадился близ Реджо на Апеннинский полуостров и при Монталеоне разбил неаполитанских генералов. Оставив свои войска в Салерно, Гарибальди 7 сентября в сопровождении только нескольких офицеров своего штаба прибыл в Неаполь, из которого Франциск II бежал. В фортах стоял ещё гарнизон в 8000 человек, но всякая мысль о сопротивлении была оставлена, и Гарибальди бесстрашно въехал в город среди толпы, восторженно приветствовавшей его. Неаполитанские войска отступили на Капую, чтобы начать оборонительную борьбу на линии Вольтурно.

Между тем гарибальдийцы двинулись далее на север, но были оттеснены в Кайяццо. Ободрённая этим успехом неаполитанская армия перешла в наступление. Гарибальди, принявшему снова команду над своими войсками, лишь с трудом удалось заставить неприятеля отступить назад на Капую. Тут ему на помощь пришли войска Виктора Эммануила, встреча которого с Гарибальди произошла 26 октября в окрестностях Теано. После сдачи Капуи 2 ноября Виктор Эммануил въехал в Неаполь.

Завоевание Королевства Обеих Сицилий завершилось 13 февраля 1861 года, когда пьемонтским войскам сдалась Гаэта, удерживаемая сторонниками Франциска II. В марте того же года было образовано Королевство Италия.

Экспедиция тысячи

Экспедиция Тысячи (Italian Spedizione dei Mille) была событием итальянского Risorgimento, который имел место в 1860. Корпус волонтеров во главе с Джузеппе Гарибальди приземлился в Сицилии, чтобы завоевать Королевство Королевства обеих Сицилий, которым управляют Бурбоны.

Проект был амбициозным и опасным предприятием, стремящимся завоевать, с тысячей мужчин, королевством с большей регулярной армией и более влиятельным военно-морским флотом. Экспедиция имела успех и закончилась плебисцитом, который принес Неаполь и Сицилию в Королевство Сардинии, последнее территориальное завоевание перед созданием королевства Италия 17 марта 1861.

Морское предприятие было единственным желаемым действием, которое было совместно решено «четырьмя отцами страны» Джузеппе Маццини, Джузеппе Гарибальди, Виктор Эммануэль II и Камилло Кавоур, преследуя расходящиеся цели. Трудно определить истинного подстрекателя: Маццини желал освободить Mezzogiorno и Рим, в то время как Гарибальди хотел завоевать от имени Виктора Эммануэля II, Королевства Королевства обеих Сицилий и продолжить в Рим заканчивать единство Италии, и Кэвур хотел избежать любой ценой конфликта со своим французским союзником, Наполеоном III, который защитил Рим.

Экспедиция также приносит новую большую коллективную двусмысленность и недоразумение: для Гарибальди это должно достигнуть объединенной Италии; сицилийской буржуазии, независимая Сицилия как часть королевства Италия, и для массовых фермеров, конца притеснения и распределения земель.

События Экспедиции имели место в рамках полного процесса объединения Италии, которая была в основном организована Камилло Кавоуром, премьер-министром Сардинии-Пьемонта, как работа его жизни. После аннексии Великого Герцогства Тосканы, Герцогств Модены и Пармы и Романьи в Пьемонт в марте 1860, итальянские националисты нацеливаются на Королевство Королевства обеих Сицилий, которое включило весь южный материк Италия и Сицилию как следующий шаг к их мечте об объединении всех итальянских земель.

В 1860 Гарибальди, уже самый известный итальянский революционный лидер, был в Генуе, планируя экспедицию против Сицилии и Неаполя с тайной поддержкой Соединенного Королевства. Сицилийские лидеры, среди них Франческо Криспи, были недовольны Неаполитанским правилом по острову.. Кроме того, Великобритания волновалась подходами Неаполитанцев к Российской империи в попытке последнего открыть ее путь к Средиземному морю; стратегическое значение сицилийских портов должно было также быть существенно увеличено открытием Суэцкого канала. Это было также предложено (Лоренсо дель Бокой, среди других), что британская поддержка экспедиции Гарибальди была побуждена необходимостью получить более благоприятные экономические условия для сицилийской серы, которая была необходима в больших количествах для новых пароходов.

Поиск казуса белли

Королевству Сардинии-Пьемонта был нужен презентабельный казус белли, чтобы напасть на Королевство Королевства обеих Сицилий. Это было необходимо для палаты Савойи, которая, однако, никогда не давала объявления войны против королевства Бурбона, необходимого условия, так как это было среди требований, представленных Cavour. Единственное возникновение, которое удовлетворило бы это требование, было восстанием из. Такое событие чувствовало бы отчуждение людей династии, которая управляла в Неаполе и, особенно, неспособность Фрэнсиса Бурбона, чтобы гарантировать, в формах приемлемая государственная политика в их областях. Сицилия, как показано историей прошлых десятилетий, была плодородной почвой и либеральным югом, особенно те, которые возвращаются после амнистии, предоставленной молодым Королем, который работал в этом направлении в течение некоторого времени.

Экспедиция

Красные рубашки

В марте 1860 изгнание Розолино Пило призвало Джузеппе Гарибальди брать на себя ответственность за экспедицию, чтобы освободить южную Италию от правления Бурбонов. Сначала, Гарибальди был против него, но в конечном счете согласился. К маю 1860 Гарибальди забрал 1 089 волонтеров для своей экспедиции в Сицилию.

Большинство волонтеров прибыло из Ломбардии (434 волонтера). Другое значительное количество волонтеров прибыло из занятой Венеции (194 волонтера), Генуя (156 волонтеров) и Тоскана (78 волонтеров).There была приблизительно 45 сицилийскими волонтерами и 46 Неаполитанскими волонтерами — но только 11 из Рима и Папской области. Тридцать три (33) иностранца присоединились к экспедиции; среди них Истван Тюрр и три других венгра и четырнадцать (14) итальянцев из Трентино австрийской Империи. Большинство волонтеров было студентами и ремесленниками от низших классов.

1 089 волонтеров были плохо вооружены датированными мушкетами и были одеты в минималистскую униформу — состоящий из красной рубашки и серых брюк.

В течение ночи от 5 мая, небольшая группа во главе с Нино Биксио захватила два парохода в Генуе от судоходной компании Рубаттино, чтобы транспортировать волонтеров в Сицилию. Они сели на эти два судна, которые они переименовали Пьемонте Il и Il Lombardo, к соседним скалам в Quarto, где волонтеры (включая жену Фрэнсезо Криспи, Розали) загруженный для Сицилии.

Приземление в Сицилии

Суда пристали к берегу в Марсале, на самом западном пункте Сицилии, 11 мая, с помощью британских судов, существующих в гавани, чтобы удержать суда Бурбона. Lombardo подвергся нападению и погруженный только после того, как высадка была закончена, в то время как Пьемонте был захвачен. Приземлению предшествовало прибытие Франческо Криспи и других, у которых была задача получения поддержки местных жителей для волонтеров.

14 мая, в Салеми, Гарибальди объявил, что принимал диктатуру по Сицилии от имени короля Виктора Эммануэля II Сардинии.

Калатафими и Палермо

Mille выиграл первое сражение в Калатафими против приблизительно 2 000 Неаполитанских войск 15 мая. Сражение повысило мораль Mille и, в то же время, подавило Неаполитанцев, которые были плохо во главе с их часто развращаемыми более высокими чиновниками и начали чувствовать себя оставленный. Тем временем разряды Mille увеличились к 1 200 с местными мужчинами, присоединяющимися. 27 мая, с помощью популярного восстания, Mille осадил Палермо, столицу острова. Город был защищен приблизительно 16 000 мужчин, но они находились под запутанным и робким руководством генерала Фердинандо Ланцы, в возрасте 75 (вероятно, один из Неаполитанских чиновников, подкупленных с английскими деньгами, видит секцию Оценки).

В то время как две колонки Гэриболдинеса напали на периметр, часть населения, усиленного 2 000 заключенных, освобожденных от местных тюрем, повысилась против гарнизона. Когда его войска были отвезены от большинства их положений, Лэнза приказал, чтобы они бомбардировали город в течение трех дней, вызывая смертельные случаи 600 гражданских лиц. К 28 мая Гарибальди управлял большой частью города и объявил власть Бурбона свергнутой. На следующий день отчаянное Неаполитанское контрнаступление было отвезено, и Лэнза попросил перемирие. Однако, когда партия укрепления хорошо снабженных и хорошо обученных войск прибыла в город, ситуация стала очень серьезной для Гарибальди, который был спасен только решением Лэнзы сдаться. Через посредничество британского адмирала было подписано перемирие, и Неаполитанский флот оставил порт.

File:Battle Калатафими jpg|Battle Калатафими

File:Nodari Джузеппе, я mille attraversano il ponte Ammiraglio di Palermo.jpg|The тысяча креста Мост «Адмирала» в Палермо

File:Expedition Тысячи, Джузеппе Гарибальди в Претория-Сквер в Палермо, 1860.jpg|Garibaldi идет через освобожденный Палермо

Неаполитанское отступление и Сражение Милаццо

Войскам Бурбона приказали, чтобы продвинуться в восточном направлении и эвакуировать остров. Восстание, которое вспыхнуло в Катании 31 мая, во главе с Николой Фабрици, было сокрушено местным гарнизоном, но заказ уехать в Мессину означал, что у этого Неаполитанского тактического успеха не будет практических результатов.

В то время, когда только Сиракузы, Огаста, Милаццо и Мессина остались в королевских руках в Сицилии. Тем временем Гарибальди выпустил свой первый закон. Налог не собрал больше чем 20 000 войск, в то время как крестьяне, которые надеялись к непосредственному облегчению от печальных условий, до которых они были вынуждены землевладельцами, восстали в нескольких окрестностях. В Бронте, 4 августа 1860, друг Гарибальди Нино Биксио жестоко подавил одно из этих восстаний с двумя батальонами Redshirts.

Темп побед Гарибальди взволновал Cavour, который в начале июля послал ему предложение непосредственной аннексии Сицилии в Пьемонт. Гарибальди, однако, отказался сильно позволять такое движение до конца войны. Посланник Кэвура, Ла Фарина, был арестован и выслан из острова. Он был заменен более покорным Агостино Депретисом, который получил доверие Гарибальди и был назначен продиктатором.

25 июня 1860 король Франциск II Королевства обеих Сицилий выпустил конституцию. Однако эта последняя попытка примирить его умеренные предметы не пробудила их, чтобы защитить режим, в то время как либералы и революционеры стремились приветствовать Гарибальди.

В то время, Гарибальди создал Esercito Meridionale («южная армия&#187), укрепил другими волонтерами из Италии и некоторыми регулярными солдатами Piedmontese, замаскированными как «дезертиры». Неаполитанцы собрали приблизительно 24 000 мужчин для защиты Мессины и других крепостей.

20 июля Гарибальди напал на Милаццо 5 000 мужчин. Неаполитанская защита была галантна, но снова отсутствие координации и отказ Маршала Клэри, главнокомандующего армии в острове, чтобы послать подкрепление из Мессины предоставили Mille другую победу. Шесть дней спустя Клэри сдал город Мессину Гарибальди, оставив только 4 000 в цитадели и других фортах. Другие цитадели сдались к концу сентября.

Приземление и завоевание в Калабрии

19 августа мужчины Гарибальди выгрузились в Калабрии, движение, отклоненное Cavour, который написал Диктатору письмо, убеждающее его не пересечь пролив. Гарибальди, однако, не повиновался, акт, у которого было тихое одобрение короля Виктора Эммануэля.

Бурбонов было приблизительно 20 000 мужчин в Калабрии, но, кроме некоторых эпизодов как этот Реджио-Калабрии, которая была завоевана по высокой стоимости Bixio 21 августа, они предложили незначительное сопротивление, как многочисленные единицы армии Бурбона, расформированной спонтанно, или даже присоединились к разрядам Гарибальди. 30 августа заметная сицилийская армия, во главе с генералом Гио, была официально расформирована в Соверии Маннелли, в то время как только незначительные и рассеянные единицы продолжали борьбу. Неаполитанский флот вел себя похожим способом.

Конец

Король Франциск II был таким образом вынужден оставить Неаполь и укрепить себя в огромном

крепость Гаэты, в то время как последний стенд был настроен на реке Волтерно, к северу от Неаполя. 7 сентября Гарибальди овладел Неаполем с небольшим вредом (он вошел в город через поезд), провозглашенный как освободитель населением.

Тем временем Королевство Сардинии вторглось в Папскую область, побеждающую Центральную Италию (Исключенный Лацио) через немного сражений, таких как Сражение Кастельфидардо, и вошло в королевство Королевство обеих Сицилий, присоединяющееся к Джузеппе Гарибальди.

В решающем Сражении Volturnus (1 и 2 октября), Гарибальди, с силой 24 000 мужчин, не смог окончательно победить Неаполитанскую армию (приблизительно 25 000 мужчин). Только прибытие сардинской армии обязало последнюю организованную силу Бурбона окапываться в Гаэте.

Несколько дней спустя (21 октября) плебисцит подтвердил аннексию Королевства Королевства обеих Сицилий в Королевство Сардинии подавляющим большинством.

Конец экспедиции традиционно установлен с известной встречей в Teano (северная Кампания) между Виктором Эммануэлем и Гарибальди (26 октября 1860). Другие назначают вместо этого конец кампании к входу Короля в Неаполь 7 ноября.

Однако военная кампания еще не была полностью закончена, поскольку Франциск II протянул в Гаэте до февраля следующего года, когда он наконец сдался армиям во главе с Джузеппе Гарибальди и Энрико Чальдини, и уехал в изгнание в Папской области. Вскоре после того, в марте 1861, новое королевство Италия (Regno d'Italia) было формально установлено.

Гарибальди попросил, чтобы Король оставался в прежнем Королевстве обеих Сицилий в течение года как диктатор. Он также попросил, чтобы его чиновники были объединены в новой итальянской армии. Когда Виктор Эммануэль отказался принимать свои запросы, он возвратился в Caprera.

File:Battaglia del Volturno — combattimento ди Порта Романа, оборотная сторона Санта-Мария Maggiore — Perrin — litografia — 1861 (01) .jpg|Battle Volturnus

File:Grand вход Виктора Эммануэля и Гарибальди в Неапольский jpg|Grand вход Виктора Эммануэля и Гарибальди в Неаполь

File:REALISM ФРЕСКА 19TH.jpg|Meeting между Виктором Эммануэлем и Гарибальди в мосте Teano

Оценка

Экспедиция Тысячи традиционно была одним из самых знаменитых событий итальянского Risorgimento, процесса объединения Италии.

В следующих годах, повышение местного сопротивления (так называемый brigantaggio или бандитизм), требуемый однажды присутствие приблизительно 140 000 войск Piedmontese, чтобы обеспечить контроль над прежним Королевством Королевства обеих Сицилий. Традиционно, обработка brigantaggio получила отрицательное решение итальянских историков на строгом контрасте с героизмом, приписанным Гарибальди и его последователям; английский историк Денис Мэк Смит, например, указывает на дефициты и умалчивание источников, доступных для периода.

Экспедиция, кроме того, получила поддержку влиятельных великих землевладельцев южной Италии в обмен на обещание что их свойства быть оставленной неповрежденной в предстоящем политическом урегулировании. Многочисленные сицилийские крестьяне, однако, присоединились к Mille, надеющемуся вместо этого на перераспределение земли людям, работающим его. Последствия этого недоразумения стали очевидными в Бронте.

Высадка тысячи гарибальди в сицилии

500 знаменитых исторических событий

Решением Венского конгресса Италия была разделена на восемь государств, в большинство из которых вернулись прежние династии, правившие до установления французского господства. Почти все эти государства попали в сферу влияния Австрии. Ответом на это стала эпоха Рисорджименто — движение за объединение Италии и освобождение из-под австрийского гнета.

Одним из ведущих деятелей Рисорджименто был Джузеппе Мария Гарибальди. Он родился в 1807 г. в Ницце в семье моряка. С 15 лет Джузеппе плавал на торговых судах. Гарибальди внимательно следил за событиями в Италии, восстаниями в Модене, Парме и Болонье. Он пришел к мысли, что папство и Австрия мешают объединению Италии.

Огромное влияние на дальнейшую судьбу молодого моряка оказало знакомство в Марселе с руководителем тайной организации «Молодая Италия» Джузеппе Мадзини. Объединив десятки тысяч сподвижников по всей Италии, «Молодая Италия» должна была поднять страну на борьбу. В начале 1834 г. Гарибальди принял участие в заговоре так называемой «Савойской экспедиции».

Заговор завершился полным провалом. Гарибальди вынужден был бежать в Ниццу, а затем во Францию. За участие в заговоре власти заочно приговорили его к смертной казни. В 1835 г. Гарибальди эмигрировал в Южную Америку. Там в качестве командующего военно-морским флотом он принимал участие в борьбе за независимость республик Риу-Гранде (на юге Бразилии) и Уругвай.

Тем временем в Пьемонте король Карл Альберт решил использовать национальный подъем в своих целях. Были проведены реформы, утверждена умеренно-либеральная конституция. В воздухе витали идеи создания единого Итальянского государства. С 1847 г. в Турине либерал граф Кавур издавал газету «Рисорджименто» («Воссоединение»). Годом ранее был избран новый папа, Пий IX, который разрешил вернуться политическим эмигрантам. Гарибальди восторженно воспринял все эти перемены.

К его возвращению на родину накал освободительного движения начал спадать. Итальянцы терпели поражения от австрийцев. И Карл Альберт, и папа были напуганы размахом революционного движения. Гарибальди с отрядом добровольцев принял участие в австро-итальянской войне за только что образованную Миланскую республику. Радикализм Гарибальди привел к разногласиям с Мадзини, одним из правителей республики. Гарибальди выступал за установление диктатуры, полагая, что только она может разбить наступающих французов, пришедших защитить владения папы. 3 июля 1849 г. французы вошли в Рим. После этого Гарибальди с большим трудом пробился в Сан-Марино, где был арестован. Следующие пять лет он находился в изгнании, в 1850 г. перебрался в Северную Америку. В 1855-м Гарибальди вновь вернулся на родину.

Через три года в Италии начался новый подъем национально-освободительного движения. Кавур, возглавивший с 1852 г. пьемонтское правительство, готовил почву для войны за объединение Италии. Гарибальди он поручил командование корпусом альпийских стрелков. Гарибальдийцы под предводительством прославленного командира проявляли чудеса храбрости. Вскоре Милан и Ломбардия стали итальянскими.

В 1860 г. на юге Италии разгорелись народные волнения. Сначала поднялась Сицилия, потом все Неаполитанское королевство (оно же — Королевство обеих Сицилий). Гарибальди согласился возглавить экспедицию в Южную Италию, которая впоследствии стала известной как поход гарибальдийской «Тысячи» [116] . Экспедиция проводилась под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил». (В Пьемонте правил Виктор Эммануил II.)

В ночь с 5 на 6 мая 1860 г. два парохода с добровольцами вышли из Генуэзского залива и направились к берегам Сицилии. Пьемонтское правительство сделало вид, что просто не может помешать этому предприятию. Поход Гарибальди привел к освобождению Южной Италии от власти Бурбонов. Островитяне примкнули к отрядам знаменитого революционера.

На время Гарибальди стал диктатором Сицилии, он освободил политических заключенных, принялся за организацию школ и приютов, раздал часть государственных земель крестьянам. Гарибальди хотел вместе со своими волонтерами идти на Рим, чтобы завершить дело объединения Италии. Но в Неаполе он был остановлен Виктором Эммануилом II. Король Пьемонта и его первый министр считали, что поход Гарибальди в Папскую область может усложнить международное положение Италии, навлечь на нее гнев французов. В ноябре 1860 г. Гарибальди объявил о передаче власти в освобожденной им Южной Италии королю Виктору Эммануилу II.

Придя в очередной раз в правительство в январе 1860 г., Кавур тут же разослал дипломатическим агентам циркуляр, в котором заявлял, что пьемонтское правительство не в силах приостановить естественное течение событий. Речь шла, конечно, об объединении Италии. Королевские декреты 18 и 22 марта возвестили о присоединении к Сардинскому королевству Эмилии и Тосканы. Вслед за тем Кавур и французский уполномоченный подписали трактат о передаче Франции Савойи и Ниццы.

Читайте также  Аутлет на сицилии как добраться

Кавур признавал необходимым, чтобы регулярное правительство закончило дело, начатое революцией и Гарибальди, и решил овладеть папскими провинциями, отделявшими Северную Италию от Южной. Что и было достигнуто после непродолжительной кампании. Первый национальный парламент, созванный в Турине, высказался в поддержку политики Кавура. Лично став во главе армии, Виктор Эммануил 15 октября 1860 г. вступил на неаполитанскую территорию. 18 февраля 1861 г. в Турине собрались представители всех областей Италии, кроме Рима и Венеции, а в марте Виктор Эммануил был единогласно провозглашен королем Италии.

Завершение объединения Италии могло быть достигнуто лишь в результате ликвидации светской власти папы и освобождения Венеции из-под австрийского господства. В 1862 г. Гарибальди решил предпринять новый поход на Рим. Однако и на этот раз Виктор Эммануил II не поддержал его начинание. Наоборот, Гарибальди был объявлен мятежником и против него была направлена итальянская армия. У горы Аспромонте волонтеры Гарибальди столкнулись с войсками короля. В бою Гарибальди был тяжело ранен, взят под стражу и заключен в тюрьму, где находился до октября, после чего был амнистирован королевским указом. Вся эта история, безусловно, негативно повлияла на репутацию первого итальянского короля.

В течение нескольких лет итальянский двор, расположенный сначала в Турине, а затем во Флоренции, вел сложную дипломатическую игру с Францией, которая то поддерживала стремление итальянцев к обладанию Римом и Венецией, то опять поворачивалась к ним спиной. В 1866 г. правительство Виктора Эммануила II заключило договор с Пруссией и приняло участие в войне с Австрией. Итальянские войска потерпели тяжелое поражение от австрийцев, но Австрия была разбита прусской армией. Согласно Пражскому мирному договору Венецианская область была вначале передана Наполеону III, а затем вошла в состав Итальянского королевства.

В 1867 г. отряд Гарибальди предпринял еще одну попытку вторгнуться в Рим, но был встречен французскими войсками и разбит у Ментаны. И лишь осенью 1870 г. Рим был захвачен, во многом благодаря поражению Франции в войне с Пруссией. 20 сентября 1870 г. войска Виктора Эммануила вошли в Рим, который был объявлен столицей Итальянского королевства. Папа Римский сохранил власть только в Ватикане.

Некоторые историки вина утверждают, что на Сицилию виноградную лозу привезли представители микенской цивилизации. Впоследствии виноград вида vitis vinifera (именно из него делают вино) прижился и в других регионах Италии. Культура потребления вина на острове была неразрывно связана с культом бога Диониса. Праздники в честь этого бога сопровождались песнями, танцами и безудержными возлияниями. К VII-V веку до н. э. вино с Сицилии поставлялось в Грецию, Африку и Рим, куда напиток привозили по морю в амфорах.

Сбор урожая сатирами и менадами (аттическая чёрнофигурная ваза VI в. до н. э.) © Wikimedia Commons

Важно отметить, что вино того времени едва ли похоже на современные аналоги. Так, например, Плиний Старший писал, что вино было белым, сладким и с высоким содержанием алкоголя. Оно разбавлялось морской водой, также в него добавляли всевозможные специи.

Во времена господства арабов на Сицилии производство вина сильно сократилось. Тем не менее, надо отдать мусульманам должное: дистиллировать виноградные отжимки и получать из них винный спирт начали именно они. Кроме того, арабы завезли на остров сорт дзибиббо (разновидность муската), из которого делают восхитительное пассито (сладкое вино из увяленного на солнце винограда). Некоторые историки сходятся во мнении, что именно арабы познакомили сицилийцев с технологией in perpetuum, схожей с системой солера, применяющейся для производства хереса.

Восхождение марсалы на винный Олимп началось в 1773 году благодаря британскому торговцу из Ливерпуля Джону Вудхаузу. Как-то раз он отправился в торговый поход на бригантине «Елизавета» в город Мадзара-дель-Валло, расположенный на западном побережье Сицилии. Внезапная буря заставила его укрыться в бухте города Марсала. По воле случая Вудхауз и его команда решили продегустировать местное креплёное вино. Видимо, результатом англичане остались довольны, так как уехал Вудхауз с Сицилии с пробной партией из 50 бочек марсалы. В скором времени он объявил монополию на поставку этого вина в Англию.

Джон Вудхауз, ключевая фигура в истории марсалы

Сохранился манускрипт 19 марта 1800 года, подписанный адмиралом Горацием Нельсоном и Вудхаузом, — это первый контракт на поставку Марсалы на Мальту.

Одна из самых значимых виноделен марсалы ‒ Florio, основанная уроженцем Калабрии Винченцо Флорио. Вместе с сыном Иньяцио Флорио приобрёл большой участок земли между владениями Вудхауза и Ингэма и начал собственное производство, сделав акцент на качество. Вскоре винодельня Флорио стала ведущим производителем, а суда компании доставляли напиток по всему миру, успешно конкурируя с британцами.

Исторические бутылки марсалы Florio © Cantina Florio

Какое-то время Марсала использовалась в Австро-Венгрии, Италии, а также во времена сухого закона в США как лечебный препарат. Небольшие бутылочки марсалы Florio с надписью Tonic можно было найти почти в каждой аптеке Соединенных штатов.

В Российской Империи первое упоминание о марсале датируется 1846 годам благодаря императрице Александре Федоровне, супруге Николая I. Во время своего пребывания на Сицилии она оценила марсалу как одно из лучших тонизирующих средств.

Марсала также успела поучаствовать в объединении Италии. Джузеппе Гарибальди и его «Тысяча» использовали для высадки в порту Марсалы 11 мая 1860 года британские торговые суда, предназначавшиеся для перевозки этого вина. Известно, что Гарибальди пробовал марсалу, но её поклонником так и не стал. По легенде, ему пришёлся по вкусу лишь самый сладкий вид вина, впоследствии названный Garibaldi Dolce.

В начале XX века популярность марсалы продолжала расти. Ситуация изменилась после эпидемии филлоксеры (вредоносная тля), практически уничтожившей винодельческую индустрию. После этой трагедии марсала долго не могла встать на ноги. И лишь в последние годы итальянское правительство и Консорциум марсалы взялись за восстановление имиджа самого популярного креплёного вина Италии. И если конкурировать с сухими винами ей не удастся, то найти своего потребителя даже в России марсале точно под силу.

Текст:Дмитрий Лысенков

В январе 1861 года прошли первые выборы в парламент итальянского королевства. В Европе появилось новое государство, не уступающее размерами и мощью большинству великих державВечером 14 января 1858 года на французского императора Наполеона III, направлявшегося с супругой на премьеру оперы Россини «Вильгельм Телль», было совершено покушение.

«Тысяча» Гарибальди

Вся жизнь Джузеппе Гарибальди, великого борца за освобождение и объединение Италии,— непрестанное самоотверженное служение родине. Это был человек, полный обаяния, исключительной храбрости и неисчерпаемой энергии. «В лице Гарибальди, — писал Энгельс, — Италия имела героя античного склада, способного творить чудеса и творившего чудеса».

Гарибальди родился в Ницце в 1807 г. Он происходил из семьи потомственных моряков и сам в 25 лет уже стал капитаном торговой шхуны. Однажды, когда судно разгружалось в русском порту Таганроге, Гарибальди зашел в береговой кабачок, где собирались моряки. Там он услышал взволнованную речь неизвестного ему итальянского революционера-изгнанника. Обращаясь к итальянским матросам, оратор призывал вступать в тайное общество, ставившее своей целью освобождение Италии от иноземного владычества и объединение страны. Незнакомец говорил о том, что давно уже волновало самого Гарибальди: о былом величии Италии и ее теперешнем унижении; о ненавистном гнете австрийцев, захвативших часть страны; о произволе феодальных правителей в Италии, разорванной на несколько княжеств и королевств; о пытках и притеснениях, которым подвергают трудовой народ тираны-князья. Охваченный внезапным порывом, Гарибальди бросился к оратору со словами:

— Клянусь, что с этого момента я твой друг на всю жизнь!

Эта встреча изменила жизнь Гарибальди. Он принял участие в революционном заговоре. Восстание не удалось осуществить, так как заговор был раскрыт, и Гарибальди с трудом удалось скрыться от преследователей. Он был заочно приговорен к смертной казни.

В 1835 г. Гарибальди отправился в Южную Америку. Здесь он принимал горячее участие в борьбе крошечной республики Рио-Гранде против бразильской империи, а затем защищал Уругвай от диктатора Аргентины Розаса, который стремился уничтожить независимость этой республики и присоединить ее территорию к Аргентине. Однажды Гарибальди был захвачен аргентинским губернатором Милланом. Он бежал из плена, но вновь был схвачен и приведен к Миллану. Гарибальди заявил, что он скорее умрет, чем выдаст тех, кто помог ему бежать. Миллан подверг Гарибальди мучительной пытке. Ему связали руки за спиной, а к кистям привязали веревку и подвесили к потолку. «Назови сообщников», — требовал Миллан. Но Гарибальди в ответ плюнул в лицо своему мучителю. Через некоторое время, когда Гарибальди освободился из плена, случай отдал ему в руки Миллана.

— Я не желаю его видеть! Уберите его немедленно! — сказал Гарибальди, которому всегда было чуждо чувство личной мести.

Джузеппе Гарибальди.

Президент Уругвая наградил Гарибальди за его неоценимые заслуги перед республикой богатыми земельными владениями. Но Гарибальди отказался от награды. Он продолжал жить, как простой солдат. В его хижине часто не было света, так как не хватало денег на свечи. Таким бескорыстным оставался он всю жизнь.

В 1848 г. Гарибальди вернулся на родину.

В Италии уже началась революция. Народ поднялся на борьбу против феодальных порядков и против гнета австрийцев. Австрийцы были изгнаны из многих городов Северной Италии, римский папа бежал из своей столицы, народ Рима провозгласил республику. Гарибальди командовал добровольцами, защищавшими Римскую республику. Слава о его подвигах прокатилась по всей стране. Но объединившиеся австрийские, французские и неаполитанские войска сумели подавить революцию. Гарибальди был вынужден вновь покинуть родину.

Несколько лет он провел в эмиграции. Ему приходилось работать простым рабочим на свечной фабрике в Нью-Йорке и снова плавать капитаном торгового судна.

Его родина оставалась раздробленной. Но на севере Италии усилилось Сардинское королевство (иначе Пьемонт). В нем у власти стоял министр Кавур, выражавший взгляды крупной буржуазии и помещиков. Эти классы боялись революционного движения масс, они хотели объединить Италию без революции, так, чтобы сохранить в объединенной стране монархию — власть сардинского короля Виктора-Эммануила II. Кавур рассчитывал на помощь императора Франции Наполеона III, враждебно относившегося к Австрии.

В интересах народа Италии нужно было изгнать чужеземцев из страны, свергнуть власть всех итальянских монархов и превратить Италию в единую демократическую республику.

В 1859 г. Пьемонт начал в союзе с Францией войну против Австрии. Чтобы сделать войну популярной, Кавур пригласил народного героя Гарибальди встать во главе корпуса добровольцев. Хотя правительство Пьемонта не дало добровольцам ни пушек, ни достаточного количества боеприпасов, Гарибальди одержал ряд блестящих побед над австрийцами.

Основные силы Австрии были разбиты войсками Франции и Пьемонта. Австрия вынуждена была отказаться от Ломбардии — крупной области на севере Италии. Ломбардия перешла к Пьемонту. В государствах Центральной Италии — Парме, Модене и Тоскане — народ восстал и добился объединения их с Пьемонтом. Так, Центральная Италия и значительная часть Северной Италии были объединены в одно государство, но Венеция продолжала оставаться под австрийским владычеством. Юг Италии и Сицилия были еще под властью реакционного неаполитанского короля из династии Бурбонов. Римом и прилегающей к нему областью управлял римский папа. Кавурсам не решился организовать наступление на Южную Италию, но это сделал революционный народ.

В начале 1860 г. Гарибальди узнал, что в Сицилии началось восстание против власти Бурбонов. Тысячи людей в Италии ждали сигнала Гарибальди, чтобы прийти на помощь Сицилии. Гарибальди поспешил в Геную — портовый город. Со всех сторон к нему стекались юноши-добровольцы. Гарибальди отобрал тысячу волонтеров (добровольцев). Состав «тысячи» был разнороден: рабочие, матросы, рыбаки, студенты, офицеры. В начале мая «тысяча» приготовилась к отплытию.

В мае гарибальдийцы высадились в Сицилии. Население с ликованием встречало их как своих освободителей. Гарибальди опубликовал воззвание: «Сицилийцы! Теперь мы с вами, и единственно, к чему мы стремимся, — это к освобождению нашей земли. Все к оружию. Сицилия еще раз покажет миру, как мощная воля объединенного народа освобождает страну от угнетателей».

Борьба за объединение Италии.

На помощь Гарибальди отовсюду собирались партизаны. Они были вооружены пиками, саблями, ножами, старинными ружьями. В начале экспедиции на некоторых гарибальдийцах были надеты красные рубахи. В Сицилии такие рубахи стали формой бойцов отряда Гарибальди. «Они внушали доверие друзьям и страх врагам», — писал впоследствии Гарибальди. Он приказал изготовить возможно большее количество красных рубах и распределить их среди бойцов. Его отряд так и стали называть — «тысячью краснорубашечников».

«Тысяча» двинулась к столице Сицилии — городу Палермо. Бурбонское правительство выслало навстречу 3,5 тыс. солдат с четырьмя орудиями. На пути к Палермо королевские войска заняли возвышенность около городка Калатафими и сильно укрепились. Гарибальди, заняв удобную позицию, решил выждать врага.

Наступление начали солдаты Бурбонов. Гарибальди выслал вперед отряд юношей, чтобы отбить атаку и захватить у врага пушки. Гарибальдийцы с криками: «Да здравствует Италия!», «Да здравствует Гарибальди!» — бросились со штыками наперевес навстречу королевским солдатам.

«Целью нападения, — писал позднее Гарибальди в своих «Мемуарах» (воспоминаниях), — было обратить в бегство неприятельский авангард и отбить две пушки. В наши намерения не входило напасть на грозные позиции, занятые крупными силами неприятеля. Но кто мог удержать доблестных добровольцев после того, как они опрокинули врага? Напрасно трубили сигнал остановиться — наши его не слышали… Теперь нельзя было терять времени, иначе… отряд был бы обречен на гибель. Я приказал немедленно трубить генеральное наступление».

Преодолев под яростным огнем неприятеля равнину у подножия горы, гарибальдийцы начали штурм. Склоны горы, на которую взбиралась «тысяча», состояли из семи террас и крутых обрывов между ними. Под градом пуль и ядер «тысяча» с удивительным мужеством, в едином боевом порыве двигалась вперед, занимая одну террасу за другой.

Гарибальди находился в самой гуще боя. В широкополой шляпе сомбреро, с саблей в руке Гарибальди, несмотря на свои 53 года, ловко карабкался по крутым склонам и всегда появлялся в самом опасном месте. Он подбадривал волонтеров, с ласковыми словами обращался к раненым.

Гарибальдийцы то здесь, то там слышали его звучный голос: «Аванти!» («Вперед!»). Бойцы «тысячи» старались сделать все возможное, чтобы уберечь любимого вождя. В напряженный момент боя несколько юношей вырвались вперед и, теснясь друг к другу, окружили Гарибальди плотной стеной.

Сражение продолжалось уже более 5 часов. Гарибальдийцы добрались почти до вершины горы, осталось преодолеть последний уступ. Офицеры и солдаты Бурбонов, укрываясь за скалами, в упор расстреливали наступающих. Перед штурмом последнего уступа гарибальдийцы остановились. Даже самые храбрые заколебались. Их осталось не более трехсот.

— Генерал, я боюсь, придется отступать, — прошептал один из командиров, нагнувшись к Гарибальди.

— Нет, — спокойно возразил Гарибальди. — Нет! Тут, на месте решается судьба Италии: она будет единой или мы все умрем.

И, обращаясь к бойцам, Гарибальди воскликнул:

— Еще одно усилие, дети мои, в последний раз! Несколько минут отдыха, а потом все в атаку!

Гарибальдийцы бросились вперед, и неприятель, не выдержав, бежал. «Тысяча» вступила в Калатафими, встреченная бурей приветствий.

«Что значат все невзгоды, лишения и опасности, — писал впоследствии Гарибальди,— если они вознаграждаются подобной горячей благодарностью освобожденного народа».

Битва при Калатафими имела большое моральное и военное значение. По словам Энгельса, это был «один из наиболее удивительных военных подвигов нашего столетия».

Армия Гарибальди, освобождая Сицилию, росла с каждым днем. Изгнав Бурбонов с острова, Гарибальди перенес военные действия в Южную Италию. Войска Бурбонов разбегались при одном слухе о приближении армии Гарибальди. Был освобожден Неаполь.

Опираясь на поддержку народных масс и свой безграничный авторитет, Гарибальди мог бы до конца довести народную революцию, объединить всю Италию революционным путем и установить в ней республику. Он искренне стремился отстоять интересы народа, но не знал, как это лучше сделать. Поддавшись влиянию буржуазных кругов, Гарибальди согласился передать власть над десятимиллионным населением освобожденной Южной Италии королю Пьемонта Виктору-Эммануилу. Гарибальди сам сопровождал Виктора-Эммануила при въезде в Неаполь.

Виктор-Эммануил и Кавур самым оскорбительным образом обошлись с Гарибальди. Отряды его были распущены. Сам народный герой был вынужден уехать домой (на остров Капреру).

Гарибальди еще не раз принимал участие в военных действиях. Блестящими победами над австрийцами в войне 1866 г. он помог Италии вернуть Венецию.

В 1870 г. Гарибальди вместе со многими старыми товарищами по оружию — бойцами прославленной «тысячи» — сражался во Франции против захватчиков-пруссаков (см. стр. 398). Гарибальди открыто выразил сочувствие Парижской коммуне, когда буржуазия всех стран предавала ее проклятию.

До конца своих дней Гарибальди оставался врагом деспотизма и неподкупным защитником угнетенных народов.

Гарибальди умер в 1882 г.

Имя его стало знаменем борьбы за национальную независимость и свободу. Когда в 1936 г. в Испании вспыхнул фашистский мятеж, один из героических батальонов борцов против фашизма носил имя Гарибальди. В годы второй мировой войны итальянский народ во главе с коммунистами создал партизанские гарибальдийские бригады, ставшие главной силой народного сопротивления фашизму.

В нашей стране высоко чтут память великого сына итальянского народа.

В Таганроге, на берегу Азовского моря, воздвигнут обелиск Гарибальди. На нем надпись: «В 1833 году Джузеппе Гарибальди, находясь в Таганроге, поклялся посвятить свою жизнь делу освобождения своей родины — Италии. Под руководством национального героя Италии Джузеппе Гарибальди страна была освобождена и воссоединена».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Экспедиция Тысячи — что это такое

Экспедиция Тысячи (итал. Spedizione dei Mille ) — военная кампания революционного генерала Джузеппе Гарибальди, а затем и регулярных сардинских войск [it] в 1860—1861 годах. Гарибальди с отрядом волонтёров, высадившись на Сицилии, а затем на юге Апеннинского полуострова, нанёс ряд поражений Королевству обеих Сицилий, в результате чего его территория была аннексирована Сардинским королевством и вошла в состав объединённого Королевства Италия.

При поддержке:

При поддержке:

Волонтёры Гарибальди:
1162 чел. (при отправке на Сицилию)
20 тыс. чел. (при высадке на юге Апеннинского п-ва)
35 тыс. чел. (на заключительном этапе)

Войска Королевства обеих Сицилий:
50 тыс. чел.

2,5 тыс. убитых и раненых

3 тыс. убитых и раненых

Содержание

Экспедиция была частью кампании по объединению Италии, вдохновляемой председателем Совета министров Сардинского королевства [it] Камилло Кавуром. С августа 1859 по март 1860 годов Сардинское королевство присоединило, по итогам плебисцитов, к своей территории Объединённые провинции Центральной Италии. По условиям Цюрихского мирного договора с Австрийской империей к Сардинскому королевству переходила Ломбардия.

Следующим этапом объединительной кампании должно было стать завоевание Королевства Обеих Сицилий, занимавшего южную часть Апеннинского полуострова и остров Сицилия.

3 апреля 1860 года в районе столицы Сицилии Палермо вспыхнуло восстание [it] , которое начало распространяться на другие районы Сицилии, а затем и на остальную территорию Королевства обеих Сицилий. Гарибальди и его волонтёры захватили в генуэзском порту пароходы «Пьемонт» [it] и «Ломбардия» [it] , и в ночь с 5 на 6 мая направились, для помощи восставшим, к берегам Сицилии. Чтобы не дать обвинить себя в неподчинении власти, Гарибальди выступал от имени сардинского короля Виктора Эманнуила II и под флагом Сардинского королевства, фраза «Италия и Виктор Эммануил» стала лозунгом волонтёров. Председатель Совета министров Кавур, в ответ на запрос британского правительства, так сформулировал свою позицию в отношении похода Гарибальди:

Правительство короля сожалеет об этом предприятии: оно не может ему помешать, но и не помогает ему; оно не может также с ним бороться.

11 мая Гарибальди, заручившись поддержкой влиятельных сицилийцев, оппозиционно настроенных к королю Обеих Сицилий Франциску II, в частности Франческо Криспи, и британского флота, с отрядом добровольцев численностью 1089 человек высадился в порту [it] Марсала, на западе Сицилии. К нему начали примыкать местные повстанцы.

15 мая «тысяча», численность которой увеличилась до 1,5 тысячи человек, при Калатафими [it] встретилась с 3-тысячным неаполитанским отрядом генерала Франческо Ланди [it] . Во время сражения Гарибальди произнёс знаменитую фразу:

Здесь мы создаём Италию или умираем.

Исход сражения был неопределённым, потери сторон были приблизительно равны: 32 убитых и 174 раненных у Гарибальди, 36 убитых и 150 раненных у Ланди. Но после сражения моральный дух неаполитанских войск, и до того невысокий, резко упал, а у гарибальдийцев, наоборот, возрос, поскольку они показали себя решительными и храбрыми солдатами, способными на равных сражаться с регулярными частями противника. Авторитет Гарибальди среди сицилийцев резко увеличился, что привело к постоянному притоку в его отряд местных повстанцев. Вскоре численность отряда революционеров выросла до 1,2 тысячи человек.

Читайте также  Что посмотреть в палермо сицилия

Вести о высадке Гарибальди и битве при Калатафими быстро распространялись по острову. Восстание разгоралось. 16 мая в Партинико, в районе Палермо, в ходе стихийного столкновения [it] с частями правительственных войск, восставшие убили 40 солдат и неизвестное число гражданских лиц, подозреваемых в сочувствии королю.

27 мая Гарибальди осадил Палермо [it] . Хотя гарнизон города во много раз превышал численность его отряда, участие на стороне Гарибальди народных масс и освобождённых из тюрем заключенных вынудило неаполитанские войска 30 мая сложить оружие. Победа гарибальдийцев, одержанная над многократно превосходящими силами противника, была настолько невероятной, что ходили слухи о подкупе командования гарнизона британцами. Гарибальди объявил о низложении Франциска II и провозгласил себя диктатором Сицилии [it] .

После сдачи Палермо неаполитанские войска отступили в восточную часть острова, под их контролем оставались лишь Сиракузы, Аугуста, Милаццо и Мессина. 17—24 июля Гарибальди с 6 тысячами волонтёрами разбил в битве при Милаццо [it] 3,4-тысячный отряд полковника Фердинандо Беневентано дель Боско [it] . 27 июля Мессина, за исключением Королевской цитадели [it] , была очищена от неаполитанских войск. 1 августа под контроль восставших перешли Сиракузы и Аугуста. Гарибальди, войска которого насчитывали около 20 тысяч человек, овладел всем островом.

В руках Гарибальди оказалось собственное государство, в котором он пытался провести ряд преобразований: освободил политических заключённых, организовывал школы и приюты, раздал часть государственных земель крестьянам. Но частная собственность, в том числе собственность дворян и церкви, оставалась в неприкосновенности, что вызывало вспышки недовольства в среде сицилийского крестьянства и городских низов. В частности, 2 августа в городе Бронте начались беспорядки [it] , входе которых было убито 16 человек из числа дворян, офицеров, интеллигенции и священнослужителей. На подавление волнений Гарибальди отправил своего соратника Нино Биксио. 10 августа Биксио восстановил в Бронте порядок, приказав расстрелять пятерых участников беспорядков.

Несмотря на то, что Гарибальди продолжал действовать от имени Виктора Эманнуила II, он не спешил передавать Сицилию Сардинскому королевству. У него возникли разногласия с представителем Кавура Джузеппе Ла Фарина, присланным на Сицилию с целью подготовки присоединения острова к Сардинскому королевству. В июле Ла Фарина покинул Сицилию. Ему на смену Кавур направил Агостино Депретиса, которого 20 июля Гарибальди назначил вице-диктатором. Однако в сентябре Депретис, из-за разногласий с Франческо Криспи, также покинул Сицилию. Своё нежелание присоединять Сицилию к Сардинскому королевству Гарибальди объяснял так:

Провозглашение единого Итальянского государства и Виктора Эммануила его королём не должно произойти раньше, чем борющийся народ Италии от самой Сицилии не дойдет до Рима, будущей итальянской столицы. немедленное же присоединение южных земель означало бы отделение одной части Италии от другой. Мы хотим видеть Италию единой, а Виктора Эммануила её королём!

19 августа под прикрытием сардинского флота [it] Гарибальди высадился в порту [it] Мелито в Калабрии. 21 августа он одержал победу над генералом Карло Джаллотти при Пьяцца-Дуомо [it] в районе города Реджо.

Оставив свои войска в Салерно, Гарибальди 7 сентября в сопровождении только нескольких офицеров своего штаба прибыл в Неаполь, откуда накануне бежал в Капую король Франциск II. В фортах ещё стоял гарнизон в 8 тысяч человек, но всякая мысль о сопротивлении была оставлена. Гарибальди въехал в Неаполь, под восторженные приветствия горожан.

26 сентября — 2 октября Гарибальди разгромил превосходящую по численности армию генерала Джиозу Риттуччи [it] в битве у реки Вольтурно.

16 октября неаполитанские войска при Петторано [it] нанесли поражение отряду волонтёров во главе с полковником Франческо Нулло. Но этот успех не изменил общий ход боевых действий.

Гарибальди собирался, после окончательного разгрома войск Франциска II, идти на Рим. Но Кавур и Виктор Эммануил II считали, что поход Гарибальди в Папскую область и взятие им Рима могут осложнить международное положение Сардинского королевства, вызвав недовольство французского императора Наполеона III, под особой защитой которого находился папа римский Пий IX.

В направлении Неаполя была отправлена регулярная сардинская армия под командованием Виктора Эммануила II и генерала Энрико Чальдини. 18 сентября Чальдини нанёс поражение папским войскам генерала Кристофа Жюшо де Ламорисьера при Кастельфидардо [it] . 24 сентября сардинский корпус генерала Манфредо Фанти [it] осадили Анкону [it] , где после поражения укрылся генерал Жюшо де Ламорисьер, ранее, 18 сентября, блокированную сардинским флотом вице-адмирала Карло Персано. Уже 29 сентября Анкона капитулировала. Войска Сардинского королевства заняли восточную часть Папской области — Марку и Умбрию, тем самым объединив север и юг Италии. Под властью папы остался только Лаций — небольшая территория в районе Рима. Вступив на территорию Королевства обеих Сицилий, Чальдини 17 октября нанёс поражение неаполитанскому генералу Луиджи Скотти Дугласу [it] у перевала Макероне [it] в районе города Изерния.

21 октября в Королевстве обеих Сицилий, на территориях находящихся под контролем Гарибальди, были проведены плебисциты, по результатам которых Королевство обеих Сицилий становилось частью Сардинского королевства.

26 октября в Кампании, в районе города Теано состоялась встреча Гарибальди и Виктора Эммануила II [it] . Лидер волонтёров сложил с себя диктаторские полномочия и объявил о передаче власти в Южной Италии сардинскому королю.

29 октября Виктор Эммануил II и генерал Чальдини нанесли поражение Франциску II в битве на реке Гарильяно [it] . 2 ноября капитулировала Капуя [it] . Франциск II бежал в Гаэту. 7 ноября Виктор Эммануил II, в сопровождении Гарибальди, въехал в Неаполь. 9 ноября Гарибальди выехал в своё поместье на острове Капрера.

4 ноября, по итогам плебисцитов, в состав Сардинского королевства официально вошли Марка и Умбрия.

5 ноября генерал Чальдини осадил Гаэту [it] , блокированную с моря вице-адмиралом Персано, которая капитулировала 13 февраля 1861 года. После капитуляции Франциск II и его супруга Мария София Баварская выехали в Рим. На юге Апеннинского полуострова продолжал сопротивляться сардинским войскам только гарнизон Чивителла-дель-Тронто, осаждённый [it] ещё 26 октября прошлого года. 12 марта Чальдини принял капитуляцию гарнизона Королевской цитадели в Мессине. 17 марта Cардинское королевство переименовано в Королевство Италия. 20 марта капитулировал гарнизон Чивителла-дель-Тронто. Активные боевые действия завершились. Но до 1870 года на юге Италии продолжались вооружённые столкновения [it] королевских войск с восставшими крестьянами, сторонниками Франциска II и уголовными бандами.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock
detector